Глава IV. Разлом

Шмель прижался спиной к большому каменному валуну и иногда выглядывал, всматриваясь в круги бинокля на разрушенную деревню. Этому активно препятствовали стволы темных деревьев-гигантов, которые также не избежали мутаций. Тополи-мутанты! Сталкер поймал себя на этой мысли и слегка улыбнулся. На самом деле он знал, что листья и корневая система будут представлять огромный интерес для ученых-ботаников, так как сильно отличаются от «оригиналов» своих на Большой земле. Активно продолжая осмотр, долговец всё же смог увидеть очертания разрушенных домов и убедился, что снаружи никого из живых нет. Это было весьма хорошо, дорогу можно было пересечь, не опасаясь стрельбы с представителями мафиозного мира. Шмель обернулся на чей-то голос. Это был Змей. Он вместе с Леоном ходил на разведку к бывшему механизированному двору, а Крюк и Седой ждали неподалёку на тропинке.
— Ну что там? — спросил Шмель.
— Всё чисто, «Ренегатов» нет, никого нет, — опередив Крошина, протараторил Леон. За время этой недолгой разведки он ужасно измучил Змея вопросами, начиная от философских и заканчивая самыми, что ни есть глупыми. Он даже просил охотника научить его особым приёмам, на что Крошин ответил: «Не знаю таких!»
— Всё чисто, — подтвердил Змей.
— Тогда переходим? Сейчас и бегом через мост, если там нет аномалий, — предложил Шмель и потёр рукой по лбу.
— Да через мост. Аномалий нет. Зови Седого.
— И Крюка! — снова влез Леон.
— Да. И его.
Шмель тихо зашагал в сторону тропинки и через некоторое время вышел оттуда вместе с Седым, что немного похрамывал на правую ногу, и Крюком. Змей жестом указал в сторону дороги и первый же вышел на неё. Трусцой преодолел мост по диагонали и, как только тот закончился, резко свернул налево под укрытие коричневато-жёлтого кустарника. Затем приподнялся и, махнув рукой, быстро сник. Леон и Крюк лёгким спринтом преодолели простреливающиеся пространство и присоединились к Змею.
— Давай я помогу перейти тебе! — предложил Шмель.
— Иди сам, — отмахнулся бородатый сталкер.
— Седой? — взгляд Шмеля стал вопросительным и чрезмерно тяжёлым и убеждающим.
— Я сказал сам! — Седой даже покраснел, — я знаю ты меня в беде не оставишь, но сейчас не та ситуация.
— Понял.
Шмель подбежал к дороге. Снова посмотрел на разрушенный посёлок и рядом стоящий ржавый «КамАЗ», а затем в небо, где, шумно каркая, пролетела черная стая ворон. Выскочил на дорогу и быстро примкнул к Змею. Седой, всё так же похрамывая, с «калашом» на перевес вышел на дорогу и довольно быстро зашагал к остальным. Топот становился всё быстрее и Змей снова заметил удивительной ловкости клановца, он шагал с раненой ногой ровно и уже не хромал. Когда сталкер перебрался, Крошин уже захотел спросить его, как он это делает, но оставил разговор на потом.
— Итак, до дорожки к НИИ Агропрому осталась совсем ерунда, собрали последние силы и делаем решающий рывок! — Крошин указал рукой в сторону НИИ.
— Эхх… погнали! — одобрительно кивнул Седой.
Отряд короткими рывками пробирался сквозь заросли по тонкой тропе. Змей на ходу вытащил ПДА и заглянул на карту. Красная точка была уже совсем близко, что прибавило уверенности охотнику в то, что всё же удастся найти логово Дьявола. На очередном углу «стены» из листьев и ветвей резко затрещал дозиметр, слившись воедино с «пением» детектора аномалий.
— Стойте!
— Что не так? — возмутился Крюк.
— Шмель ты разбираешься в аномалиях, иди вперёд и посмотри, — Крошин немного отодвинул рукой ветви.
Шмель, делая аккуратные шаги, подобрался ближе. В его руке уже было зажато три болта между пальцев. То, что увидел долговец, не часто встретишь в Зоне. Редкая, опасная и незаметная издали аномалия — «Разлом». Небольшой участок черной земли с глубокими расщелинами, из которых медленно подымались вверх точечки искр. Над аномалией висел искривлённый воздух и чувствовался запах гари. Иногда аномалию называли «Чёрный Ад», понятно, что такое название получила неспроста. Настолько зловеще она выглядела! Шмель сделал шаг назад и кинул один из болтов на два-три метра вперёд. Ржавый кусок железа упал в адскую бездну, и оттуда сразу же вынеслось тысячи огненных нитей, образуя по форме столб. Словно «Жарка», но температура в разы больше. Сталкеры прикрыли глаза, и отошли еще дальше. Сильно жгло лицо, а свет очень слепил. Болты Шмелю кидать уже не хотелось, сквозь звук пищащих детекторов послышался его голос:
— «Разлом» или «Ад»… аккуратно по краю, одно неверное движение и все зажаримся как в микроволновке!
Все молча кивнули и последовали примеру Шмеля, который уже обходил аномалию. За спиной у сталкеров была радиоактивная водная гладь, справа — дорога и какие-то сельскохозяйственные постройки, впереди смертельно опасная аномалия, и только слева дорога к Агропрому. После каждого шага, Шмель кидал новый болт и делал следующий. Из расщелин потянуло запахом серы и искр стало вдвое больше. «Разлом» словно чувствовал движение поблизости. Шмель уже вышел из опасного участка и остановился перевести дух. Остальные всё так же осторожно шли боком и глядели на аномалию, как из-за их спин послышался звериный рев, хлюпки воды и шуршание камыша. Эти звуки привели долговцев в ступор, но Змей уже сообразил что происходит.

* * *

Крюк едва хотел обернуться, но мысли опередили его: «Что-то не так. Боль. Боль! Откуда, откуда она, боль» — сталкер медленно опустил взор вниз. Из груди торчала окровавленная конечность, когтями сжимая вырванный орган, с него на землю падали тёмные нити крови. В глазах всё поплыло, в затылок что-то холодно дышало. Глаза закрылись. В мыслях секундами пролетали эпизоды жизни. Мать. Отец. Детство. Любовь. Боль. Зона. Крюк ощутил, как его мощным движением подбросило в воздух, мгновение, и тело окутала холодная пучина воды, унося в тёмную бездну последние лучи жизни, жизни сталкера, нет! Человека!
— Крюк! — прокричал Седой в прыжке, испуская рожок в монстра. Пули входили в тело, но раны мгновенно затягивались. Зверь взмахнул исполинской лапой и отбросил долговца в кустарник.
Шмель на присядках палил свинцом из дробовика Змея, а сам охотник тем временем возился с рюкзаком. Наконец-то зверь сам пришёл к нему. Даже не зверь — «дьявол»! И охотник был готов. Пусть не полностью, но готов. Винчестер издавал хлопки всё чаще, что означало приближение мутанта. «Еще чуть-чуть и я буду готов, встретится с тобой лицом к лицу!»
Массивное тело взмахнуло в небо и обрушилось в шаге от Леона, остолбеневшего от страха и увиденного. Монстр уставился в глаза долговца, холодными, черным взглядом. Разинув пасть, ужасающе взревел и головой откинул Леона в сторону. В сторону «Разлома». Шмель на мгновение прекратил стрельбу. Как же он хотел помочь парню! Но был далеко и не успел бы. Всё такое же испуганное лицо скрылось во тьме расщелины аномалии, а после вверх поднялся столб огня. Снова обернувшись, долговец обнаружил себя в непосредственной близости к мутанту. Только теперь заметил Шмель, насколько похож известный на всю Зону «Болотный Дьявол», на обычную химеру. Вот только был он немного другим. В два раза больше, с черной, бугристой кожей и алым паром из глаз. «Дьявол» подбирался к шмелю, перебирая лапами и махая головой. После каждого взмаха в воздухе оставалась красная полоска то ли свечения, то ли пара. Сталкеру стало не по себе. Он стянул с плеча «Грозу» и судорожно нажал на курок. Переполненный эмоциями, за погибших друзей Шмель так и не отжал его. Автомат издавал сухие щелчки, но не дозы свинца.
— Отойди! — локтём отодвинул Змей долговца и устремился к мутанту. В его левой руке излучал мягкий свет и сверкал тонкими молниями артефакт «Лунный свет», в правой сжимался небольшой топорик, что Крошин взял с собой. Змей лёгким движением прошёлся лезвием по артефакту и тот словно пробитый мяч съежился. Из артефакта начала медленно вытекать светло синяя жидкость, схожая с зёлёным «Студнем». Она тонкими ручейками опустилась на лезвие топора, полностью его покрыв. После этого Змей откинул уже негодный артефакт в сторону. Мутант не двигался и тяжело дышал. Змей взмахнул топор. «Стой, охотник! Стой» — прогудело в голове Крошина и он замер. «Стой…. Иди…иди со мной…иди. Смоуг доведёт тебяяяя…..Иди…только идииии…» — снова послышался странный шепчущий голос, разрывая все мысли, убивая волю. Змей закрыл и снова открыл глаза, убедившись, что пасть «Дьявола» закрыта. Голос усиливался. Принуждал. Крошин сделал шаг вперёд. «Даааа….даааа….идём…Смоуг приведёт тебя…» — повторялся эхом голос. Мутант начал сдавать назад к болоту, маня за собой Змея. Рука с топором бессильно опустилась. Была слышен только голос.
— Нет! Змей! Не иди! Остановись! — закричал в ужасе Шмель. Его крик озарился громом в голове Крошина, разогнав все манящие слова мутанта. Сталкер пришёл в себя и немедленно метнул топор в «Дьявола». Лезвие впилось в тушу и с него потекли струйки жидкости артефакта. Там где они протекали сжигалась кожа, внутренности, съедая всё подобно кислоте. Мутант завопил и неуловимо скрылся в водной пучине. Крошин повернулся к Шмелю:
— Спасибо.
— Тебе спасибо! Вот только… — отозвался долговец.
— Да. Мы не смогли бы помочь им.
— Это я виноват!
— Да брось, Зона и виновник, и судья.
Диалог прекратился и Змей присел на мягкую траву, устремив взгляд к земле. Шмель подошёл, и слегка хлопнув его по плечу, уселся рядом.
— Вы живы тут? — послышался неспокойный голос из кустарников, вслед за которым появился Седой, а за ним вышло трое сталкеров в синих бронекостюмах.
— Седой, хоть ты жив, — тускло ответил Змей. Шмель же расплылся в широкой улыбке, но тут же скрыл её, завидев незнакомцев.

Категория: Виталий Деревяченко - Серебряная полночь | Дата: 17, Октябрь 2009 | Просмотров: 654