Глава 11. Химеры

Вопреки моим ожиданиям, мы двинулись через брошенный город не к Радару, а наискосок, к западной окраине. Похоже, поспешая к бару «Сталкер», на каком-то этапе мы обогнали обессилевших похитителей, которые так и не успели попасть в условленное место до наступления ночи. Теперь мы, видимо, двигались им навстречу. Уже совсем стемнело, однако в безумном небе Зоны среди облачных жгутов и спиралей почти взошла полная луна – размерами вдвое больше, чем полагается в здешних широтах. Поэтому в кромешную темноту погрузились лишь угрюмые заросли, которые когда-то были чахлыми городскими рощицами и скверами. Радиационное заражение и аномальное поле Зоны превратило их в настоящие джунгли, в глубине которых время от времени что-то шевелилось и шуршало.
Когда мы вышли за пределы территории, которую контролировали снайперы темных, нам стали попадаться зомби. Они опасливо смотрели нам вслед из заполненных чернильным мраком подъездов. В светлое время суток их здесь было гораздо больше, но сейчас они в основной массе разбрелись по квартирам и изображали глубокий здоровый сон. Неизвестно, что заставляло зомби стекаться в Мертвый город и неумело имитировать, будто они все еще живут нормальной жизнью. В других уровнях Зоны такого необычного поведения у них не наблюдалось.
Где-то невдалеке, в паре кварталов от нас, раздался душераздирающий вопль, а потом яростное рычание. По-видимому, на какого-то зомби напал голодный мутант. Несколько мгновений оттуда доносился шум схватки, а затем раздался выстрел. После паузы выстрелили еще раз, и шум стих. Некоторые зомби продолжали повсюду таскать с собой огнестрельное оружие и порой даже умело пускали его в ход.
Не исключено, впрочем, что это был какой-то мародер, слишком поздно забредший в Мертвый город, или вольный бродяга, собиравшийся заночевать в «Сталкере». Однако на ПДА нам не упало очередного некролога – значит, точно не сталкер.
– Сегодня будет выброс, – внезапно проговорил Варвар, пристально вглядываясь в темноту впереди.
– А? – встрепенулся я.
Вот уже четверть часа мы продвигались в полном молчании. Варвар с фонариком шагал первым, иногда заставляя нас по широкой дуге огибать коварные аномалии, совершенно незаметные в кромешной тьме. Я шел сразу следом за ним, контролируя фланги. В темноте время от времени мелькали пылающие зеленым пламенем глаза, изредка перемещались силуэты, более темные, чем сама темнота. Датчик движения то и дело засекал с разных сторон мутагенные формы. Но пока ночные хищники опасались нападать на наш отряд: темные, контролировавшие часть Мертвого города и беспощадно отстреливавшие все живые формы, кроме людей, приучили тварей с осторожностью относиться к двуногим.
Когда мы выбрались на окраину и побрели мимо полуразрушенного частного сектора, где-то совсем рядом с нами, за одним из покосившихся заборов, вдруг раздался странный звук – будто кто-то стремительно точил друг о друга лезвия двух огромных зазубренных ножей. Однако Варвар остался совершенно бесстрастен, из чего я заключил, что с этой дрянью он встречается не впервые и угрозы для нас, по крайней мере за забором, она не представляет. На всякий случай я проверил показания датчиков – ни один из них не фиксировал поблизости абсолютно ничего: ни мутантов, ни людей, ни каких-либо аномалий, кроме затаившегося под тополем гравиконцентрата, заставившего старое дерево податься в его сторону. Гравиконцентрат, разумеется, таких душераздирающих звуков издавать не мог.
– Я говорю, выброс будет, – повторил проводник. – В ближайшие несколько часов. Колотит меня что-то…
– С тобой все в порядке? – забеспокоился я. – Дальше идти сможешь?
– Да в порядке я, в порядке… Просто перед каждым выбросом знобит меня. Мороз по коже.
– Успеем выйти на Ковригина? – спросил я. – У нас ведь большой отряд, придется искать вместительное укрытие.
Он помолчал.
– Посмотрим…
В ближних кустах что-то зашуршало, и темный с полуразворота саданул по ним из автомата. Я поддержал его огнем. Ребята за нашими спинами тоже зашевелились, но Варвар вскинул руку: стоп, больше огня не надо.
– Жмурь, – проговорил он, опуская ствол, но по-прежнему цепко вглядываясь в прореженные длинной очередью придорожные кусты.
– Что еще за чертовщина? – удивился я. – Первый раз слышу.
– Значит, тебе не надо, – отмахнулся Варвар. – Пошли, нельзя стоять! Чем дольше стоим, тем больше шансов, что ночные твари наберутся смелости и нападут. Пока они идут по нашим следам, нападать им некогда.
Я еще раз оглянулся на кусты, в которых пряталась загадочная жмурь – а возможно, уже валялась ее бездыханная тушка. Либо Варвар морочит мне голову, либо мои познания о ночной жизни Зоны действительно имеют прискорбные пробелы, а это неправильно. Если появилась какая-то новая дрянь, познания необходимо срочно пополнить.
– Куда идет Ковригин? – поинтересовался я, решив все-таки отложить лекцию о жмури на потом.
– Если бы я знал, мы бы сразу двинулись наперерез, – пожал плечами Варвар. – Должен идти на Радар, я так думаю, но пока идет зигзагом. То ли по-прежнему пытается стряхнуть погоню с хвоста, то ли… Черт его знает.
Я стиснул зубы. На группу Ковригина вполне могли напасть мутанты. Сталкерские легенды утверждают, что темные неплохо ладят с любым зверьем Зоны, однако на практике они регулярно отстреливают из снайперских винтовок забирающихся в их район зомби, собак и кабанов. Вряд ли они с таким остервенением занимались бы этим, если бы жили в гармонии с местной природой.
– Думаю, на Милитари мы с ним пересечемся, – добавил темный.
Ночная вылазка в Зоне – приключение не для слабонервных, однако ночная вылазка на Милитари – двойное испытание. Здесь располагались несколько брошенных военных частей. Когда-то армия развернула здесь большое строительство, но второй взрыв на Чернобыльской АЭС положил конец ее деятельности. Теперь здесь на огромной территории были разбросаны незаконченные корпуса зданий, котлованы, обезлюдевшие военные базы, бетонные тоннели и просто руины непонятного назначения. Здесь было где укрыться на ночь или от выброса, однако здесь также было полным-полно зверья, которое любит селиться в руинах. Здесь аномалии встречались на каждом шагу, сюда забредали безумные монолитовцы, здесь орудовали банды мародеров и во многих местах фиксировался повышенный радиационный фон. Здесь невозможно было встретить ни одного нормального дерева, как на нижних уровнях, – все они были искривлены, изуродованы, изувечены радиацией, все они бурно разрастались в разные стороны, как уродливые сорняки, теряя последнее сходство с настоящими деревьями. Здесь можно было встретить химер – беспощадных и малоуязвимых четвероногих убийц, по слухам, охраняющих подступы к Четвертому энергоблоку и подчиняющихся лично Хозяевам Зоны. Одним словом, если нижние уровни – преддверие ада, то Милитари – его прихожая.
Пару раз мы слышали неподалеку выстрелы. Но это не были организованные перестрелки – просто кто-то отстреливался от зверья. Один раз мы наткнулись на костер. Какие-то бродяги расположились на ночь в полуразрушенном доме и, похоже, кипятили чайник на открытом огне, дым от которого вытягивало в огромную дыру в крыше. В ночи далеко разносились звуки расстроенной гитары. Мы обошли их стороной, не обозначив своего присутствия, хотя незнакомые сталкеры явно не были настроены враждебно – наоборот, демонстрировали, что в этом оазисе может укрыться любой прохожий. Не уверен, что это было разумно, тем более что и укрытие для грядущего выброса выглядело никудышным; впрочем, в доме вполне мог быть подвал, а у разных кланов разная политика по отношению к чужакам, и если члены «Монолита» при виде незнакомца сразу шлют ему свинцовое приветствие, то ребята из «Свободы» не забывают предварительно поздороваться, а парни из «Чистого неба» даже выясняют сначала его намерения.
– Они близко, – вскоре поведал Варвар. – Они движутся в нашу сторону. Самое время устроить небольшую засаду. И вот что, Хемуль… – Темный помолчал. – Им никак нельзя сохранить жизнь?
– Если мы начнем переговоры, они просто поднесут к горлу Динки нож и заставят нас пропустить их, – пояснил я. – Хватит рефлексировать, организм. Ты знал, что по-другому не получится, когда взялся сопровождать нас.
– Ну, нет так нет, – равнодушно согласился Варвар. – Тогда поступим так. Они наверняка тоже чувствуют меня и решат, что Клещ выслал им навстречу гонца…
Мы рассредоточились по поляне и выключили фонарики. Вокруг все погрузилось во тьму, лишь тускло светились разноцветные точки и линии на моем детекторе аномалий. В последний раз оценив обстановку, я натянул на него обшлаг рукава, чтобы не отсвечивал.
Уродливый лес на самой границе с Радаром, в котором мы сейчас находились, известен тем, что в его центре все деревья на нескольких гектарах буквально завиты штопором. На уровне пары метров от земли древесные стволы когда-то словно обрели пластичность сырой глины, сделали в горизонтальной плоскости плавный оборот вокруг своей оси, а потом снова затвердели и продолжили спокойно расти вверх. Наверняка это произошло во время второго взрыва на ЧАЭС. В то время тут происходили такие чудеса, что ни в одном фантастическом боевике не увидишь. И чем ближе к Саркофагу, тем более причудливые вещи творились.
Мы расположились таким образом, чтобы взять темных в клещи с двух сторон от тропы. Задача у нас была несложная, но ответственная. Бить следовало наверняка и с первого раза. Темным нельзя давать времени прикрыться Динкой. Ни один волос не должен упасть с ее головы. Согласно заранее разработанной диспозиции, Еноту полагалось снять ведущего, а Патогенычу – последнего. Динку наверняка тащит ведомый, который идет в середине, и с ним полагалось побеседовать мне – при помощи «Полковника Боуи». Я затаился у самой тропы, стиснув рукоять ножа. В общем, с подобной работой мы прекрасно справились бы втроем, и ни к чему было брать с собой столь большую команду. Однако маленькой группой мы вряд ли добрались бы сюда с такой же легкостью. Слепые собаки, до сих пор кружившие в темноте неподалеку от нас, напали бы еще на окраине Милитари. Первый встреченный псевдогигант стал бы ощутимой проблемой. И если во время обычной вылазки это оказались бы просто досадные задержки, то, когда преследуешь кого-то, любая потеря темпа может стать решающей. Имелся бы серьезный риск, что мы опоздаем и темные успеют передать мою подругу монолитовцам. Вот тогда на счету точно оказался бы каждый ствол…
Я поднял голову от земли, настороженно прислушался. А ведь не слышно больше в темноте жалобного нетерпеливого поскуливания. Падальщики вдруг разом куда-то подевались, словно что-то до полусмерти их перепугало. Не горят в темноте глаза ночных хищников, не слышно треска и шороха в кустах. Лес будто умер.
Неужели вот-вот начнется выброс? Нет, чепуха. За пару часов даже я всегда его чувствую, а уж Варвар наверняка переполошился бы заранее. Но что-то определенно напугало тварей. В стремных местах надо держать ухо востро, как завещал тот страус…
Вдалеке среди деревьев замелькали световые пятна от фонариков. Привет, мои хорошие. Нет, что бы ни говорили про уникальное чутье темных, а ночью рассекать по Зоне без света не рискнут даже они. Вот и славно, отличный будет ребятам ориентир для стрельбы. Варвар расположился позади нас, чтобы Ковригин с компанией, направляясь в его сторону, вышел как раз на нашу засаду. Остальные члены команды, непосредственно не участвующие в спасательной операции, залегли справа и слева от него, готовые в любой момент поддержать нас огнем. На всякий случай я попросил Муху присматривать за Варваром, чтобы тот в решающий момент не передумал и не всадил мне в спину пару пуль.
Внезапно вся шерсть у меня на теле встала дыбом. Позвоночник словно продрали изнутри ледяным напильником. Что-то длинное и гибкое стремительно скользнуло мимо меня в направлении темных, ломая кусты, – я не успел даже двинуть следом стволом автомата. Если притаившиеся и умолкнувшие лесные твари ощущали такой же ужас, что и я сейчас, то я их вполне понимаю.
Химера, палач Хозяев Зоны. Чертовски матерая и невероятно мощная тварь, если она способна так сокрушительно воздействовать на психику.
Лечить твою язву! Только не это, ради всего святого!
Ухватив лежавший рядом «хопфул» за ремень, я вскочил на одно колено. Вскинув оружие, от живота саданул вслед химере длинной очередью – туда, где слышался треск кустов, потому что в кромешной тьме по-прежнему не видел ее угольно-черной фигуры. Она даже не огрызнулась на бегу, продолжая проламываться в ту сторону, где настороженно замерли фонарики темных.
Кто-то из-за моей спины дал короткую очередь в ночную чащу, решив, видимо, что нас атаковали. Резко свистнув – хорош баловать! – я кинулся следом за химерой. Не хватало еще, чтобы меня подстрелили свои же. Я надеялся, что у моих коллег хватит сообразительности посмотреть на датчик движения, чтобы понять, что происходит.
Разумеется, в спринте по пересеченной местности с химерой я тягаться не мог. Когда я преодолел десяток метров, она уже шуршала палой листвой далеко впереди. Световые пятна среди ветвей исчезли: похитители подняли тревогу и готовились отразить нападение. Однако я не был уверен, что они сумеют отбиться от беспощадного молниеносного убийцы, а самое главное – спасти от него мою Динку.
Впопыхах я влетел в темноте в небольшой трамплин, и земля выпрыгнула у меня из-под ног. К счастью, он подкинул меня невысоко, и при падении я ничего себе не сломал, хотя треснулся крепко. Вышло отличное напоминание об осторожности: Динку, конечно, надо спасать, но если ты, кретин, радиоактивное мясо такое, влетишь в одну из мясорубок, искры которых то и дело вспыхивают в темноте слева и справа, то тем самым вряд ли ей поможешь.
Я вскочил на ноги, и меня здорово мотнуло – еще сказывались последствия контузии. Перед глазами вдруг снова заструилась переливающаяся линия, словно сотканная из текучего огня. Я зажмурился, но она не исчезла. Черт, вот не надо бы сейчас этого. Мне сейчас необходимо смотреть во все глаза…
Внезапно совсем рядом раздался пронзительный вой кровососа. Елки, как все не вовремя-то. Справа от меня наши ударили из автомата. Кто-то из темных ответил – но мгновение спустя я понял, что стреляют они в другом направлении. И тут же с той стороны раздался отчаянный рев псевдогиганта, а затем автоматы похитителей заработали непрерывно.
Я снова бросился вперед, уже не обращая внимания на светящиеся пятна, круги и линии перед глазами. Правда, теперь я не забывал поглядывать и на датчик аномалий. Кто-то ломился параллельным курсом слева, но ПДА утверждал, что это Патогеныч, и я решил ему верить. В движение пришел весь наш отряд, бродяги понемногу подтягивались к тому месту, где твари Зоны напали на темных.
Датчик движения демонстрировал хаотичные перемещения четырех зеленых точек, попавших в круговерть точек красных. И с каждым мгновением красных становилось все больше. Они лезли отовсюду, они выскакивали из-за пределов монитора и устремлялись к окруженным похитителям Динки. Судя по звукам, доносившимся оттуда, армия мутантов пополнилась парой кабанов, псевдоплотью и чернобыльскими псами. Мать моя конная армия, да в этих лесопосадках скрывается целый зоопарк!..
Замерцала и погасла на мониторе одна изумрудная искорка.
Справа кто-то из наших снова открыл огонь по зверью. Заметались во тьме лучи фонариков, прикрепленных к стволам автоматов. Спохватившись, я надвинул на левый глаз электронный прицел, закрепленный за ухом на шарнире. Окружающее тут же окрасилось в тусклый зеленый цвет, но среди этой глубоководной мути проступили размытые мечущиеся силуэты мутантов. Мелькнула впереди долговязая фигура кровососа, и я двумя короткими очередями от души продырявил ему башку.
Наши подтянулись наконец к тому месту, где похитители были атакованы мутантами, и открыли плотный огонь. Во тьме царил первозданный хаос, визжали псевдоплоти, взрыкивал псевдогигант, свирепо ревели кабаны; грохотали автоматные очереди, пули со смачными шлепками вонзались в жилистые тела. Серые тени метались в мутной зелени прицела, и я старательно укладывал их одну за другой. Все смешалось в урагане выстрелов и свирепых воплей. В какой-то момент мне внезапно показалось, что звери, забыв о нашем присутствии, в ярости перегрызлись между собой: ничем иным я не мог объяснить, что в такой невероятной суматохе, посреди толчеи и отчаянного рева, до сих пор погиб только один темный. Я твердил себе, что это непременно темный, что по-другому и быть не может. Обрушившись такой массой, мутанты должны были просто затоптать крошечный отряд. Однако темные продолжали сопротивляться.
Это был странный бой. Мы почти не видели противника и ориентировались в основном на слух и на показания приборов. Над окрестностями разносился оглушительный хор нестройных воплей, рычания, рева, лая и неразборчивого бормотания. В такой неразберихе было довольно легко перестрелять друг друга, тем более что темные тоже не жалели патронов. Твари почти не обращали внимания на нашу группу, они целенаправленно прорывались к отряду Ковригина, и мы беспощадно били мутантов в спины разрывными пулями.
Поток чудовищ, казалось, не иссякнет никогда. Это напоминало какой-то безумный гон – иногда у зверья случаются подобные припадки массового безумия, когда оно толпой ломится из одного уровня в другой, выпучив глаза: рядом, бок о бок мчатся собаки и кабаны, кровососы и псевдогиганты, крысиные волки и псевдоплоти, никто не обращает внимания на соседей, с которыми наверняка схватился бы не на жизнь, а на смерть в любой другой ситуации, – твари просто бегут без оглядки на новое место, то ли в панике, то ли повинуясь какому-то мощному природному инстинкту. Яростная атака мутантов была похожа на такой гон – с той поправкой, что все эти монстры Зоны мчались не просто так, а для того, чтобы разорвать трех темных ублюдков и мою Динку. Одну штуку.
Все продолжалось несколько минут. А затем шум начал понемногу стихать. По-прежнему то тут, то там грохотали автоматы, но все реже им отвечали яростные вопли мутантов. Вскоре вопли стихли совсем, лишь трещали вдали кусты и шуршала сухая трава – жалкие остатки уцелевшего зверья разбегались во все стороны.
– Ковригин, ты? – раздался во внезапно обрушившейся тишине неподалеку от меня голос Варвара. – Мармелад? Сотовый?..
– Какие дела, организм? – прохрипел во мраке Мармелад. – Кто с тобой? Где наши?
Он даже не озаботился поблагодарить нас за то, что мы спасли их от смертельной опасности. Ну да, я без колебаний собирался его пришить, но ведь в итоге спас. Однако любые бродяги, которые не являлись темными, по мнению Мармелада, не заслуживали особого внимания, даже если он был обязан им жизнью. Это вообще была обычная точка зрения темного сталкера.
– Меня послал Клещ, – напряженно проговорил Варвар. – Хозяева всё переиграли. Девушку надо вернуть в бар. Там и будем ждать гостей.
Мармелад молчал.
– Ну, ты чего там? Уснул? – нетерпеливо поинтересовался Варвар.
– В бар, значит. Вот как.
Что-то нехорошее прорезалось в голосе Мармелада. Впрочем, он никогда не отличался приятными интонациями, но в этот раз его голос прозвучал особенно мерзко.
Кто-то из наших направил фонарик в ту сторону. Курить твою сигарету! Так все и вышло, как я и думал. Если что-то может пойти неправильно, то именно так оно обязательно и пойдет, будьте уверены. Мармелад стоял в десяти метрах от нас, одной рукой прижимая к себе Динку, а другой приставив к ее горлу широкий нож Сотового. Динка была без сознания – то есть я очень надеялся, что она без сознания. По крайней мере, крови на ней не было, и это вселяло некоторую надежду.
– Уберите свет! – велел Мармелад.
Муха тут же щелкнул фонариком, и они с Динкой снова скрылись в темноте.
– Все выходите на открытое место! Ну, живо! Не то я мигом подрежу ей горлышко!
Бродяги начали неохотно выбираться из кустов. Только не все. Некоторые – вроде Патогеныча и Гуся – застыли на месте, прячась в кромешной тьме за стволами деревьев и густыми переплетениями ветвей. Вроде как не было их тут никогда, и все тут.
– Ковригин! – позвал Мармелад. – Ковригин, слышишь меня? Сотовый!
Я бросил взгляд на ПДА: судя по всему, второй выживший полумутант лежал, слабо барахтаясь, на земле метрах в пяти левее – его зеленая точка лишь тускло тлела. Я двинулся между деревьев так, чтобы оказаться поближе к нему.
Мармелад, похоже, не знал, что делать дальше.
– Отпустил бы ты ее, организм, – проговорил я из-за кустов, чувствуя, как кипит внутри меня холодная ярость. – Все, закончили играть. Один ты ее никуда не дотащишь. Давай, отпусти ее, и мы тебе ничего не сделаем.
– Хемуль, уходи, – потерянно проскрипел Мармелад. – Ты не понимаешь… С твоей девочкой все будет хорошо. Только не мешай нам. Это очень важно. Иначе я ничего не гарантирую…
– Слушай, ты! – яростно гаркнул я, делая шаг к нему. – Если ты немедленно не отпустишь Динку, я ничего не гарантирую насчет твоей поганой шкуры!
– Назад! – мигом оживился темный. – Мне терять нечего! Еще шаг – и подрежу твою птичку, будь уверен!
Я замер.
– Не глупи, Мармелад, – ровным голосом произнес я, едва сдерживаясь, чтобы снова не сорваться. Сейчас это не привело бы ни к чему хорошему. – Ведь я тебя, щенок, из-под земли достану. Умирать будешь долго и мучительно.
– Ну, вот когда достанешь, тогда и поговорим. – Мармелад начал понемногу отступать к черной стене зарослей, волоча за собой Динку и по-прежнему удерживая лезвие ножа у ее подбородка. Нога моей подруги зацепилась за вывороченный из земли корень, и темному пришлось чуть наклониться, чтобы вызволить ее из капкана. – Ай, славно, радиоактивное мясо! Никто не шевелится, бродяги, и все будет…
Справа внезапно тяжело ухнул выстрел, и Мармелад рухнул в темноту, увлекая за собой Динку. Мы с Енотом с двух сторон бросились вперед, однако, когда мой приятель включил фонарик и направил его в лицо Мармеладу, прежде чем влепить ему контрольную пилюлю, выяснилось, что спешили мы зря. От лица темного не осталось практически ничего.
Я тут же подхватил подругу на руки, унес к кустам, где не валялись растерзанные куски мутантов, пощупал пульс, приложил ухо к груди. Пульс был – ровный, уверенный. Никаких ран я на ней не обнаружил.
Черт, я был слишком вымотан, чтобы радоваться. Миссия выполнена – вот и все, что я чувствовал в тот момент. Глубокое удовлетворение, и больше никаких эмоций.
Кстати, Динка была завернута в сталкерскую куртку. Позаботились-таки, ублюдки. А это значит, что она нужна была им не просто живая, но и здоровая.
Подошел Борода, вежливо, но деловито оттер меня в сторону. Я охотно уступил ему место: Борода – бывший врач, сейчас он сумеет позаботиться о Динке лучше, чем я. А у меня еще остались незаконченные дела.
Переступая через окровавленные туши мутантов, я направился к валявшемуся под деревом Ковригину. По дороге натолкнулся на Гуся, который с довольной ухмылкой брел мне навстречу со снайперской винтовкой на плече. Не иначе как у парнишки прицел с прибором ночного видения.
– Спасибо, брат, – искренне сказал я.
– Не стоит, – махнул рукой Гусь.
– Я у тебя в долгу.
– Сочтемся. – Малолетке явно было невероятно приятно, что ему оказался обязан легендарный ветеран, однако он старательно прятал эмоции, изображая видавшего виды тертого волка.
– И вот еще что… – озабоченно проговорил я. – Я хочу, чтобы ты на всякий случай знал. Это очень важно на будущее. Если бы ты попал в нее, а не в Мармелада, я бы тебя порвал на месте. Насмерть порвал бы.
– Я знаю, – с достоинством кивнул Гусь. Он ничуть не оказался обескуражен моим комментарием. Похоже, он и вправду отличный стрелок и знает себе цену.
Он двинулся дальше, а я пошел за Ковригиным.
Темный ветеран лежал на спине и, как я и полагал, все еще был жив. Он прищурился от яркого света, когда я безжалостно направил луч фонаря прямо ему в глаза.
– Ковригин! – прорычал я вместо приветствия. – Куда вы тащили Динку? Кто заказчик?..
– О, Хемуль! – приятно изумился темный. – Ты нас все-таки догнал…
Он неловко черпанул ладонью грязи возле своего живота, начал неуклюже поднимать руку к глазам, и следом за ней потянулось с земли что-то длинное, узловатое… Стоявший рядом и державший его под прицелом Вова вдруг выронил автомат, вскинул ко рту собственную ладонь, шагнул в сторону, согнулся пополам, и его неудержимо вырвало.
– Это что – мои кишки? – снова удивился Ковригин. – Надо же, какой внезапный поворот сюжета…
Я молча стоял над ним, не в силах продолжать допрос. Скользнул по нему лучом фонарика ближе к ногам. Да, зрелище было категорически неаппетитное. Химеры разорвали его почти надвое. Внутренности Ковригина из чудовищно рассеченной брюшной полости были вывалены прямо в лужу и перемешаны с жидкой грязью.
– Не чувствую боли, – пожаловался Ковригин, глядя на меня. – Когда меня драли, было… ослепительно больно… А сейчас только зуд и… тепло внизу живота. Печет… – Он вдруг судорожно хватанул воздуху широко раскрытым ртом, и из угла рта потекла проворная струйка. – Это ведь… внутреннее кровотечение, верно?.. – Речь его становилась все более бессвязной, он уже с трудом ворочал языком. – Черт, вот… вот это прикол… – Он закашлялся, неловко разбрызгивая кровь.
– Добей его, Хемуль, – хрипло проговорил Вова, утирая рот тыльной стороной ладони. – Это… Так не надо!
– Ковригин, – громко и четко произнес я и, дождавшись, когда затуманившиеся глаза темного снова обратятся в мою сторону, задал все тот же вопрос: – Кто заказчик, Ковригин? Кто распорядился украсть Динку?..
– Хозяева, – проговорил Ковригин, вновь бездумно зачерпывая грязь возле своей зияющей раны. – Не знал? Хозяева… попросили… приказали… – Он вдруг застонал: похоже, его начинало попускать. Адреналин, в огромном количестве выброшенный в кровь во время боя с химерами, уже был в основном переработан, сейчас полумутанта вдарит как следует. Не надо даже пытать – достаточно просто не давать инъектор с обезболивающим. Очень практично.
– Кто заказал Динку? – торопливо рявкнул я, схватив Ковригина за грудки и приподняв над землей. Он мучительно захрипел – непереносимая боль понемногу начинала ввинчиваться ему во внутренности. – Кому вы должны были ее передать? Ублюдок, я ведь не дам тебе подохнуть, пока не скажешь мне…
– Хемуль, хватит! – жалобно проговорил Вова. – Не надо…
Взгляд умирающего стремительно терял осмысленность.
– «Монолит», – пробормотал он, захлебываясь в собственной крови, – «Монолит»… А-а-а-а!!! – Его тело вдруг выгнулось дугой, правая нога начала судорожно и неестественно колотиться об землю. – Отпусти! Отпусти!..
– «Монолит»! – Я отпустил его, и он снова упал на спину, корчась от боли. – Ну? Кто конкретно? Где именно?..
Нечеловеческая боль окончательно скрутила Ковригина. Похоже, это уже была агония. Но я все еще надеялся выбить из него хоть какие-нибудь сведения.
– «Монолит», Ковригин! Кто вышел на вас от «Монолита»?
– Мо… нолит? Какой… монолит? – На мгновение глаза Ковригина прояснились. – Ме… Меч… – прошептал он.
– Какой меч?! – Я снова схватил его за грудки, вызвав новый мученический вопль. – Что еще за меч?! Ну же, ублюдок…
Близкий одиночный выстрел ударил меня по барабанным перепонкам, по лицу хлестнуло горячим, и я молниеносно откатился в сторону. Мгновенной подсечкой сбил с ног Вову, стоявшего над трупом Ковригина с дымящимся автоматом, выбил из рук оружие, повалил на землю. Он попытался вскочить, но я одним ударом отправил его в нокдаун. Оглушенный Вова начал отползать, шустро отталкиваясь каблуками и локтями, я решительно шагал за ним, пытаясь выбрать позицию поудобнее, чтобы от души въехать ему ботинком в почку.
Внезапно меня толкнул в грудь тугой поток теплого воздуха. В этой стороне располагалась большая птичья карусель, я обратил на нее внимание еще до начала боя. Попавшего в зону ее действия Вову поволокло по траве, приподняло над землей. В свете фонаря, который направил на нас Муха, блеснули вытаращенные глаза отмычки и перекошенный в ужасе рот. Карусель начала закручиваться прямо с места и довольно быстро. Я едва успел ухватить головастика за ногу и изо всех сил дернуть на себя, раз и другой – аномалия никак не хотела отпускать свою жертву. Несколько мгновений мы с каруселью боролись за Вову на равных, наконец она с явным сожалением выпустила его, напоследок обдав нас струей нестерпимо горячего воздуха, и мы с ним покатились по мокрой траве. Я тут же встал, на всякий случай оттащил мальца еще метра на полтора – он только хлопал глазами и потрясенно шмыгал, – потом наклонился к нему и сгреб куртку у него на груди в кулак:
– Больше так не делай, ладно? Потому что в следующий раз я огорчусь еще сильнее и не стану вытаскивать тебя из карусели, чертов идиот!
Оставив ошарашенного отмычку приходить в себя, я утер лицо рукавом и вернулся к Динке, над которой хлопотал Борода.
– Как она? – озабоченно спросил я.
– Полный порядок. Но я бы не стал сейчас приводить ее в себя, – сказал он. – Сильный седатив плюс мощный армейский стимулятор – плохой коктейль. Можно здорово надорвать сердце. Пусть спит. Нам все равно придется укрыться на ночь от выброса. Пусть спит до утра.
– Как скажешь, док, – с трудом сказал я. Мне бы сейчас тоже не мешало поспать – до утра, а еще лучше до следующего вечера. Гудящие мышцы уже почти отказывались повиноваться, в голове болезненно пульсировало, перед глазами все плыло.
– Хемуль! – позвал меня с опушки Енот.
– Чего еще? – с неудовольствием откликнулся я.
– Подойди-ка.
– Ну? – Я осторожно приблизился, стараясь не ступить в кромешной тьме в аномалию.
По дороге мне пришлось обогнуть труп Сотового. Темный сталкер был растерзан почти в клочья.
– Ерунда какая-то получается. – Енот махнул лучом света в направлении груды радиоактивного мяса, высившейся в нескольких шагах от нас. – Я тут полазил с фонариком, посмотрел, что за чертовщина произошла… – Он недоуменно пожал плечами. – Хемуль, на них только химерьи укусы. На темных и на других тварях. Знаешь, такие треугольные, словно гидравлическими ножницами куски мяса выхвачены? И пулевые ранения. И все. Хемуль, твари не дрались друг с другом. Они все вместе, плечом к плечу, сражались с химерами.
– С химерами? – удивился я. – Их что, много было?
– Трех нашел, – сообщил Енот. – У одной острое отравление свинцом, несовместимое с жизнью. Наша работа. А вот двух остальных уделали другие мутанты. Там на них живого места нет. Но и химеры изрядно накрошили противника. Вокруг одной целый бруствер из трупов. – Он покачал головой. – Тот кровосос, который заорал первым, – он вовсе не нападал на темных. Он встал на пути у первой химеры, она врезалась в него, и они сцепились. А потом подоспели остальные – и с той, и с другой стороны.
– О как, – озадаченно проговорил я. – С какой радости химеры схватились с контролерами? Они обычно друг друга за версту обходят…
– Все еще хуже, – Енот снова покачал головой. – Это не контролеры.
Контролеры никогда не ходят вместе – как и химеры, кстати сказать. Но одному контролеру было бы не под силу удерживать под контролем такую прорву зверья. Способности этих полуразумных тварей, конечно, растут год от года – лет пятнадцать назад, по рассказам старожилов, они были способны только душераздирающе завывать в подвалах Агропрома и вызывать ураганную панику у забредших туда бродяг. Однако понемногу эти неудачные плоды генетических экспериментов научились брать под контроль чужой разум. Сначала их жертвой становился какой-нибудь заблудившийся сталкер или слепая собака. Контролеры играли с ними, словно с живыми игрушками, а потом поедали заживо. Затем они научились брать под контроль два разума одновременно. Смекнув, что пара кабанов или зомби с автоматическими винтовками – неплохие телохранители, твари-гипнотизеры осмелели, выбрались из катакомб и продолжили совершенствовать свои навыки, неторопливо разгуливая по просторам Милитари и берегам Янтарного озера. Сейчас средний контролер мог свободно удерживать небольшое стадо псевдоплоти, стаю слепых собак, нескольких кабанов или полтора десятка зомби. Попадались, конечно, уникумы, способные держать под контролем целый сталкерский клан, но такие самородки, к счастью, и появлялись уникально редко.
– Это не контролеры, – сказал Енот. – Вон там, – он ткнул пальцем в темноту, – четыре разорванных кровососа и два чернобыльских пса. Хемуль, эти твари никогда не поддаются контролерам, у них слишком сильная ментальная защита. Про химер уже и не говорю. И кроме того, я не нашел ни одного трупа контролера.
– Потеряв всю свою армию, они могли просто потихоньку затеряться в темноте, – сказал я. – Но все равно странно, ты прав.
– Странно?! – оскорбился Енот. – Да это просто караул! Расскажи кому – не поверят!..
Закусив губу, я сосредоточенно гонял в голове из угла в угол бильярдные шары мыслей. Две стороны, значит. Использующие тварей Зоны, значит. Вот оно как все аукнулось-то. Вот он откуда, контролер в Чернобыле-4. Выходит, ничего еще не закончилось, клянусь Черным Сталкером. Динку мы у темных отбили, но не факт, что это последнее приключение на сегодня.
А ведь тот, кто каким-то образом сумел натравить химер на темных сталкеров, вовсе не пытался отобрать Динку у конкурента. Химеры – идеальные убийцы, но никудышные носильщики. Он послал их убивать. Уничтожить и темных, и мою подругу. А твари второго участника игры им помешали – может быть, и случайно, но скорее всего нарочно. Не исключено, что они уже давно сопровождали группу Ковригина на почтительном расстоянии – для подстраховки, раз уж большой отряд темных, который и должен был этим заниматься, весь лег возле Периметра.
Я задумчиво смотрел в темноту. Вот так вот, навскидку, я готов был назвать только одного крупного игрока, который умел контролировать тварей Зоны и мог иметь какой-то интерес в происходящем. Болотный Доктор. И черт возьми, если это действительно было так, мне до смерти хотелось бы, чтобы он играл за нас. Чтобы он управлял не химерами, а тем зверьем, что встало у них на пути.
Однако даже в таком случае выходило, что он на стороне похитителей. Значит, ему важно, чтобы Динке не причинили вреда, но тащить ее в глубь Зоны он не мешает. Дьявол, как же все сложно-то. И тогда на кой черт ему «Монолит»? Почему темные волокли Динку не на Болото, к северо-западу, в логово Звериного Доктора, а на северо-восток – к Радару? В конце концов, кто второй игрок – настолько могущественный, чтобы взять под контроль трех матерых химер? Полгода назад я в первую очередь подумал бы о Нестандарте, руководителе научного лагеря на Янтарном озере. Но сейчас Нестандарт был мертв, а новая смена ученых больше была занята восстановлением разгромленного лагеря, чем всякими безумными исследованиями.
Из кустов донеслись два одиночных выстрела – Патогеныч с Мухой добивали смертельно раненных мутантов.
– У нас есть потери? – поинтересовался я, возвращаясь к насущным вопросам.
– Барсук, – лаконично отозвался Енот.
Твари Зоны были слишком заняты химерами, на нас они стали бросаться только тогда, когда последняя химера была растерзана. Поэтому наши потери оказались невелики – и то Барсук погиб из-за нелепой случайности: в кромешной темноте влетел в мясорубку. Сейчас его обгорелое тело лежало в центре широкого выжженного круга, а Гусь с Бахчем, отчаянно ругаясь, пытались его оттуда выволочь, но прозрачная плазменная полусфера над черным кругом земли, не разрядившаяся до конца, отгоняла их трескучими сиреневыми молниями, не собираясь отдавать свою жертву. В принципе защитный костюм должен был смягчить электрическое поражение, но заряд, видимо, оказался слишком велик.
О как. Барсук, значит. А ведь я готов был голову поставить, что среди всех отмычек Бороды он погибнет последним. Что ж, сталкер предполагает, а Хозяева Зоны располагают. Хорошо, что я не люблю заключать пари. И теперь мне, похоже, придется подыскивать себе другого второго номера.
К нам с Енотом подошел Варвар. Его лицо, которое осветил фонарем Енот, совершенно ничего не выражало – ни сожаления, ни удовлетворения.
– Нет времени, – сухо проговорил он.
Нам срочно надо было укрыться от приближающегося выброса. Поэтому никого хоронить мы не стали: времени действительно не оставалось. Не по понятиям вышло, конечно, но сегодня весь день с утра был такой – не по понятиям. Единственное, что мы могли сделать, – вернуться сюда после выброса и попытаться похоронить Барсука, если к тому времени от трупа что-нибудь останется. Тем более что малолетки так и не сумели вытащить его тело из мясорубки, как ни пытались.
К счастью, долго искать не пришлось. Спустившись в ложбину, мы сразу выбрели на недостроенный фабричный корпус с обширным подвальным помещением. Там мы и решили заночевать.

Категория: Василий Орехов - Линия огня | Дата: 17, Октябрь 2009 | Просмотров: 515