Глава 9. Сумерки

Ребята собрались вокруг меня на расчищенной глубоковакуумным боеприпасом поляне посреди леса. Борода вколол мне противошоковое и восстанавливающее. Другие бродяги пострадали меньше: они находились на периферии удара и отделались легкими царапинами, а кто и просто кровью из носу.
Темные легли все – кто-то оказался непосредственно в эпицентре взрыва, кого-то поразило сильнейшими пространственными колебаниями. Кто-то еще раньше схватил честную сталкерскую пулю. Однако были потери и у нас. У Бороды остались только четыре отмычки, хотя он принял бой с пятью; только что, кстати, на ПДА упало сообщение о гибели Костромы. Я не стал заострять на этом внимание, чтобы не нервировать зря молодняк и не ставить в неудобное положение Бороду. Конечно, парня следовало достойно похоронить, однако у нас сейчас совершенно не было на это времени.
Храпа Енот нашел в десяти шагах от поляны, под огромной старой елью. Отмучился Храп. Поймал сразу три пули. Никогда я его особо не любил, но стало мне вдруг горько до изжоги. Он ведь, не раздумывая, кинулся спасать Динку, и я был благодарен ему за это. Хотя, если бы он не бросил мою девочку на дебила Гоблина, ничего этого не случилось бы. Динка была бы со мной, а Храп был бы жив-здоров. Разнимал бы сейчас в «Штях» подравшихся Бастурму и Хемуля, все дела.
Однако спасибо темным за ракету, иначе наши потери оказались бы сопоставимы с их потерями. Если бы вообще осталось кому подсчитывать потери.
Мы провели стремительный военный совет. Я парой штрихов обрисовал дальнейший план действий и заявил, что ни от кого ничего не требую, однако лишние стволы мне сейчас очень не помешали бы. Но если у коллег другие соображения, никому предъяв рисовать не буду, справлюсь сам.
– Куда тебе одному, – резонно возразил Патогеныч, – ты на ногах еле стоишь, собака. Да и вообще, на хрена я с тобой тогда ехал столько от самых «Штей»? Думаешь, покататься хотел?
– Хемуль, не вопрос, – заявил Муха. – Ты ведь брат мне. А Динка – сестра. Что за дурацкие разговоры?
– Енот? – поинтересовался я.
Приятель досадливо махнул рукой: мол, не разводи этот детский сад, Хемуль. Времени нет.
– Борода?
– Мы клан, – негромко проговорил москаль. – Если мы не будем помогать друг другу, нам труба. Расчехлят поодиночке.
Я не столько услышал, что он сказал, сколько догадался по движениям губ – в ушах все еще стоял неумолкающий звон.
На этом голосование было прекращено. Я ожидал, что демократ Борода начнет интересоваться мнением своих отмычек и убеждать их в пользе общего дела, но, слава Черному Сталкеру, так далеко его либерализм не простирался. Если командир на поле боя или в Зоне начнет индивидуально работать с каждым подчиненным и мягко убеждать его в необходимости выполнения того или иного приказа, подразделение будет мгновенно разгромлено противником, привыкшим к строгой дисциплине и до печеночных колик боящимся своего сержанта. Либо станет закуской для мутантов. Так что решение за всю группу принял Борода, а если кто остался недоволен – тот мог идти домой. Один, без ведущего.
Оперативно свернув военный совет, мы двинулись следом за темными, успевшими уволочь Динку в глубь Зоны до того, как натовский вертолет превратил их приятелей в фарш. Затормозив возле одного из трупов, который выглядел пристойнее других, Патогеныч содрал с него сталкерскую куртку и натянул на себя. Только тогда я ощутил, насколько окоченел – ведь мы с ним выскочили из бара в чем были, а осенний ветер пробирал до костей, однако в пылу погони я до сих пор совершенно не чувствовал холода. Заметив, что сам я не в состоянии сделать то же самое, Патогеныч раздобыл куртку и для меня. И если вы скажете, что это было мародерство, ступайте в мясорубку, идиоты.
Я подумал, каково сейчас Динке, которая одета еще легче, и меня передернуло. Хорошо, если похитители чем-нибудь ее усыпили и она не ощущает холода. Вряд ли, конечно, в их планы входило заморозить ее насмерть во время транспортировки, но это соображение мало меня успокаивало.
Борода дал мне пару гранат, а один из его малолеток по распоряжению ведущего сунул свой нож. Это был неплохой «Полковник Боуи», и я некоторое время на ходу пытался куда-нибудь его пристроить. За поясом ему было довольно неуютно – «щучка» с обратной стороны лезвия так и норовила царапнуть ногу. В карман куртки он не помещался. Тащить в руке – неудобно. В конце концов я все-таки пристроил его в карман, прорвав лезвием подкладку. Провалиться не должен, рукоять достаточно широкая.
Конечно, я умел работать и «Полковником», и другими типами боевых ножей, однако предпочел бы сейчас свой старый добрый штык-нож от АКМК, который погиб на заброшенной коровьей ферме. Вот такой я кретин, радиоактивное мясо. Да, я знаю, что это скорее палаш, чем нож, я знаю, что он менее удобен и малоэффективен по сравнению с большинством боевых ножей, что с ним тяжелее обращаться и гораздо труднее правильно его заточить. Однако за годы, проведенные в армии, я настолько привык к этой тупой и неудобной железяке, настолько отработал технику обращения с ней, что не желал менять ее ни на что другое. Привычка к оружию, пусть даже менее совершенному, чем у противника, – очень серьезный бонус в схватке, перевешивающий массу минусов. И кроме того, многие вспомогательные вещи я гораздо быстрее, удобнее и эффективнее выполнял при помощи неуклюжего штык-ножа, нежели при помощи специальных инструментов.
Ведущим пошел Енот – наш штатный следопыт. Следом двигался Патогеныч, который тоже поймал легкую контузию и теперь время от времени машинально встряхивал башкой, пытаясь разогнать комариный писк в голове. Затем четверо отмычек Бороды под руководством командира. Мы с Мухой замыкали колонну, присматривая, чтобы нам вдруг не ударили в тыл из засады. Ударить в тыл из засады – любимое развлечение в Зоне. Муха, похоже, присматривал еще и за мной. С каждым шагом у меня в голове стремительно прояснялось и утихал назойливый звон в ушах – действовали уколы Бороды, – но когда шок прошел, все тело, отбитое ударной волной, словно кусок бифштекса, страшно заболело, и я едва перебирал ногами. Все-таки мне здорово досталось сегодня.
Вскоре начали попадаться первые мясорубки, и Енот распорядился удвоить бдительность.
Из арьергарда было удобно наблюдать за малолетками. Первым шел Барсук. Среди них это был самый внятный парень. Пару раз мне пришлось столкнуться с ним нос к носу во время массовых рукопашных побоищ в баре «Шти». И еще один раз я наблюдал, как он стреляет из автомата. И у него было неплохое чутье. Короче, из всей команды москаля у него имелись самые серьезные шансы в ближайшие месяцы уйти в свободное плавание и в конечном итоге стать ветераном. Крепкий парнишка, а главное, рассудительный и умеющий мыслить нестандартно, а это в нашем деле половина успеха. Невозможно всегда действовать по шаблону, даже самому удачному, на территории, где все меняется быстрее, чем успеваешь оглянуться. В дальнейшем я охотно забрал бы его вторым номером, но пока он еще недостаточно опытен, пусть ему утирает сопли педагог Борода. Я страшно не люблю учить новичков на собственной шкуре. Может, оттого и топчу Зону дольше многих – потому что доверяю только себе и многократно проверенным людям. Береженого, как известно, Дима Шухов бережет.
Кличка второго была Вова. Это была именно кличка, потому что звали его Гена. Почему так вышло, я никогда не интересовался; да, собственно, мне и не было особенно интересно. Пэпс вон тоже сначала был Тигром, но в народной памяти все равно остался Пэпсом. Наверное, и с Геной-Вовой тоже случилась какая-нибудь конфузная история. Либо просто один раз из вежливости откликнулся на «Вову», когда пьяный ведущий забыл его имя, – так и приклеилось. Сталкеры вообще своеобразные люди, никогда нельзя сказать наверняка, что именно их приколет; ну а уж если прикололо, то меткая кличка, считай, обеспечена, и хоть головой потом о стену бейся – прилипнет намертво. Разве что позже совершишь нечто такое, что приколет клан еще сильнее.
Про Вову я знал мало. Он ничем не выделялся среди своих коллег и в баре всегда сидел так, чтобы свет не падал ему в лицо. Внешность имел неприметную и не любил драться. Думаю, ему было что скрывать. Впрочем, половине бродяг есть что скрывать. В Зону уходят не от хорошей жизни, порой – спасаясь от зоны лагерной.
Третьего малолетку, ярко выраженного крымского татарина, звали Бахчисарай. Кличка вышла слишком длинная, поэтому бродяги постоянно усекали ее до Бахчи или Бахча. У Бахча были неплохие задатки следопыта, и Борода явно целенаправленно натаскивал его в этой области. Что ж, ценное умение в Зоне. Кроме того, Бахчисарай хорошо чуял аномалии. У него был только один, но очень серьезный недостаток: в соответствии с догматами своей религии он не пил. Вообще. Даже красного вина. В Зоне такое поведение, конечно, совершенно недопустимо, но он пока как-то выкручивался. Вместо того чтобы перед Периметром просто махнуть сто грамм, покупал себе какие-то дорогущие антирадиационные средства, а то и вовсе экономил. Пижон, короче. С этим Бороде непременно надо было что-то делать, потому что непьющий человек в Зоне долго не живет, была уже масса прецедентов.
Последнего члена команды москаля звали Гусь. И опять же не знаю почему: не было ни в его внешности, ни в повадках ничего гусиного. А фамилия ему была Пархоменко, так что откуда ребята взяли эту кличку – чернобыльский пес знает. Видимо, была и у него в прошлом какая-то забавная конфузная история, прошедшая мимо меня. Зато он отлично стрелял из снайперки и в сегодняшней схватке на моих глазах положил темного. Если бы я собирал себе постоянную команду отмычек, как Борода, такой стрелок обязательно занял бы в ней почетное место.
Короче, москаль подготовил себе команду на все случаи жизни. Наверное, неприметный Вова тоже обладал каким-нибудь ярким талантом. Погибший сегодня Кострома, кстати, был неплохим сапером и хорошо управлялся с электроникой. В общем, идея Бороды лежала на поверхности: собрать себе крутой отряд подготовленных и верных людей, на которых всегда можно будет положиться, и с его помощью делать вылазки в самые опасные уголки Зоны, где не справится один ветеран и даже два ветерана в связке. Вот только идея эта приходила многим и до него, однако до сих пор Зона все еще не знала постоянных ветеранских отрядов. Невозможно удержать в команде молодого и амбициозного парня, как только он начинает осознавать, что мог бы самостоятельно добывать те артефакты, которые сейчас приходится делить на шестерых; тем более невозможно удержать там опытного ветерана. В конце концов, в Зону приходят за деньгами, а не за дружбой и человеческой поддержкой. Дружба дружбой, а хабар, как известно, врозь.
Мне нравилось, как молодняк Бороды движется по смертельно опасной территории. Молча, собранно, сторожко, ни одного лишнего движения. Молодцы. Не то чтобы я вел свои наблюдения с какой-то определенной целью – скажем, сманить кого-нибудь из отмычек в свою команду: это было бы западло по отношению к Бороде. Просто они шли впереди и маячили перед глазами. Но теперь я окончательно убедился, на кого из лягушатника имеет смысл конкретно обратить внимание в случае чего. Мало ли как в Зоне дела поворачиваются. Борода не вечен, команда его не вечна. Что вообще вечно в Зоне? Разве что смертельная опасность.
Темные так пока и не попали в радиус действия датчика движения. Видимо, оказавшись в Зоне, они обрели долгожданное второе дыхание. Тем не менее первый километр Енот уверенно вел нас следом за ними между аномалий, подмечая то свежий ребристый след во влажной грязи, то примятую траву, то раздавленную тяжелым каблуком Сотового полусгнившую ветку. Похитители вели себя грамотно: понимая, что вместо обстрелянного вертолета вскоре прибудет целое звено карателей, они стремились как можно скорее затеряться на просторах Свалки. О заметании следов им пока думать было некогда. Однако начинало смеркаться, и наш следопыт начал вести себя все более и более неуверенно. Вначале он рыскал по местности, каждый раз обнаруживая пропавший след в десятке-другом метров от предыдущего направления, но вскоре заявил, что больше не может отыскать признаков того, что здесь только что прошли люди.
– М-мать!.. – Енот свирепо хватил кулаком по искривленному стволу молодой березки, и та осыпала его дождевой влагой с листьев. – Все, приехали. Станция Дерезай, кому надо – вылезай!
Темные словно растворились в Зоне. Зона была их домом, они ориентировались здесь, как бушмены в зарослях Австралии, и при желании, подобно бушменам, умели не оставлять следов.
Мы снова собрались на военный совет.
– От Периметра они могли двинуть сюда, сюда или сюда. – Муха тыкал обломанным ногтем в карту Зоны, высвечивавшуюся на экране его ПДА. – Ну, с небольшими вариациями, конечно, но основные направления такие. Значит, в Темную долину без мазы – оттуда слишком большой крюк в другие уровни, и у похитителей нет с собой защитных костюмов против ядовитого тумана, если Хемуль нам не врет.
– Или костюмы у них спрятаны в каком-нибудь схроне, – проворчал Патогеныч.
– В любом случае им там ловить нечего, – отрезал Муха. – Куда они могли тащить Динку в Темной долине? В жертву бюрерам?.. – Видимо, мой взгляд немного смутил его, потому что он ненатурально кашлянул, поправил очки и поспешил продолжить: – Дальше – Агропром. Уже теплее. Уровень довольно проходной, можно сдать девочку с рук на руки поджидающему в условленном месте заказчику. Плюс можно выбраться на Милитари, а там вообще ищи ветра в поле. Но на Агропроме полно военных сталкеров, заслоны вокруг разрушенных лабораторий, патрули, вертолеты. Можно здорово нарваться. Однако совсем исключать нельзя…
Я обвел коллег взглядом. Лица внимательные, сосредоточенные, ребята готовы к немедленным действиям. Черт, все-таки славная команда! Но ведь второй раз собрать такую хрен удастся. Разве что снова придется вражеский клан громить или Динку еще раз украдут… тьфу ты, пакость! Нет, не надо мне больше такой славной команды.
– Янтарное озеро, – продолжал Муха, отчеркивая ногтем на мониторе очередное направление. – Лагерь ученых. Бред. Работорговлей не занимаются, стараются поддерживать хорошие отношения с вольными бродягами, и опять же окрестности контролируются военными сталкерами. Хотя окончательно я бы их со счетов тоже не сбрасывал – заказчик вполне может сидеть гостем в научном лагере. Уж больно стратегически удачно место расположено, отовсюду близко. Дальше на северо-запад: Болото и Доктор. Бред в квадрате. И уж там постороннему точно неоткуда взяться, а в качестве условленного для встречи места – хуже не придумаешь, разве что Темная долина. Либо дальше на восток: Мертвый город и Радар. Бар «Сталкер». – Его палец уперся в названную последней точку, и Муха замолчал.
– Слишком очевидно, – проронил Борода. – Первое, что приходит в голову. Значит, отпадает.
– Вряд ли они планировали тащить Дину до бара на себе, – поддакнул Патогеныч. – Далековато будет, однако. Значит, где-то ближе к Чернобылю-4 у них все-таки пересадка…
– Варианты? – тут же поинтересовался Муха.
Патогеныч некоторое время молча изучал карту, потом сознался:
– Гадать можно долго. Либо они просто уходят куда попало, лишь бы подальше от нас.
– Либо на территорию «Монолита», – вставил Енот. – Тоже те еще отморозки. Не представляю, зачем «Монолиту» Динка, но от них чего угодно можно ожидать.
Я задумался. А ведь у «Монолита» ко мне действительно может быть ряд неприятных вопросов. Приходилось нам соприкасаться в свое время.
– Не уходят они куда попало, – проигнорировал Енота Муха. – Их за Периметром подстраховывал целый отряд сородичей. Значит, пути отхода были проработаны сразу. Они заранее знали, где вернутся в Зону, а значит, рассчитали и дальнейший маршрут. И маршрут этот должен быть кратчайшим: у них живой груз, и в расчеты они наверняка сразу заложили возможную погоню. Потому что если погоня не учитывалась, то они полные лохи.
– Но ведь бар – это первое, что приходит на ум, – возразил Борода. – Вся операция осуществлена темными. Значит, первое место, куда разъяренные кланы обратятся за разъяснениями, – это «Сталкер». Если Динка найдется там, Клещу будет очень трудно и дальше разводить руками – дескать, я за отдельных темных выродков не отвечаю. Это будет такая война, какая им даже и не снилась.
– Да если бы не Хемуль, никто бы и не подумал, что это темные! – с жаром возразил Муха. – Тебе бы вот пришло в голову, что они осмелятся выбраться за Периметр, да еще так далеко – аж в Чернобыль-4? Вот именно. Осуществили бы операцию без шуму и пыли, никто бы даже и представить себе не смог, что Динка в «Сталкере». Ходили бы мы до сих пор, трясли бы бары кланов в военном городке, как идиоты. А то и вообще бы только что спохватились, что девочка пропала…
– Но сейчас-то они знают, что раскрыты! – стоял на своем Борода. – Значит, теперь для них двигать в «Сталкер» – это конкретная подстава на весь клан. Наверняка у них на такой случай был запасной вариант.
Муха задумался, сдвинув брови к переносице.
Как в «камень – ножницы – бумага», подумал я. Либо темные действительно тащат Динку в неизвестное нам место. Либо они просчитали такую комбинацию, пришли к выводу, что мы ни за что не поверим, будто они собираются прямиком доставить Динку в бар – и именно так и поступят. От противного. Осталось только поставить себя на место Клеща и Ковригина и понять, что у них на уме.
– В общем, так, – хрипло подытожил я. – Направление выбрали. Пока движемся на восточный берег озера, а там поглядим.
Несмотря на контузию, командование сводным отрядом принял на себя я, как только подействовало противошоковое – мы так не договаривались, оно вышло как-то само собой, с молчаливого согласия всех присутствующих ветеранов. Во-первых, я был самым везучим сукиным сыном в команде, а этому сталкеры придают огромное значение – тут я был вне конкурса. Во-вторых, я был опытным сукиным сыном с хорошо развитым сталкерским чутьем – тут со мной могли поспорить разве что Патогеныч и Муха. В-третьих, у меня имелся солидный опыт командования небольшим подразделением – и в армии, и здесь, в Зоне. Ну и в-четвертых, это была моя война, и командовать по-любому должен был я. Без вариантов.
Отмычки Бороды выглядели не очень-то обрадованными моим решением, да и вообще всей этой кутерьмой. Целый день они таскались по смертельно опасным холмам Зоны, на ночь глядя их для разминки обстреляли из вертолета, а теперь снова тащат в глубь зараженной территории, причем с перспективой очередной перестрелки. И самое обидное, что неизвестно, сколько денег перепадет им за это внеплановое приключение. Вполне может так получиться, что не достанется вообще ничего – если меня сегодня положат, рисовать предъявы будет некому. Я их вполне понимал, но мне было не до того, чтобы подбадривать и утешать щенят. Пусть этим Борода занимается, он у нас знатный педагог. А уж ему я как-нибудь отплачу хабаром.
Через сталкерскую сеть мы связались со всеми нашими, которые находились в Зоне, и попросили их сообщать любую информацию о похитителях. Наших, правда, в Зоне в это время суток было немного. Тем не менее Гвинпин, Фаза, Мельник и Леший охотно обещали не только сообщить, если команда Ковригина все же обнаружится, но и поучаствовать в спасательной операции.
Вдалеке непрерывно рокотали военные вертолеты. Опять мы наделали крутого шухеру. Вот же клоуны. Но теперь, похоже, чаша терпения натовцев переполнилась. Они целенаправленно искали незаконную вооруженную группу, пробирающуюся в глубь Зоны. Боюсь, сегодня не повезет многим ни в чем не повинным бродягам. И за это темным тоже потом придется ответить.
Пока, правда, усиленные воздушные патрули впустую бороздили небо. Куда, с точки зрения военных, мог с таким шумом прорываться большой отряд злоумышленников, вооруженный весьма недешевой системой «це-це»? Правильно, в какой-нибудь стратегически важный район – к лабораториям Агропрома, к подземельям Темной долины, в научный лагерь на Янтарном озере. Я был уверен, что все эти направления уже надежно перекрыты. Однако туда нам было не надо. Единственным способом узнать, куда делись похитители, было пойти в бар к темным и спросить об этом у них. А в Мертвый город мы могли попасть, и минуя стратегические направления.
Мы пересекли Свалку, прошли по краю Агропрома и выбрались к озеру. Понемногу смеркалось, в серых тенях становилось все тяжелее различать аномалии. Ненавижу ходить по Зоне ночью: полное ощущение, что ты снова салага и впервые попал за Периметр. Ночью здесь все по-другому, ночью Зона живет по совсем иным законам. В темноте выбираются из потайных нор такие создания, о существовании которых большинство бродяг даже не подозревают, потому что мало находится желающих бродить в Зоне по ночам. Оживают призраки, которых угнетает солнечный свет, срабатывают причудливые ловушки, которые не действуют и не фиксируются датчиками в светлое время суток. Одним словом, двигаться по Зоне ночью – адреналин почище, чем оказаться под обстрелом с вертолета или выбираться на джипе из глубокой канавы возле блокпоста.
И похоже, именно это нам и предстояло.
Зверье опасалось нападать на такой большой отряд двуногих. Только на берегу Янтарного озера нас атаковал псевдогигант – тварь тупая и мощная, без какого-либо инстинкта самосохранения. Однако мы приняли его в девять стволов, и даже столь массивной туше оказалось нечего противопоставить такому потоку свинца. Не успели мы отойти и пятидесяти метров, как в полумраке возле поверженного зверя началось мелькание проворных теней и возбужденное поскуливание – осторожно следовавшая за нами небольшая стая слепых собак ликовала над неожиданным подарком небес.
На окраине Мертвого города я остановил свою команду.
– В бар пойду сам, – заявил я. – Зачем клану пять трупов, если можно прекрасно обойтись одним? Короче, если не вернусь или не дам о себе знать в течение часа, поднимайте всех наших. Война.
Ребята из моей группы расположились в подъезде брошенного дома, а я через угрюмые дворы и брошенные детские площадки с покосившимися качелями двинулся к бару «Сталкер».

Категория: Василий Орехов - Линия огня | Дата: 17, Октябрь 2009 | Просмотров: 566