Глава 14 Сто первый рентген

Двадцать минут спустя команда вышла на дорогу. Это не была дорога в обычном для Зоны понимании – узкий участок леса, проходимый для человеческих ног и относительно свободный от аномалий. Перед сталкерами простиралась асфальтированная полоса, уходящая вперед, к большому комплексу заводских строений. Глядя на безопасную поляну, которую пересекала дорога, Марк только сейчас ощутил, насколько непривычно для него стало отсутствие аномалий.

Из-за бугра слева показалась морда слепого пса. Пес потянул носом воздух и тут же скрылся.

– Мы входим на территорию бывшего завода «Росток», – сказал Борланд. – Общепризнанная локация перемирия. Как только зайдем на нейтральную землю, забудьте об оружии. Не стрелять ни в кого и ни при каких обстоятельствах. Разве что будет нашествие мутантов, но об этом нас предупредят.

– Вроде бы в Киеве был завод «Росток», – сказал Орех.

– Почему был? И сейчас есть. DVD производит.

– Кто следит за перемирием? – спросил Марк.

– А кто у нас главная партия демократов в Зоне? Клан «Долг». У них здесь основная база. Сначала патрулировали периметр, затем просто выставили пару постов с обоих входов. Все нормально простреливается, можно хоть танк остановить, если понадобится.

– Значит, на нас сейчас смотрят?

– Конечно, смотрят. Так что оружие за спину, и не забудьте самого главного: если что спросят – улыбаемся и машем рукой!

Команда дошла до импровизированного поста – выложенных несколькими полукругами мешков с песком, что создавало простейшую укрепленную точку. На посту их встретили четыре парня в экипировке «Долга».

– Мир вам, сталкеры, – сказал один из них. Он, видимо, был главным.

– И вам мир, – ответил Борланд. – Нам бы к бару пройти.

– Без проблем, – главный сделал шаг в сторону. – Если, конечно, правила знаете.

Когда команда миновала пост, Борланд задумчиво произнес:

– Что-то тут непонятно. Почему эти парни стоят на посту? Судя по виду, новички. «Долг» никогда не поручает такое дело новичкам. Хотя если у них все серьезные ребята в Темную долину пошли… Ладно. Приближаемся к экономическому и географическому центру Зоны – бару «Сто рентген». Консервы там отменные…

Они шли мимо гаражей, заводских корпусов и еще каких-то строений. Здесь не хватало только привычных для Зоны остовов машин. Между строениями тянулись хитросплетения труб. За все время им на глаза попались только два сталкера; с ними обменялись короткими кивками.

– Где все? – спросил Марк.

– Кто «все»? – уточнил Борланд.

– Это же центр Зоны. Почему нет людей?

– А что им тут делать? Артефакты искать, что ли?

Марк не нашел, что ответить. Команда в последний раз свернула за угол и оказалась перед дверью, над которой была прибита вывеска: «Бар „100 рентген“.

Борланд провел их вниз по кирпичной лестнице, до ниши, в которой сидел вооруженный громила в маске спецназовца. Не обращая на него внимания, Борланд повернул налево. Спустившись по еще одной лестнице, команда очутилась в подвальном помещении.

Северный бар оказался похож на южный, да и размерами его не превосходил. Такие же стены, такие же разношерстные столы, и знакомая ненавязчивая музыка из четырех колонок, прикрепленных к потолку. Посетителей было всего трое. Справа от входа был проход в подсобку, который загораживал еще один боец, ничем не отличавшийся от первого маской, телосложением и обмундированием.

Обстановка Марка разочаровала. В его представлении бар «100 рентген» был местом отдыха множества сталкеров из самых разных группировок. Пока он осматривался, Борланд подошел к стойке и завел разговор с худощавым барменом в будничном свитере.

– Давайте отойдем, – предложил Сенатор, и команда расположилась за столом в углу.

Борланд закончил разговор и присоединился к своим спутникам.

– Как насчет перекусить? – спросил он.

Орех кивнул. Сталкеры сняли рюкзаки, Борланд собрался вытащить пару артефактов, однако Орех его опередил. Взяв Огненный Шар, он подошел к стойке и вернулся с четырьмя бутылками пива. Сходил еще раз – и принес четыре же большие банки консервов.

– Я обещал Патрону пива, когда он помог достать артефакт в лаборатории, – печально сказал он. – Не судьба, значит. Давайте, что ли, помянем его.

Сталкеры вскрыли бутылки, молча подняли их и приложились. Сенатор только пригубил и впал в обычную задумчивость, крутя бутылку в руках. Борланд и Орех сразу опустошили свои бутылки наполовину. Марк прихлебывал пиво маленькими глотками, смотря по очереди на каждого из трех незнакомых посетителей.

– И здесь тоже почти никого нет, – сказал он. – А вроде в этом баре собираются все сталкеры Зоны.

– Те, кто захаживает дальше Свалки, – да, – согласился Борланд. – Но это не значит, что они сидят тут безвылазно. Любители торчать по барам просто не ходят в Зону.

– А когда здесь бывает побольше народу?

– Во время выброса или как придется. Но это редко, здесь же не поселок. Да и сомневаюсь, что к северу от нас бродит хотя бы с десяток одиночек.

– Так мало?

– Почему мало? Сколько, по-твоему, людей в Зоне?

Марк пожал плечами:

– Даже не знаю.

– Не так много, как кажется. На самом деле мы с вами уже встретили лично едва ли не половину всего населения Зоны. Большинство вообще никогда далее Кордона не заходят – гибнут в аномалиях или в перестрелках, самые умные отдают все нажитое, чтобы через блокпост вернуться за пределы Зоны. Начиная со Свалки можно нажить себе неприятности от военных или мародеров. А это уже немало. Забираться дальше, чтобы сбыть дешевые артефакты, бессмысленно. Бармен платит за них меньше, чем Сидорович. Да и земли уже поделены кланами, так что приходится играть по чужим правилам.

– Бармен и есть торговец? – спросил Орех, вскрывая банку консервов.

– Да. Но нужно помнить, что Бармен – это не кличка конкретного человека. Это новое имя каждого, кто устанавливает тут свою власть.

– И часто власть менялась? – Марк из-за плеча сидящего напротив Борланда посмотрел на Бармена.

– Хмм… Этот уже четвертый, кажется.

– Что же с ними происходит?

– Зона забирает, – пояснил Борланд.

– Это как понять?

– Как понять? Пуля в голову – и на корм псам. Власть – дело шаткое.

– Не знаю, – покачал головой Орех. – Если здесь запрещено стрелять, почему сталкеры предпочитают отдыхать в лесах?

– Именно потому, что запрещено стрелять, – Борланд достал вилку и принялся за содержимое консервной банки. – Сначала всем кажется, что тут просто рай, раз все ходят с опущенными стволами. А когда понимают, что табу на стрельбу распространяется и на тебя самого, то все выглядит уже не так безоблачно. Как ни крути, а постреливать приходится. Это в баре за щелчок затвора можно получить пулю в башку от того молодца с автоматом. А снаружи все, кому не лень, пробуют свои силы. Да и тут никто не застрахует тебя от камикадзе с гранатой в руке, который забежит с улицы, чтобы отомстить за разбитые иллюзии.

– Не нравится мне, как тот «долговец» у стойки на нас смотрит, – заметил Марк.

– Не обращай внимания. Ничего не поделаешь. Холодная война тут процветает. То и дело появляются молодые придурки, которые намерены через полчаса выяснить отношения на автоматах где-нибудь за границами «Ростка». Но поиском причин они занимаются здесь. Так что тут есть масса возможностей нажить себе врагов. И вообще, я вам кое-что поясню. – Борланд отложил вилку. – До этого все наши проблемы сводились к тому, чтобы выстрелить первыми. Сейчас скорость реакции и полные карманы патронов уже не являются доводом в спорах. На этой территории и к северу нет никакой анархии. Всюду установлены жесткие правила группами таких же людей, как мы, но, не в пример нам, более многочисленными. Именно благодаря этим правилам в Зоне есть хоть какой-то порядок. Нам предоставляется больше прав и больше обязанностей и ограничений. Среди тех, кто свыкся с аномалиями и постоянной бдительностью, на этой стадии дополнительно отсеиваются те, кто не имеет понятия об уважении и дисциплине. Очень надеюсь на то, что мы с вами никому поперек дороги не встанем.

– Полностью согласен, – сказал Марк.

«Долговец», сидящий боком у стойки бара, слез со стула и направился к ним.

– Мир вам, сталкеры, – сказал он.

– Взаимно, брат, – ответил Борланд.

– Можно поговорить с тобой, сталкер? – обратился незнакомец к Марку.

– Что случилось?

– Снаружи, – уточнил неизвестный. – Прости, но мой долг требует.

Марк перевел взгляд на Борланда, и тот кивнул.

– Хорошо, – сказал Марк и встал.

«Долговец» пошел наверх, Марк, оставив оружие, последовал за ним.

– Чего это он прицепился? – настороженно спросил Орех.

– Когда Марк вернется, он, наверное, все расскажет, – ответил Борланд.

– Почему ты позволил ему уйти с этим «долговцем»? Мало ли что…

– Потому что, как я уже объяснял, тут действуют правила. Не волнуйся за Марка. Внутри бара все подчиняются Бармену и его громилам, но снаружи все попадает под контроль «Долга». А мы им не враги, даже наоборот. Если «долговцу» что-то понадобилось от Марка, значит, тому есть причины. Орех, спасибо за угощение. Пойду, с Барменом переговорю.

Борланд выбросил пустую банку и бутылку в стоявшую рядом урну. Обернулся и увидел, что Бармен смотрит на него.

Подойдя к стойке, он уселся на место «долговца» и поинтересовался:

– Ну, что, как бизнес?

– Хреново, – ответил Бармен. Теперь он уже почему-то прятал глаза.

– А что так плохо?

– Ты у нас налоговый инспектор?

Борланд пожал плечами:

– Ну, не хочешь – не говори. А вот у меня есть информация, что ты хочешь сказать мне, куда повел моего товарища этот парень.

– Информация неверна.

– Что-то ты неприветлив сегодня. День не задался?

– Ты будешь что-то пить? – спросил Бармен, протирая стаканы.

– Виски с содовой, – отчеканил Борланд. – И побольше льда.

– Такого не держим, – сурово сказал Бармен.

– Однако неудовлетворителен у тебя сервис, – сказал Борланд, в упор глядя на собеседника. Тот почему-то начал нервничать. – Виски не можешь налить доброму сталкеру. Сведениями о намерениях «долговца» тоже поделиться не желаешь. Конкуренции не боишься?

Бармен со стуком опустил стакан на стойку:

– Такое мог сказануть только ты.

– А я вообще со странностями… – Борланд взял из стаканчика зубочистку.

Бармен поднял на него тяжелый взгляд:

– Хотел бы я знать одну вещь. Почему с тобой всегда приходят неприятности?

– Во как, – поднял брови Борланд. – Я уже кому-то навредить успел.

– Для вас, сталкеров, это в порядке вещей, – тихо сказал Бармен. – Но ты из них выделяешься.

– Да? И чем же?

– Те, кому ты мешаешь, затем доставляют неприятности другим.

– Интересно, – сказал Борланд. – Например, тебе?

Бармен уперся руками в стойку:

– Знаешь, почему этот бар называется «Сто рентген»?

– Знаю, – ответил Борланд. – Это необходимые условия окружающей среды, чтобы ты чувствовал себя мужиком.

– Нет. Это местное крылатое выражение. Считается, что сталкер способен выдерживать больше, чем обычный человек. Отсюда и сто рентген. Но ты… – Бармен пожевал губами, – ты сто первый рентген.

– Польщен, – Борланд изобразил рукой, что снимает шляпу.

– Сколько бы человек ни мог вынести, все летит к чертям, когда приходишь ты, – продолжал Бармен. – Почему я не могу спокойно вести свой бизнес, чтобы о тебе никто не спрашивал, не ставил меня в глупое положение? Всем от тебя что-то нужно, все суют нос в чужое дело, лишь бы выйти на легендарного Борланда.

– Может, от меня просто ждут новых легенд? – предположил Борланд. – Нет, дружище, я не пойму, на что ты намекаешь. Ты не можешь прямо сказать, что я такого сделал местному клану, чтобы он доставлял тебе, несомненно, невыносимые душевные страдания? И зачем понадобилось отзывать на улицу человека из моей команды? Что случилось?

– Не каждому клану ты друг, – сказал Бармен совсем тихо и снова принялся протирать стаканы.

Борланд посидел какое-то время, грызя зубочистку. Потом повернулся и посмотрел на Сенатора с Орехом. Вытянул к ним указательный палец, поднялся и направился к боевику с автоматом.

– Тебе сюда нельзя, – угрожающе сказал тот.

Двумя короткими ударами Борланд выбил автомат из его рук. Затем ударил локтем в лицо. Наемник схватился за нос, Борланд сильно пнул его сбоку по колену, дважды ударил в живот, а когда наемник согнулся, то солидно добавил по позвоночнику.

– На помощь! – закричал Бармен.

На лестнице послышался топот, и в зал с автоматом в руке вбежал второй охранник, тот, что сидел в нише на лестничной площадке. Сенатор, уже стоявший у входа сбоку, подставил ему подножку, и наемник упал. Орех тут же подскочил к нему, схватил за волосы и ударил лицом об пол.

Двое сталкеров-посетителей с интересом смотрели на схватку. Борланд встретился с каждым из них взглядом и получил в ответ короткие кивки.

Сенатор и Орех выжидающе смотрели на Борланда. Тот бесцеремонно переступил через тело наемника, которого он уложил, и зашел за стойку. Бармен испуганно попятился, но тут же схватил нож и выставил перед собой. Не выпуская изо рта зубочистку, Борланд взял с витрины бутылку со спиртным и швырнул в него. Бармен не успел уклониться, и бутылка попала ему в грудь. Почти сразу же Борланд ухватил полотенце, на котором сохли стаканы, и отправил все это вслед за бутылкой. Пока Бармен отмахивался от стаканов, Борланд выбил нож из его руки и влепил кулаком в живот.

Торговец охнул и начал складываться пополам, но Борланд тут же его распрямил, ухватив обеими руками за свитер. А потом приблизил лицо к его носу, целясь зубочисткой в глаз.

– Значит, сталкеры выдерживают больше, чем обычные люди? – процедил он. – Давай проверим, как хорошо ты видишь одним глазом.

– Что тебе нужно? – прохрипел Бармен.

– Ответы. Куда он повел нашего парня?

– На Арену!

– Здесь есть Арена?

– Уже есть.

– Но за что?!

– Чтобы привлечь тебя! Им нужен ты! – закричал Бармен. – Я должен был задержать тебя, если ты соберешься уходить раньше времени!

– И что потом?

– Не знаю!

Борланд немного подумал и сказал:

– Ага, понятно. Как туда пройти?

Сенатор с Орехом, так же как и двое других сталкеров, имели удовольствие увидеть, как после беседы Борланд выплюнул зубочистку и врезал Бармену в подбородок, так что тот без чувств грохнулся на пол.

– Пакуйте вещи, – подойдя к напарникам, сказал Борланд. – Мы выдвигаемся.

– Куда? – спросил Орех, хватая рюкзак Марка.

– На территории «Ростка» смена позиций. Боюсь, что теперь здесь нет ни одного «долговца». Нас окружают враги. Марка забрали на Арену.

Сенатор прикрыл глаза и молча покачал головой.

– Что за Арена? – торопливо спросил Орех.

– Увидишь, сталкер, – сказал Борланд.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 622