Глава 13 Ангар

Солнце только начинало всходить, когда радиоактивная Свалка встретила четырех сталкеров, идущих со стороны Темной долины. Шаман Сенатор, облаченный в застегнутый до горла плащ, неслышно ступал с неизменной веточкой в руке. Никто из сталкеров не знал, спал ли Сенатор или хотя бы присел отдохнуть за все время. За ним твердой поступью шагал Орех, который внешне уже мало чем отличался от исследователей Зоны среднего уровня, бороздящих ее просторы по нескольку месяцев. Марк шел первым, а замыкал строй хмурый Борланд. Он не возражал против того, чтобы Марк был ведущим.

Разжившись боезапасами у «долговцев», поредевшая команда продолжала путь на север. Эльфа они с утра не видели, и Марк не стал спрашивать Ястреба о нем, чему Борланд мог только тихо радоваться. Тем не менее радости он не ощущал. В этой части Зоны он потерял слишком много.

– Могу всех нас поздравить, – сказал Борланд, в сердцах швырнув ржавый болт в центр притаившегося в стороне Трамплина, отчего аномалия разрядилась впустую. – Наша с вами экспедиция длится ровно сутки, и нас уже меньше.

– Да, много чего случилось, – отозвался Марк. – Но все знали, на что шли.

– А вот тут ты не прав, – возразил Борланд. – Технарь и Патрон не знали, на что шли. Так же, как не знаю я сам.

– И все же ты жив, хотя знал не больше, чем Патрон и Технарь, – заметил Марк. – Как видишь, необязательно знать все детали операции, чтобы остаться в живых. Не так далеко отсюда находится место, где я излагал тебе и Ореху свой план. Ты с ним согласился. Если передумал и хочешь выйти из команды, пожалуйста.

– Нет уж, – процедил Борланд. – Я дойду до конца. Мне очень интересно, чем все это кончится. Но ты тоже должен понимать, что так и будет! Ты меня слышишь?

– Слышу, – ответил Марк спокойно.

– Эта экспедиция закончится в любом случае! И я выживу только для того, чтобы узнать, зачем это все!

Сенатор с улыбкой обернулся к Ореху, подождал, когда тот поравняется с ним, и тихо сказал:

– Он начинает задавать себе правильные вопросы. Еще немного – и он будет морально готов покинуть Зону.

– С чего ты взял?

– У каждого свой путь, мой друг. Все, что мы делаем, так или иначе связано с Великим Путем нашей жизни. Любое дело мы заканчиваем не обязательно тогда, когда добиваемся желаемого.

– Ты имеешь в виду, что нам иногда мешают?

– Не так. Наш путь прекращается, когда приходит время. Если постороннее вмешательство очень сильное, мы можем отступить, но лишь иногда. Главное – наше собственное решение. Вот и Борланд идет к тому, чтобы переоценить свои ценности. Он пришел в Зону, так как не находил себе нужного места за ее пределами. Это касается всех нас. Все мы что-то ищем в Зоне.

– Артефакты, – сказал Орех.

– Артефакты лишь следствие. Не всем нужно богатство. Кто-то ищет знание, кто-то гонится за особым чувством. Причины у каждого свои. Борланд не прав, считая, что должен все знать о Марке.

– А я просто иду с Марком, и все, – заявил Орех. – В одиночку скучно и страшно. Я ему доверяю и потому иду с ним.

– Ты мудр, мой друг. Простые решения всегда самые мудрые. Но их реализация часто бывает очень сложной.

– Это как бросить курить?

– Очень хороший пример. Человечество всегда любило легкие пути, но следовало самым сложным. Если бы ты курил, то как бы бросал?

Орех пожал плечами:

– Просто перестал бы курить, вот и все.

– Да, это единственное решение. Но миллионы курильщиков ищут другие методы, не в силах признаться себе, что простой ответ находится у них под носом. Вместо простого решения, которому иногда трудно следовать, человек тратит огромные усилия на поиск сложных решений, следовать которым ему было бы легко.

– Как все запутано, – покачал головой Орех.

– Напротив, все очень просто. Взгляни на Марка. Что ты видишь?

– Ну, комбинезон…

– Я не об этом. Что Марк делает в Зоне?

– Не знаю, не спрашивал. Да он бы мне все равно не сказал.

– Запомни, мой друг: Марк – один из людей, кто умеет принимать мудрые решения. Что-то терзает его душу, он не находил себе покоя во внешнем мире и в конце концов пошел в Зону. Решиться было просто, осуществить трудно. Какова бы ни была его причина, ее последствия оказались достаточно сложными, а ведь мы прошли всего половину пути. Но Борланду еще сложнее. У него собственная судьба, и он начал сомневаться, что идет правильно.

– Но он же знал, что его напарники могут погибнуть, – сказал Орех после короткого раздумья.

– Мой друг, Борланд явно рассчитывал, что если кто-то и погибнет, то не его друзья и не он сам. Его сильная и в то же время слабая сторона – непредсказуемость и скоропалительность решений. Борланд заработал хорошую репутацию в Зоне, но вряд ли добивался этого. Многие вещи он делает просто потому, что может – или же хочет – проверить, способен ли он на такое.

– Разве это плохо?

– Иногда хорошо, иногда плохо. Этот способ жизни очень ненадежен. В свободном плавании можно приплыть к сказочным островам – но это зависит от случая, который соблаговолит направить свежий бриз в твои паруса. Куда больше шансов у тебя разбиться о скалы.

– А я не знаю, чего хочу от жизни, – сказал Орех. – Никогда не думал об этом.

– Ничего, мой друг. Придет время, и ты тоже начнешь.

– Наверное.

Сенатор слегка повернул к нему голову:

– Я дам тебе полезный совет, Орех…

Молодой сталкер удивился, потому что Сенатор чуть ли не впервые назвал его по кличке.

– В любом деле выбери направление и проложи себе рельсы, по которым поедет состав твоей судьбы. Без направляющих рельсов поезд способен поехать куда заблагорассудится – возможности безграничны. Но любое препятствие может оказаться для него роковым, каждая пропасть, каждый камень может сломать его. Если у поезда твоей судьбы будут проложенные тобою же рельсы, то он плавно и быстро покатится к цели.

– А если, начав что-нибудь, захочется поступить по-другому?

– Разве можно свернуть с рельсов? Ты отказываешься от множества посторонних искушений сойти с дороги – и получаешь быстрое и надежное достижение успеха.

– То есть все в жизни должно обдумываться заранее?

– С твоего позволения, я снова приведу наглядный пример. Марк движется по рельсам своей судьбы. Я не знаю, куда он проложил себе путь, но это очень необычное направление. И именно поэтому он туда доберется. Теперь посмотри на Борланда. У него больше знаний и навыков, чем у Марка. Но своего направления у него нет. Путь его полон препятствий. Он отдает себя на волю мимолетным, непродуманным действиям, и судьба бросает его, как ей угодно. Марк принял какое-то решение и готов пожертвовать всем, чтобы достичь желаемого, даже собственной жизнью. Борланд не хочет жертвовать вообще и подстраивается под ситуацию на лету. У него есть мужество, но это мужество человека, который никогда не рискует тем, что ему в самом деле дорого.

Орех некоторое время шагал молча, обдумывая услышанное и пытаясь сформулировать свой ответ. И, наконец, сказал:

– А по-моему, Борланд просто уважает право других на собственный путь.

Сенатор собрался что-то ответить, но тут со стороны ангара раздался выстрел.

– Ложись! – скомандовал Марк, и все упали в траву.

Вскоре послышались автоматные очереди, а затем из ангара донеслись дикие вопли, которые почти перекрыл звериный рык. И все стихло.

Из ворот ангара вышла химера размером с хороший лимузин. Она подняла голову и повела ею в воздухе.

– Она может нас учуять? – спросил Орех.

– Уже учуяла, – ответил Сенатор.

Химера медленно повернулась к сталкерам и, издав рев, помчалась к ним.

– Мать твою… – пробормотал Борланд, сжимая «Грозу».

Марк открыл огонь. С винтовкой он управлялся уже очень хорошо, и ни одна пуля не прошла мимо цели. В прицел он видел, как на гладкошерстом теле химеры появляются отверстия – и тут же затягиваются. У лап ее взорвалась подствольная граната, пущенная Борландом, но это не причинило чудовищу никакого вреда. Химера продолжала мчаться к ним, и автомат Ореха тоже не смог ее остановить.

– Врассыпную! – крикнул Борланд, когда химера была уже близко.

Все вскочили на ноги, но выполнить команду не успели.

Химера, зашипев, прыгнула на Марка. Тот упал на спину, продолжая безуспешно стрелять в упор. Огромное тело пронеслось над ним, химера миновала Сенатора, стоявшего на месте с закрытыми глазами, и взмахнула лапой, отбрасывая Ореха в сторону. Сталкер пролетел несколько метров, выронив «калаш», а приземлившись, с изумлением понял, что жительница Зоны в последний момент убрала когти.

Химера была уже в двух шагах от Борланда, и тот разрядил весь магазин «Грозы» ей в голову. Химера остановилась, медленно выгнулась, и пули посыпались с ее головы в траву. Она устремила на сталкера такой взгляд, какой бывает у домашней кошки, которой хозяин случайно наступил на хвост.

Борланд выхватил пистолет и выстрелил ей в глаз. По глазному яблоку прошли короткие волны. Через секунду выдавленный оттуда кусочек свинца упал на землю, к уже лежащим там натовским пулям.

Химера посмотрела на сталкера строгим взглядом и отвернулась. Борланд попятился, а удивительное порождение природы глянуло сначала на Сенатора, продолжавшего стоять с закрытыми глазами, затем на Ореха, сидящего поодаль с отвисшей челюстью, и направилось к Марку.

Марк медленно поднялся с земли и встал перед химерой. Он понимал, что чудовище уже могло прикончить их всех, но почему-то не делало этого.

Химера показала длинные острые клыки, тихо прорычала и медленно пошла прочь, плавно переступая лапами.

Вскоре она скрылась за кустами.

– И что это значит? – ошеломленно спросил Борланд.

Сенатор уже открыл глаза. Осмотревшись, он крутанул веточку в руке и подошел к Марку.

– Что ты ей сделал?

– Убил ее детей, – тихо ответил Марк.

Задумавшись, Сенатор обошел его со спины и встал с другой стороны.

– Тогда ты обречен, – сказал он.

– Это была самооборона.

– Ни одно мужское существо в мире не способно понять чувства существа женского, потерявшего своих детей.

Борланд и Орех подошли к ним.

– Почему она нас не убила? – спросил Борланд.

– Потому, что вы шли с Марком, – ответил Сенатор.

– Значит, она не трогает Марка?

– До определенного момента – нет.

– До определенного момента?!

– Она донесет до него Дыхание Зоны, – сказал Сенатор, положив руку Марку на плечо.

– Что это значит? – спросил Орех.

– Это значит возмездие, мои друзья.

Сталкеры не нашли ответных слов.

– Убить тебя, Марк, было бы слишком просто, – продолжал Сенатор. – Ты должен понять, чего ты ее лишил. Счастлив тот, кому незнакомо Дыхание Зоны. Даже если бы ты мог выжить в конце своего путешествия, Марк, оно настигло бы тебя.

– Что это значит: «если бы ты мог выжить»? – спросил Борланд. – Что ты каркаешь?

– Скажи им то, что сказал мне во время нашего знакомства, – произнес Сенатор.

Марк вздохнул:

– Это значит, что наша экспедиция в случае удачного завершения может привести к моей смерти.

Борланд подумал, что ослышался:

– А ну-ка, еще раз.

Марк повернулся и посмотрел на Сенатора:

– А если я так и не пойму, что такого страшного я натворил?

– Не удастся, мой друг. Ты уже это понял, но не в полной мере. Дыхание Зоны ставит тебя одновременно перед своим палачом, своим преступлением и своей совестью. Каждый раз, когда химера подходит к тебе, ты чувствуешь на себе это веяние. Оно будет окутывать тебя все больше и больше, пока ты не будешь готов к смерти. И тогда она наступит.

– Чел, я думаю, тебе стоит вернуться на Кордон, – сказал Борланд, озадаченно глядя на Марка. – И сматываться из Зоны. Что-то мне подсказывает, что ты здесь счастья не найдешь.

– Боюсь, мой друг, Марк при всем желании не сможет уйти из Зоны, – сказал Сенатор.

Марк убрал его руку с плеча и, горько скривившись, пошел к ангару.

– Эй, погоди, – поспешно сказал Борланд и направился за ним. – Что ты сказал по поводу удачного завершения экспедиции?

– Это не твое дело, – сказал Марк, упорно не желая оглядываться. – Я тебе обещал снять Заслон. И точка.

– Ну, хорошо, – не стал спорить Борланд, мысленно отложив разговор до лучших времен. – Зачем ты идешь к ангару?

– Нужно узнать, кого убила химера.

– А зачем тебе знать?

– Там могли остаться живые.

– Спорим на щелбан, что их там нет, – предложил Борланд.

– Поспорь с кем-нибудь другим, хорошо?! – сказал Марк, срываясь на крик. – И оставь меня в покое!

Борланд остановился, глядя, как Марк удаляется к воротам ангара. А потом махнул рукой Сенатору и Ореху.

Они догнали Марка, и команда вошла в ангар.

И увидели внутри чудовищную картину. В лужах крови лежали тела людей в камуфляжной форме, их было не меньше десятка. Они ярко свидетельствовали не только об идеальных защитных качествах химеры, но и о способности убивать. Все раны были нанесены когтями, под разодранными защитными комбинезонами виднелись выпотрошенные внутренности.

Орех зажал рот рукой и метнулся из ангара. Борланд закрыл глаза и досчитал до десяти. Сенатор сурово оглядывал место бойни, а Марк не выказывал никакой реакции. Дыхание Зоны уже частично коснулось его, заставив по-новому смотреть на смерть.

– Я знаю их, – сказал Борланд.

– Кто? – тихо спросил Марк.

– Вон тот парень мне знаком… Слева… Это клан «Грех». Отрава Зоны и бич сталкеров. Отступники от всего святого получили сполна.

Марк сделал три шага вперед, переступив через окровавленный автомат.

– Что ты делаешь? – нервно спросил Борланд. – Ты собираешься их обыскивать?

Марк медленно шагал среди тел, всматриваясь в лица у тех, у кого они сохранились. Сдерживая ком в горле, он наклонился к одному из «грешников» и стал проверять его карманы.

– Перестань! – сказал Борланд.

Марк не слушал его. Он перешел к другому телу и извлек из нагрудного кармана «грешника» какую-то бумажку. Борланд и Сенатор молча наблюдали за ним.

– Что там? – спросил Борланд.

Марк молча посмотрел на листок и порвал на мелкие клочки. Глаза его сверкнули, и он пошел обратно, в упор не замечая сверлящего взгляда Борланда.

– Нужно продолжать путешествие, – сказал он тихо и вышел.

Следом за ним направился Сенатор. Борланд в последний раз окинул взглядом ангар и покачал головой.

Орех сидел на земле с флягой в руке. Вид у него был неважный.

– Ты в порядке? – спросил Борланд.

– Да, – ответил Орех. – Мутит немного. Но сейчас пройдет.

Борланд похлопал его по плечу.

– Ты молодец, дружище, – сказал он уверенно, и Орех кивнул ему с благодарностью.

Когда ангар остался позади, Орех догнал Сенатора:

– Ты говорил о рельсах судьбы… – Он посмотрел вслед Марку. – Неужели у тех, кто уже выбрал свой путь, не бывает возможности поменять направление?

Сенатор, закрыв глаза, обратил лицо к небу и вдохнул воздух.

– Путь для того и прокладывается, чтобы от него не отклоняться.

Орех сник. Сенатор открыл глаза, посмотрел на него полным энергии взглядом и добавил:

– Но со временем приходит умение делать на этом пути необходимые тебе ответвления.

И таинственный шаман ободряюще улыбнулся.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 617