Глава 10 Апельсин

Дверь закрылась, встав прочной преградой между лабораторией и коридором. Патрон всей массой надавил на нее, но это было равносильно попытке сдвинуть гору.

– Он закрыл нас, – произнес Орех, сжимая ставший бесполезным «калаш».

– Он защитил нас, – сказал Марк.

Патрон повернулся к сталкерам с безнадежным видом и признался:

– Я не могу открыть.

– Никто не сможет, – сказал Сенатор. – Борланд сбил катушку. И при этом, вероятно, повредил замок. Дверь не откроется.

– Как же мы выйдем? – спросил Орех.

– Мы в любом случае не можем выйти здесь, – сказал Марк, оглядывая дверь. – Даже если удастся открыть, там нас будут ждать мародеры.

– Здесь может быть другой выход?

– Я не знаю. Но думаю, что другого выхода нет. Уверен.

Воцарилось молчание.

– Что же нам делать? – продолжал задавать вопросы Орех.

– Нужно двигаться дальше, – решил Марк. – Борланд и Технарь сделали все, что могли. А наша задача – найти документы.

Марк взглянул на Патрона, приготовившись к тому, что здоровяк заявит: он не бросит своих друзей умирать. Но ошибся.

– Значит, пусть будет так, – согласился Патрон. – Сделаем то, что ты сказал, вернемся сюда и будем искать способ, как открыть дверь.

Марк смотрел на его простодушное лицо в поисках подвоха, но не нашел никаких следов двусмысленности и кивнул:

– Верно. Идем.

Сталкеры впервые огляделись. Они находились в грязном помещении, планировка которого тем не менее наводила на мысль о хорошо обустроенном научном корпусе. Лампы дневного света в изобилии находились и тут, половина из них горела. Пол был выложен белой плиткой, стены хорошо сохранились. В центре стояла широкая квадратная колонна. Обойдя ее, сталкеры обнаружили, что это шахта лифта. Сбоку виднелся проем лестничной клетки.

Марк нажал на кнопку и убедился, что лифт не работает.

– Пойдем вниз, – сказал он и начал спуск.

– Здесь хоть изломов не бывает? – спросил Орех.

– Все возможно, – ответил Сенатор. – Но тут слишком светло. Укрыться негде. Изломы это не любят.

– А кто любит?

– По-моему, никто. Разве что может напугать полтергейст.

– И что он делает? – спросил Марк.

– Ничего особенного. Ну, бросит что-нибудь. Так что если заметите летающие в воздухе предметы, сильно не удивляйтесь.

– Думаю, я все равно удивлюсь, – сказал Орех.

Сенатор пожал плечами.

Они спустились на этаж ниже.

– Место все равно намного лучше Агропрома, – заметил Марк. – Никаких следов потасовок или стрельбы.

Этаж в самом деле выглядел достаточно мирно. Он был шире верхнего и чище. Картину нарушали лишь разбросанные ящики.

– Что тут могло случиться? – спросил Патрон.

– Полтергейст погулял, – ответил Сенатор.

Несколько широких проемов в стенах открывали путь к различным техническим помещениям, набитым промышленным оборудованием и обломками жестяных шкафов.

– Как тут можно что-то найти? – спросил Орех. – Этот полтергейст тут наверняка полный бардак устроил.

– На самом деле полтергейст обычно ставит все так, как было, – пояснил Сенатор. – Иначе какой интерес? Например, опрокинуть стеллаж он может быстро, но, чтобы это повторить в будущем, он его аккуратно поставит на место.

– Не похоже, чтобы мы попали именно в этот момент, – сказал Марк, глядя на груду мусора в душевой кабинке, краны которой были вывернуты наверх явно какой-то посторонней силой. – А какова мощь полтергейста? Сколько он может поднять?

– Они разные бывают, – отозвался Сенатор. – У полтергейста два естественных состояния. Одно – это физическая плоть. Второе – сгусток энергии, летающий как ему захочется и двигающий предметы на расстоянии. Это любимый облик полтергейста.

– А как выглядит физическая плоть? – спросил Орех.

– Не очень привлекательно.

Над их головами раздались чьи-то шаги.

– Кто там ходит? – спросил Марк, глядя вверх и положив руку на ствол винтовки.

– Он и ходит, – сказал Сенатор с легкой улыбкой.

Шаги стали сильнее. Куски штукатурки полетели с потолка, заставив людей отскочить.

– А его можно увидеть? – полюбопытствовал Орех.

– Да. В любом состоянии полтергейст виден. Но он обычно не показывается.

– Он для нас опасен? – спросил Марк.

– Полтергейст очень редко нападает, если его не трогать, – ответил шаман, отряхивая плащ.

– Но все же бывает? – вступил в разговор Патрон.

– Да. Однако этот топот наверху – явно не нападение.

– Он знает о нашем присутствии? – продолжал расспросы Марк.

– Конечно. С того момента, как Технарь стал работать с замком. Если полтергейст и нападает, то сразу. Иначе просто играется.

– Если он будет шуметь, я тоже, – заявил Орех и передернул затвор «калаша».

Это стоило ему вылетевшего патрона, который пришлось поднимать.

Наскоро обойдя второй уровень, сталкеры не нашли никаких документов или иных носителей информации, равно как и научного оборудования. Марк вытащил магазин из винтовки, придирчиво осмотрел под взглядом Патрона и стащил с себя рюкзак.

– Не в порядке? – спросил Патрон.

– Да так, – неопределенно ответил Марк, кидая магазин в рюкзак и копаясь в поисках нового.

Стоило Патрону отвести глаза, как Марк вытащил тот же самый магазин и вставил на место. Затем его рука опустилась в карман комбинезона, положив туда Черный Кристалл.

– Заменю на всякий случай, – сказал Марк, взглянув на Патрона.

Здоровяк отреагировал необычно:

– Марк, я хочу тебе кое-что сказать. И тебе тоже, Орех.

– Что такое? – спросил Орех, подходя к нему.

Патрон заколебался. Было заметно, что человеку его телосложения очень сложно признаться в какой-либо слабости.

– Короче, пацаны, – произнес он. – Тогда, в тоннеле…

– Ни слова больше, Патрон, – сказал возникший рядом Сенатор. – Нам всем было страшно.

– Это в последний раз, – сказал Патрон и вздохнул. – Тоннель или не тоннель – ничего не считается. Я помню, как ты просил меня остаться, Орех. И обещаю, что сделаю то, о чем ты просил. Я буду вас защищать.

Лицо Марка просветлело:

– Мы знаем, Патрон.

– Я подписался идти с вами, и я обязан идти с вами. Я должен был сказать это раньше. А не тогда, когда, кроме нас, никого не осталось.

– Никого? – спросил Марк.

– Я думаю, что Технарь и Борланд мертвы.

– Нам это неизвестно, – сказал Марк поспешно, хотя сам считал так же, но не мог себе в этом признаться. – Давай разберемся с этой лабораторией и попробуем выбраться.

…Обойдя весь этаж, сталкеры пришли к новой закрытой двери, точно такой же, как первая. Она находилась неподалеку от входа. Замок был проще – цифровое табло и четырехзначный индикатор.

– Будем подбирать? – спросил Орех.

– Слишком много вариантов, – сказал Марк, но все-таки набрал код. – Один-девять-восемь-шесть. Но было бы совсем наивно полагать, что эта комбинация сработает.

Замок сыграл незатейливую мелодию, и индикатор загорелся синим светом.

– Получилось? – спросил Патрон.

– Нет, – ответил Марк. – Должно быть, замок перенастраивается после каждой неудачной попытки. Или…

Дверь открылась. Сталкеры машинально схватились за оружие – и остолбенели.

За дверью находился еще один лестничный пролет, уходящий влево и вниз. Над ним висел расплывчатый фиолетовый сгусток, вокруг которого быстро вращались в разных плоскостях темные энергетические сферы. Сам сгусток потрескивал и покачивался.

Сталкеры отступили на шаг, не отводя взгляда от шара. Внезапно по всему этажу раздался грохот – все предметы начали вибрировать. Оружие сталкеров резко выскочило у них из рук и потянулось к сгустку. Орех чуть не упал, когда ремень от «калаша» дернул его вперед. Марк быстрым движением высвободил голову от ремня собственной винтовки. Дробовик Патрона несколько раз крутанулся, и три висящих в воздухе ствола нацелились на сталкеров.

– Не шевелиться, – произнес Сенатор. – Не злите его.

– Эй, что за черт?! – испуганно сказал Орех.

Щелкнули предохранители, приводя оружие Патрона в боевую готовность.

Снизу раздался приближающийся топот, словно кто-то бежал в мокрых ластах, шлепая по каменным ступеням. В голове Марка одна за другой пронеслись несколько самых безумных теорий насчет природы этих шагов, прежде чем с нижнего этажа вылетел еще один сгусток. Он был чуть меньше размером и оранжевого цвета. С неизвестно как производимым визгом он ударил фиолетовую субстанцию сзади и снизу, и оружие упало на ступени.

– Вниз! – крикнул Марк.

Сталкеры схватили стволы и прыгнули вперед, за дверь. Не успели они пробежать и десятка ступеней, как Сенатор остановился.

– Подождите, – сказал он.

– Что такое? – спросил Марк, с опаской глядя назад, в дверной проем, из которого раздавались бешеный грохот и визжание.

– Нужно помочь оранжевому полтергейсту.

– Что?! – спросил Орех, задыхаясь.

– Они дерутся, неужели не видите?! Один представляет для нас опасность, второй нет.

Сенатор повернулся и начал подниматься по ступеням. Марк и Орех переглянулись.

– Так это и есть полтергейст? – спросил Патрон.

Сенатор кивнул, не оглядываясь, что было почти незаметно из-за надетого капюшона. Марк помедлил и пошел следом.

На этаже царил полный хаос. Все, что можно было выдрать из стены хотя бы и усилиями двух человек, было выдрано и разбросано. Где-то поблизости раздавался громкий шум и звон, словно металлическим прутом били по чему-то твердому. Сталкеры с двух сторон обогнули шахту лифта, и перед их взором предстали оба полтергейста. Оранжевый яростно лупил фиолетового палкой. Тот поднимал пустые банки, ящики, ножки от стульев и швырял их со всех сторон в оранжевого, который уворачивался и издавал невнятные звуки с явно ругательной интонацией.

– Что делать? – спросил Марк, вскидывая винтовку.

– Стрелять, – коротко ответил Сенатор.

Раздались выстрелы, и фиолетовый шар скукожился. Все поднятые им предметы упали. Рев раненого полтергейста напугал оранжевого, он уронил палку и полетел за шахту, пронесшись мимо Ореха и Патрона, которым стоило больших трудов не перенести огонь на него.

Оружие билось в руках сталкеров – фиолетовый полтергейст стремился вырвать его из рук. Но силы его уменьшались, судя по уменьшающейся зоне влияния. Наконец он совсем сдулся, подобно воздушному шару, завыл в последний раз и взорвался, исчезнув в облаке дыма. На пол упало странное существо, похожее на космического пришельца гуманоидного типа в метр ростом. Не успели сталкеры получше рассмотреть его, как тело увяло, расплылось по полу и исчезло окончательно.

Марк перевел дух:

– Он мертв?

– Энергию нельзя убить, – ответил Сенатор. – Он реинкарнируется, но чуть позже.

– «Чуть» это сколько?

– Через три-четыре дня.

Марк подошел к тому месту, где только что лежал гуманоид, нагнулся и осмотрел пол, но ничего не обнаружил. Все следы фиолетового полтергейста исчезли.

– Не бойся, иди сюда, – позвал Сенатор, медленно подступая к шахте. – Давай же, покажись!

Оранжевое создание осторожно выглянуло из-за угла. Марк понимал, что шар просто слегка передвинулся, но создавалось впечатление, что полтергейст именно выглянул.

– Вот так, – сказал Сенатор доброжелательно. – Иди сюда, ну же. Апельсин? Я буду звать тебя Апельсин.

Шар вылетел на открытое пространство и несколько раз перевернулся в воздухе.

– У нас есть что-нибудь вкусное? – спросил Сенатор.

– Шоколад пойдет? – подал голос Орех, с интересом наблюдая за Апельсином.

– Очень хорошо. Шоколад. Все достаньте шоколад и бросьте ему.

Все три шоколадки вместе с оберткой исчезли в середине шара.

– Он что, их съел? – спросил Марк, сдерживая улыбку.

– Конечно! Преобразовал в энергию. Думаю, он давно не ел ничего подобного. А может, и никогда.

Апельсин опустился на пол и радостно попрыгал, как мячик.

– Ну, все, молодец, – сказал Сенатор. – Лети по своим делам.

Шар покрутился и куда-то уплыл.

– Занятное создание, – сказал Марк. – Откуда тебе известны их повадки?

– Как-то провел много времени с одним из них, – ответил Сенатор. – Пережидали вместе в одном подвале выброс.

– Не знал, что полтергейсты могут воевать друг с другом, – произнес Орех, все еще находясь под впечатлением.

– А что-нибудь другое знал?

– Про них? Хм, ничего…

Сталкеры вернулись к двери, открытой фиолетовым полтергейстом, и, миновав три лестничные площадки без дверей, спустились на следующий уровень.

Здесь было намного темнее, потому что большинство ламп не горело. Повсюду виднелось множество труб и каких-то котлов.

– Ну что, будем искать документы, – сказал Марк.

И тут Орех увидел что-то у стены.

– Смотрите!

Он шагнул туда и ткнул дулом автомата. Патрон, несмотря на свои габариты, мгновенно метнулся к Ореху и с силой оттолкнул его, так что парень отлетел метра на три и упал. И тут же у стены взметнулся столб пламени.

– Прочь оттуда! – крикнул Марк, быстро доставая из кармана болт.

Патрон бросился на пол и откатился подальше от стены.

Болт угодил в аномалию, заставив пламя отклониться в сторону. Через секунду аномалия распалась на тысячи огненных нитей, которые, завиваясь, втянулись в пол.

– Ты что, ни разу Огненный Шар не видел? – спросил Патрон. Орех сидел на полу с виноватым видом. – Где артефакт, там и аномалия! Еще немного – и угодил бы в Жарку.

– Ну, забылся я, Патрон, ну, прости, – покаялся Орех.

Здоровяк мигом перестал сердиться и помог Ореху подняться.

– Больше так не делай, – сказал он.

– Не буду. Спасибо, что выручил. Дойдем до бара – я тебе пива куплю.

– «Черниговского»? – спросил детина с довольным видом.

Орех толкнул Патрона локтем и показал ему Огненный Шар.

– Целый ящик! – улыбнулся он во весь рот.

– Неужели успел из аномалии вытащить? – удивился Патрон.

– А то! Я быстро учусь.

Патрон расхохотался.

Четверка сталкеров, пробравшись между труб и котлов, дошла до помещения, где на полках было полно каких-то колб. Марк постучал пальцем по одной из них, трогая другой рукой Кристалл в кармане. Результат его почти удовлетворил. Он проверил все колбы, дотрагиваясь до каждой.

– Что ты там ищешь? – спросил Орех.

– Бумаг никаких не нашли? – вопросом на вопрос ответил Марк.

– Сейчас пошарим, – сказал Орех.

Они с Патроном начали обыскивать помещение. Сенатор остался стоять, равнодушно глядя по сторонам.

Марк присел на корточки и постучал по металлической стойке, валявшейся на полу.

– Сталь, – произнес он.

Сенатор повернулся к нему:

– Что ты сказал?

Марк словно не слышал его. Он в волнении поднялся и стал осматривать разбросанные решетки, стулья, оборванные провода. Затем его внимание привлекло что-то, лежащее под столом. Марк наклонился и достал наручные часы.

– Стекло, – сказал он, проведя по циферблату пальцем. – Латунь. Замечательно.

– Марк? – спросил Сенатор обеспокоенно.

Сталкер вновь не ответил. Быстро пройдя к дальней стене, он хлопнул ладонью по открытой двери, за которой только что скрылся Орех, и пробормотал:

– Чугун. Сплав…

Затем оглядел дверь с другой стороны и сказал более уверенно:

– Титан.

За дверью тянулся коридор с проемами в стенах. Орех заглядывал в один из них.

– Эй, Марк, посмотри! – сказал он. – Тут какая-то книжка.

Марк вошел в тесную клетушку, заставленную устаревшим компьютерным оборудованием. На единственном столе лежал покрытый пылью журнал для записей.

Марк взял его, стряхнул пыль и замер.

– Ну, ты откроешь или нет? – спросил Орех.

Марк провел пальцами по боковой спирали журнала, соединяющей страницы:

– Медь.

Кристалл в кармане запульсировал и одарил сталкера чувством тепла.

Марк бросил журнал обратно на стол:

– Можно уходить.

– Но ты даже не открыл!

– Можно уходить, – повторил Марк.

Он направился в помещение с колбами. Недоумевающий Орех вернулся туда чуть позже.

– Пошли отсюда, – сказал Марк Сенатору и Патрону.

Сенатор посмотрел на него, но ничего не сказал.

Патрон пожал плечами:

– Пошли, значит, пошли.

Они вернулись к лестнице – и остановились. На ступенях, ведущих вверх, лежала туша какого-то животного, полностью перекрывая проход.

– Псевдогигант, – сказал Сенатор. – Даже не берусь предположить, что он тут делает. Но очевидно, что застрял.

– Он опасен? – спросил Орех.

– Сейчас? – уточнил Сенатор. – Или вообще?

Глаза чудовища открылись. Псевдогигант дернулся и зарычал.

– Огонь! – без раздумий скомандовал Марк и первым начал стрелять.

К нему присоединились Орех и Патрон. Пули били в толстый череп монстра и застревали там, не принося псевдогиганту никакого вреда. Одна из пуль угодила в огромный глаз, и он моментально лопнул. Монстр заревел и дернулся вперед, вытягивая толстую лапу с острыми кривыми когтями.

Вверху послышался уже знакомый визг, и показался Апельсин. Зависнув над псевдогигантом, он принялся биться в верхний лестничный пролет. Все вокруг затряслось, и по стенам побежали трещины.

– Назад! – крикнул Марк.

Все попятились к двери.

Монстр зацепил когтем ногу Марка, и сталкер упал. Апельсину наконец удалось справиться с лестничным пролетом, и бетонный блок длиной в десяток ступеней, обрушившись, придавил псевдогиганта и завис над самым лицом Марка. Тело монстра начало сплющиваться, бетонная глыба медленно оседала, царапая стену. В ту же секунду Патрон схватил Марка за ворот и мигом выдернул из ловушки.

Псевдогигант издал предсмертный хрип, переходящий в невнятное сипение, и замер. Апельсин тут же куда-то пропал.

– Теперь нужно искать другой путь наверх, – сказал Марк, отряхиваясь.

Из шахты лифта послышался стук.

– Апельсин, – с уверенностью произнес Сенатор.

И действительно, створки разъехались в стороны, и из кабины выплыл оранжевый шар.

– Он предлагает нам прокатиться, – сказал Сенатор.

– Так лифт же не работает, – возразил Орех.

– С Апельсином – работает.

– Ага, – недоверчиво сказал Орех. – Мы туда заберемся, и он нас всех там и сожжет.

– Он нам помог, – заметил Сенатор.

– Он обрушил лестницу!

– Он убил псевдогиганта. Мы бы там не выбрались в любом случае. Три ствола против псевдогиганта – это очень мало.

Марк в раздумье посмотрел на оранжевый шар, вертящийся на месте, и сказал:

– Ладно, рискнем.

Сталкеры зашли в лифт и двери закрылись. Апельсин остался снаружи. Кабина дернулась и поехала вверх.

– Еще будут вопросы? – спросил Сенатор.

– Пока что нет, – сказал Марк. – Хороший твой друг. Отзывчивый.

– Он теперь наш друг, Марк, – уточнил Сенатор. – Наш, общий. По крайней мере, Апельсин так считает.

Лифт остановился. Сталкеры вышли в ту же точку, из которой начали путь, – к двери, за которой их, безусловно, поджидали мародеры. Апельсин тут же появился, и Марк, усмехнувшись, бросил ему шоколадный батончик. Тот сразу же умял лакомство. Патрон и Орех, не сговариваясь, тоже угостили полтергейста.

– Молодец, молодец, – похвалил его Патрон. – Что тут сказать.

Оранжевый шар покачался, и крутящиеся вокруг него энергетические сгустки поменяли положение, сложившись на поверхности шара в улыбающуюся мордочку с мигающими круглыми глазками. Апельсин что-то одобрительно крякнул и улетел прочь.

– Удачного дня, – пожелал ему Марк.

– Сейчас будет все восстанавливать, – сказал Сенатор. – Они всегда все восстанавливают.

Он повернулся к Марку:

– Ну, что, ты сделал все, что хотел?

Марк кивнул, продолжая думать о полтергейсте, удивительном создании Зоны, которое, если бы захотело, могло стать опаснее и собак, и контролеров, и кровососов, и изломов, и псевдогигантов, и неизвестно кого еще.

– И что будем делать дальше? – спросил Орех.

Марк молчал.

Сенатор подошел к запертой двери и задумчиво осмотрел ее. Потом повернулся к остальным и сказал с лукавой улыбкой:

– А что тут делать? Готовьте шоколад…

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 786