Глава 8. Бункер

Начало октября 2011 года, бункер на территории «Янтаря».

Глубокой ночью от двери потянуло холодным воздухом с привкусом химии. Лунатик, не обращая внимания на такие мелочи, беспробудно спал на железной койке, прикрыв глаза грязной ладонью. Я проснулся, встал и поднялся по ступеням наверх. Светила ущербная луна. Человек замер на пороге, он напряженно всматривался в темноту внутри бункера, шлем при этом отстегнул от комбеза и держал в руке. Это был мертвый Полозов.
Полозов постоял будто бы в задумчивости, а потом повернулся и исчез, ступая уверенно и вместе с тем осторожно, как это бывает у сталкеров. Я не стал его окликать, а вместо этого решил незаметно пройти следом, для чего вернулся назад за «Чейзером» и патронами. Лязг железа разбудил Лунатика.
— Ты чего дергаешься? — спросил он меня недовольно и спросонья потер испачканной пятерней лоб.
— К нам тут гость нагрянул… интересный.
— А ты уверен, что он вообще здесь был?
— Не понял.
— У тебя глюк, Моро. Ты дверь сам изнутри закрывал, разве не помнишь?
— Пси-излучение?
— Ага. Я знаю, так бывает — начинает вдруг звать куда-то. Иногда кажется, что зовут люди, иногда — никого нет, но голос все равно зовет. У меня раньше так было, — сказал Лунатик и добавил: — Зря мы с вечера бункер как следует не обыскали.
— Сейчас и проверим.
Я, взяв фонарик, пошел вдоль по коридору. Луч света выхватил из темноты сначала бетонную стену, потом пыльные ящики и остатки полуразобранного оборудования в углу. Вентиляция не работала. Поднятая ботинками пыль плясала в конусе света.
— Интересно, вода у них до сих пор есть?
— Ну, едва ли. «Янтарь» радиоактивный. Артезианских скважин тут нет. Может, им воду с Большой земли завозили? А потом перестали, и они ушли?
— Не знаю. Во всяком случае, уходили отсюда быстро.
Коридор уперся в тупик.
— Моро! Тут кто-то есть.
— Ага… комбинезоны «Сева» на стойках.
В закутке, отгороженном сеткой, маячили четыре массивных силуэта. Они не двигались и никак не реагировали на чужое вторжение. Чумазый, весь в саже и пыли Лунатик захохотал.
— Надо бы переодеться в «Севу», — отсмеявшись, добавил он. — Хотя бы внешнюю телепатию ослабит.
На мой взгляд, Лунатик галлюцинациями пока не страдал, а вот моя воображаемая встреча с Полозовым ничего хорошего не предвещала. Каким-то непонятный образом «Янтарь» выудил из моих мозгов основную цель и самую сильную тревогу последних дней. Ведь боялся я не расправы Крылова, не отморозков Йоги и даже не снайпера, который караулил на Кордоне, а только того, что так и останусь в глазах сталкеров крысой.
— У меня тоже было такое, — рассказывал тем временем Лунатик. — Лежу я ночью в руине, слышу, оно меня зовет. Ну, думаю, не пойду, знаем мы эти фокусы. Попытался дальше спать, слышу, меня товарищ окликает… Очнулся — оказывается, уже не сплю, а стою в десяти метрах от костра, как оказался там — не помню… Видимо, так в забытьи и ушел. Не останови меня Пашка, забрел бы неизвестно куда и навсегда потерялся.
— А где он сейчас?
— Пашка? В «концлагере» умер.
Лунатик замолчал.
— Пусто что-то в бункере, но вроде бы ни следов разборки, ни трупов.
— Да, странновато. Или всех ученых на Большую землю «вертушкой» забрали, или сами куда-то ушли. Дальше-то что будем делать?
— Ты завод хорошо знаешь?
— Внутрь территории раньше не ходил. Одно могу сказать — тут опасно. Даже очень.
— По восточной дороге, сам знаешь, не пройти.
— Хорошо, попробуем здесь. В Лиманск все равно нужно пробираться. Если этот самый Полозов жив, вот увидишь, Моро, и он там окажется. Место такое, сейчас все туда тянутся.

…Вчерашняя гонка по холмам нас замотала, хотелось просто отключиться на оставшиеся часы, однако над словами Лунатика я задумался. Суда по всему, цепь аномалий на восточной дороге возникла недавно. Шли ли сталкерские группы на Лиманск, или возвращались оттуда назад, они теперь вынуждены были огибать эту дорогу по окрестностям «Янтаря». Место и в самом деле было крайне странное, с нехорошей славой, по сути, бывшее дно сократившегося в размерах озера. С заброшенным заводом дела тоже обстояли нечисто. До недавнего времени там работала установка, усиливающая пси-активность, потом слухи о ней улеглись, а возможно, устройство кто-то отключил, но сталкеров к тому времени пропало уже немало. Скорее всего зомби, убитый мною во время бегства с базы Крылова, тоже забрел с «Янтаря». Убрал кто-то зловредную установку или нет, но пси до сих пор тут пошаливало, моя иллюзия с воскресением Полозова говорила как раз об этом.
Хотя в бункере было душно, я попытался спать прямо в комбинезоне. Помог «Сева» или нет, но Полозов больше не приходил, зато я увидел кошмар, в котором бессмертный снорк горел, не сгорая, в самой середине «жарки»…
За ночь вода в бутылках почти кончилась, в убежище ее так и не нашлось. Лунатик окликнул меня, и я вслед за напарником вылез из бункера на поверхность.
— Вот обо что мы тут спотыкались вчера в темноте.
В разных местах площадки на утоптанной земле и жухлой траве валялось полдесятка трупов, все эти люди погибли от пуль примерно сутки назад, сталкеры и зомби вперемешку.
— Надо патроны забрать, все равно зря пропадут, и ребят в сторону оттащить. Знаешь тут кого-то?
— Нет. Это новые, с Кордона.
— Снайпер поработал. Хотелось бы знать, чей.
— Или бандитов, или отморозков, которых даже бандиты повыгоняли, — со знанием дела объяснил Лунатик. — Больше некому. Ни «Долг», ни «Свобода» нейтралов не трогают, а военные здесь не ходят.
— Могли эти сталкеры друг друга поубивать?
— Это да… Нашли ребята хороший артефакт, могли и поругаться. Поругались-подрались… Мало ли что тут было. Но я смотрю — бутылок нет ни на земле, ни в бункере. И подстрелили всех пятерых по одному принципу.
Я подначил Лунатика вопросом, чтобы проверить его сообразительность. Зачем проверял — сам не знаю. Мне-то картина случившегося сутки назад представлялась предельно ясной. Всех пятерых, засев на крыше завода, положил один и тот же снайпер. Первому сталкеру он специально прострелил колено. Сбежавшихся на крики напарников раненого сразу ликвидировал, а потом добил и его самого. Зомби поплатились за то, что, как это обычно бывает, явились на звуки перестрелки и бестолково топтались неподалеку, а поэтому мешали забрать хабар.
Откуда бы ни явился этот неизвестный снайпер, был он порядочной сволочью, а убитые — зелеными нейтралами, не участвовавшими в войне группировок. Возле одного из покойников до сих пор валялась винтовка СВмк-2, он не сумел пустить ее в ход, да и толку в снайперке, если стоять на открытом месте, никакого.
— Я ее возьму, — сказал мне Лунатик.
— Давай. И сразу отойди так, чтобы тебя с крыши не было видно.
— Думаешь, он все еще там?
— На месте прежней засады — это едва ли… А вот где-нибудь еще неподалеку — это вполне.
Мы переместились вплотную к бетонному забору. Убитых было жаль, но всех в этом мире не пожалеешь. Утро занималось мутное, окрашенное дымкой, которая двигалась со стороны пересохшего и зараженного озера. Деревья там все как одно стояли мертвые, сухие. Чем ближе к этой радиоактивной луже, тем сильнее покореженные. Скорее всего на берегу самого Янтаря можно было разжиться неплохими артефактами, но искать их под прицелом снайпера я особого желания не испытывал.
— Ну как — дальше пойдем на север? — сдавленно прошептал Лунатик.
Он, похоже, только сейчас полностью оценил опасность. До завода оставалось метров сто бега по открытому пространству. Стоило отойти от забора, и мы оказались бы как на ладони.
— Двинемся, но осторожно. Заметил? Когда мы обшаривали трупы, он не стрелял.
— Почему?
— Возможно, устал и поспать решил. Или ждет кого-то конкретного, или дымка от озера ему мешает. Но если полезем напрямик, наверняка пули для нас не пожалеет. Ты насколько хорошо из снайперки стреляешь?
— До двухсот метров — нормально.
— Тогда, не высовываясь, найди себе позицию.
— А ты?
— Сейчас увидишь.
Я понимал, что сильно рискую, причем не только собой. В одиночку Лунатик был обречен, как был обречен в Зоне почти любой сталкер без напарника. Несмотря на все эти соображения, топтаться на месте без воды и возможности вызвать подкрепление было глупо, а возвратиться назад, на «Агропром», — невозможно без еще большего риска.
Я выждал, пока Лунатик займет позицию возле щели между бетонными плитами, потом отошел подальше, отыскал похожую щель и устроился возле нее с биноклем. Крыша и стены заводского корпуса просматривались хорошо. Окон в заводской коробке не было — ни верхних, ни нижних, никаких. Кое-что полезное мне все-таки удалось понять: чтобы подстрелить людей у бункера, тому, кто находился наверху, пришлось бы выдвинуться к самому краю крыши и укрыться за разбросанным там хламом. Возможных позиций там имелось несколько, однако со стороны все смотрелось спокойно. Не было заметно ни блеска оптики, ни единого шевеления, вообще ничего подозрительного.
Держась возле самого забора и не высовываясь, я попытался поискать другие проломы, но так ни одного и не обнаружил, зато уперся в непроходимые завалы и ограду, опутанную колючей проволокой. Дальше идти было некуда. Проход на север снайпер перекрывал на все сто. На поиски ушло около часа, к этому времени полностью рассвело, туман рассеялся, отравив напоследок воздух. Солнце безжалостно заливало местность, делая заметной малейшую деталь.
— Ну как? — тихо спросил я у Лунатика, когда вернулся.
— Ничего, — прошептал он почти беззвучно в ответ.
Под ярким солнцем тропа за проломом внезапно показалась совершенно безобидной, будто вчерашний снайпер растаял мороком, так же, как призрак Полозова. Идея о том, что опасения пустые и впереди чисто, была заманчивой, но вестись на нее все же не следовало.
— Сейчас проверим.
Я, стараясь не высовываться, возвратился в бункер, добрался до кладовки за перегородкой из сетки и снял с оставшегося там еще одного комбинезона шлем. После этого нашел в куче хлама хороший, прочный кусок арматуры и со всей добычей вернулся к пролому.
Трюк был старым и мог не сработать.
Оставалось надеяться, что засевший на крыше стрелок не принимал гражданских сталкеров всерьез.
Лунатик подал мне знак: «начали».
Я аккуратно выставил в пролом край надетого на кусок арматуры шлема, стараясь держать его лицевым щитком вперед. В ту же секунду пластик треснул, пробитый пулей. Выстрел оказался беззвучным, наверняка убийца использовал глушитель. В какой-то мере это радовало — дальность точной стрельбы у него неизбежно оказывалась не ахти.
Пробитый шлем я постарался уронить понатуральнее.
— Все, засек, — шепнул мне напарник, как только я перебрался к нему поближе.
— Снять сумеешь?
— Сложно. Он за мешками, козел, залег. Мешки, похоже, с цементом или с песком.
— А если высунется?
— Тогда уберу. Но он не высунется, незачем.
— Ничего, причина появится.
Я шепотом изложил Лунатику свои соображения. Потом мы сверили часы.

Вместо «Чейзера» я взял с собой АКМ Лунатика, патроны рассовал по карманам «Севы». У завалов с северной стороны снайпер меня видеть не мог, однако вершину забора тут украшал тройной ряд колючей проволоки на стойках. Забор, впрочем, был не бетонный, а из силикатного кирпича, причем кладку за двадцать с лишним лет подточили выбросы и непогода.
Я отыскал несколько небольших выбоин и, задействовав полузабытые навыки скалолазания, добрался до самого верха, а там перерезал колючку, от души надеясь, что по ней не пропущен ток.
На гребне ограды задерживаться не стоило, пришлось слезть на заводской двор, который оказался пустым и грязноватым, хотя внутренняя территория завода еще сохраняла некое подобие порядка и более-менее уцелела. Много месяцев та самая пси-установка, которая плодила зомби, заодно мешала мародерам хозяйничать в «Янтаре». Теперь ее влияние сошло на нет, и появление снайпера на крыше являлось первым признаком схватки за «очищенную» территорию. Снайпера я собирался убить. Хотя бы для того, чтобы он не убил нас с Лунатиком. Однако я отдавал себе отчет, что очень скоро это удобное место «на тропе» займет очередной отморозок. Действовать, впрочем, следовало быстро и эффективно, а главное, незаметно. Я перебежками добрался до центрального корпуса, а потом, перемещаясь вплотную к стене, отыскал дверь с проржавевшим и оттого не прочным замком. Чтобы открыть ее, хватило бы и пинка, но шуметь без надобности не стоило, поэтому я потратил драгоценные минуты, ковыряясь в замке.
Несмотря на все усилия, створка отворилась с хрустом и скрипом, осыпая бетон хлопьями ржавой трухи. Я замер, прислушиваясь, не раздастся ли внутри здания стук чужих ботинок. Будь у снайпера напарник, обученный ближнему бою, наши с Лунатиком шансы сейчас стремительно катились бы к черту, но на скрип так никто и не выглянул.
Цех изнутри представлял собой высокий зал с искореженными остатками техники. Металлическая лестница соединяла нижнее помещение с галереей, которая шла вдоль внутреннего периметра примерно на десятиметровой высоте. Еще одна такая же лестница вела от галереи на крышу. Верхний люк сейчас был распахнут, квадрат света из него падал на пол в двадцати шагах от меня.
Ступени металлических лестниц подточила ржавчина. Время от времени они зловеще пошатывались под ботинками. Пыль и труха выглядели нетронутыми, так что снайпер на крышу проник явно другим путем. Добравшись до галереи, я бегло проверил все подсобки второго яруса. Они очень давно стояли разгромленными, с выбитыми дверьми. Ниши для вещей опустошили, местами даже выворотили. Электропроводку тут без церемоний рвали с мясом, концы кабеля то свисали с потолка, то торчали из стен будто перерезанные вены. Пахло нашатырем и гнилью. В самом углу, в отсеке, отведенном для душа, обнаружился человеческий скелет. Скелет сидел «в позе мыслителя» уже несколько лет, так что спецовка истлела, а кости побелели и очистились. Безглазый череп отвалился от хозяина и лежал рядом, весело скалясь в пустоту. Среди всеобщего разгрома на относительно чистой бетонной стене уцелела надпись «Микола лох» и еще полдесятка ругательств…

Я убедился в главном — засады позади не осталось. Последние метры лестницы, ведущей на крышу, оказались прочными, я прошел их медленно, совершенно беззвучно и осторожно выглянул в люк…

…Снайпер лежал так, как мы с Лунатиком и подумали, — в укрытии за мешками с песком. Он все же почувствовал мое присутствие и дернулся, пытаясь развернуть в мою сторону громоздкую снайперскую винтовку. Сделать это он, конечно, не успел — я срезал противника очередью из АКМ. Видимо, некое подобие справедливости существует даже в Зоне — не особо целясь, я случайно попал ему в колени. Парень теперь испытывал то же самое, что и его расстрелянная накануне жертва. Он дернулся, отшвырнул винтовку, завопил, хватаясь за ноги. Вопил он громко и не переставая, одним словом, проблему для нас составлять перестал.
Однако это не означало, что все теперь в порядке.
Еще одна фигура, на этот раз в тяжелой защите, вывернулась непонятно откуда. В ту же секунду враг навскидку разрядил в мою сторону обойму «Макарова». Пара пуль попала в бронежилет «Севы» и застряла в нем, ощущение от удара в ребра получилось крайне паршивое. Я потратил остаток патронов из обоймы АКМ, пытаясь пробить броню чужого экзоскелета, но без видимого успеха. Враг тем временем бросил разряженный пистолет, поднял винтовку раненого и навел ее на меня. За ошибки платят. За предсказуемые ошибки платят вдвойне. Бронежилет «Севы» против пули от снайперки помог бы мне не больше, чем аспирин помогает от чумы. Я находился на открытом месте и понимал, что сейчас умру. Враг стоял там, где поднял винтовку, глухая маска экзоскелета полностью скрывала его лицо. Это было иллюзией, но мне показалось, будто я вижу, как палец «замаскированного» сгибается, доводя курок.
В этой позе и застиг его выстрел Лунатика.
Пуля отыскала слабое место — шов на стыке шлема с броней со стороны затылка, пробила его насквозь и вышла через правую щеку маски. Массивное тело, упакованное в тяжелую защиту, медленно, очень медленно развернулось, согнулось и рухнуло через невысокое ограждение крыши, в позе «ныряльщика» и головой вперед.
Он пролетел вниз метров двадцать, а потом, уже на земле, с грохотом врезался в кучу металлолома.
«Ты в порядке, Моро?» — спросил Лунатик по рации.
— В порядке, молодец, давай быстро сюда.
Раненный мною наемник уже устал орать, он теперь только глухо подвывал.
Я присел рядом на корточки.
— Кто тебя послал?
Он ответил мне длинным, добротно составленным ругательством, но произнести его сумел только сквозь слезы. Парень был без шлема. Лицо у него было совершенно белое и искаженное до неузнаваемости. Впрочем, я и так едва ли его знал.
— Ты мне хуже, чем есть, уже не сделаешь, — прохрипел он, сплюнув в мою сторону и откашлявшись. — Больно, черт. Ты мне колени перебил.
— Не сделаю? Ну-ну, да ты у нас оптимист.
— Ненавижу вас всех! И тебя, сучара, и Бархана…
— Бархан — это кто?
Снайпер, продолжая плакать, захохотал. Он отнял руку от окровавленной штанины и попытался вытереть глаза, но вместо этого оставил на щеках полосы размазанной крови.
— Это тот, кого твой дружок сейчас подстрелил. Только вот… Не, я так не могу… Ненавижу, суки!
Снайпер не смог продолжить. Сквозь все, что он пытался сказать, прорывался неудержимый крик. Лунатик тем временем уже вскарабкался по пожарной лестнице, и его ошеломленное лицо появилось над краем крыши.
— А это кто такой?
— Второй шиш на ровном месте нашелся. Их тут двое было.
— Надо ему вколоть промедол, иначе не заткнется.
Тратить противошоковое из наших и так не сильно больших запасов на эту мразь мне не хотелось, но Лунатик был прав. Минут через десять после укола снайпер притих, даже попытался уснуть, но я как следует встряхнул его за плечи.
— Ладно, пообещай, что отпустишь, тогда скажу… — вяло пробормотал он.
— Смотря что скажешь. Если важное — отпущу.
— Важное, важное… Ты ведь Моро? У Бархана на тебя заказ. А я с ним так… за компанию. Деньги были нужны.
— А сталкеров возле бункера зачем положили?
— Мешали. Мы из-за них, чтобы не рассекретиться, дернуться не могли. Говорил я Бархану, надо было трупы убрать… Сначала не успели, потом вы приперлись.
— Кто меня заказал?
— Не знаю.
— Раз не знаешь, не отпущу, и уговор не действует.
— Черт! Да ты псих! Сам подумай, кто из наших, пусть даже напарнику, секретного заказчика сдаст? Не говорил мне ничего Бархан… Не говори-и-и-ил! О-о-о!
Хотя промедол действовал, наемник принялся дергаться, изображая приступ боли. Я отошел в сторону, чтобы перезарядить АКМ.
— Убьешь его? — прошептал Лунатик.
— Нет, помилую!
— Не злись.
— А ты зачем спрашиваешь, если сам все понимаешь? Хочешь этого отморозка, который ребят добивал и калечил, лечить, кормить, на себе до госпиталя тащить? Да он по дороге сдохнет. А если не сдохнет, пожалуй, тебе спасибо потом скажет. При случае, пулей в голову…
Лунатик не спорил, но заметно расстроился. Несмотря на время, проведенное в Зоне, и жестокий опыт «концлагеря», в нем до сих пор оставалось что-то от ботаника. Снайпер уже понял, что его ждет. Он перестал кричать и просить, просто смотрел в направленное на него дуло автомата расширившимися зрачками. В последние минуты игра с наемника соскочила начисто, не осталось в нем ни страха, ни надежды, ни смирения — ничего, кроме изначальной жестокости. Я вдруг понял, что этот человек мне врал — возможно, от самого начала и до конца.
— Ты, главное, труп Бархана поискать не забудь, — с поганой усмешечкой пробормотал он. — А то вдруг трупа-то на месте не окажется…
— Что?
— А то…
Мы оба, Лунатик и я, одновременно рванули к краю крыши и перегнулись через ограждение. Огромного тела, закованного в экзоскелет, на куче металлолома не оказалось.
— Держи второго красавца под прицелом, а я внизу проверю…
— Моро, погоди! Если он там…
— Я тебе сказал — стой на месте. Если что, сверху прикроешь.

Спускаясь по пожарной лестнице, я чувствовал себя очень неуютно — лицом к глухой стене, лопатками — в сторону возможного противника. Радовало только, что Лунатик начеку, а рухнул Бархан без ствола, но такой верзила и без ствола был не подарок.
Все происходящее выглядело более чем странно.
Человек, упавший с двадцатиметровой высоты, даже в броне переломает себе кости. Человек с простреленным затылком — и вовсе не жилец.
Уже внизу, держа ствол наготове, я тщательно осмотрел кучу железа. Темная кровь тут смешалась с ржавчиной, кровавая полоса, понемногу сужаясь, тянулась в сторону пролома. За проломом она исчезала совсем.
— Что там? — крикнул сверху Лунатик.
— Ничего, я возвращаюсь.
Я закинул АКМ за плечо и как можно быстрее вскарабкался наверх.
— Сбежал Бархан? — мрачно спросил Лунатик.
— Типа того. Ты это как-нибудь можешь объяснить?
— Нет.
— Может, у него спросим?
Я склонился над пленником и внезапно понял, что тот уже мертв. Был ли причиной так и не побежденный промедолом шок, сыграла ли роль потеря крови, но парень уже не дышал. Ошеломленный бегством «мертвого» Бархана, я без особого доверия отнесся к смерти его напарника — проверил пульс на шее и на запястьях, дыхание, зрачки, расстегнул комбез и нащупал сердце. Оно не стучало. Парень посинел, наверняка и без сомнения он был уже трупом.
Как бы то ни было, я не стал пускать судьбу на самотек и, предложив моему напарнику постоять в стороне, на всякий случай из «Чейзера» снес уже мертвому наемнику голову.
— Пошли отсюда.
— Куда?
— Туда, куда ты хотел, на Лиманск. Кстати, смотри в оба, неизвестно, на кого еще напоремся.
Территорию «Янтаря» мы покидали через дыру в стене позади заводских корпусов.
— Смотри…
Я обернулся. Метрах в ста позади нас, выстроившись в унылую шеренгу, нога к ноге, плечом к плечу, сосредоточенно шагали на север зомби. Монстров было голов двадцать. Если бы не уродливое покачивание на ходу и не странное построение, я бы принял их за экспедицию хорошо организованной группировки.
— Красавцы…
— Да…
На нас сталкеры с выжженными мозгами не обращали никакого внимания. Возможно, лишившись привычного пси-сигнала, они ощущали недоступную людям смертную тоску и тоже отправилась в поход, чтобы отыскать местечко получше.
— Думаешь, Бархан вернется?
— Не знаю, — не совсем честно ответил я, оставляя напарнику некоторое подобие надежды. — Бархана от смерти экзоскелет спас. Лечиться он пошел, к Болотному Доктору или на Большую землю. Надеюсь, надолго там застрянет.
Сам я иллюзиями не тешился и понимал, что «неубиваемый» киллер объявится довольно скоро и самым неприятным для нас образом.

Категория: Елена Долгова — Отступник | Дата: 7, Сентябрь 2012 | Просмотров: 35