Глава 6. Попытка выхода

Конец сентября 2011 года, Кордон и другие места.

От неизвестного стрелка в этот момент меня прикрывали камни и кусты. Неподалеку каркали вороны, часы на руке тикали, отсчитывая последние секунды до выброса. Я пополз как можно быстрее, стараясь не высовываться, но не к двери, а к тому месту с торца дома, где в бурой кирпичной стене зиял неровный пролом. Снайпер наверняка оставался в укрытии. Скорее всего он видел мой кувырок мордой в грязь и понадеялся, что цель благополучно завалил.
Добравшись до дыры, я тут же протиснулся внутрь и откатился как можно дальше под защиту стен и не рухнувшей крыши. Это было очень вовремя — реальность уже дрогнула, и на короткое мгновение я ощутил на себе выброс.
Он не убил меня, даже не тряхнул как следует, попросту не успел. Боль была короткая, зато такая интенсивная, что перед глазами пошли багровые пятна, которые тут же разлетелись брызгами иллюзорной крови. Зрение вернулось только через несколько секунд. Мир за пределами здания за эти короткие секунды словно бы смазался, превратившись в мутно-серый крутящийся кисель. Стены, пол, сломанный скарб внутри дома, «Чейзер», мои собственные руки — все это просматривалось еле-еле, кроме того, перед глазами проскакивали характерные короткие искры — иллюзия, обычная для выброса или радиации.
Все это время я сидел, прижавшись спиной к стене.
Тошнило. Голова раскалывалась.
Где-то в противоположной половине дома мой неизвестный враг, который только что пытался меня убить, переживал примерно то же самое с поправкой, конечно, на личное восприятие.

…Следовало собраться с силами, встать, найти его и убить, пока выброс не кончился, однако проблема заключалась в том, что с трудом удавалось хотя бы пошевелиться. Все же я взял «Чейзер» наизготовку и попытался прислушаться — не хрустит ли под чужими шагами битый кирпич.
Кирпич не хрустел.
Я ждал и почти хотел прихода этого парня, собираясь пристрелить своего убийцу в упор.
Ждал, конечно, зря, до конца выброса он так по мою душу и не появился. Когда выброс кончился и мутный вихрь по другую сторону пролома превратился в обычный дождливый сентябрьский пейзаж Зоны, я немедленно обшарил весь дом. Снайпер уже смылся, посчитав дело сделанным, однако в груде битой штукатурки мне попалась совсем свежая гильза от патрона девятого калибра. Больше ничего, никаких следов, кроме кое-где чуть потревоженной грязи и пыли.
Выброс кончился, но меня все еще колбасило. Способность двигаться, впрочем, вернулась, только от этого сделалось даже хуже. Причина странного состояния была простой и открылась, как только я обнаружил у себя на плече кровь. Кровь была и на пальцах тоже, на одежде и везде, но текла из шеи, задетой тем самым единственным выстрелом снайпера. По всему пространству дома за мною тянулась цепочка быстро стынущих капель. Там, где я пережидал выброс, ее осталась небольшая лужа.
Шея не болела, но с этим нужно было что-то делать, хотя бы рану перевязать.
Опасность, можно сказать, выглядела ясной и непреложной, однако страха не вызывала. То ли из-за последствий выброса, то ли по другой причине, но двигаться мне не хотелось. Рюкзак с бинтами и аптечкой так и остался валяться в грязи, в том самом месте, где я упал в первый раз.
Совершенно точно, надо было передохнуть перед тем, как тащиться за рюкзаком. Сидя у стены, я смотрел сквозь зияющий проем давно выбитого окна на дождь. Большая земля близко, добраться до нее так легко… Если бы только не эта поганая усталость. Мир оказался стерт налетевшим серым вихрем, и у меня осталась секунда, чтобы удивиться, как быстро повторился выброс.

— Ты чуть не умер, Моро, — сказал мне немного позже со слабым упреком Лунатик. — Я на тебя своего «светляка» потратил, еле вытащил. Разве можно с таким кровотечением бегать, ты что — совсем невнимательный?
Когда я очнулся, он сидел рядом со мной все в той же руине, которую несколькими часами раньше облюбовал для засады снайпер. На замусоренном полу валялись коробка из-под лекарств и пара использованных шприцев, пресловутый «светляк» (очень красивый и довольно редкий артефакт, светившийся холодным сиянием) для большего эффекта лежал прямо у меня на диафрагме.
— Ну и как ты? — снова поинтересовался Лунатик.
— Нормально. Подумал — снова выброс, а это только временная утрата сознания.
— Не пошел бы я за тобой следом, была бы не временная, а постоянная. Вообще навсегда.
Он был прав, и я сказал ему «спасибо» в той форме, которую предполагало время и место, хотя, явись Лунатик на час пораньше, толк от его появления был бы никакой, если не сказать того меньше. С шансами сто из ста нас обоих положил бы из снайперки один и тот же стрелок. Меня — по заказу, Лунатика — как свидетеля и за компанию. В том, что покушение было заказано, я больше не сомневался. Оставалось непонятным только, почему наемник не довел дело до конца. Уходя после выброса, он не мог не заметить, что трупа моего во дворе нет, а заметив, обязан был вернуться и доделать работу.
Однако ничего этого не произошло, объяснение существовало только одно — кто-то наемника уже после выброса крепко вспугнул. Вспугнул так, что он исчез, не желая с этим кем-то связываться.
— Может быть, ты все же останешься… — нерешительно предложил мне Лунатик.
— В Лиманск зовешь?
— Ага, туда. Подумай сам, если тебя заказали киллеру, то и на Большой земле в покое не оставят. А здесь и спрятаться проще, и если пострелять кого — тоже нет проблем, — со спокойным прагматизмом добавил он.
Я убрал с диафрагмы медленного гаснущего «светляка» и с почтением положил артефакт на пол, выбрав место почище. Как-никак, а эта штука меня спасла.
— Слушай, Лунатик, ты, когда меня подобрал, поблизости кого-нибудь заметил?
— Нет, все было чисто. Хотя погоди… Двое сталкеров из группы Валерьяна в ста метрах отсюда тащили куда-то железный ящик. Я к ним не подходил, даже из укрытия не показывался, а что в ящике — какая мне разница?
— Больше никого не видел?
— Никого.
Я колебался, доверять ли Лунатику, и доверять ему, по идее, стоило, потому что других помощников и товарищей в Зоне мне было не отыскать.
— Мне Полозова позарез надо видеть… — сознался я наконец.
— Сашу Полозова? Он с бандитами на Свалке не якшался, заодно и с нами не дружил, тусовался сам по себе, а иногда — с людьми Ореста.
— Был слух, что его убили. Поэтому Полозова нужно найти. Или убедиться, что искать уже некого. И только потом — поход на Лиманск.
Я коротко пересказал то, что слышал от Жгута, и Лунатик заметно помрачнел.
— Я бы на твоем месте, Моро, не особенно Жгуту верил. Бандит есть бандит. Таким врать как дышать. Полозова отыскать попробовать можно, только сам понимаешь…
Я отлично понял все. Теперь, когда опасность слегка отступила, у меня вдруг заныла шея. Повязка, сделанная Лунатиком, показалась слишком тесной.
— Тебе бы полежать денек-другой, — нерешительно предложил он. — Хочешь, двинем обратно к Чехову? Там ребята неплохие.
— Нет. Надо дело делать, на том свете отлежусь.
— Ладно… Я диггеров знакомых найду и расспрошу, может быть, они что-то знают про Сашку Полозова…
Рюкзак и некоторые мелкие вещи, которые я потерял, упав этим утром под выстрелом, пришлось подбирать во дворе. Дождь кончился, туман ушел, затеянное дело уже не выглядело безнадежным. Как ни странно, выстрел киллера ситуацию не испортил, он только отчасти убрал неопределенность. Зона так просто не отпускает. Я понял, что не могу уйти, не разобравшись в самых темных сторонах происходивших со мной событий. Это желание во что бы то ни стало оправдаться делало меня в глазах Лунатика ненормальным.
— Ты что — собрался обратно записаться в «Долг»? — неуверенно спросил он.
— Что-то в этом роде.
— Смотри… Тебя вообще-то там не ждут. И не говори потом, что не предупреждал…
— Ладно, буду иметь в виду.
Спор заводить не хотелось, он бы точно зашел в тупик. «Светляк» свое дело сделал и меня от смерти спас, но после кровопотери осталась прилипчивая усталость, а из-за контакта кожи с артефактом я подхватил дозу радиации, от которой еще предстояло избавиться. Лунатик, перенервничав по поводу снайпера, поначалу болтал, пересказывая старые анекдоты о призраках, а потом тяжело замолчал. Я двигался первым, он прикрывал мне спину. Так мы и брели вдвоем по туннелю, собираясь после этого по западному краю Темной долины добраться о лагеря диггеров…

Железные ворота с рельефным изображением серпа и молота раскачивались под напором ветра на ржавых петлях. Ворота эти уцелели чудом, давно не запирались, а полуразрушенный забор ничего не огораживал. Петли при покачиваниях производили противный скрипящий звук. Строение за воротами представляло собой скорее груду железобетонных конструкций, чем здание, и обломки лестниц вели ниоткуда и никуда. Разрозненные блоки, части недостроенных или рухнувших стен, хаотически валялись поверх незасыпанных ям. Хотя верхние этажи этой коробки были недоступными и необитаемыми, в полуподвале жизнь теплилась по крайней мере там горел костер. Дым поднимался к потолку и уходил в громадную дыру.
Я вместе с диггерами проводил время в этом полуподвале. Шумел дешевый DVD-проигрыватель. Рядом парень в черной бандане чистил ружье. На разостланных по углам спальниках и матрасах валялись пустые банки из-под энергетика.
Лунатик, не обращая внимания на музыку и чужую перебранку, беззаботно спал в углу. Я не спал и ждал возвращения еще одного человека, с которым у нас была назначена встреча. Ребята в лагере подобрались нейтрально настроенные, меня они не задевали, но и с дружбой тоже не лезли. По большей части это были опытные диггеры, которые специализировались на извлечении из курганов Свалки разнообразных полезных предметов — от артефактов до старой техники советского образца. Бандитам за «крышу» платили, и платили много. Строптивых и ленивых боевики Йоги отправляли в тот самый «концлагерь», устроенный на кладбище старых машин, а то и попросту делали «гашеными».
В отблесках костра лица диггеров выглядели странновато. Был на них смешанный след злости, отчаяния и надежды, и сложно казалось определить, чего в итоге больше. У многих я заметил незакрывшиеся язвы от химических ожогов. В изможденном облике одного парня (этот в позе зябнущего постоянно отсиживался в углу) просматривались признаки лучевой болезни.
Если задуматься, то на бандитской территории диггеров ничего не удерживало, и уйти им никто не мешал. Всех, для кого Зона стала потребностью и наваждением одновременно, охотно приняли бы другие группировки. Кое-кого, возможно, «Долг», и уж конечно, многих — «Свобода». Однако все эти люди оставались на месте, безропотно работали на отморозков и словно бы чего-то от жизни ждали. После пары дней общения я понял, что диггерам Свалки не было дела до войны, их (в той или иной пропорции) выжигали два стремления — страсть собирателей артефактов и острая, принесенная извне, потребность в деньгах. Не брось меня Инга два года назад бесповоротно и окончательно, я мог бы сделаться точно таким же. Даже когда она бросила меня, перспектива сделаться таким же, а то и похуже, еще оставалась. Не уйди я вовремя в организацию Крылова, этим беспросветным мраком все бы и закончилось. Отчасти поэтому я и не злился на генерала, хотя он едва не расстрелял меня и еще мог расстрелять…

Плотный мужик в драном комбинезоне уже час как играл со своим коммуникатором в покер. Шрам скорее всего от когтей мутанта, задев веко, пересекал висок и укороченное раной левое ухо. Когда картежные дела шли неважно, он нервно почесывал этот шрам.
— А вот еще новая история, — начал Безухий свой рассказ, в очередной раз продувшись. — Заехал в Зону, значит, один очень крутой наемник, и звали его Бархан.
— Слышали уже! Не оригинально!
— Нет, ты погоди… Заехал не просто так, а с французской бабой-журналисткой, пообещал за большие деньги на четвертый энергоблок ее провести. Ну вот, шли они вдвоем, шли… Туда, куда она хотела, конечно, не попали, не дурак он был в самое пекло лезть. Вместо этого закрутил с француженкой любовь. И очень не нравилось наемнику, что через пару недель фифа уедет к себе на Елисейские Поля, а ему тут в дерьме оставаться. До того не нравилось, что пожелал он в душе никогда из Зоны ее не выводить. Видели их после этого то в Рыжем лесу, то на Янтаре. А потом оба вдруг потерялись. Место последней стоянки ребята Ореста разыскали случайно — все вещи на месте, ни трупов, ни гильз, костер потухший давно стоит, вместо него черный круг на земле. И никаких следов.
— А дальше что?
— Наемник больше не появлялся. А ее… ну, видели пару раз. На запястье у бабы татуировка в виде черепа, проткнутого розой. На шее шарф. Из-за этого многие думают и, наверное, правильно думают, что под шарфом черные синяки, баба мертвая, и Бархан ее придушил.
…Меня эта история позабавила. В ней явно смешалась правда о настоящем Бархане с легендой о «черной невесте». В компании наемника, если это не сплетни, бесследно пропал британский журналист. В самом же Бархане ничего мистического не было, если не считать за мистику крайнюю падкость на деньги и сволочизм, позволяющий кого угодно сделать «гашеным»…
— Олесь пришел…
Олесем Нечипоренко звали того человека, которого ждали мы с Лунатиком. Он был очень спокойным и прагматичным парнем, старался ни с кем не ссориться, поэтому за помощь запросил довольно много, зато выполнил все, что обещал, аккуратно. Олесь махнул рукой, приглашая отойти для разговора, я растолкал Лунатика, и мы втроем выбрались из полуподвала под крупные сентябрьские звезды.
— В общем, так. У Барыги и Борова был. Кто вас заказал, ни тот, ни другой не знают. Или знают, но говорить не хотят, и это уже окончательно. Что касается Полоза, то похожего мужика видели в «концлагере». Попал он туда примерно две недели назад за долги лично Йоге. Его дружков при этом постреляли. А теперь окончательный расчет, и я вас больше не знаю. Кстати, тебя, Моро, очень ищет Ремезов с «Агропрома», так что в лагере не задерживайся. У диггеров с «агропромовцами» мир и нейтралитет.
Олесь сунул полученный сверток в карман и нырнул обратно в полуподвал руины. Мы остались снаружи, мне не хотелось лезть в духоту и скученность убежища, рискуя после слов Олеся нарваться на ссору.
— Ну и что, будем делать? К «концлагерю» пойдем? — тихо спросил Лунатик.
Я только молча кивнул. Лунатика было жаль, похоже, он перетрусил в этой чужой для него разборке.
— Может, ты лучше по рации свяжешься с кем-нибудь?
— С кем?
— Тебе ведь кто-то помог сбежать с «Агропрома»… Он должен знать и про Полозова тоже.
Я никогда и никому ни тогда, ни после не рассказывал о роли Лиса в моем побеге. Из естественной осторожности, а также потому, что обещал самому Лису молчать. Проницательность Лунатика иногда не по-хорошему удивляла.
— Не буду я ни с кем связываться.
— Значит, не хочешь никого подставлять?
— Не могу.
— А меня подставлять, значит, можно? Уже полмесяца прошло, а я проснусь ночью, и все кажется мне, что справа забор из колючей проволоки, слева — «жарка», а в ногах у меня — труп пацана, который умер, накопив дозу в раскопах.
— А «жарка» тут при чем?
— За побеги на ней казнили… — обреченно сознался Лунатик. — Толкнут в середину, и все. Боюсь я, Моро, понимаешь? Боюсь! Сил моих нет снова туда идти.
Он был по-своему прав. Я спас Лунатика по привычке, приобретенной на службе в отряде Крылова. Он помог мне, можно сказать, в ответ. Таким образом, мы оказались квиты, и втягивать парня в очень опасную и трудную для него операцию было нечестно.
— Ладно, оставайся здесь, один пойду.
Лунатик в отчаянии скривился. Он стоял передо мной, измазанный в какой-то саже, в потертом комбинезоне, худой, бледный и отчаянный, будто придавленный непонятным для других горем.
— Ты там поосторожнее, — убитым голосом напоследок буркнул он. — Иначе в Лиманск кто пойдет…
Лиманск уже сделался для него навязчивой идеей…

К «концлагерю» я вышел на исходе ночи. Край неба только чуть светлел. При мне был нож, «Чейзер» и пара гранат, к тому же у знакомых диггеров я занял на время ножницы по металлу. Лагерь будто пылал в темноте, этот эффект создавали костры, разведенные в сломанных металлических бочках, а также аномалия «жарка» в самой его середине. Пока в «жарку» что-нибудь не попадет, она дает о себе знать только дрожанием раскаленного воздуха, и поэтому ночью не видна. Но сегодня кто-то развлекался, кидая в нее мелкие предметы. Вертикальные столбы огня время от времени с шумом поднимались вверх на выжженной до грунта поляне. В такие моменты я отчетливо видел все — ограду из «колючки», мертвые ряды машин, среди которых затесался даже сломанный вертолет. В промежутках между вспышками тьма стояла кромешная. Я засек время между бросками, получалось не одинаково, но всегда от полутора минут до двух.
— Эй, брателло! — заорали неподалеку. — Шел бы ты отсюда, не видишь — закрытая зона.
Окрик предназначался не мне.
— Дело есть, — раздался голос в ответ. — Подойди к ограде, Петро.
Кто-то в тяжелой броне приблизился к ограде и задержался там, вполголоса переговариваясь с охранником. Смысла приглушенного разговора я не разобрал — оказалось слишком далеко. Когда чужак в броне ушел, охранник еще некоторое время торчал у ограды, всматриваясь в темноту, не потому, что заметил меня, а просто так, со скуки.
Во время очередной вспышки я его хорошо разглядел. Петро был парень лет двадцати, таких обычно берут в «шестерки» в жестких и хорошо организованных бандах. И на Большой земле, и в Зоне — они везде одинаковые. Бандит откинул капюшон с макушки, ненужный пока что противогаз повесил на шею, но АКМ из рук не выпускал. Трое таких же типов разместились на вышках по углам периметра. Некоторый шанс проскочить мимо них давала темнота, но шанс этот был так себе — плохонький.

…У меня еще сохранялась возможность отступиться, найти Лунатика на стоянке диггеров, уйти с ним за хабаром и оставить Полозова в том положении, в котором он очутился, кстати, без моего участия. По законам целесообразности и выживания так и следовало поступать. Полозов обещал мне помощь, но дружбы между нами не водилось, и его личный в этом деле интерес до сих пор оставался мутным.
Но я не уходил. Не мог, причем по причине, не относящейся к дружбе или сочувствию. Просто, брось я этого человека умирать в «концлагере», темная история крысы, окопавшейся в «Долге», так и осталась бы темной. Именно это желание понять гнало меня беспощадно вперед. Шум ветра заглушал шаги, треск кустов и шорох травы вдоль периметра. Через некоторое время «Велес» запищал, предупреждая о близкой опасности. Пригоршня листьев, из тех, что обычно крутятся в гравитационном поле аномалии, отлетела мне прямо в лицо. Такое кружение продолжается в любую погоду: и в тихую, и в ветреную, и днем, и в темноте. Пройдет неделя, возможно, чуть больше, и при очередном выбросе «трамплин» переместится на другое место. На память после него останутся ощипанные деревья, измочаленные листья, безжизненный пятачок земли и пара-тройка пятен побуревшей крови неудачников, которые не смотрели ни под ноги, ни по сторонам.
Я немного сдал назад и сориентировался. Подходящий предмет, объемистый, но пустой металлический бочонок из-под химикатов с проломленным боком, валялся совсем рядом. Оставалось только подкатить его поближе и оставить там до времени полежать. Аномалию я обогнул, сделав это, добрался до проволочной ограды и затаился в кустах, ожидая очередной вспышки.
Вспыхнуло очень сильно. Столбы пламени с гудением ушли к небу. Жар был такой, что, несмотря на расстояние, коснулся даже меня.
— Ты бы, Штырь, больше не шутил, — раздался чей-то протяжный и вальяжный, с легкой угрозой голос.
— Да мы что, мы ничего…
Огонь еще не потух. До этих людей, казалось, рукой подать. Они сидели, прислонившись спинами к колесам проржавевшей под дождями пожарной машины, брошенной тут давно, еще с восьмидесятых. На расстеленном брезенте горкой лежал нарезанный хлеб, рядом две уже вскрытые банки тушенки и две бутылки водки — одна пустая, а другая наполовину опустошенная. Менее пьяный из бандитов завозился, возможно, почувствовав мой взгляд, и я на всякий случай отвернулся.
— Тошно мне, Петро, — буркнул он.
— Почему?
— Консервы порченные.
Петро коротко всхохотнул, подтянул к себе гитару и запел блатное, но при этом неожиданно хорошо поставленным голосом.
Огонь тем временем угасал, оседая будто прикрученное пламя гигантской газовой горелки. Жар исчез. После него остался только привкус гари на языке. Я решил воспользоваться темнотой и перерезал в нескольких местах проволоку. Потом переместился еще метров на десять и повторил то же самое, окружным путем вернулся к «трамплину» и принялся ждать, включив рацию и меняя время от времени частоты.

…Внезапно я услышал далекий голос Крылова. Это были почти убитые помехами отрывочные фразы — отзвук происходящего где-то боя. «Рудый, дава… ре…» Я даже не ожидал, что меня это так зацепит. Ребята с кем-то схватились не на шутку, только, конечно, уже без меня. Я хотел послушать еще, но сигнал потерялся. На другой частоте, которую использовали только сталкеры-одиночки, мужики долго и монотонно ругались из-за оплаченного, но не доставленного ящика патронов. Бандиты в эфире помалкивали, видимо, ничего нового в эту ночь затевать не собирались.
Тянуть было некуда, ждать нечего, я переключился на бандитскую частоту и для начала запустил SOS.
— Эй, Петро, ты слышал? — раздалось по ту сторону забора.
Гитара умолкла.
— Так то подранили кого-то… — не особо охотно отозвался второй.
Я уже набрал горсть болтов из рюкзака. Охрана лагеря никогда не бросится на сигнал бедствия, расчет у меня был совсем на другое.
— А я так люблю на SOS приходить, — завил Штырь. — Они там уже полудохлые. Пулю в башку — и нет проблем. Хабар, патроны, ствол — все мое.
Петро одобрительно захохотал.
Я кинул первый болт через забор в сторону «жарки». Попал очень удачно — огонь взвился вверх с мощным гудением, волна горячего воздуха оказалась такой сильной, что задела даже меня. Заранее заготовленный бочонок я пнул в «трамплин». Гравитационной волной его швырнуло довольно сильно, бочонок перелетел через забор и рухнул в двух шагах от Петро, разметав еду и отшвырнув винтовку, аккуратно прислоненную к колесу проржавевшей машины «скорой помощи».
— Вот сучара! — раздалось в темноте.
Огонь «жарки» еще полыхал и только начал угасать, когда я послал на бандитской частоте предупреждение о выбросе, а потом еще серию гаек через забор.
В свете огня было видно, как трое охранников покидают вышки.
— Да что это такое, пацаны… Это ж заранее надо предупреждать…
Петро на моих глазах рванул в кабину вертолета, намереваясь запереться там. Черные фигуры заключенных диггеров в середине площадки задвигались. Самосохранение сильный инстинкт — страх перед выбросом должен был пересилить все остальное.
— За периметр! Проволока перерезана! — заорал я, стараясь перекричать рев огня.
Этот огонь потух через пару-тройку секунд. Темнота была необходима, чтобы скрыть беглецов от прицельной стрельбы. Но прицельно никто и не стрелял. На минуту-другую людей охватила паника. Она должна была кончиться очень скоро, но дело свое сделала, десяток-другой заключенных уже добежали до периметра.
Полозова я не видел, а если бы и заметил, мог легко потерять в темноте, но это был неизбежный риск. В конце концов, живого и свободного человека отыскать в Зоне не так уж и сложно.
— Мочи козлов! — заорал опомнившийся Петро.
Он распахнул дверцу кабины, прошил пространство длинной очередью наугад и едва не зацепил меня.
— Пацаны, тут такой непорядок…
В темноте стоял мат, и наступила сумятица. О том, что выброса не будет, догадались не все и не сразу. Охрана, покинувшая вышки, в этот момент находилась на земле. Разжечь «жарку» и осветить площадку никто не догадывался, но очень скоро она вспыхнула сама, среагировав на заскочившего в опасную зону человека.
Я хорошо видел, как это произошло. Ночь осветилась на короткое время яростным огнем. Фигура беглеца нелепо дернулась, корчась и рассыпаясь местами в пепел. Возможно, этот человек (бандит или сталкер) кричал, но скорее всего нет — раскаленным воздухом моментально спалило легкие. На земле он сложился в бесформенную кучку оставшихся от комбеза тряпок и обугленной плоти. Эти останки еще горели несколько минут — до тех пор, пока «жарка», реагировавшая только на движение, не успокоилась.
— Бежи-и-и-им! — заорал кто-то в темноте. — Тут в проволоке дыра-а-а-а!
Я мог больше не вмешиваться. Побег удался. Оставалось только уйти подальше и утром дожидаться результата.

— Ну, ты даешь, Моро, — сказал мне позже Лунатик. — Прошлой ночью в эфире такой мат стоял… Ну такой мат… Некоторых слов я вообще раньше не слышал.
Он говорил это искренне, но я был совсем не крут.
Четверых диггеров, как оказалось позже, бандиты все же положили из автоматов возле самой ограды. Формально моей вины тут не было, и побег без риска не устроить, но в лагере даже при самом плохом раскладе они могли протянуть еще месяц или два. «Умереть завтра, а не сегодня» — идея не всегда плохая.
Полозова я не нашел, его не оказалось ни среди убитых, ни среди освобожденных, которые, конечно, тут же разбежались, но «ниточки» за собой все равно оставили. Я долго и тщательно перечитал все сообщения, пришедшие на коммуникатор. Потом поговорил с Олесем Нечипоренко, который яростно отнекивался:
— …Я ж что сказал? Что слышал, будто Полоз там! Слышал от Барыги, а если Барыга врет, то какой с меня спрос? Ты, Моро, не мути, я свою работу сделал и плату назад не возвращаю… Кстати, за ночной кипеж на Свалке тебе отдельное «спасибо». Ну да, я понимаю, на небе тебе зачтется доброе дело. Но мы пока что в Зоне, а не на небе. Хорошо, если Боров придержит свой язык или после водки все забыл. А если нет? Он укажет на меня Йоге, а тот решит, что это я его бизнес тут попортил. Мне тогда одна дорога — либо в могилу, либо в «Долг» идти, либо в «Свободу», что хуже — кто их знает, а грохнуть могут и там, и там. В «Долге», кстати, — особенно…
Олесь специально меня поддел, но был, в сущности, прав.
Еще одним осложняющим обстоятельством оказались слухи. Снайпер тоже никуда не делся и теперь уже понял наверняка, что не отработал свой контракт. Правда о беспорядках в концлагере распространилась между сталкерами, а из-за нее охота на меня обещала возобновиться с новой силой. Диггеры на нас косились с уважением, но и с тревогой, ребята они были неплохие и не склочные, за ночную акцию, скинувшись, подарили мне несколько полезных вещей, но злоупотреблять гостеприимством не стоило. Желающих вечно рисковать своей шкурой ради двух отщепенцев мало где найдешь.
— Конечно, спасибо и все такое… — прямо сказал мне Безухий. — Ребята тебя уважают, Моро, очень уважают, что бы у вас там с Крыловым ни произошло. Однако шли бы вы отсюда подальше и побыстрее.
К такому совету грех не прислушаться.
Мы и сделали это, в самом конце сентября 2011 года вдвоем с Лунатиком отправившись в северные части Зоны. Оттуда предстояла сложная и пока не разведанная дорога на Лиманск.

Категория: Елена Долгова — Отступник | Дата: 7, Сентябрь 2012 | Просмотров: 33