Глава 6 — Припять

Система подземных коммуникаций. Район объекта «Чернобыль-2»

Метров через двести тоннель снова разветвился.
Инок остановился.
Железнодорожные пути явно уходили к Радару, соваться туда не было ни желания, ни смысла. Что толку оказаться между молотом и наковальней? Изоляционные силы, судя по всему, рвались к Припяти, стремясь любой ценой прорвать монолитовские рубежи и занять город энергетиков.
Загадочная и даже зловещая секта «Монолит» многие годы являлась единственной силой, контролировавшей Радар, Припять и АЭС. Просто так они позиций не сдадут – о фанатичном упорстве и бесстрашии бойцов группировки ходили легенды, и Инок был одним из немногих сталкеров, кто точно знал: это не вымысел и не раздутый слух.
Земля над головой продолжала содрогаться, грозя новыми обвалами.
Станция загоризонтного обнаружения «Дуга» в советские времена являлась засекреченным номерным объектом. На любых картах она обозначалась как «пионерский лагерь». Основная часть оборудования и боевые посты располагались под землей в глубоко эшелонированных бункерах. Над поверхностью возвышались лишь две огромные антенны, особняком стояли несколько блочных жилых домов, под сенью нетронутого при строительстве леса прятались казарменные помещения, была даже своя школа, небольшой стадион, – все, кто охранял секретный объект или нес боевое дежурство, проживали тут же, на территории «Чернобыля-2». Кроме прочего, ЗРЛС «Дуга», как и любая стратегическая точка, оборудовалась собственной системой укреплений, не только препятствующих прохождению на территорию комплекса случайных людей, но и защищающих его от наземного нападения со стороны вероятного противника, проникновения диверсионных либо десантных групп.
Сейчас, после нескольких десятилетий забвения, большинство построек обветшало, за исключением долговременных укрепленных огневых точек. Здания, прячущиеся в лесу, также служили неплохими опорными пунктами для сил группировки «Монолит», сдерживающих сейчас натиск военных.
Инок вновь посмотрел на экран ПДА, где в данный момент отображался фрагмент электронной карты. Подземные коммуникации на ней в силу понятных причин отмечены не были. Куда заведет его боковой тоннель, оставалось только гадать. Возможно, он вообще оканчивается тупиком или соединяет «Чернобыль-2» с находящимся в нескольких десятках километров поселком Любеч, где ранее располагался передатчик комплекса загоризонтного обнаружения.
Сложный выбор. Многие территории Зоны Отчуждения непроходимы из-за смертельного радиационного загрязнения, обилия мутантов и аномалий. Единственный известный путь к Припяти проходил по поверхности, через Радар, от которого до АЭС менее десяти километров.
Лезть в пекло боестолкновения – рискованно, двигаться по ответвлению тоннеля в полную неизвестность – тоже не лучший вариант.
Инок склонялся к оправданному риску. Идти дальше следовало по земле. Но выход на поверхность нужно искать чуть в стороне от «Чернобыля-2».
Приняв решение, он не стал никуда сворачивать.
Тоннель, по которому он двигался, плавно изгибался, по ходу движения все чаще встречались осыпи, а затем в свете фонаря начали появляться массивные металлические двери, некоторые – плотно задраенные, другие – приоткрытые или вовсе вырванные из креплений. В одном из таких входов он увидел начало лестничного марша, ведущего к поверхности.
Интенсивные звуки стрельбы не стихали, но постепенно отдалялись, превращаясь в глухие толчки и неясный шум.
Отключив фонарь, Инок задействовал ПНВ. Электронные системы бронекостюма работали со сбоями, но выбирать не приходилось: в теснине лестничных пролетов свет лишь выдаст его, не дав никаких преимуществ при внезапном столкновении с противником.
Относительно друзей и врагов Инок особо не обольщался. Что военные, что монолитовцы представляли для сталкера-одиночки одинаковую опасность. Монолитовцы – хладнокровные, не знающие эмоций бойцы, без тени сомнений или колебаний уничтожат любого, не принадлежащего к их группировке. Военные, доведенные до предела напряжением непрекращающегося уже сутки штурма, тоже не станут разбираться, кто перед ними.
Мысли не мешали Иноку бесшумно подниматься по бетонным пролетам узких лестничных маршей. Мягкие, толстые подошвы ботинок заглушали звук его шагов, вокруг царил плотный мрак, среди следов запустения попадались и свидетельства недавнего пребывания людей: пару раз на площадках под ноги попадались россыпи автоматных гильз, кое-где на стенах виднелись свежие отметины от пуль, остальные подробности скрадывала темнота.
Он поднялся уже достаточно высоко. Пора бы уже обнаружиться входу в какие-либо помещения, не может же лестница продолжаться бесконечно…
Ага. Вот и выход…
Инок замер, прислушиваясь.
Звуки боя стали отчетливее, резче. Переключив коммуникатор на частоту военных, он тут же услышал многоголосицу команд и докладов, в эфире царил натуральный бедлам, кто-то требовал немедленной эвакуации раненых, звучали приказы отдельным группам на захват или продвижение к определенным точкам, пилоты вертолетов и командиры БТРов сыпали кодовыми сообщениями, пытаясь скоординировать огонь.
– Я пятый! Застрял у «военторга»!
– Двадцатый, по своим огонь ведешь!
– По нам с антенн снайпера бьют! У меня почти все «трехсотые»! Срочно высылайте санитарный борт к трансформаторной подстанции!
– Пурга, я Сокол, вижу тебя! Отходи, мы работаем по зданию!
– Сокол-четыре! Я подбит! Я подбит!..
Инок боком протиснулся в полуоткрытую дверь и замер.
Он увидел панораму «Чернобыля-2». Схватка бушевала как на подступах к объекту, так и на территории бывшей воинской части, где силам изоляционного контингента удалось вклиниться в оборону монолитовцев, захватив некоторые здания. Почерневший, погибший еще после первой катастрофы хвойный лес, плотно окружавший радарную станцию, местами горел, справа, подле исполинских антенн, чернели остовы подбитых БТРов, слева в районе теплиц и КПП группа военных попала под перекрестный огонь, повсюду чернели воронки, со стороны жилых зданий военного городка и расположенного подле антенн наземного командного пункта вели ураганный фланговый огонь силы «Монолита».
Инок, пытаясь сориентироваться, понял, что атака на Радар развивалась с двух направлений. Десант и группы спецназа, вероятно, высаженные с вертолетов, штурмовали передовые укрепления, в то время как часть бронетехники, совершив обходной маневр, ударила в тыл монолитовцам. Судя по всему, поначалу внезапная атака оказалась успешной – бывший военный городок, непрерывно обстреливаемый с воздуха, нападавшим удалось рассечь на два сектора. Спецназ занял казарменные помещения, солдатскую столовую, штаб, склады и теплицы. Атака второй группы, похоже, захлебнулась, и сейчас их силы перегруппировывались в районе вымощенной бетонными плитами дороги у стоящей особняком трансформаторной станции. На территории военного городка несколько БТРов, проломив стены, заняли огневые позиции на первом этаже казармы, вертолеты били по жилым многоэтажкам, пожарному депо и зданию командного пункта.
Инок сделал еще пару шагов, окончательно определившись с собственным местоположением. Лестница вывела его в недостроенную коробку монолитного сооружения, находящегося фактически в центре бушующего вокруг боя. У строения на высоте первых этажей изначально не было окон, теперь же в стенах зияли пробоины от попадания реактивных снарядов.
На уровне, соответствующем четвертому этажу, открытую всем ветрам площадку, огороженную металлическими перилами, пронзали, проходя через плиты перекрытия, четыре конических железобетонных пилона, из которых в разные стороны торчала ржавая арматура. Между креплениями, предназначенными для установки какого-то тяжеловесного устройства, располагалась двухэтажная кирпичная надстройка. На площадке до сих пор сохранился штабелированный строительный материал, валялась решетчатая стрела от крана, ржавели под открытым небом несколько бетономешалок.
Затаившись за штабелем бетонных плит, Инок осторожно выглянул, намечая путь движения к кирпичному строению, внутри которого наверняка располагалась либо шахта лифта, либо лестница, ведущая к основанию непонятного объекта. Он собирался совершить перебежку, но, переведя взгляд, вдруг увидел двух монолитовцев, занявших позицию на краю площадки, у самого ограждения. Укрытием им служила незавершенная кирпичная кладка примерно полуметровой высоты.
Инок замер.
Один из бойцов секты спокойно вел снайперский огонь из электромагнитной гаусс-винтовки, второй, отложив в сторону автомат, сидел на корточках с полуприкрытыми глазами. Сначала Инок подумал, что тот ранен, но через мгновенье понял: монолитовец попросту выключился из реальности происходящих вокруг событий. На его лице застыло выражение полного умиротворения, что выглядело особенно дико, как-то неприемлемо среди напряжения полыхающего вокруг боя. Глаза сектанта смотрели в одну точку, по губам блуждала счастливая улыбка, словно он сейчас воспринимал нечто невообразимо прекрасное, желанное, видел и ощущал именно то, к чему стремилась его душа.
Инок еще не успел полностью осознать происходящее, как снайпер, хладнокровно произведя два выстрела, отложил в сторону электромагнитную винтовку и дотронулся до плеча своего напарника.
Тот отреагировал мгновенно. Мечтательная улыбка исчезла, он повернул голову, кивнул, потянулся к снайперской винтовке, перезарядил ее, вставив новый энергоблок, и, чуть приподнявшись над укрытием, начал целиться. Его бледное лицо оставалось при этом абсолютно спокойным, словно он вдруг утратил способность к мимике.
Выстрел. Еще один. И еще.
В ответ внезапно ударил КПВТ.
Кирпичная кладка взорвалась фонтанами обломков, монолитовцев разбросало в стороны. Инок, воспользовавшись моментом, побежал, рывком преодолевая расстояние, отделявшее его от входа в надстройку.
Внутри царил мягкий сумрак. Серый свет проникал через пробоины в стенах, в просторном помещении на полу лежало десятка два раненых бойцов группировки «Монолит». На лицах вместо страдания – все то же выражение безмятежного покоя, хотя многие не получили даже элементарной помощи. Они доползли сюда, истекая кровью.
В смежном помещении послышались шаги, и Инок метнулся в противоположную сторону. Одно недостроенное помещение, другое и, наконец, лестница, ведущая вниз.
Как прорываться через позиции сектантов и военных, Инок пока не решил. Спустившись на пару этажей, он остановился, переведя дух. Все увиденное не укладывалось в голове. До последнего момента он был убежден, что подавляющее большинство бойцов секты – это бывшие сталкеры, потерявшие рассудок при выбросах либо попавшие под губительное для разума воздействие Выжигателя, а затем взятые под контроль неким «О-сознанием».
«Но „О-сознание“ уничтожено. – Инок подошел к пролому в стене, выглянул наружу. – Выходит, оно являлось лишь частностью – пусть важным, но не решающим элементом чего-то большего, глобального?»
Внизу, у входа в недостроенное здание, накапливалась, готовясь к штурму, группа военных. Неподалеку, тихо урча двигателем, затаился БТР. Инок оглянулся, заметил еще один пролом в противоположной стене, метнулся к нему и выглянул.
Со стороны антенн к зданию группами и поодиночке подтягивались монолитовцы.
Плохо дело. Сейчас военные начнут штурм, а боевики секты ударят им в спину.
Инок не ставил себе задачу спасти мир или стать героем. Здесь у него по определению не было союзников. И монолитовцы, и военный спецназ, ни секунды не сомневаясь, просто уничтожат сталкера, случайно оказавшегося на их пути. Мирно разойтись не получится, факт.
Внизу раздался топот ног, выстрелы – спецназ начал штурм здания.
Инок, все еще находившийся у пролома, снова взглянул вниз. Монолитовцы, услышав шум, зашевелились. Ага, среди них офицер. Рослый детина, облаченный в экзоскелет, скупо жестикулируя, отдавал беззвучные команды.
Через несколько секунд под стеной здания не осталось никого.
Высота – метров пять. Внизу оплывшие пригорки строительного мусора, чуть дальше в направлении перелеска – небольшое одноэтажное строение.
Инок прыгнул.
Земля встретила его жестким болезненным ударом, он упал, перекатился вбок, и тут же ему вслед гулко ударила длинная очередь, выпущенная из ПКТ. Пули вспарывали землю, выбивая полуметровые султаны, но Инок уже скатился в небольшую ложбинку меж грудой обломков кирпича и покосившимся штабелем потемневших досок.
Стрелок, потеряв его из виду, не стал тратить патроны. Пулемет смолк, зато в здании взъярилась стрельба, раздались крики, рванула граната, часть стены на уровне второго этажа сначала треснула, а затем посыпалась обломками.
Инок вскочил и ринулся к намеченному укрытию. Вслед из проломов ударили автоматы, он петлял, пули глухо впивались в землю, попавшееся на пути дерево внезапно вздрогнуло, из него вырвался фонтан щепы, и толстый ствол вдруг начал переламываться на высоте полутора метров – это со стороны антенн по Иноку произвел выстрел монолитовский снайпер, вооруженный гаусс-винтовкой.
Рывком преодолев последние метры, отделявшие его от вросшей в землю одноэтажной постройки, похожей на небольшую трансформаторную будку, сталкер не заскочил внутрь, а скользнул вдоль стены и присел, тяжело дыша.
Метрах в двухстах от него возвышался черный лес. Деревья, погибшие после первой катастрофы, потемнели, уронив хвою, некоторые накренились, иные и вовсе рухнули. Гиблые места. Паутину ржавых волос трепал ветер, опоры ЛЭП, расположенные на просеке, выглядели лохматыми чудовищами, жгучий пух скапливался под ними, закручивался смерчами, вокруг мерцали электры.
И все же иного пути к Припяти Инок не видел. Дорогу перекрыли военные, а вот просеку не контролировал никто. Лезть в погибший лес – дураков нет. Оставалось решить, как преодолеть двухсотметровый участок открытой местности под огнем снайперов.
Он чуть привстал, намечая маршрут, выискивая взглядом ложбинки, холмики, любые укрытия, но произвести полную рекогносцировку не успел: невдалеке звонко, оглушительно заработал КПВТ, и приземистое здание, за которым он прятался, вдруг почему-то окуталось разрывами, рассыпаясь на фрагменты.
Инока отшвырнуло взрывной волной. Падая, он увидел, как БТР, стреляя, выкатился из укрытия, огонь монолитовских снайперов тут же сосредоточился на бронемашине, а в небе вновь появились вертолеты, – заходя со стороны леса, именно они ударили НУРСами под основание антенн.
Одна из двух исполинских конструкций не выдержала и начала подламываться, с крыш блочных зданий по воздушным целям ударили ПЗРК, но пилоты машин не растерялись: отстреливая ложные тепловые цели, вертолеты резко ушли к земле, прикрываясь стенами руин, а через несколько секунд, дождавшись взрыва выпущенных по ним ракет, три машины одна за другой вынырнули из теснины улицы, открыв ураганный огонь по постройкам военного городка.
Инок, не чувствуя боли, вскочил и изо всех сил побежал к просеке, ведущей в направлении Припяти.

* * *

Мертвый лес встретил сталкера гробовой тишиной. За границей почерневших от дождей деревьев глохли все звуки, будто незримая стена отсекала лесной массив от остального мира.
Инок, пробежав еще метров пятьдесят, перешел на шаг, а затем и вовсе остановился, тяжело дыша. Вокруг, куда ни глянь, простиралось ирреальное пространство, словно жуткая, тщательно созданная декорация к фильму, повествующему о будущем Земли.
Зона многолика. Многие ее пространства полны опасностей, но понятны человеческому взгляду. Видеть разрушенные здания, покинутые деревни, могильники техники на самом деле не так жутко, как наблюдать за последствиями технокатастрофы, находясь среди уничтоженной природы.
«Странно… – думал Инок, присев на выступающий из земли валун. – Прошло столько лет, а деревья стоят, будто их законсервировали, в назидание нам… или нашим потомкам?»
Глухая тишина давила на нервы, с новой остротой возрождая притупившееся за годы скитаний по Зоне ощущение глобальной опасности, окружающей со всех сторон.
«А ведь я когда-то страстно мечтал попасть сюда», – внезапно вспомнил Инок. Несколько лет назад, еще будучи новичком, он слушал рассказы бывалых сталкеров о таинственных мертвых лесах, расположенных за Радаром. Здесь, по слухам, обитали не только свирепые мутанты, но и гнездились невиданные аномалии, периодически порождающие редкие и очень дорогие артефакты.
В ту пору он несколько раз пытался найти дорогу к загадочным местам, но каждый раз натыкался на неодолимые препятствия: на пути располагались очаги сильнейших радиоактивных загрязнений, пройти через которые не представлялось возможным даже в специальном противорадиационном костюме. Как однажды сказал ему слепой долговец: тебе, Инок, пригодился бы натуральный скафандр, в каких космонавты выходят в открытый космос, да вот только от пуль и аномалий он тебя не защитит.
«О чем же я мечтал?» – невольно подумалось Иноку.
Оглядываясь по сторонам, он видел лишь мертвую растительность, порыжевший мох, хрупкие, обломанные ветви деревьев, на просеке местами желтел песок, решетчатые опоры высоковольтных линий электропередач напоминали мачты кораблей-призраков с изодранными в клочья парусами, – такое впечатление создавали скрученные клубками, свисающие плетьми, слабо раскачивающиеся космы ржавых волос. Под опорами ЛЭП гнездились электры, среди деревьев происходили бесшумные взрывы, выбрасывающие из невидимых углублений медленно оседающие облака жгучего пуха.
Инок посмотрел на дисплей ПДА. Индикатор уровня аномальной энергии подрагивал в желтом секторе, детектор движения и сканер, фиксирующий работу других ПДА, пока молчали.
Сталкер поднял забрало боевого шлема, вдохнул воздух леса. Анализатор дыхательного фильтра даже не пискнул. Пахло чем-то старым, подгнившим.
Странное место. Настораживающее. Одно обнадеживало: деревья стояли плотной стеной, вряд ли меж ними нашлось бы место для аномалий гравитационной природы, иначе тут все зияло бы проплешинами.
Просека Иноку не нравилась. Конечно, мертвый лес тоже не подарок, но если двигаться на границе двух пространств, под сенью пограничных деревьев, то, наверное, можно избежать многих неприятных моментов.
Отдышавшись и собравшись с силами, он встал.
Ноги гудели. После нескольких контузий зрение временами раздваивалось, во всем теле ощущалась неприятная ватная слабость.
Система поддержания жизни, встроенная в бронекостюм, отключилась. Не то закончился ее ресурс, не то осколками повредило, надо бы разобраться, да времени нет. Тем более что устройство незнакомое, и как его ремонтировать – непонятно.
Взгляд Инока коснулся подсумка с контейнерами для сбора артефактов.
В одном из них упакована душа.
Нет. Не время. Еще и половина пути не пройдена, к тому же неизвестно, с чем придется столкнуться в Припяти.
Сменив полупустую пистолетную обойму и перезарядив автомат, Инок вошел под сень деревьев и зашагал вдоль просеки, постоянно глядя себе под ноги и не забывая периодически посматривать по сторонам.

* * *

Лес становился все мрачнее, глуше. Всего-то километр от Радара, а мир изменился, словно исчезло настоящее, а он углублялся в пространство с иными свойствами времени.
Откуда в голове возникали подобные мысли Инок, не понимал.
Ну, лес. Пусть мертвый, но ведь иначе и быть не может. Все же от «Чернобыля-2» до Саркофага четвертого энергоблока АЭС всего лишь девять километров, то есть он уже пересек границу наиболее загрязненных территорий.
Глухую вязкую тишину постепенно сменил едва слышный шум. Инок остановился, внимательно оглядываясь по сторонам. Вот метрах в десяти от него из-под узловатых корней дерева ударил гейзер жгучего пуха. Почти невесомые частицы, похожие на снежинки, всклубились в воздухе, медленно опадая на землю.
Движение, замеченное между деревьев, заставило его резко повернуться.
Шум, похожий на напряженный гул работающего трансформатора, стал отчетливее. Мягкий сумрак, царящий в лесу, внезапно озарила бледная вспышка призрачного света.
Иноку показалось, что он перестал дышать.
Между деревьями двигались два призрака. Именно призрака, потому что бледное сияние окружало их силуэты, сквозь которые смутно просматривались окружающие предметы.
В рассудке сталкера промелькнула мысль о кровососах, но он тут же отмел предположение. Мимо двигались люди. Вернее, их призрачные тени.
Не сталкеры, не военные, не наемники.
Странная мешковатая одежда, лица закрыты противогазами, в руках устройства, похожие на миноискатели.
Инок стоял, не смея пошевельнуться. Странная пара приближалась к нему, все отчетливее становились видны детали, пока память сталкера внезапно не вытолкнула в сознание нужный образ: призрачные фигуры были облачены в ОЗК – общевойсковые защитные костюмы. Устройства в их руках являлись ни чем иным как устаревшими дозиметрами советского производства.
«Ликвидаторы…» – промелькнула мысль.
Иноку хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть призрачных фигур тех, кто погиб много десятилетий назад, но он продолжал смотреть, как они общаются жестами, производят замеры, один что-то записывает карандашом в обыкновенной школьной тетради.
Потом они повернули, и спустя некоторое время исчезли, как будто растворились в серых сумерках мертвого леса.
Инок чувствовал, как его колотит нервная дрожь.
Трусость или бесстрашие тут ни при чем. Ему стало жутко от соприкосновения с прошлым, с трагедией сотен тысяч ликвидаторов, которые в большинстве даже не подозревали, какой смертельной опасности подвергаются, но и те, кто знал, – не уходили, не бежали.
Другая Зона Отчуждения, другие люди, другие помыслы, – целый пласт судеб, оставшийся тут…
Инок никогда не ощущал ничего подобного. Большинство сталкеров вообще не задумывались о прошлом. Знали факты, но не сопереживали им. А тут… словно дохнуло в лицо той трагедией, что унесла сотни тысяч жизней, расплескала горе по необъятным просторам, вошла в дома, расположенные так далеко отсюда, что трудно и представить…
Инок тряхнул головой, отгоняя наваждение, и вдруг отпрянул, вскинув автомат. Пока он наблюдал за призраками, сзади к нему подкрались два зомби. Еще секунда промедления – и они бы бросились на него.
Холод исчез, спину обдало жаром, зомби – один в комбинезоне сталкера, другой в защитном костюме группировки «Долг», – разом ринулись в атаку, напоровшись на автоматную очередь, но что значат пули для тех, кто фактически умер, чье тело и мозг под совместным воздействием радиации и аномальной энергии обрели иные свойства, переродились, став невосприимчивыми к боли и ранам?
Их отшвырнуло от Инока, опрокинуло на спины, но оба тут же начали подниматься, один протягивая к сталкеру руки со скрюченными, почти неподвижными пальцами, второй – доставая из-за спины оружие.
Единственный способ уничтожить зомби – стрелять, пока их тела не расчленит пулями. Совладав с собой, Инок отпрянул, удерживая дистанцию, прижался спиной к шероховатому стволу дерева, чтобы не получить удара сзади, и открыл огонь, целясь в «долговца», все еще пытавшегося достать оружие.
Разрывные пули хлестнули по черному с красными вставками бронежилету, ударили в шлем с выпуклым стеклом, сначала покрыв его паутиной трещин, а затем взорвав мелким искрящимся крошевом. Зомби упал, но второй уже подобрался совсем близко – пошатываясь, он тянул руки к горлу Инока, и тому пришлось резко присесть, снизу вверх выпустив остаток патронов длинной очередью.
Придя в себя, он перезарядил оружие, отошел на несколько шагов, огляделся и только тогда взглянул на два неподвижных, уже не представляющих опасности, разорванных автоматными очередями тела.
Крови он не увидел. Аномальная энергия, истинную природу которой до сих пор безуспешно пытались выяснить ученые, настолько изменила бывших сталкеров, что их невозможно было сейчас сравнивать с людьми.
Они стали чем-то иным.
И еще дрожью проскользнула мысль: а случайно ли появление призраков?
Общеизвестно, что зомби очень медлительны. Несмотря на радикальные изменения, которым подверглись их организмы, минимальная потребность в пище у них все же сохранялась. Но оставался вопрос: как и чем питаться в мертвом лесу?
«Неужели и бывшие сталкеры, попавшие под выбросы, потерявшие рассудок, со временем начинают проявлять телепатические способности? – с ужасом подумал Инок. – Но почему я увидел именно ликвидаторов первой чернобыльской катастрофы? Откуда в искореженном сознании зомби столь яркие, завораживающие образы?»
Инок оглянулся.
Мертвый лес стоял молчаливой стеной, но теперь он уже не казался мертвым. Если поблизости нет контролера (а его присутствие Инок почувствовал бы), то выходит, что зомби черпали образы из некоего информационного поля, оставшегося тут еще со времен первой катастрофы.
«Нет, я начинаю бредить, – мысленно одернул себя Инок. – Так можно додуматься до чего угодно. Возможно, призраки – лишь плод моего собственного воображения, а зомби просто использовали момент, подкрались, пока я проявил беспечность».

* * *

Звуки стрельбы, оставшиеся вдалеке, стихли совершенно, но из леса то и дело доносились иные проявления чужого присутствия: хруст сломанных веток, чье-то рычание, протяжные, тяжкие вздохи, иногда в сумраке появлялись блуждающие огни.
Некоторое время Инок двигался вдоль просеки. Вдалеке уже появились смутные контуры высотных зданий Припяти, но чем ближе он подходил к городу-призраку, тем сложнее становился путь. Высоковольтная линия, сильно пострадавшая от выбросов, стала труднопреодолимым препятствием: решетчатые опоры, поврежденные ураганами, изгибались, кренясь к земле, а то и вовсе лежали поперек просеки, ржавые волосы, которые на самом деле являлись не аномалией в чистом виде, а неким новым видом растительности, свисали не только с опор ЛЭП, но и перебрались на мертвые деревья. Жгучего пуха становилось все больше. Он витал в воздухе, скапливался в углублениях, поднимался небольшими облачками при каждом шаге.
Обходя стороной одну из рухнувших опор линии высоковольтной передачи, Инок вышел на поляну, где стоял покосившийся от времени деревянный дом. За фрагментами сохранившегося деревянного забора, там, где раньше располагался огород, били гейзеры грязно-серых пушинок, несколько яблонь, вырванных с корнем, придавали местечку совсем унылый вид.
Проходя под черными деревьями погибшего леса, Инок подобрал несколько крупных кристальных колючек. Эти странные образования ценились очень высоко и попадались редко. Многие утверждали, что колючка не артефакт, а семя ржавых волос. Их ценность заключалась прежде всего в защитных свойствах. Колючка повышала порог сопротивляемости к излучениям, воздействующим на рассудок. Среди сталкеров ходила легенда, что однажды один отчаянный одиночка, скупив десяток таких артефактов, соорудил нечто, напоминающее терновый венец, и, надев его, рискнул пойти к Радару, пытаясь определить и нанести на карту реальную границу зоны воздействия Выжигателя. Эксперимент возможно и удался бы, не настигни смельчака пуля монолитовского снайпера.
Обойдя гейзеры жгучего пуха, Инок приблизился к дому. Когда-то здесь располагался хутор. Основное строение и прилегающие к нему хозяйственные постройки образовывали своеобразный периметр, внутри которого находился просторный внутренний двор.
Старые покосившиеся ворота оказались приоткрыты. Инок, предельно уставший, измотанный марш-броском, чувствовал, что ему необходима хотя бы короткая передышка. До многоэтажек Припяти, виднеющихся за лесом, еще километра три, а усталость уже казалось непомерной. После полутора суток без сна, проведенных в постоянном движении, вес бронекостюма в буквальном смысле давил к земле.
Опасаясь нового появления зомби, которых, по слухам, в окрестностях города-призрака было попросту не счесть, он решил взять хотя бы получасовой тайм-аут.
Двор встретил его гулкой тишиной. Не став заходить в дом и исследовать сараи, Инок отыскал приставную лестницу, ведущую на чердак, и начал осторожно подниматься по ветхим деревянным ступеням.
Восхождение прошло успешно.
На чердаке было пусто и тихо. Сквозь прорехи в крыше проникали косые лучики унылого дневного света, пахло прелой соломой, хотя за десятилетия запустения все запахи, присущие человеческому жилью, должны были исчезнуть.
Подперев изнутри хлипкую дощатую дверь, через которую он проник на чердак, Инок пересек захламленное разными предметами пространство и устроился у чердачного окошка. Расстегнув крепления экипировки, он стянул с себя поврежденную пулями и осколками металлокевларовую броню, снял боевой шлем и, разложив элементы защиты, приступил к их осмотру. Как он и предполагал, в нескольких местах бронекостюм пробило навылет, повредив провода и тоненькие трубочки, вшитые в подкладку.
Цилиндрический тубус, крепившийся на поясе у бедра, содержал не только резервную аптечку, но и ремонтный комплект, при помощи которого не составляло особого труда восстановить разорванные соединения.
Странное состояние овладело Иноком. Никогда раньше он не подбирался так близко к таинственному центру Зоны, но, вопреки предчувствиям и ожиданиям, с количеством пройденных километров ощущение смертельной опасности не усиливалось, напротив, Черный Лес казался местом намного более безопасным, чем иные хорошо известные сектора.
Текущий ремонт экипировки отнял у него не более десяти минут. Соединив перебитые осколками провода, восстановив при помощи входящих в ремкомплект штуцеров разорванные трубки, он сделал себе инъекцию стимулирующего препарата, заставил себя разжевать несколько кубиков безвкусного пищевого концентрата, запив их водой из фляги, и, прислонившись спиной к какому-то ящику, взглянул на ПДА, закрепленный на запястье левой руки. Электронная карта Зоны существенно сместилась, в углу дисплея уже появилось несколько окраинных строений Припяти, но эти данные еще предстояло уточнять, – для города-призрака не существовало современных карт, и в ПДА были закачаны спутниковые снимки едва ли не десятилетней давности. Никаких намеков на сигналы от личных детекторов других сталкеров Инок не обнаружил.
Расстояние все же великовато, мысленно успокоил он себя.
Внизу внезапно послышался странный шум. Инок схватил автомат, досадуя, что не успел надеть отремонтированный бронекостюм. Расслабился, называется…
Быстрый взгляд через чердачное окошко показал, что внутренний двор пуст. Тем не менее встревоживший его звук не исчез. Похоже, внизу, в доме кто-то ходил.
Медленно, стараясь не шуметь, Инок привстал, изготовившись к стрельбе.
Тихо скрипнул, приоткрываясь, чердачный люк.
Напряжение достигло наивысшей точки, когда из-за нагромождения старой мебели вдруг раздался внятный человеческий голос:
– Не стреляй, мил человек. Что ж ты, как тать, по темным углам хоронишься?
– Кто здесь? – Инок не опустил оружия.
– Ну а как сам-то думаешь? – Снова раздался шум, и над старомодным комодом, рядом с которым валялась поломанная прялка, вдруг появилась голова седого как лунь старика. – Слыхал, небось, про Отшельника-то?
Инок, откровенно говоря, оторопел.
Любой сталкер слышал об Отшельнике, живущем где-то в лесах под Припятью, но образ старика, пережившего первую катастрофу, казался не более чем слухом, очередной легендой отчужденных пространств, рожденной в воспаленном воображении тех, кто пытался привнести в собирательный образ Зоны хоть немного веры во что-то чудесное, необъяснимое, но не враждебное.
– По глазам вижу, не веришь. – Старик, кряхтя, выбрался из люка. Выглядел он действительно странно, но не страшно. Сложно было определить, сколько ему лет.
Инок медленно опустил оружие. Жест для сталкера трудный. В Зоне никогда нельзя быть до конца уверенным, кто перед тобой. Взять хотя бы химеру. Вроде зверь, неизвестно от кого произошедший, а обладает таким телепатическим воздействием, что контролеры отдыхают, нервно покуривая в сторонке. Сам он с химерами еще ни разу не сталкивался, но Илья рассказывал, что эта тварь читает мысли, вылавливая образы прямо из головы сталкеров. Охотится так. Потому и предостерегал Инока: встретишь кого знакомого, присмотрись. Особенно если знакомцу в Зоне вовсе не место. Так, по словам Ильи, немало сталкеров полегло, став добычей химер. Потом эти существа куда-то откочевали, когда путь к центру Зоны Выжигатель перекрыл.
– Устало ты выглядишь, – произнес Отшельник. – Тревожно тебе? Можешь не отвечать, и так вижу.
– Вы, дедушка, тут живете? – Инок честно пытался взять себя в руки, но получалось плохо.
– Живу. Куда ж деваться-то? – Старик внимательно посмотрел на сталкера. – Ты, это, автомат не тереби, лучше вещички свои забирай да вниз пойдем, я тебя чаем горячим напою. В общем, сам решай. Если боишься – неволить не стану. – Он развернулся и стал спускаться по скрипучей лестнице.
Инок еще несколько секунд стоял пораженный внезапной встречей, затем быстро надел бронекостюм, автомат закинул за спину, боевой шлем взял в левую руку, а правую положил на рукоять пистолета. Выхватить оружие – доли секунды. Вроде и элементарные приличия соблюдены, и беззащитным себя не чувствуешь…
Хотя в Зоне какие приличия? Расслабишься на минуту – и все, поминай как звали.
Внизу раздался стук металлической посуды.
Инок подошел к открытому люку, ступил на лестницу. Деревянное сооружение издало протяжный скрип.
В чисто прибранных помещениях, разделенных на отдельные пространства русской печью, пахло чем-то забытым, давно и безвозвратно утраченным. В восточном углу на специальной полочке стояло несколько икон, перед ними желтоватым язычком пламени мерцала лампада. Хмурый свет вливался через окна с открытыми ставнями.
– Присаживайся.
Инок сел на грубо сколоченный табурет, положил на стол боевой шлем.
Отшельник поставил перед ним полулитровую эмалированную кружку с крепким душистым чаем, на деревянной тарелке подал хлеб. Сам присел напротив, продолжая внимательно и беззастенчиво рассматривать сталкера.
– Ты пей. Ко мне редко гости захаживают.
Инок сделал осторожный глоток и вдруг подумал, что настоящего чая не пил уже так давно, что успел и вкус позабыть.
– Как же вы тут один, дедушка? – невольно вырвалось у него.
– Да по-всякому. – Отшельник хитро прищурился, глубокие морщины вокруг его глаз побежали лучиками, придавая взгляду выражение лучистого тепла. – Родился я тут. Вырос. Куда ж мне бежать?
Инок невольно вздрогнул. Ко всякому он готовился, переступив границу мертвого леса, но только не к такому внезапному повороту событий. Было что-то несовместимое между образом сидящего напротив седого старца и привычным обличьем Зоны, прочно угнездившимся в сознании сталкера.
– После взрыва на АЭС многие отсюда бежали. Но и осталось немало, в основном старики. Теперь уж померли все, один я остался.
– Тяжело, наверное?
– Ты о чем?
– Ну, лес вокруг мертвый, погибло все, мутанты, зомби да монолитовцы. Припять ведь рядом.
Отшельник усмехнулся.
– Думаешь, жизнь так легко убить? – неожиданно спросил он. – Это для тебя лес мертвый да опасный. А по мне – ничего страшного. Одни деревья погибли, другие выросли. Грибов да ягод в округе хватает. Зверье, конечно, не то пошло, согласен, но я до мяса и в молодости особо охоч не был. Пусть себе бегают.
Инок сделал еще глоток, посмотрел на нарезанный ломтями хлеб. Отшельник, перехватив его взгляд, кивнул:
– Ешь, не бойся. Я злаки в чистых местах собираю, где радиации нет.
Инок отломил кусок хлеба, попробовал. Приятный аромат щекотал ноздри. Опять пахнуло детством.
– А что до города и разных людей… Вы многого не понимаете. Бегаете, суетитесь. Страхов и желаний своих обуздать не можете, вот и тяжело вам, боязно. А я живу как жил. Зла никому не желаю, никуда не тороплюсь, вот меня природа и защищает.
– Какая же тут природа, дедушка?
Отшельник вновь усмехнулся.
– Погублена природа, согласен. Но не вся ведь. Вот ты по лесу почти бегом пробежал, много ли заметил?
Инок лишь пожал плечами.
– Природа – она тоже к человеку приспосабливается. Вот ты об этих, монолитовцах, говорил. Не люди они давно. Себя забыли, идолу механическому поклоняются, убивают, много зла приносят, а в лес и войти не могут.
– Это почему? – искренне удивился Инок.
– Так ржавые волосы их не пускают. Они же свой разум идолу отдали. А идол их не всесильный. Не может он команды в лесу передавать. Ржавые волосы мешают. Видал я бедолаг этих: как в лес войдут, так и все – останавливаются, что те истуканы, ни назад, ни вперед. Сядут под деревом, глаза пустые, железки свои уронят и сидят, пока зверье до них не доберется. Много уж так погибло.
Инок задумался.
Не верить отшельнику причин никаких. Выходит, что правду говорил Адепт в те редкие минуты, когда к нему возвращался рассудок. Бойцы «Монолита» постоянно находятся под внешним воздействием. Ими что-то управляет. Говорят, что Зона. А выходит – все не так. Разве ржавые волосы не порождение аномального пространства? Не часть Зоны Отчуждения? Вот и семена их от внешнего воздействия защищают, это сталкеры давно приметили. Но если рассуждать, исходя из того, что Зона – это единое явление, то выходит, для ее воздействий не должно быть препятствий или ограничений.
– Задумался?
Инок кивнул.
– Правильно. Не верь всему, что другие говорят. Своими глазами на все смотри. Свои выводы делай. Спокойнее будь. Попал сюда – так и живи. Смотри вокруг открытыми глазами – многое увидишь. А как разглядишь, так поймешь. Поймешь – легче, спокойнее тебе станет. Вот с тем и иди.

* * *

Инок покинул затерянный хутор в совершенно ином настроении. С одной стороны, вопросов еще больше прибавилось, а с другой – уже брезжили в сознании некоторые ответы на них. Зона стремительно теряла ореол мистицизма, все более проявляя угловатые, грубые черты человеческих поступков, их причин и следствий.
Не в первый раз Инок сталкивался с людьми, чья твердая, нехарактерная для большинства сталкеров позиция ломала привычные стереотипы. Ну как, спрашивается, Отшельник пережидает выбросы? Уходит в чащу ржавых волос?..
Жаль, не спросил его об этом.
А может он, как и Илья, попросту не боится катастрофических явлений, не падает ниц, не лезет под землю? Нет, тут что-то иное… Не понятое пока. Знал Инок бесстрашных сталкеров, которые тоже выбросам не кланялись, а ведь лишались рассудка.
В его догадках и рассуждениях не хватало какой-то малости, чтобы череда событий и явлений начала выстраиваться в обновленную картину понимания истинной сути происходящих в Зоне процессов.

* * *

К окраине Припяти Инок вышел за несколько часов до наступления сумерек.
Обойдя стороной постройки радиозавода «Юпитер», он, прежде чем двигаться дальше, остановился под защитой черного леса, клиньями врезающегося в городскую окраину. Впереди, согласно карте, проходила улица Леси Украинки, справа возвышались силуэты шестнадцатиэтажных новостроек, – отличная позиция для снайперов «Монолита», – слева в сумеречной дымке тонули контуры девятиэтажных зданий.
«Опасный участок. Здесь наверняка пристрелян и простреливается каждый метр открытого пространства, – подумал Инок, рассматривая старую спутниковую карту. – Хорошо бы обойти стороной, не ввязываясь в перестрелку…»
Переключив режим ПДА, он взглянул на появившиеся маркеры, и мысли о сложных и долгих обходных маневрах мгновенно улетучились. В зоне действия детектора он насчитал десяток маркеров от ПДА других сталкеров, но главное – он засек сигнал Гурона!
«Статичный сигнал…» – Тревога за судьбу напарника вспыхнула с новой силой.
Почему он не движется?
Инок сделал несколько переключений. Вот метка точки условной встречи. А вот в пятистах метрах слабый, мерцающий сигнал от персонального детектора Гурона. ПДА Штопора не просматривается. Что же произошло? Они по-прежнему под землей? Блокированы? Угодили в ловушку и не имеют возможности выбраться?
Неподалеку внезапно вспыхнули звуки яростной перестрелки.
Коммуникатор Инока, настроенный на стандартную частоту связи, принятую среди сталкеров, заработал, транслируя слабый, заглушенный помехами голос:
– Всем, кто меня слышит! Помогите! На связи Логист! Нас наемники… – Окончание фразы потонуло в звуках автоматной стрельбы.
Инок отреагировал мгновенно.
– Кто на связи? – уточнил он, вспомнив разговор с Сидоровичем и переданную через торговца просьбу Сахарова. На ловца, как говорится, и зверь бежит.
– Логист!.. – Ответ вновь прозвучал на фоне коротких отрывистых выстрелов. – Помогите же! Нас убивают! Это наемники!
Инок уже послал запрос в сеть. Маркера, соответствующего нику «Логист», ПДА не фиксировал.
– Логист, не вижу тебя на карте!
– Мой ПДА поврежден!.. – Голос звучал все глуше, перестрелка, начавшаяся неподалеку, охватила несколько кварталов окраины Припяти и ширилась, разрастаясь в сторону центра.
– Логист, дай хотя бы название улицы! Табличку, номер дома, какой-нибудь ориентир – магазин, учреждение! – Инок чувствовал, что если сталкер не позиционирует себя, то помочь ему будет попросту невозможно.
– Сейчас!.. – В коммуникаторе плеснуло хриплое дыхание, нервно взвизгнул звук рикошета, затем вернулся голос: – Мы в жилой пятиэтажке! Заскочили в средний подъезд. По-моему, улица Курчатова! Номер дома не вижу… – Голос снова потонул в грохоте автоматных очередей, затем прозвучала отрывистая фраза: – Напротив видна школа!..
– Держитесь! – Инок уже сориентировался по карте. Либо тридцать третий, либо тридцать первый дом. Недалеко. Успеет.
Он коснулся сенсора ПДА, включающего усиленный маркер и одновременно запускающий командную последовательность, автоматически транслирующую в сталкерскую сеть сообщение:
На связи Инок. Нужна помощь!

* * *

Приняв решение двигаться на выручку Логисту, Инок ни на секунду не забывал о Гуроне, Штопоре и других группах сталкеров, блокированных в Припяти.
Вряд ли бойцы «Монолита», оборонявшие город и АЭС, зловещий контур которой четко выделялся у горизонта на фоне пепельно-серых облаков, были настолько беспечны, что не отслеживали данные, проходящие через сталкерскую сеть. Инок чувствовал, что рискует, транслируя в сеть свой маркер и выходя в эфир на открытой частоте. Нельзя недооценивать противника, тем более Логист ясно сообщил, что в данный момент ведет бой с группой наемников. Но что Иноку оставалось делать, если все планы приходилось менять прямо на ходу? Он собирался дождаться темноты и незаметно пробраться в город, попытаться установить связь с Гуроном, а после – с какой-либо группой сталкеров, чтобы, объединившись, уже общими усилиями искать выживших и выводить их из города, пока сюда не прорвались военные.
Однако строптивая судьба рассудила иначе. Не мог же он проигнорировать призыв о помощи…
Забирая правее от цехов завода «Юпитер», он выскочил к пожарной части. Впереди возвышалось несколько обветшалых зданий – городское УВД, жилая пятиэтажка и две приземистые, огороженные высокими бетонными заборами постройки, за которыми виднелись нагромождения ржавых легковых автомобилей. Добежав до распахнутых ворот гаража, где стояло несколько пожарных машин, Инок проскочил внутрь.
– Сталкеры! Все, кто меня слышит! Говорит Инок. Через несколько часов к городу прорвутся военные! Я готов вывести всех известным мне безопасным маршрутом! Хватит отсиживаться по подвалам! Прорывайтесь к окраине Припяти! Точка сбора – автовокзал!
– Инок, на связи Донор, – откликнулся коммуникатор. – Со мной десять бойцов «Свободы». Ты просил помощи?
– Раненые есть? – Инок приоткрыл дверь, выходящую на улицу Леси Украинки. Впереди, за одноэтажными строениями, виднелось открытое пространство проезжей части и тротуаров, на другой стороне располагались три пятиэтажки, выстроенные под острым углом к дороге. Над потрескавшимся асфальтом змеилось марево аномалий.
– Есть, двое, – пришел ответ Донора.
– Выдели сопровождение, пусть выходят к точке сбора. Сам выдвигайся к школьному зданию в районе Курчатова. Карта есть?
– Есть. Все понял.
Через секунду откликнулась группа долговцев. Свободные сталкеры выходили на связь поодиночке, но Иноку стало не до переговоров – выстрел из электромагнитной гаусс-винтовки разнес в клочья металлическую дверь.
Не дожидаясь следующего выстрела, он выскочил в развороченный дверной проем, пробежал через двор, заваленный ржавыми кузовами машин, обогнул одноэтажное здание и, лавируя меж аномалиями, рванул что было сил к трем пятиэтажкам, которые архитектор, пытаясь разнообразить городской ландшафт, расположил под углом к улице.
Фонтаны асфальта и гравия взлетали в нескольких метрах от него – снайперы, засевшие на крышах и балконах высотных зданий, промахнулись. Как он и рассчитывал, очаги аномальной активности исказили траектории полета пуль. В данный момент Зона хранила Инока, но ее лимит благосклонности не вечен, особенно при повторении таких откровенно прямолинейных маневров.
А что делать, когда в коммуникаторе продолжает биться призыв о помощи?
Заскочив в подъезд пятиэтажного дома на противоположной стороне улицы, он с трудом перевел дыхание.
Звуки ураганной перестрелки раздавались теперь по всему городу. Его призыв услышали и поняли – многие сталкеры, как из «Долга», так и из «Свободы», не говоря уж об одиночках, хорошо знали Инока. Он подарил им главное – надежду. Сейчас и речи быть не могло о прежних распрях между группировками. Блокированные в Припяти, они понимали, что путь через Радар перекрыт военными, уходить некуда, а тут, словно в ответ на мысленные мольбы о помощи, появляется сталкер, которому они, безусловно, доверяют, и предлагает безопасный маршрут отхода!
Инок не зря назвал в качестве точки сбора автовокзал – одно из крайних строений города, граничащее с лесным массивом. К тому же маркер Гурона поблескивал именно там.
Прорвемся…
Он вбежал в одну из разгромленных квартир, вышиб ногой раму, выскочил во двор и, низко пригибаясь, рванул в направлении пожелтевших пирамидальных тополей, за которыми виднелось типовое четырехэтажное здание школы.
Огонь монолитовских снайперов по нему прекратился. С крыш высоток хорошо простреливались улицы и площади, но не дворы.
Здание школы выглядело уныло: выбитые окна с истрепанными ветром, выцветшими обрывками занавесок; у входа – тоненькие, сбросившие листву березки, несколько чахлых кленов и кустарник, кое-где еще сохранивший багряную осеннюю листву. Асфальт на школьном дворе потрескался, в разломах желтели пучки травы.
Автоматные очереди звучали близко, эхо выстрелов гулко металось по дворам. Инок залез в ближайшее окно школьного здания, пересек класс, выскочил в рекреацию, быстро, по памяти сориентировался (он когда-то учился в такой же типовой школе) и метнулся к лестнице.
На ступенях ему попались два мертвых монолитовца и снорк, пытавшийся поживиться телами павших бойцов секты. Инок вскинул автомат, мысленно досадуя на встреченную тварь, – шум сейчас ни к чему, – но снорк, вопреки обыкновению, завидев сталкера, вдруг бросился прочь.
Пуганный уже. Видать, бойцы «Монолита» особо с мутантами не церемонятся.
Преодолев несколько лестничных маршей, Инок добрался до выхода на крышу, сбил прикладом ржавый металлический замок и откинул скрипнувший люк.
Его безумный рывок под огнем снайперов полностью себя оправдал. С крыши здания открывался отличный сектор обстрела, охватывающий дворы двух блочных пятиэтажек, расположенных по улице Курчатова. Добежав до невысокого выступа, расположенного в торце крыши, он присел. ПДА, переведенный в режим пассивного приема, высветил сиротливый маркер незнакомого Иноку сталкера, спроецированный на контур противоположного здания.
А наемники действуют профессионально. Никаких опознавательных знаков, никакого шума в эфире.
Где же они?
Инок задействовал систему тепловидения.
Ага… Есть!..
Во дворе дома за различными укрытиями он насчитал семь фигур. Четыре уже остывающих тела валялись перед средним подъездом дома номер тридцать один. Старая спутниковая карта Припяти, закачанная в ПДА, здорово помогала ориентироваться на местности.
Так. Почему наемники сгруппировались во дворе? По стенам лазить не умеют? С их стороны логично было бы разбиться на группы и штурмовать квартиру, где засели сталкеры (Инок не забывал, что ПДА Логиста не работает и его маркера нет на карте), сразу с нескольких направлений. Например, двое ведут отвлекающий огонь по окнам, со стороны двора, остальные через соседние подъезды выбираются на крышу и затем, используя тросы, спускаются к балкону.
Ответ пришел в виде громкого хлопка выстрела из гаусс-винтовки и тела в серой экипировке наемников, рухнувшего во двор с крыши здания.
Снайперы «Монолита»! Они простреливают верхние этажи!.. Инок вновь сверился с картой. Где же их позиция? Ага, вот девятиэтажный жилой дом, расположенный по другую сторону улицы, чуть в глубине, во дворах пятиэтажек с четными номерами. Взглянув в том направлении, он убедился, что избранная им позиция находится вне сектора обстрела монолитовцев. Даже крыша девятиэтажки отсюда не видна.
– Логист, слышишь меня?
Ответ пришел мгновенно:
– Слышу! Ты далеко?
– Неважно. К окнам, выходящим на улицу, не подходите!
– Что нам делать?
– Ждать. Я начну первым. Тогда поддержите огнем.
Во время короткого разговора Инок наблюдал за реакцией наемников. Точно, слушают частоту! Фигуры зашевелились, пытаясь обнаружить новый источник опасности. Один из наемников жестами отдал приказ, отослав двух бойцов прикрыть фланги, а затем вдруг вышел на связь, используя частоту сталкеров:
– Логист, давай договоримся. Предлагаю в последний раз: отдай документы, и мы тебя не тронем. Хочешь денег – назови сумму. Заказчик у нас серьезный. Он заплатит.
– Я уничтожил документы, – раздался ответ.
– Ну и дурак. Тогда пеняй на себя. Теперь можешь к гадалке не ходить – предстоит тебе дальняя дорога и очень неприятный разговор…
Наемников Инок не любил, но справедливо считал, что противники они опасные. Вот только сейчас допустили ошибку: плотно обложили здание, а школу, расположенную во дворах, не прикрыли. Может, людей не хватило или времени. В любом случае – не их день.
Вычислить говорившего не составило особого труда. Вот он, метрах в пятидесяти, присел за вросшим в асфальт ржавым «Москвичом».
Инок плавно нажал на спуск, автомат в руках дернулся, плечо привычно приняло толчки отдачи, благо бронекостюм был оснащен специальной усиленной вставкой, избавляющей от синяков при постоянной стрельбе.
Командир группы наемников мешком осел на землю.
– Логист, прикрой! Начали!
Инок перекатился под прикрытием выступа кладки, с торца ограничивавшего плоскую крышу школьного здания. Снизу, кромсая проржавевшую жесть, кроша кирпич и выбивая куски рубероида, по нему било пять автоматов.
В окнах третьего этажа расположенного напротив блочного дома показались силуэты двух сталкеров. Раздались отрывистые одиночные выстрелы, вниз полетела граната. В ответ хлопнуло несколько подствольников, раздался предупреждающий вскрик, и одновременно на улице и в квартире полыхнули ослепительные вспышки. Инок, пользуясь моментом, привстал, дав несколько очередей по замеченным ранее позициям.
Попавшие под перекрестный огонь наемники не растерялись. Лишь один, наименее опытный, вскочил и тут же поплатился, поймав пулю.
Перед подъездом рявкнул еще один гранатный разрыв, жалобно задребезжали, посыпались сверкающим крошевом остатки стекол, двое наемников упали, остальные, огрызаясь из автоматов, метнулись под стену здания. Инок разрядил им вслед остаток патронов из магазина, и, на бегу перезаряжая оружие, бросился назад, к люку.
Внизу, под короткой вертикальной лестницей, топтался снорк. Инок отпрянул, и когти твари лишь оставили глубокие борозды в ржавом металле верхней ступени.
Проклятье…
Он выхватил гранату и метнул ее в люк.
Секунда…
Вторая…
Третья…
От взрыва, казалось, вздрогнуло все здание. Немедля он спрыгнул вниз, приземлился на лестничную площадку, практически ничего не видя в дыму и пыли, располосовал пространство перед собой длинной очередью и ринулся вниз по лестнице, на ходу споткнувшись о труп разорванного взрывом мутанта.

* * *

– Инок! Наемники отступили!.. – раздался в коммуникаторе голос Логиста.
– Не обольщайся. Ты им нужен. Сиди на месте, удерживай позицию!
Перед выходом из школьного здания промелькнула, тут же рассеиваясь по укрытиям, группа сталкеров.
– Донор? Ты?
– Инок?
– Да! Маркера не видишь?
– Не вижу! Включи ПДА!
Инок отпрянул в простенок, коснулся сенсора.
– Теперь вижу.
– Донор, тут наемники. Осторожнее. Они затаились где-то рядом.
– Сняли мы троих.
Хорошая новость. Осталось двое. Наверняка самые опытные и обозленные до предела. Одно радует – Логист нужен им живым.
– Донор, давай ко мне! Занимайте здание школы! Оно снайперами «Монолита» не простреливается!
Через минуту семеро сталкеров ворвались в вестибюль.
– Инок, бродяга!
Они с Донором обнялись.
Вид сталкеров внушал ужас. Осунувшиеся лица с землистым оттенком кожи, глубоко запавшие глаза, изодранная, покрытая коростой крови и грязи экипировка.
– Ну что, прорвались к Исполнителю Желаний?
– Издеваешься?
– И не думаю.
– Никуда мы не прорвались. Тут, в Припяти, и увязли. Монолитовцы за каждый дом зубами держались. А потом военные десант в районе АЭС высадили, там такое творилось – вспоминать страшно. Не знаю, удалось им захватить станцию или нет, – к вечеру внеплановый выброс ударил. Мы по счастью вовремя приметы увидели, я по сети предупреждение скинул, большинство сталкеров успели в подвалах укрыться. Хотя, скажу тебе, долбануло так, что мало никому не показалось. Не понимаю, почему монолитовцы нас голыми руками не передушили, пока мы без сознания валялись. Потом, когда кое-как очухались, пришел сигнал от Москита, ты его должен знать, он вроде адъютантом у Воронина был. Короче, группа «Долга» попыталась отступить к своей базе, но в районе Радара их военные в оборот взяли. Они там десант высадили, видимо, решили последовательно сектора захватывать.
– Знаю. Был я на Радаре. Видел. «Монолит» и там, как ты выразился, зубами в землю вцепился, но долго они не продержатся.
– Значит, военные скоро в Припяти будут?
– Однозначно, – кивнул Инок. – После позавчерашнего выброса Зона километра на три по периметру расширилась. Такая волна пошла, что во всем мире, кто хоть что-то понимает, содрогнулись. Короче, расклад такой: если вояки Зону не вычистят и до Саркофага не дойдут, будет массированный удар по площадям.
– Ну ни хрена себе… – Донор присел. – А с нами-то что теперь?
– Есть выход, – обнадежил его Инок. – Мы с Гуроном сюда по заданию пришли. Степан Сидорович подсуетился. Ему ведь тоже Зона без сталкеров не нужна. Как и другим торговцам. В общем, от Припяти к Свалке ведет подземный тоннель. В одном месте он свежим обвалом блокирован, но это не проблема, верно?
– Раненых много, – покачал головой Донор. – Я с другими группами выживших постоянную связь держу.
– Сколько нас осталось? Без деления на группировки?
– Человек триста. Это те, кто в состоянии ходить. Еще по разным данным до семидесяти тяжелораненых. Их на руках нести придется. Многие больше суток без медицинской помощи не протянут.
Инок задумался.
– Вот что, Донор. Последнего отрезка пути по подземельям до Припяти я своими глазами не видел. По нему Гурон шел. Нас обвалом разделило. Не знаю, жив ли он, но маркер ПДА работает. Может, там чисто, а может и нет. С ранеными рискованно идти.
– Так что ж нам делать? Схлестнемся с вояками?
– Нет смысла. Есть еще один путь. Через Черный Лес.
– Рехнулся? Там же места совершенно непроходимые!
– Я прошел, – лаконично ответил Инок. – Смотри. – Он включил электронную карту, на ходу меняя план действий. – Вот маршрут. Просека относительно безопасна, там только ржавые волосы, электры да жгучий пух. В глубь леса не суйтесь. Там логова мутантов. Увидите призраков – не дергайтесь, они не опасны, но внимательно смотрите по сторонам, вслед за ними могут появиться зомби. Я так уже нарвался.
– Погоди, Инок, а военные?
– Они Радар зачистят и начнут выдвигаться на Припять вот по этой дороге. – Палец Инока указал маршрут на карте. – В Мертвый Лес им нет резона соваться. Страшно, да и техника не пройдет. Врубаешься? Они двинутся по дороге на Припять, а вы тем временем по просеке дойдете до окрестностей Радара. Разминетесь с ними без единого выстрела. Вот тут, – он указал на маркер, – пробито перекрытие тоннеля. Туда сбитый вертолет рухнул. Спуститесь, а дальше путь под землей выведет вас к провалу в районе Свалки, неподалеку от блокпоста «Долга». По дороге мы только дважды с мутантами схлестнулись. Один раз с бюрерами, другой – со снорками. Но в три сотни стволов – отобьетесь. Главное, между собой не конфликтовать.
– Да какие конфликты. Нас Припять научила…
– Короче, Донор, мне некогда. Свяжись с остальными, пусть сюда, в район школы прорываются. Думаю, через час-полтора, к сумеркам, военные на окраину города начнут выходить, так что снайперам «Монолита» будет чем заняться. Это самый удачный момент, чтобы раненых вынести. Тут от школы до леса недалеко. Все запомнил?
Донор кивнул.
– Спасибо тебе, Инок. Никогда не забудем!..
– Ладно, потом, даст Зона, сочтемся. Ты о группе Беса что-нибудь слышал?
– Жив он. Вот только скольких людей потерял, не знаю.
– Привет ему от Сидоровича передай.
– Передам. А ты с нами не уходишь?
– Нет. Гурона надо отыскать. И дело еще есть незавершенное. Может, если все нормально сложится, еще догоним вас. Как выйдет. Ты с другими командирами групп договориться сумеешь?
– Договорюсь. Организуемся. Сам понимаешь, тут каждый уже не раз смерти в глаза посмотрел. Друг с другом собачиться – последнее дело. Жаль, что поздно до элементарных истин доходим.
– Ну, все тогда. – Инок выдернул из своего ПДА флешку. – На, держи, тут резервная копия данных по маршруту. На всякий случай.
– Инок…
– Потом. – Тот отрицательно покачал головой. – Все потом, Донор. Увидимся еще. Людей, главное, выведи. А вояки пусть хоть в Саркофаг лезут – их проблемы.
Они обменялись крепким рукопожатием.
– Ты сейчас куда?
– В соседнее здание. Затем Гурона искать пойду.
– Мои люди тебя проводят. Сам же сказал – наемники где-то рядом.

* * *

У подъезда блочной пятиэтажки Инок распрощался с эскортом. Наемники не появлялись – видно, потеряв командира группы и большинство бойцов, решили, что задача им уже не по зубам.
Поднявшись на третий этаж, он негромко произнес в коммуникатор:
– Логист, это Инок.
В квартире, выходящей окнами во двор, раздался шорох, кто-то слабо застонал, затем прозвучал хриплый голос:
– Медленно заходи. Дверь под прицелом.
Инок ничего другого и не ожидал.
– Только в руках себя держи, – предупредил он.
В прихожей царил хаос. Взрыв гранаты, выпущенной из подствольника, оставил подпалину на полу и множество отметин от осколков по стенам. В коротком коридоре свет, падающий из окна, мутным глянцем змеился по россыпям автоматных гильз.
Комната. Небогатая меблировка, оставшаяся еще от прежних хозяев квартиры, свалена в подобие баррикады. У окна – изрешеченное тело в серой экипировке наемника. Кровь, растекшаяся по выщербленному паркету, уже подсохла.
– Логист, ты где? – Инок поднял автомат стволом вверх.
За баррикадой вновь послышался шорох.
– Тут я.
Инок обошел нагромождение мебели и увидел двух сталкеров. Один, бледный как лист бумаги, сидел у стены, баюкая раненую руку, второй без движения распластался на полу лицом вниз.
– Логист? – Инок присел на корточки перед раненым сталкером, облаченным в защитный комбинезон «Сева» – такой вид экипировки можно было приобрести только на базе ученых у озера Янтарь.
– Рад видеть тебя, Инок… – слабым голосом ответил тот.
– Мы знакомы?
– Я тебя видел несколько раз на Янтаре. А напарник твой?.. Гурон, кажется?.. Где он?
– Обстоятельства нас временно разделили, – ответил Инок. – Что с рукой? Давай посмотрю. – Он уже отстегнул от пояса резервную армейскую аптечку.
– С рукой нормально. Вовремя жгут не успел наложить, крови потерял много. – Логист поморщился, пытаясь встать. – Сейчас, еще минут пять, и в норме буду. Спасибо, от смерти спас… – Он взглянул на Инока. – Тебя Сахаров прислал?
– Вообще-то я в Припяти по другим делам, – честно ответил Инок. – Но информация у меня была. Вернее, просьба профессора, переданная через торговца с Кордона.
– Какая просьба? – Логист все же встал, сделал пару неуверенных шагов, склонился над неподвижным телом сталкера, пытаясь нащупать пульс.
– Сахаров узнал, что мы идем в Припять, просил отыскать тебя и вывести из города, если жив.
– А если нет? – Логист напрягся.
– Тогда изъять любые найденные на твоем трупе бумаги и электронные носители информации и доставить их на базу «Янтарь». – Инок не имел привычки смягчать формулировки.
– Ну, я пока живой, как видишь… И он тоже. – Логист сел на пол. – Помоги, Инок. Контузило его…
Вместе они перевернули сталкера. Тот действительно был жив, только без сознания. Лицо все в крови, посечено мелкими осколками.
– У меня аптечка пустая. Все израсходовал. – Логист с надеждой посмотрел на Инока. – Поможешь?
Тот молча склонился над бессознательным телом.
– Скажи, а наемники тоже за информацией охотились?
– С чего ты решил?
– Логист, не надо со мной так. Наемники под огнем снайперов «Монолита» за твой порванный комбинезон и содержимое карманов в бой не полезут. И в Зону они ходят только по конкретным заданиям. Ты вообще сталкер или ученый? Что-то я тебя смутно припоминаю.
– Извини, Инок. Репутация у тебя хорошая. Знаю, что не отморозок. От смерти нас спас – тоже ценю. Но никаких документов я тебе не отдам. И разговаривать на эту тему не стану.
– Дело твое. – Инок и не собирался настаивать. – Сейчас твой напарник в чувство придет, и двигайтесь понемногу к школе, что во дворах. Там сталкеры из разных группировок под началом Донора собираются. Я им безопасный маршрут отхода из Припяти сообщил. Выйдешь с ними – останешься жив. Доберешься до Янтаря – привет от меня профессору передавай.
– А ты? Не уходишь? Почему?..
– Дела. Гурон где-то в подземельях застрял.
Сталкер, которому Инок только что сделал несколько инъекций, слабо застонал, приходя в сознание. С трудом открыв глаза, он попытался приподняться, потом все же сел, очумело посмотрел по сторонам и глухо выдавил:
– Где мы?..
– В Припяти. – Инок усмехнулся, затем обернулся к Логисту и добавил: – Ты тут не задерживайся. Никто никого ждать не станет. Скоро в город военные пожалуют. Я сейчас мимо школы пойду, скажу Донору, чтобы пару бойцов за вами прислал. Все, мужики, мне некогда.
– Инок, постой!
Тот обернулся, уже на пороге:
– Ну? В чем дело?
– Ты в подземелья идешь?
– Ну, допустим.
– Нас возьми. Прошу.
– Логист, тебя тоже контузило? – Инока начала раздражать ситуация. – Я тебе реальный выход указал. Что еще нужно? Какие подземелья? У меня друг там, а я тут с вами время теряю. Все. Разговор окончен.
– Инок, подожди. Извини, я был неправ. Наемники действительно охотились за собранной мной информацией. Она ценная, очень ценная, но пока неполная. – Логист побледнел еще больше. – Я узнал такое, что самому страшно.
– Логист, я же ясно сказал: мне некогда. Куда я вас возьму в таком виде?
– Мы поможем тебе найти Гурона. А затем вы поможете нам. Я все тебе расскажу. Клянусь. И обузой не станем. – Он полез за пазуху, извлек упаковку со шприц-тюбиками. – Это препарат, разработанный в лабораториях «Янтаря». Боевой стимулятор. Подумай, он может пригодиться Гурону, если тот ранен.
– Что же ты сразу его не применил?
– Он еще не прошел всех испытаний – опытный образец, только на крайний случай. Мне нельзя уходить из Припяти. Объяснять долго. Ты прав, нет времени. – Логист сорвал защитный пластиковый колпачок и вогнал тоненькую иглу себе в предплечье. Затем склонился к контуженному сталкеру и сделал ему дополнительную инъекцию.
Инок лишь покачал головой, ожидая результата рискованного эксперимента. Должно быть, у Логиста действительно были веские причины, раз он пошел на заведомый риск, введя себе не апробированный на людях стимулятор.
Странный он. В среде сталкеров известен мало. Скорее всего из ученых. Если бы Логист хотя бы вскользь упомянул сейчас Исполнитель Желаний, Инок ушел бы. Не та ситуация сложилась в Зоне Отчуждения, чтобы рваться к мифическому счастью.
Тем временем действие препарата дало положительный эффект.
Щеки Логиста порозовели, он перестал морщиться, постоянно поддерживая простреленную навылет руку, его напарник достаточно энергично, а главное, самостоятельно поднялся на ноги и тут же приступил к поиску оружия.
– Опер, – скупо представился он, проходя мимо Инока. – Пригожусь, не сомневайся. Я родился в Припяти, город знаю. Отец у меня участковым тут был еще до первой катастрофы. – Он присел подле трупа наемника, без особого усилия перевернул его, быстро обшарил подсумки, извлек на свет две гранаты и пять снаряженных магазинов к ОЦ-14 «Гроза», затем отыскал и сам автоматно-гранатометный комплекс.
Логист тем временем перезарядил L85 – штурмовую винтовку производства Великобритании, чем вызвал неодобрительный взгляд Инока.
– Выкинь ты ее, – посоветовал он Логисту.
По многим параметрам данное оружие считалось безнадежным, в первую очередь в плане боевой эксплуатации. Чрезмерно смещенный назад центр тяжести являлся причиной сильного увода ствола вверх даже при стрельбе короткими очередями. К тому же недоработанная система боепитания приводила к частым отказам оружия и необходимости ручной перезарядки в критические моменты боя.
– А с чем я пойду?
– У наемников еще одну «Грозу» возьмем. – Инок оценил действие разработанного Сахаровым боевого препарата: Логист, сам того не замечая, уже одинаково свободно владел обеими руками, забыв о ранении.
– Ну, ты решил? Возьмешь нас с собой?
– Возьму, но с соблюдением нескольких условий. Сначала мы выдвигаемся по координатам ПДА Гурона, затем, когда отыщем моего напарника, ты мне рассказываешь все, без утайки, и только после этого мы принимаем решение о дальнейших совместных действиях. Согласен?
– Да. – Логист аккуратно положил на пол L85. – Полагаюсь на твой опыт.
– Опер, сюда подойди. – Инок присел, вывел на экран ПДА электронную карту Припяти. – Вот смотри. Видишь мерцающий маркер?
– Ну?
– Подумай, как проложить маршрут, чтобы не подставляться под огонь монолитовских снайперов. Учитывай при этом, что нам необходимо найти спуск в подземелья.
Опер, посмотрев на карту, пожал плечами.
– Что тут думать? Маркер твоего напарника сейчас проецируется на старое бомбоубежище. Входы в него мне известны, но они-то как раз у снайперов как на ладони. Нам надо попасть вот сюда, – сталкер указал на участок лесопарковой зоны, сохраненной при строительстве городских кварталов. – Там находится несколько замаскированных выходов вентиляционных шахт. По ним и спустимся.
– Грамотно, – одобрил Инок. – Как себя чувствуешь?
– Нормально. К бою готов. – Опер прикоснулся тыльной стороной запястья к рассеченной осколками щеке. – Уроды. Теперь вся морда будет в шрамах.
– Логист, сколько длится действие препарата?
– Увы, не осведомлен. Но инъекции созданы на основе вытяжки из некоторых артефактов, так что их действие не только стимулирует организм, но и способствует быстрейшему процессу заживления ран.
– Ага… – Опер криво усмехнулся. – И успешному превращению нормального сталкера в какого-нибудь мутанта. Знаю я твоего Сахарова.
– Раньше надо было думать, – огрызнулся Логист.
– А я не просил инъекции мне делать!
– Время теряем! – Инок не собирался слушать их спор. – Что сделано, то сделано. В общем, действуем так: спускаемся во двор, ищем оружие для Логиста, затем в темпе выдвигаемся в район бомбоубежища. Опер, ты ведешь, Логист следом, я – замыкающий.

Категория: Андрей Ливадный - Контрольный выброс | Дата: 17, Октябрь 2009 | Просмотров: 761