ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НАЕМНИКИ — ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ЛИМАНСК

срочное сообщение:

от: нестер

группа-3! что у вас со связью? есть кто-то в сетке? ответьте хоть через нее.

срочное сообщение:

от: нестер

группа-3! группа-3! ответьте немедленно любым доступным способом!

сообщение:

от: кирза

я извиняюсь, это обратно кирза, не ответит ваша группа, помните, вы недавно про наемников спрашивали, которые от дитяток шли? они с вашей группой-3 столкнулись, это ж разведотряд у вас так называется? напоролись они друг на друга, я просто в том же направлении иду, меня сидорович тут отрядил… со стороны наблюдал: наемники эти покрошили ваших.

сообщение:

от: нестер

кирза, это точно?

сообщение:

от: кирза

чтоб меня контролер трахнул, если вру

сообщение:

от: нестер

благодарю, ваша информация передана генералу Воронину.

сообщение:

от: кирза

ух ты, самому? вот так и я в историю попаду.

сообщение:

от: пушкарь

есть кто?

сообщение:

от: тура

я тута

сообщение:

от: кирза

и я. час ночи, а не спится, мы тут у костерка, все дрыхнут, а я вот водочкой балуюсь да по сетке шарюсь. хлопцы, что это за вспышки на северо-западе?

сообщение:

от: пушкарь

короче я только что видел блин там такое! это возле армейских складов ну блин!

сообщение:

от: кирза

спокойно, пушкарь, и запятые ставь, а то путаешься, что ты там пишешь, так чего у вас, рассказывай.

сообщение:

от: пушкарь

не умею я запятых, ну короче помните скока-то дней назад тут следящий долга запросы писал? про группу каких-то вояк которые от дитяток шли. ты их еще заложил кирза?

сообщение:

от: тура

было дело

сообщение:

от: кирза

я не заложил, а поделился инфой с союзниками. понимать надо.

сообщение:

от: пушкарь

да вы слушайте. короче вечером мы с шалым и микросхемой идем вдруг впереди этот отряд. я сразу догадался потому что нешика узнал мы с ним одноклассники ваще. и вдруг на них долговцы. из кустов из засады как насядут! что началось ё!

сообщение:

от: тура

пушкарь, куда делся? дальше рассказывай.

сообщение:

от: пушкарь

извиняюсь. попить захотел наладонник чуть в колодец не упустил. так я что? а! там такое началось не описать. у тех гранатомет и у этих. потом там вдруг баба рыжая из двух стволов давай палить. и здоровяк такой с пулеметом ручным. а те залегли. и в обход. а в плаще такой маленький на дерево полез и с него из маузера давай гасить. ну или из нагана я не разбираюсь и далеко было. короче раздолбали они их. я до сих пор отойти не могу а шалого трясет всего. нас же самих чуть не положили чуть не попали под перекрестный огонь. микросхема раненый очень, страдает.

сообщение:

от: тура

ох и рассказчик, умереть можно

сообщение:

от: кирза

пушкарь, не части. кто кого раздолбал?

сообщение:

от: пушкарь

так наемники долговцев. а микросхема когда убегал головой в дерево ударился и теперь раненый, страдает.

сообщение:

от: кирза

серьезно, долговцев положили? это долговцы, значит, посчитаться с ними решили, устроили наемникам засаду, а те их… ни фига себе! как бы эти наемники не решили мне отомстить за то, что я с нестером инфой поделился. куда они потом пошли?

сообщение:

от: пушкарь

дык эта. вглубь.

сообщение:

от: кирза

в какую глубь, зелень необразованная?

сообщение:

от: пушкарь

ну, на север.

запрос:

от: нестер

всем! крайне важно! в районе нии агропром появилось неисследованное явление, уничтожающее живые организмы в округе, по нашим сведениям, именно это явление привело к многочисленным смертям на болотах, про которые все слышали, кто обладает хоть какой-то информацией?

сообщение:

от: карлатый

тю на вас! яке ще «неисследованное явление»? то мабуть контролэр якийсь шариться.

сообщение:

от: тура

там серьезное что-то очень. мы с шустрым только что оттуда. два лагеря сталкерских разбиты. и позади этого явления или как его назвать, вроде зона непроходимости образуется.

сообщение:

от: карпатый

як цэ розбыти? цэ що значить?

сообщение:

от: тура

значит: все убиты.

сообщение:

от: нестер

тура, есть еще какие-то сведения? раз уж ты в том районе.

сообщение:

от: тура

подождите до вечера, попытаюсь собрать инфу.

запрос:

от: нестер

тура, на связи?

сообщение:

от: карлатый

я тэж чикаю

сообщение:

от: пушкарь

и я тут, короче

сообщение:

от: ладонин

и я

сообщение:

от: кирза

о, ладонь, и ты тут? когда долг отдашь?

сообщение:

от: ладонин

подходи к курильщику через три дня, сможешь?

сообщение:

от: тура

так, все заткнулись. короче, вот что. эта штука превращает сталкеров в зомби, или с ума сводит. они себе глаза выцарапывают, режут себя… верите — много повидал, а два раза рвало, когда в лагерь попал, по которому оно прошло. желудок до сих пор крутит. дальше, оно когда идет, перед ним аномалии гаснут, вроде прижимает оно их, но позади они с новой силой вспыхивают. потому за ним идти не получится, там вправду зона непроходимости, и вообще близко к нему не подойти, ну чтобы расстрелять в упор, на мозги давит жутко, с ума вроде как сходишь, видишь только туман вдалеке над лесом, вроде пузырь такой ползет, и все.

вот так, братья бродяги.

сообщение:

от: карпатый

вот это шо ты зараз за фигню нам россказав?

сообщение:

от: кирза

ни хрена себе.

сообщение:

от: пушкарь

правда что ль?

сообщение:

от: нестер

тура, генерал Воронин предлагает встретиться лично, чтоб ты сообщил все, что запомнил, твою безопасность он гарантирует, и награду. где тебя искать? мы пришлем квад.

сообщение:

от: тура

нестер, передам координаты. но тут еще такое дело, помните тот отряд наемников? ну, которые две ваши группы положили? так вот, явление это вроде как преследует их. не знаю, что это значит, но оно за ними идет, точно.

— На месте! — негромко сказал Мировой, и все остановились, лишь идущий сзади Хохолок сделал по инерции еще пару шагов.

Катя с Анчаром находились в центре группы, Мировой и Кирилл шли слева, Нешик по правую руку. Трое наемников одновременно присели, направив «М-4» туда, куда смотрел командир. Стоящие в авангарде синхроны и Болотник замерли.

Было раннее утро, солнце скрыто облаками, холодно, тускло. Центральная улица Лиманска состояла в основном из двух- и трехэтажных домов, облицованных потрескавшейся плиткой. Пока что они не встретили ни одного человека. Катя надеялась, что так и будет до тех пор, пока отряд не покинет город с северной стороны.

— Ну так чиво там? — проворчал Хохолок сзади.

Мировой повернул голову к Болотнику, и тот едва заметно пожал плечами, показывая, что не ощущает впереди опасности. Аслан с Каримом замерли по бокам от следопыта. Каждый раз, замечая краем глаза их гибкие фигуры, Катя не могла отделаться от мысли, что это не люди, а кошки, большие сильные лесные кошки. Штурмовые винтовки висели у них под мышками, стволы обращены к земле, на плече у каждого остро заточенные крюки. Как и Болотник, они предпочитали не пользоваться огнестрельным оружием без крайней нужды. Сейчас это было только на руку: патронов после стычек с бойцами Долга и схватки с псевдогигантом возле Рыжего леса осталось совсем мало.

Стоящий рядом с девушкой Анчар был бледен и едва заметно дрожал. Катя не понимала, что с ним происходит, — и никто не понимал. Казалось, то странное явление, которое они уже успели окрестить Мглой и которое медленно, но упорно преследовало их от самых болот, действует на Командора особым образом. Все в отряде ощущали ментальную тяжесть, когда Мгла подходила близко: в душу заползал страх, хотелось бежать сломя голову, нестись со всех ног, не оглядываясь, от того огромного, могучего, древнего, что находится за спиной. Но Анчара к тому же трясло, голова дергалась, левый глаз вылезал из орбиты, а другой начинал непрерывно жужжать, меняя фокусировку, что-то в нем двигалось и потрескивало, пару раз Кате показалось даже, что она видит свет, пробивающийся из-под линзы. В такие моменты близко к Анчару лучше было не подходить, даже не обращаться к нему: он становился агрессивен.

Передвинув «Mark» за спину, Командор повернулся, осмотрел улицу. Механический глаз едва слышно прожужжал, меняя фокусировку. Катя кинула взгляд через плечо: Хохолок топтался на месте, покачивая «Печенегом», крутил головой. Без здоровяка пришлось бы туго, в конечном счете это именно он завалил псевдогиганта… но из-за него и началась конфронтация с Долгом.

— А, вижу! — сказал Хохолок. — Ну, так чиво встали? Там же мертвяки…

— Надо проверить, — сказал Мировой. — Карим, Аслан!

Пригибаясь, они перебежали к растущему на газоне тополю, миновали ржавый грузовик. Остальные стояли неподвижно, не спуская глаз с углового дома. На втором этаже был балкон, там лежали два тела.

Повернув за угол, синхроны вошли в заднюю дверь. Наступила тишина, лишь Хохолок сопел. Казалось, весь Лиманск пуст, здесь нет ни людей, ни мутантов — вообще ни одной живой души.

Через минуту из дверей балкона высунулся ствол, потом возникла голова Аслана. Он шагнул вперед, за ним показался Карим. Встав возле ограды, синхрон поглядел на остальных. Кирилл, шагнув к Мировому, что-то негромко сказал ему, тот кивнул и сделал жест, будто перезаряжает оружие. Карим в ответ коротко кивнул, повернулся. Аслан уже присел над телами.

Вскоре они вернулись с тремя магазинами и парой ручных гранат. Отдав магазины Мировому, Аслан заговорил тихим голосом, пришептывая:

— Двое, монолитовцы, застрелены. Давно, разлагаться начали. У одного пуля в глазу, у другого на голове каска, в ней тоже дырка.

Катя уже давно заметила, что разговаривает почти всегда Аслан. И он при этом может стоять совершенно неподвижно, а Карим — сделать несколько коротких жестов, подчеркивающих слова брата. Речевой центр у человека находится в левом полушарии, выходит, Аслан в паре синхронов выполнял его роль?

— Наверно, стреляли из снайперского ружья. Спецпулями, — заключил он.

— Так это наблюдательный пост там был? — спросил Нешик.

Карим кивнул, Аслан сказал:

— В доме никого.

— Монолитовцы… — Мировой повернулся к Анчару.

— Если мертвецов с балкона не убрали, значит, группировки давно нет в городе, — сказал тот.

Катя поторопила их:

— Нам надо идти.

Злая дрожь, желание действовать, двигаться дальше — в глубь Зоны, за Грязевое озеро, через Северный Могильник, как можно быстрее достигнуть далекой цели и сделать то, что она собиралась сделать, — это острое, навязчивое желание за последние дни превратилось в ее второе «я». Они обошли Агропром и Янтарь, мимо Рыжего леса, уничтожив два отряда Долга, — и все это время она подгоняла наемников, заставляла спешить дальше, почти без остановок. Катя понимала, что становится одержимой — вернее, уже стала, — но ничего не могла с этим поделать. Не могла и не хотела. Она позволила жажде мести полностью овладеть собой, возвела месть на пьедестал и молилась ей, как кровожадному языческому богу. Каждая минута промедления была для нее мучительна, поэтому она и злилась на Хохолка — ведь это он тогда сцепился с долговцами, из-за чего отряд потерял много времени.

— Идем, — повторила Катя.

Анчар кивнул Мировому, тот скомандовал:

— Вперед, тем же порядком.

Когда они прошли следующий квартал, слева между домами потянулся бетонный канал со сломанным мостом. Из грязной коричнево-зеленой воды торчала кабина грузовика.

Болотник остановился, и тут же, оглянувшись на него, встали синхроны. Узкие смуглые лица их были невозмутимы.

Мировой бросил настороженно:

— Что?

Болотник поднял руку, показывая, чтобы все молчали. Катя не видела ничего опасного, да и никто не видел, но они уже привыкли доверять чутью следопыта, который умел ощущать опасность задолго до того, как остальные хоть что-нибудь заподозрят. На всякий случай она оглянулась, хотя и знала, что во время марш-броска к Лиманску отряд существенно опередил Мглу, которая никогда не двигалась особо быстро. Нет, мглистой полусферы не было видно сзади над крышами домов.

Впереди поперек улицы лежал старый «уазик» со спущенными шинами, над ним торчала крыша уличного киоска, сбоку — разбитая витрина продуктового магазина.

— Площадь там, — сказал Нешик неуверенно. — А? Светлее вроде, домов меньше… ну да, улица на площадь выходит.

Никто не ответил, и он замолчал. Болотник медленно пошел дальше, но тут же вновь остановился. Катя приподнялась на цыпочках, пытаясь поверх «уазика» разглядеть, что насторожило следопыта. Увидела что-то непонятное, какие-то темные изогнутые штуки…

— Ну, ё! — недовольно пробасил Хохолок и выдвинулся в авангард с «Печенегом» наперевес. — Жрать пора, сзади хрень ползет, а вы топчетесь!

— Хохолок, стой! — приказал Мировой, но здоровяк уже обходил машину со стороны капота.

Катя покосилась на командира. Мировой стоял неподвижно, скривив рот, направив ствол «М-4» в спину Хохолка. Обычно спокойный наемник еле сдерживается, он не привык, чтобы его приказам не подчинялись. Казалось, еще немного — и Мировой выстрелит над головой здоровяка. Девушка понятия не имела, как тот на такое отреагирует, но вполне допускала, что он может в ответ полоснуть с разворота очередью из «Печенега».

— Проверим на нем, что там, — сказала Катя негромко. — Пусть лучше этот дуб в аномалии погибнет, чем все мы.

Ее услышали все, кроме «дуба», который как раз шагнул за машину. «Во-во» — пробормотал Нешик, а Кирилл кивнул. Мировой переступил с ноги на ногу.

Катя повернулась к Болотнику.

— Так почему встали? — спросила она.

Следопыт ответил, не оборачиваясь:

— Странное впереди. Живое. Но… не живое.

— Что это значит? — спросила Катя. — Еше одна Мгла, что ли?

— Нет, другое.

— Э! — донеслось спереди. — Гляньте, чего эта тут…

— Вперед, осторожно, — приказал Мировой.

Выглянув из-за машины, Катя увидела, что рядом с газетным киоском асфальт разворочен — вскрыт, как консервная банка. Из-под него торчали крючья черно-бурого и желтого цвета. Это напоминало пасть гигантского песчаного червя, которого девушка видела в каком-то фантастическом фильме.

Все остановились. Хохолок, сделав пару шагов к киоску, тоже встал.

— Это же симбионт, — сказал Нешик.

В середине между «крючьями» воздух дрожал и будто пенился под напором аномальной энергии. Только теперь Катя, да и все остальные ощутили то, что раньше почувствовал Болотник, — напряжение, идущее от аномалии-симбионта. Девушка прижала ладонь ко лбу, поморщилась. Наемники побледнели, у Нешика и Кирилла на лице выступили капельки пота.

— Карим, Аслан, проверьте боковую улицу, — сказал Мировой. — Попробуем обойти.

— Что такое симбионт? — спросила она. — Там, в середине… кажется, это жарка?

Хохолок развернулся и потопал к ним.

— Да, жарка, — ответил Кирилл. — Симбионт — это симбиоз жарки, мясорубки и пси-поля. Хотя, говорят, есть несколько разновидностей. Аномалии мутируют, как и живые организмы. Меняются, сращиваются, у них происходит естественный отбор, понимаете, Катерина?

Он был единственным в отряде, кто еще обращался к ней на «вы».

— Понимаю, — сказала она. — Излучение от этого симбионта чем-то напоминает то, которое идет от Мглы, когда она подползает ближе.

— Хочешь сказать, Мгла — здоровый симбионт? — удивился Нешик. — Только он так мутировал, что стал подвижным?

— Я ничего не хочу сказать. Я только предполагаю. Почему симбионт так выглядит?

Хохолок, остановившись перед ними, спросил:

— Ну так чё? Потопали?

Не обращая на него внимания, Кирилл продолжал:

— В этом месте многократно усиливается естественное планетарное гравитационное поле, возникает так называемый гравитационный узел. Некоторые элементы, силикаты и другие, из почвы, асфальта или где там возникает симбионт, сплавляются, как в зыби, образуя вещество с новой атомной структурой, и вытягиваются вдоль векторов гравитационного узла.

— Идем, — повторил Хохолок нетерпеливо. Он явно не понимал, почему остальные стоят.

Кирилл, повернувшись к Анчару, сказал:

— Симбионт — источник пси-поля. Если долго находиться рядом, могут возникнуть необратимые изменения нервной системы. Лучше тут не задерживаться.

— А ты ничего не чувствуешь? — обратился Командор к Хохолку.

Тот недоуменно глянул на него, пожал плечами.

— Чё — «чувствуешь»? Ты о чем?

Анчар качнул головой и сказал Мировому:

— Надо обходить. Только если…

Раздались мягкие шаги, из боковой улицы вынырнули синхроны. Карим молча присел на корточки, Аслан заговорил:

— Там мины. Растяжки, тросики через улицу. Снорки взорванные.

— Снорки взорвались на минах? — переспросил командир.

— Да. Но мы и целые мины видели.

— Кто-то заминировал город, оставив только центральную улицу, — понял Мировой.

— А на подходе к городу, если помните, валялось несколько тел, — добавил Анчар. — Не монолитовцев, другие комбинезоны.

— Ага, на парней из Долга похожи, — вставил Нешик.

— Возможно, две группировки боролись за контроль над городом. И ключевым пунктом для них была площадь впереди. Вот почему улицы по сторонам заминированы — чтобы помешать противнику ночью совершить обходной маневр.

Мировой кивнул.

— Значит, что-то произошло, и обе стороны покинули Лиманск. А иначе нас бы уже обстреляли. Хорошо, пройдем по другому краю улицы. Карим, Аслан, разведайте.

Аслан выпрямился; не обменявшись ни словом, братья пересекли проезжую часть, двигаясь совершенно одинаково, придерживая локтями оружие на боку.

Симбионт находился ближе к одному краю улицы, синхроны достигли другого края и пошли вдоль стены. Остановились. Отошли немного назад. Наемники и Катя молча наблюдали за ними. Братья сорвались с места, помчались вдоль стены, лочти вплотную к ней, чтобы двигаться как можно дальше от симбионта.

Аномалия ощутила людей — в центре между «крючьями» выстрелил прозрачный гейзер. Болотник вскинул руку, будто прикрываясь от яркого света. Синхроны бежали, они были уже прямо напротив симбионта. Аслан вспрыгнул на подоконник широкого окна на первом этаже, будто обезьяна на ветку, на четвереньках проскакал по нему, оттолкнулся и сделал длинный прыжок вдоль стены. Еще секунда — и братья миновали аномалию. Гейзер в ее центре потух, «крючья» вяло шевельнулись — хотя Катя решила, что это всего лишь искажение из-за нагревшегося воздуха.

Синхроны остановились на другой стороне улицы, повернулись к остальным. За спинами братьев между домами был широкий просвет, дальше — площадь.

— Хорошо, — сказал Анчар. — Старайтесь идти вплотную к дому. Хохол — первый.

— Как опасность — дык я первым сразу, — пробурчал тот, впрочем, довольным тоном. Катя уже давно уяснила — здоровяк любит опасность, без этого ему скучно живется.

Они пересекли проезжую часть и двинулись гуськом: Хохолок, Болотник, Нешик, Катя, Анчар, Мировой, Кирилл. От аномалии вновь плеснулась незримая рябь, задрожала над растрескавшимся асфальтом, искажая очертания домов и деревьев.

— Во как плещет, — пробормотал Нешик, касаясь ладонью лба. — Аж вроде стучится в мозг. Хотя та штука, что за нами, — он махнул рукой и чуть не стукнул Катю по голове, — сильнее будет.

— Ровно шагай! — шикнула она, помимо воли оглядываясь. Чем бы она ни была, Мгла преследовала их не слишком быстро, к тому же не по прямой, а зигзагами. Болотник недавно сказал, что Мгла, похоже, идет по полям аномалий, то есть по тем районам, где их больше. Словно она питается аномальной энергией… может такое быть? Что, если это таки подвижная аномалия, пожирающая другие — жарки, электры, трамплины, свечи и холодцы…

Неясным оставалось другое: почему она преследует отряд? Ведь это была именно погоня, Мгла неотступно следовала за ними. Если бы дело происходило где-то в другом месте, уйти от него было бы легко, но в Зоне быстро двигаться невозможно, к тому же у отряда была определенная цель — Грязевое озеро, Северный Могильник, — они не могли свернуть, допустим, к Темной долине, пытаясь уйти от преследования.

Спереди призывно зашипел Аслан, и Катя отвлеклась от размышлений.

На фоне светлого проема между домами, где улица выходила на площадь, мелькнул силуэт. Исчез — существо упало, — появился вновь.

— О, снорк! — воскликнул Хохолок обрадованно, поднимая пулемет.

— Не стрелять! — гаркнул Мировой, и Катя ощутила, как от звука его голоса незримый гейзер энергии выстрелил из центра аномалии-симбионта.

— Какой-то он необычный, — сказал Нешик. — Пятнистый, что ли. А это там что?

С площади появился тушкан, и синхроны повернулись к нему с поднятыми автоматами. Напоминал мутант маленького тираннозавра, передвигался прыжками на задних лапах, передние же, тонкие и с длинными пальцами, прижимал к груди. Кольчатый хвост, похожий на червя, упруго раскачивался над асфальтом.

Тушкан преследовал снорка, который был раза в два крупнее его. Почти голый; лишь с какой-то рваниной, обматывающей бедра. Кожу его покрывали зеленые пятна, похожие на лишай.

— Быстрее! — поторопил Мировой.

Они шли вдоль стены. Сквозь окна Катя видела комнаты и кухни, сломанную мебель, осыпавшуюся штукатурку. Незримый гейзер бил из симбионта, а сзади раздавались частые щелчки — судя по всему, на Анчара накатил один из его приступов, и механический глаз сам собой менял фокусировку.

Снорк оглянулся, почти припав брюхом к земле, на четвереньках засеменил прочь. Его шатало, на асфальте сзади оставались пятна крови. Тушкан бежал, щелкая длинными пальцами, как клешнями. Синхроны стояли неподвижно, подняв оружие. Тушкан повернул башку, разинул пасть — и Катя увидела, что у него нет глаз.

— Слепой! — ахнул Нешик. — Тушкан-телепат, как слепая собака…

Мутант приостановился, отвлекшись на братьев, потом голова дернулась в сторону снорка.

А тот, собрав остаток сил, запрыгнул на киоск. На асфальте осталось темное пятно — кровь. Тушкан присел, подогнув костлявые лапы, оттолкнулся и тоже прыгнул. Растянувшийся на крыше снорк заверещал, перекатился на спину, попытался лягнуть преследователя. Тушкан упал ему на грудь. Из пасти выстрелил длинный язык — и тут крыша под ними провалилась.

Киоск был совсем старый, рассохшийся. Пару секунд из него доносились визг и звуки ударов, а потом он рассыпался — распался, как карточный домик. Два тела выкатились из обломков. Катя еще успела разглядеть, что снорк сумел взобраться на тушкана, обхватив его руками и ногами, а тот вновь выстрелил языком в грудь противника — и потом мутанты ударились о «крючья» аномалии.

— Бегом! — крикнул Мировой.

Однако впереди шел Хохолок, которому не очень-то хотелось бежать. Он с детским любопытством наблюдал за дракой мутантов, а когда они свалились в киоск, и вовсе остановился.

— Хохолок, беги! — крикнула Катя.

Она отскочила от стены и бросилась вперед мимо остальных, на ходу ударила здоровяка прикладом в бок. Наемники побежали за ней — и в это мгновение аномалия ощутила их.

От симбионта покатилась дрожь, внутри него что-то вспыхнуло. «Крючья» дрогнули и стали расходиться, а потом аномалия выстрелила, словно гранатомет.

Только вместо гранаты из нее вылетела трещина.

На ходу расширяясь, она проломила асфальт и длинными зигзагами рванулась к людям. По трещине потекло что-то невидимое, но очень горячее — будто прозрачная лава.

— Это разлом!

— Быстро отсюда!

— Вперед!

Кирилл, Нешик и Мировой закричали одновременно. Катя бежала что было сил, сзади громко стучали подошвы. Синхроны были совсем близко, они пятились, наблюдая за происходящим с одинаково равнодушным выражением на лицах. Сапоги Хохолка тяжело бухали в асфальт прямо позади Кати, на мгновение у нее мелькнула мысль: если сейчас она споткнется и упадет, набравший ход здоровяк просто раздавит ее.

Жар ударил сбоку, аномалия под названием «разлом» почти достигла стены. Синхроны разом повернулись и побежали, когда Катя оказалась между ними. Гигантским прыжком Хохолок нагнал ее, понесся рядом. Стало светлее — они почти добрались до площади. Заметив сбоку за домом детскую площадку, Катя прыгнула туда, перемахнула через деревянный бордюр песочницы, упала в кучу грязного песка, развернулась и выглянула.

Все остальные, кроме синхронов, повернули за ней. Вокруг стояли обычные для таких мест сооружения: железный жираф-горка, горка в виде ракеты, петух из сваренных металлических колец… А посередине площадки — черная воронка от взрыва, на дне ее труп. Там же валялся АКМ с треснувшим прикладом.

Наемники бросились в разные стороны; Нешик спрятался за жирафом, Кирилл с разгону влетел на вершину ракеты, Анчар и Мировой повалились в песок рядом с Катей, а Болотник, отбежав на другой конец площадки, остановился возле воронки.

В ту же секунду разлом достиг стены дома. Трещина копьем вломилась в нее, плеснулся жар, ударил фонтан огня. Миг — и трещина побежала вверх по стене, проламывая панели. Задребезжал и отвалился жестяной карниз, лопнуло еще целое стекло в окне третьего этажа. Катя и наемники лежали неподвижно, следя за ней взглядом. Трещина, двигаясь все медленнее, поднялась до крыши — и остановилась. С сухим шелестом просыпалась струйка цементной пыли. В одной из комнат что-то с глухим стуком упало на пол.

— Ну вот… — начал Нешик, приподнимаясь.

И тут дом рухнул.

Казалось, это сцена из дорогого блокбастера, показанная в замедленной съемке, сделанная не при помощи компьютерной трафики, но снятая вживую.

Расколотый пополам фасад начал медленно обваливаться. Первой упала та половина, что находилась ближе к детской площадке — и превратилась в груду обломков. Вторая, пластом отделившись от здания, опрокинулась на асфальт. Вся улица содрогнулась, скрипнул жираф, Нешик крякнул. Огромный блин из бетонных панелей лопнул, разлетелся тысячами крупных и мелких обломков. Взлетел, бешено вращаясь, кусок арматуры, поднялась серая пыль. Взгляду открылись коридоры, комнаты, кухни… Катя как будто смотрела на улей, давно брошенный пчелами.

Грохот стих, пыль осела, все смолкло. Привстав, она огляделась. Отсюда была видна часть площади, лежащий на боку автобус и деревья. Анчар, что-то глухо пробормотав, повернулся и сел на вершине кучи песка, Мировой выпрямился. Из-за жирафа показался Нешик, рядом на земле по-турецки сидел Хохолок. Обойдя воронку с трупом на дне, к ним приблизился Болотник.

— Знатно оно осыпалось, — сказал Нешик, мелкими шажками отходя от жирафа. — Аж земля задрожала.

Раньше он сказал бы это задорно, может, даже с восхищением, и глаза бы его светились радостью — а теперь они были совсем унылыми. После смерти Брюквы молодой наемник утратил часть своей говорливости и погрустнел. Катя понимала, что виновата она, нанявшая этих людей и ведущая их на смерть, — она была уверена, что погибнут все. Несмотря на все старания, девушка не могла думать о членах своего отряда, как о тварях в человеческом обличье — нет, они были людьми, каждый со своим нравом, привычками, манерой жестикулировать и говорить.

Катя скинула рюкзак, положила его на землю и присела на корточки, машинально поглаживая бок запакованного в целлофан контейнера. Она сознательно заставляла себя думать о наемниках как о безликих манекенах, роботах, не испытывающих боли — ни физической, ни душевной, — лишь имитирующей ее, как велят им вложенные программы. Робот модификации «Брюква» окончательно вышел из строя и ржавеет сейчас где-то позади, закопанный в землю. В роботе с операционной системой под названием «Анчар» что-то постепенно выходит из строя — вон как он держится за глаз, скоро совсем разладится. А с остальными пока все в порядке, хотя модификация «Хохолок» с трудом совместима с другими роботами, у нее сбит блок выполнения команд. Но зато мощность большая…

Катя встала, кивнув самой себе. Да, вот так — это не твари, но и не люди. Роботы, которые должны помочь ей дойти до конца пути. Просто механизмы, машины-охранники. В дороге они будут разрушены — и черт с ними, не жалко. Зачем жалеть машины? Конечно, это дорогие роботы, но на деньги ей наплевать.

— Нешик, Кирилл, идите к синхронам, — сказал Мировой. — Посмотрите, что на площади, отсигналите.

Двое наемников направились в сторону братьев, отошедших на другой конец площадки. А Кате захотелось раскрыть контейнер и посмотреть на клубень. Захотелось мучительно, у нее даже руки задрожали. Девушка потянулась к рюкзаку… Нет, нельзя. Он увидит ее, поймет, где находится отряд. Но я просто взгляну — и все. Нет, опасно. Да ладно, ничего опасного… Она взялась за край целлофана — и застыла. Сгорбившийся на вершине песчаной кучи Анчар наблюдал за ней. Он мелко дрожал, линза правого глаза поблескивала, будто большое круглое око, левый был прищурен. Командор глядел внимательно, недобро, и вид у него был слегка безумный.

Она встала, так и не открыв контейнер, подхватила рюкзак. Спросила у Мирового:

— Ну что? Мгла скоро будет здесь.

Командир поднял руку, Катя обернулась в сторону площади — Нешик с Кириллом стояли неподалеку от синхронов. Молодой наемник махнул, и Мировой сказал:

— Да, идем. Анчар, ты как?

Катя выпрямилась Командор сидел неподвижно, уставившись в одну точку, внутри механического глаза что-то едва слышно потрескивало, медленно-медленно вращалось серебристое кольцо.

— Анчар! — повторил Мировой.

Вздрогнув, тот поднял голову — с усилием, будто она три пуда весила. Левый глаз сверкнул — и погас. Анчар встал, покачнулся, быстро провел рукой по лицу, будто снимая паутину.

— Да, конечно, идем, — произнес он.

Катя отступила от Командора и, пока они шли к площади, старалась не поворачиваться к нему спиной. Перед тем как Анчар выпрямился, в его взгляде мелькнула ненависть — только вот непонятно к кому. Этот робот точно сломался, но у него повреждение не механическое, как у Брюквы, а сбой на программном уровне. Пока что проблема проявляется не часто, но подобные нарушения имеют обыкновение распространяться, как вышедший из строя кластер в винчестере. Поломка может повлиять и на другие программы поведения, заложенные в роботе Анчаре.

Она тряхнула головой, широко шагая вслед за Мировым, положила руку на «Мark-16». Просто не надо поворачиваться к Анчару спиной, вот и все.

Хохолок ткнул ее локтем в бок.

— Ну, ты как? — спросил он, ухмыляясь. — Набегалась, рыжая?

Роботы должны говорить только по делу. Никаких личных чувств, никаких привязанностей, никакого сочувствия. Хохолок открыл рот, чтобы еще что-то сказать, но Катя перебила:

— Заткнись и делай свое дело.

Он смолк. По роже видно было, что здоровяк удивился такой отповеди и, может, даже обиделся, но ей было не до него. Махнув рукой, Хохолок стал нагонять синхронов, маячивших впереди.

Нешик с Кириллом стояли лицом к площади. Катя увидела дома, большой магазин с витринами без стекол, сквер, лежащий на боку автобус.

А потом разглядела и силуэты посреди всего этого.

— Снорки, — сказал Нешик. — Городская порода.

Их было много. Более мелкие, чем «полевые» собратья, пугливые, пятнистые, то есть покрытые лишаем, — они сидели на крышах, прыгали по балконам, высовывались из окон.

— Здесь был приличный бой, — сказал Кирилл. — Вон там трупы, это долговцы. Слева под подъездом лежит монолитовец. Видны следы взрывов. Балкон сломан… короче, дрались тут. Снорки большинство трупов потом растащили, сожрали, но что-то еще осталось.

Странное дело — на самой площади снорков не было. Мутанты оккупировали дома, но спускаться не спешили.

Мировой отдал приказ, и отряд, ощетинившись стволами, пошел вперед. Катя, как обычно, оказалась в середине, рядом с Анчаром, но только теперь ей не нравилось, что тот идет так близко. Еще совсем недавно отставной военный казался чуть ли не самым надежным человеком в Зоне, теперь же внушал тревогу. Черт знает, что там в его голове происходит, какие мысли бродят…

Не, он не человек — робот. И мыслей в его голове нет, только программы. Он не чувствует боли, усталости, грусти, он — механизм. Как и все они. Машины. Их не жалко. Роботы помогут справиться с тварями — а больше ей ничего и не надо от них.

— Почему внизу никого нет? — удивленно спросил Нешик. — Вверху вон так и снуют, а тут…

Они медленно пересекали площадь — синхроны и Хохолок впереди, за ними Катя с Анчаром, по сторонам Нешик и Кирилл, сзади Мировой и Болотник. Каждый контролировал свой сектор обстрела. Снорки при виде людей заволновались, темные силуэты засновали на фоне крыш, в окнах появились головы. Да, здесь явно произошел бой: Катя видела следы от взрывов и пуль повсюду — и на асфальте, и на стенах домов.

Отряд достиг растущих в ряд тополей, прошел между ними, и тут впереди раздался приглушенный топот.

Мировой скомандовал:

— На месте!

Они остановились, только Хохолок сделал еще пару шагов по инерции.

— Вон! — рявкнул он, поднимая «Печенег».

За деревьями находился широкий конический холм, состоящий из земли и обломков асфальта, в три человеческих роста высотой. От холма через площадь бежал снорк, его длинными прыжками преследовал тушкан. Костлявые лапы прижаты к груди, из пасти то и дело выстреливает язык. Снорк прыгал, припадал к земле, отскакивал, чтобы враг не мог ужалить его. Тушкан нагонял.

— Щас я их одной очередью… — пробормотал Хохолок кровожадно, ведя следом стволом.

— Отставить, — сказал Мировой.

Хохолок не обратил на него внимания. Мутанты бежали зигзагами, и он продолжал целиться.

— Не стрелять! — повторил командир напряженным голосом. — Можешь спровоцировать…

— Та ладно! — перебил Хохолок. Палец на спусковом крючке напрягся, и тогда Катя решила, что программное обеспечение этого робота пора отрегулировать.

Она ударил его прикладом по голове. Здоровяк крякнул, ствол опустился.

— Ты што?! — рявкнул он. Катя врезала Хохолку кулаком по челюсти, постаравшись попасть костяшками пальцев снизу в мягкое место над горлом.

— Тебе что приказали?! — процедила она, ткнув ствол «Мarka» ему в брюхо. — Что тебе командир приказал, я спрашиваю?!!

Хохолок слегка отступил, сглотнув.

— Не стрелять, — сказал он. — Ну так што? Он кто такой, чиво мне его слу…

— Он — твой командир! А я — та, кто тебе деньги платит! Так, все, разворачивайся, назад чеши.

— Чиво? — удивился здоровяк.

— Половину денег ты получил. Через пол-Зоны меня провел. Ну, не через половину еще, но не важно. Все, ты мне ничего не должен, я тебе. Сейчас от тебя больше вреда, чем пользы. Пошел назад — быстро!

— Не, ты чё, рыжая…

— Остальные — вперед.

Она развернулась и зашагала в обход насыпи. Снорк с тушканом уже скрылись из виду. Остальные, кроме Хохолка, пошли за ней.

— Да сзади ж эта, блин, Мгла… — растерянно пробормотал здоровяк и пошел следом. — Э, рыжая, слышь! Та ладно, чё ты? Нормально все, я тоже иду, буду слушаться этого хмыря, не боись…

— Осторожней — закричал Нешик, но Катя уже заметила сама: конический холм впереди шевельнулся.

Категория: Андрей Левицкий - Сага смерти: Мгла | Дата: 1, Январь 2010 | Просмотров: 744