ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НАЕМНИКИ — ГЛАВА ТРЕТЬЯ БОЛОТО — 2

Небольшую радиостанцию из рюкзака Брюквы взял Нешик, они с Кириллом понесли тело убитого. Когда отряд покидал поле действия неизвестной аномалии, возникло уже знакомое ощущение: Катя будто прошла сквозь стенку незримого пузыря. После этого оружие заработало.

Они миновали два островка и болотистые протоки между ними, обошли сгоревший дом, рядом с которым поблескивал зеленым холодец, и остановились. Кирилл с Нешиком опустили на землю тело Брюквы.

— Нешик, копай, — сказал Мировой. — Только быстро.

Вооружившись обломком доски, тот начал рыть мягкую землю. Остальные разошлись полукругом, подняв оружие. Хохолок присел и принялся осматривать пулемет, Болотник встал между отрядом и сгоревшим домом, синхроны отодвинулись в другую сторону.

Катя исподтишка оглядела лица наемников. Мировой застыл, поджав губы, Кирилл был бледен, Нешик морщился и часто моргал. По лицам Болотника и синхронов ничего невозможно определить, Анчар же, казалось, о чем-то напряженно размышляет. Она вновь посмотрела на Кирилла. Катя знала — деньги они с собой не взяли, оставили где-то неподалеку от Сундука. Теперь доля Брюквы поделится между остальными тремя наемниками…

— Это были не зомби, — произнес вдруг Анчар.

— Кодированные, — сказала Катя.

— Да. Живые люди, мозги которых склеились.

— Может, из-за той аномалии? — предположила она. — Которая нарушила работу оружия? Если они находились рядом с ней долго, аномалия могла воздействовать как-то еще…

— Нет, — сказал Болотник, и все, кроме Нешика с синхронами, посмотрели на него. Следопыт стоял, широко расставив ноги и сложив руки на груди, полы плаща качались на ветру. — Никакая аномалия не может склеить человеческие сознания.

— Тогда что? — спросил Мировой.

— Что-то живое.

— Живое, — повторил Анчар недовольно. Катя уже заметила эту черту его характера, естественную для человека, привыкшего командовать и брать на себя ответственность за жизнь других людей. Анчара мало что могло вывести из себя, но он начинал сердиться, когда кто-то что-то не понимал. — Живое — слишком общее понятие. Значит, это сделал человек?

— Мутант? — добавил Мировой.

— Контролер? — предположила Ката.

Болотник ответил:

— С таким раньше не сталкивался. Не знаю.

Заговорил Кирилл, внимательно слушавший разговор:

— В том-то и дело — их же было больше десяти. А синхроны… — Он покосился на стоящих в стороне братьев. — Двое, ну, трое. Я слышал, один контролер за Темной долиной когда-то сумел срастить разумы квада из Долга, то есть четверых. Они тут же сошли с ума и перестреляли кучу народа. Но двенадцать человек? Пятнадцать? — Кирилл пожал плечами. — Что вообще происходит на этих болотах?

Катя поймала на себе взгляд Анчара и, наклонив голову, из-под опущенных ресниц незаметно покосилась на него. Командор смотрел со странным выражением. Он подался вперед, собираясь что-то спросить, но глянул на Мирового, на Кирилла — и передумал. Наверняка хочет узнать, что я несу в контейнере, решила она. Понять, какова цель всей экспедиции.

— Ну так чиво? — спросил Хохолок, выпрямляясь. — Идем, што ли?

— Помоги ему, — велела Катя.

— Чиво это? Я тебя охраняю!

— Помоги, я сказала! — Она показала на Нешика. — Быстро, ну!

Хохолок упрямо насупился, но девушка глядела так грозно, что он, проворчав что-то, положил пулемет у ее ног и пошел к Нешику.

Вдвоем они быстро покончили с ямой. Хохолок отошел, отряхивая ладони и все еще недовольно зыркая на Катю, Нешик с Кириллом подняли тело, осторожно перенесли и положили в могилу. Кирилл и Мировой были, в общем, спокойны — Катя видела, что смерть товарища не вывела их из душевного равновесия, — а лицо Нешика стало будто мертвым.

Когда Брюкву положили в яму, Аслан вдруг подошел к могиле. Карим остался на месте, глядя в сторону церквушки, а брат его присел на краю ямы и заглянул.

— Ты чего? — спросил Нешик угрюмо.

Несколько секунд синхрон молча разглядывал труп, потом выпрямился и вернулся к Кариму.

Кирилл, проводив его взглядом, пожал плечами и взялся за доску.

— Командир, — позвал Нешик.

— Просто закопайте его, — откликнулся Мировой.

Катя нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. Вся Зона усеяна трупами, так из-за чего тут канителиться? Импровизированные похороны уже начали выводить ее из себя. Но, при этом, какая-то частичка Кати, будто обладавшая собственным разумом, смотрела на нее со стороны. Смотрела — и ужасалась ее черствости, жестокости, ужасалась той Екатериной Орловой, какой она стала в последнее время.

Нешик что-то пробормотал, откашлялся и неловко произнес:

— Мишка, ты… покойся с миром, в общем.

Кирилл стал забрасывать тело землей, и молодой наемник, помедлив немного, присоединился к нему.

Катя сказала:

— Что, если эта сила, которая срастила ренегатов, появлялась и в других местах?

— В смысле? — спросил Мировой. Она повела рукой вокруг.

— На болотах тихо, потому что здесь никого нет. Нет людей. А в сталкерском лагере — есть. Но если их тоже… склеили? Зачем нам идти в этот лагерь? Надо обойти его стороной.

— Запасы не помешает пополнить, — возразил Мировой. — Там же лавка Суслова. Хотя вообще ты права, конечно.

— Э, а пожрать? — влез Хохолок. — У костерка, а? Вы чё!

— Мы можем обойти лагерь, — сказал командир, не слушая, — И дальше двигаться намеченным курсом. Только… Что это?

Все вскинули оружие, развернулись. В стороне по болоту катил большой, по пояс человеку, клубок веток, на которых еще сохранилась желтая сухая листва. В глубине тускло поблескивали кости, крепко опутанные тонкими корнями и стеблями вьюна.

— Перекати-еж… — прошептал Нешик.

Мировой приказал негромко:

— Никому не шевелиться! Он далеко, не почувствует нас.

Катя, во все глаза смотрела на эту штуку. Раньше она их не видела, хотя наслушалась рассказов от Глеба и Опанаса. В Зоне за последний год возникло много нового: начали расти Деревья-Кукловоды, появились новые аномалии — слизистый пузырь, купол, поганка, кислотная вдова, свеча… Перекати-еж — подвижная аномалия, очень необычная, наподобие Дерева-Кукловода, то есть аномальное растение. Этот был явно очень старым и катался по просторам Зоны уже не один год — распухший от комков земли, древесины, листьев, от костей и черепов.

Стволы оружия медленно поворачивались вслед за аномалией, а она, двигаясь со скоростью пешехода, взобралась на плоскую вершину болотного холмика, мгновение помедлила там, будто раздумывая, скатилась с другой стороны и пропала из виду.

Нешик громко выдохнул. Катя, уже несколько секунд искоса приглядывавшаяся к Болотнику, спросила:

— Что с ним?

Следопыт побледнел, обхватив себя за плечи; уставился куда-то на юго-восток. Глаза были сощурены.

— Макс! — позвала Катя, и тут Аслан с Каримом зашипели. Первый присел, вытянув перед собой руку с крюком, второй побежал к сгоревшему дому. Синхрон взлетел по обугленной стене, выпрямившись на вершине, уставился в ту же сторону, куда глядел Болотник.

А тот вдруг опустился на колени и зажмурился.

К этому времени три «М-4», два «Мarka» и один пулемет смотрели на восток. Катя приподнялась на цыпочках. Ей показалось, что рюкзак дернулся — вернее, дернулся висящий на нем контейнер, будто артефакт внутри ощутил что-то. Да и сама девушка почувствовала темный колючий ветер, подувший из глубины болот.

— Что там? — громко прошептал Нешик.

Мировой позвал:

— Аслан?

Катя видела: командир наемников растерян. Он вопросительно посмотрел на Анчара, тот нахмурился, сделал шаг к Болотнику.

Следопыт выпрямился. Качнулся, отставил ногу, чтобы не упасть, и сказал севшим голосом:

— Что-то идет.

— Вон! — крикнул Нешик, показывая. — Вижу! Это что там… туман какой-то? Купол!

— Аномалия? — переспросил Анчар.

— Да нет, купол из тумана.

Аслан спрыгнул и бросился к ним. Катя наконец разглядела — туман на востоке сгустился. Плотное мутно-белое марево приняло форму большой полусферы, которая медленно ползла к ним по болоту. Пока что она находилась далеко — может, в километре, а может, и больше, определить расстояние было трудно.

— О! — Хохолок ткнул пальцем. — Ползет, гля. Шмальнем по нему?

Он единственный в отряде не выглядел взволнованным — на любую незнакомую вещь наемник реагировал лишь всплеском агрессивности.

— Это не туман, — сказал Анчар.

Остановившись рядом с Каримом, Аслан прошипел:

— Марево, ядовитое. Уходить надо, уходить.

— Ядовитое? — повторила Катя.

Призрачный купол и вправду излучал что-то. Девушка ощущала приближение очень старой, мощной и безумной силы, подавляющей все живое вокруг, ломающей тонкие структуры, из которых состоит психика людей. Она была словно танк, который едет по лесу-молодняку…

— Уходить! — повторил Аслан.

Не дожидаясь приказа, они с Каримом развернулись и быстро зашагали прочь.

— Макс, ты не знаешь, что это? — спросил Мировой.

Следопыт качнул головой.

— Такое впервые вижу. Очень сильное.

— Но это что-то живое?

— Не знаю.

— А может, подвижная аномалия? — предположила Катя. — Новый вид; то есть гибрид…

Давление на сознание усиливалось, по спине побежал холодок, начали дрожать руки. Она попятилась: древний косматый ужас наползал на нее из болота.

— Командир, оно… — пробормотал побледневший Нешик. — Страшное что-то, чувствуешь?

— Да што страшное?! — рыкнул Хохолок. Плечом оттеснив Катю, встал перед ней, поднял «Печенег». — Ни хрена не страшное, а просто туман, ёп!

Он вдавил спусковой крючок. Пули пошли низко над землей, ломая кусты, пробивая просеку в зарослях. Марево приближалось, и вместе с ним из болота накатывал страх. Катю затрясло.

— Уходим! — крикнула она и ударила Хохолка кулаком в спину. — Прекрати, уходим!

Пулемет смолк, Хохолок повернулся.

— Отступаем, быстро, — сказал Анчар.

Когда со стороны сталкерского лагеря донеслись выстрелы, Мировой приказал Хохолку идти впереди. Оглянувшись на Катю, здоровяк ухмыльнулся и широко зашагал, выставив перед собой пулемет. Синхроны двигались позади него, Кирилл и Нешик — слева от Кати, Мировой с Анчаром — справа.

Впрочем, выстрелы почти сразу смолкли; больше из лагеря никаких звуков не доносилось. Купол ядовитой мглы исчез, растворился в болотном тумане, но Катя ощущала его присутствие — непонятная сила давила на рассудок.

Впереди из тумана выступили деревянные столбы в человеческий рост, с колючей проволокой между ними. Нешик закашлялся, постучал себя по груди и сказал:

— Слева топь. А справа пятно радиационное большое. Можно все это обойти, но пока крюк делать будем, эта штука, — он махнул назад, — догонит.

— Хочешь сказать, она специально нас к лагерю гонит? — спросила Катя.

— Ничего я не хочу сказать! — После смерти Брюквы молодой наемник стал агрессивным, почти как Хохолок, и неприветливым, как Болотник. — Я только…

— Хохолок, к калитке поворачивай, — перебил Мировой. — Левее…

Он недоговорил — истошный вопль донесся спереди.

Наемники встали. В одном месте колючка на ограде была перерезана, и в прореху вдруг выскочил сталкер. Он рванулся к отряду, вопя от ужаса. Прежде чем остальные успели отреагировать, Хохолок открыл огонь, и очередь подкосила незнакомца.

— Стой, это же Корж!!! — закричал Нешик. Подскочив к здоровяку, он заехал ему прикладом в плечо.

Хохолок, прекратив стрелять, машинально отмахнулся — пудовый кулак попал наемнику по голове. Тот кувырком отлетел в сторону, растянулся на земле, ствол висящей на ремне штурмовой винтовки стукнул его в скулу.

Кирилл прыгнул вперед — его «М-4» уставился в голову Хохолка. Здоровяк с хриплым ворчанием повернулся, Кирилл проорал:

— Не шевелись! Пристрелю, на месте замер!!!

Хохолок сплюнул под ноги светловолосого наемника.

— Сука-а-а, — злобно протянул Нешик и сел, держась за лицо, — Чуть челюху не сломал, гад…

Он стал поднимать оружие, чтобы выстрелить в Хохолка, и тогда Анчар гаркнул:

— Отставить!

Командор быстро шагнул вперед, оказавшись между наемниками, и пролаял:

— Оружие опустить! Все трое — опустить! Не шевелиться никому!

Он даже не поднял «Маrk» — но резкий повелительный голос заставил Нешика бросить винтовку. Кирилл скосил глаза на Мирового, тот кивнул, и второй наемник тоже опустил ствол.

Хохолок прогудел, пожимая плечами:

— Да я и не думал по ним шмалять.

Анчар повернулся к Кириллу.

— Ты — приведи в порядок молокососа. Аслан, Карим — на крышу того дома, контролировать сверху. Хохолок — охраняешь ее. Назад. Отойди назад!

Хохолок, пожав плечами, шагнул к Кате.

— То вперед иди, то назад, — пробурчал он, сплевывая.

Кирилл помог подняться Нешику. За оградой было небольшое, поросшее бурьяном поле, посреди него ржавел трактор, а дальше начинался лагерь. Синхроны пересекли поле и повернули к дому на сваях, окруженному забором из металлической сетки. Нешик поморщился, держась за челюсть, оглянулся. Катя последовала его примеру: полусфера серой мути медленно проступала в тумане.

— Опять в голове хреново как-то становится, — пожаловался Нешик. — Аномалия эта, или что оно там, к нам приближается.

На крыше дома возник силуэт одного из братьев. Он сделал жест — все в порядке, — присел и на корточках пополз вниз по скату.

— Болотник, Кирилл, вперед, — сказал Мировой. — Нешик — рядом со мной идешь. Хохолок, охраняешь ее. Чтобы ни на шаг не отходил, понял?

— Да я и так охраняю, — пробурчал Хохолок. — То туда иди, то сюда иди…

— Заткнись.

Миновав калитку, они пересекли поле и вступили на территорию сталкерского лагеря.

— Интересно, оно и вправду нас к этому месту гонит? — тихо спросил Нешик, шагая возле Болотника с поднятой к плечу штурмовой винтовкой. — Или просто в том же направлении ползет?

Следопыт не доставал свой маузер, хотя обе руки его были скрыты под плашом — может, он там держал наготове ножи. Болотник хорошо умел метать их, это Катя уже поняла. Сама она шла рядом с Анчаром, подняв «Мark-16», над ухом сопел Хохолок. Было тихо, только где-то вдалеке на болотах каркала ворона. По крыше скатился камешек, четыре ствола рывком переместились в ту сторону, но оказалось, что это просто Карим выбрался на скат. Братья залегли на крыше, выставив над краем «НК», и контролировали местность сверху.

Отряд оставил позади баскетбольную площадку, стойку с ржавым кольцом для мяча, миновал навес из алюминиевых труб с остатками камуфляжной сетки поверху, колодец и большую круглую колоду, откуда торчал топорик.

Болотник остановился и сказал, ткнув пальцем за спину:

— Оно здесь было.

— Что было? — спросила Катя. — Купол этот, аномалия?

Нешик поморщился:

— Это ты откуда знаешь?

— Чую, — сказал Болотник. — Оно через лагерь прошло и в болото уползло. Покрутилось там, теперь назад.

— Назад… Может, оно нас искало? — предположил Нешик. — Ну, пошаталось по болоту и, когда нас заметило, следом поперло, чтоб догнать.

— Заметило? По-твоему, у этого тумана глаза есть? — возразил Кирилл. — Да и вообще, зачем мы ему?

— Чтоб я знал! Мы ж не знаем, что это за явление такое. Мне другое непонятно: куда все подевались? Аслан, эй! — Нешик задрал голову. — Видишь что-нибудь?

Они поглядели вверх. Синхрон, привстав, отрицательно качнул головой.

Впереди было черное кострище, когда-то вокруг костра там сидели сталкеры, травили анекдоты, баловались спиртиком, прихлебывали приготовленную в котпке похлебку… казалось, над этим местом еще висит гул неторопливых разговоров, звучат плоские сталкерские анекдоты, звякают кружки, звенит гитара, трещат ветки в огне.

— Идем дальше, — решила Катя, делая шаг в сторону.

— Стойте, — сказал Анчар. — Что это за постройка? — Он показал на кирпичный дом.

Нешик пояснил:

— Магазин. Лавка то есть.

— Что внутри?

— Ну, перегородка там, за ней стойки, стеллажи всякие, там Суслов товар хранил. А еще…

В голове опять начало происходить что-то странное. По мере того как мгла из болот приближалась, туман в сознании густел. Кате казалось, что из этого тумана в ее душу заглядывают злые нечеловеческие глаза.

— Идемте! — решительно сказала она. — Это все нас не касается, нам надо дальше. Купол останется на своем болоте, пусть другие с ним разбираются.

— Да, а вдруг он за нами дальше поползет? — возразил Нешик. — И вообще вы подумайте: что это за штука такая, если она…

— Человек! — донеслось сверху.

Аслан показывал в сторону деревянного домика на сваях, стоящего рядом с магазином. Под домом были навалены ящики.

— Лежит возле ящиков, неподвижно.

— Нешик, Кирилл, проверьте, — приказал Мировой. — Остальные — за мной.

Они очень медленно пошли дальше, а двое наемников свернули к дому на сваях. Возвратились они меньше чем через минуту.

— Мертвец, — доложил Кирилл. — Убит совсем недавно.

— Он сам себе из ружья в рот выстрелил, — добавил Нешик. — Точно, эта штука туманная тут до нас прошла, и у всех местных крыша поехала. То есть ренегатов она синхронами сделала, а этим просто мозги сломала…

Он не успел договорить — в дверях магазина появился человек.

Так получилось, что ствол Катиного «Marka» был направлен как раз туда, и от неожиданности она вдавила спусковой крючок. Пуля ударил незнакомца в плечо, он покачнулся, поднял руку — и вдруг вонзил указательный палец себе в глаз. Катя, вскрикнув, отпрянула, Хохолок выругался, ойкнул Нешик. Человек погрузил палец до среднего сустава — и вытащил глаз из глазницы. За ним из дыры в черепе потянулся красно-розовый жгутик.

— Твою мать… — выдохнул Нешик, пятясь.

Человек рванул, поднял руку — окровавленное яблоко лежало на ладони — и шагнул вперед. Болотник, стоявший позади Мирового, быстро переместился в сторону, достал из-под плаща маузер и выстрелил ему в голову. Незнакомец упал навзничь, взмахнув руками, глаз подлетел в воздух и шмякнулся в траву.

Катя сглотнула. Болотник, спрятав маузер в кобуру, оглянулся.

— Оно близко. Надо уходить.

— Окна того здания в крови, — объявил вдруг Анчар, показывая в сторону бревенчатого дома на сваях, самого большого здания в лагере. — Вымазаны изнутри.

— Кирилл, Нешик, проверить, — тут же приказал Мировой.

Наемники побежали туда, а командир поднял голову к синхронам.

— Спускайтесь, уходим.

Нешик с Кириллом одновременно заглянули в окна, и Катя услышала сдавленный всхлип молодого наемника.

Кирилл сделал несколько шагов в сторону, припал плечом к стене и уронил голову на грудь. Нешик отшатнулся, прыгнул за угол и там упал на колени. Его стошнило.

— Что? — спросила Катя.

Кирилл отвалился от стены.

— Они вроде сами себя разорвали, — невнятно ответил он. — Или друг друга…

— Идемте отсюда! — слабым голосом произнес Нешик, на заплетающихся ногах следуя за Кириллом. Молодой наемник был смертельно бледен.

— Быстрее. И купол этот близко, уже башку крутит. Да еще…

Из магазина донеслись тяжелые мерные шаги. В проем упала тень, и наружу вышел человек в экзоскслете, с пулеметом в руках.

— Суслов! — крикнул Нешик.

Увидев людей снаружи, человек закричал от ужаса и начал стрелять.

Катя разглядела его глаза — они были как у того, под стеной в церкви. Не глаза — дыры, полные жути. Экзоскелет искрил, при каждом шаге брызгали струйки масла. Какая-то старая модель, скорее всего сталкеры нашли мертвого военного в экзоскелете, притащили устройство в лагерь и попытались отремонтировать агрегат. Это им удалось лишь частично, и теперь Суслов качался, припадая на левую ногу, из шаров-суставов, к которым крепились титановые трубки, сыпались искры, скрипела ребристая защитная оболочка на шлангах.

Грудь, живот и пах сталкера прикрывали гнутые броневые пластины, колени, бедра и плечи тоже были защищены.

Анчар с Мировым упали за колоду, откуда торчал топорик, Нешик сиганул в колодец, синхроны на крыше растянулись плашмя, выставив стволы «НК». Болотник мгновенно куда-то исчез, Катя с Хохолком отпрыгнули за угол приземистого дощатого сарая.

Она осторожно выглянула. Синхроны открыли огонь, но стрелками они были не слишком умелыми — Аслан вообще промахнулся, а Карим попал в грудь, защищенную броней. Размеренно хромая дальше, Суслов поднял пулемет. Это был «Корд» — двадцатипятикилограммовая дура на легком двуногом станке, с ящиком для лент, притороченным к боковой стойке рамы экэоскелегга. Из такого можно стрелять, только если он стоит на земле, но экзоскелет даже устаревшей конструкции делает человека в два-три раза сильнее.

Пули взломали крышу. С грохотом верхняя половина дома обрушилась, стены дрогнули, поднялось облако пыли. Суслов шел дальше. Из колодца вылетела граната, пронеслась, кувыркаясь, по крутой дуге, упала ему под ноги и взорвалась. Сталкер упал, очередь смолкла. Из-за колоды выглянул, подняв «M-4» Мировой, но выстрелить не успел — Суслов рывком сел, вдавил спусковой крючок. Пули выбили щепки из колоды, Мировой убрался обратно. Суслов встал, в клубах пыли и дыма двинулся дальше. Теперь он давал короткие частые очереди, постоянно поворачивая ствол из стороны в сторону. Когда пули врезались в сарай, Катя отпрянула. Грохот стал громче: сталкер приближался.

— Рыжая, держи!

Получив тычок в плечо, она оглянулась. Хохолок скинул с себя ремень пулемета и сунул ей оружие.

— Ты чего? — крикнула Катя.

— Держи, ёп!

Она схватила «Печенег», а наемник выдернул из патронташа оба шприца, найденные Нешиком, сорвал колпачки и вонзил себе в шею.

Очередь смолкла, застучала штурмовая винтовка Мирового, к ней присоединился «НК» Анчара — и тут же вновь загрохотал «Корд». Суслов приближался к сараю, пули пробивали дощатые стены навылет.

Хохолок зарычал. Он отступил на шаг, потом еще на один. Глаза налились кровью, будто в них разом лопнули все сосуды, на лбу выступил пот. Очередь смолкла, ударила опять. Суслов шел где-то рядом, за торцевой стеной сарая. Хохолок отошел еще дальше, взревел и бросился вперед.

Он врезался в постройку, пробив доски, влетел внутрь. Там что-то упало с оглушительным протяжным лязгом. Хрустнула другая стена.

Сарай обвалился. Катя успела заметить, как строение кренится, и отпрыгнула. Перекатилась, как когда-то учил Опанас, вскочила на одно колено. Приклад «Мarka» больно ударил по ребрам, она вскинула оружие. Увидела краем глаза Мирового с Анчаром, которые поднялись над колодой, выставив стволы.

Между ними и Катей стояли Хохолок с Сусловым. Одну руку здоровяк положил на ствол пулемета, наклонил его к земле, вторую пытался просунуть над краем выпуклой овальной пластины, защищавшей грудь сталкера. Тот все еще стрелял, пули взрывали землю у их ног, человеческие силуэты наполовину скрыл бьющий вверх фонтан земли. Катя целилась. Перевела ствол немного левее, потом правее… Не попасть — зацепит наемника. Пулемет грохотал» черные комья летели во все стороны.

Из металлического ящичка на боковой штанге экзоскелета выстрелили искры. Сквозь грохот донесся вой сервомоторов-усилителей, ствол пулемета начал подниматься. Хохолок изогнулся, словно борец-тяжеловес, лицо его налилось кровью. Суслов медленно поднимал оружие. Наемник переступил с ноги на ногу, отодвинувшись немного вбок, убрал руку с пулемета и навалился на плечо сталкера. Ствол пулемета взлетел, пули ударили в стену магазина, и тут другой рукой Хохолок ухватил Суслова за шею. Рванул — и раздавил сталкеру горло.

Пулемет смолк, Суслов завалился на спину. Хохолок, хрипло рыча, выдрал «Корд» из его рук. Сталкер упал навзничь, руки его дергались, сервомоторы гудели — после грохота звук казался едва слышным. Наемник поднял пулемет выше и обрушил приклад на голову Суслова. Череп лопнул, как упавшее на асфальт яйцо.

Хохолок оглядел дело рук своих, осклабившись, повернулся. Анчар и Мировой выпрямились позади колодки, из колодца по цепи выбрался Нешик и угрюмо сел на краю, свесив ноги. С него текла вода. Хохолок посмотрел на пулемет, отбросил и зашагал назад к Кате.

— Где он? — спросил здоровяк, проходя мимо. — Где… А! — Он схватил с земли брошенный девушкой «Печенег».

Груда бревен и досок, в которую превратился дом на сваях, зашевелилась, оттуда высунулась голова Аслана. Вниз скатилось бревнышко, синхрон выпрямился во весь рост, следом выбрался Карим. Братья полезли вниз, а из-за магазина показался Болотник с маузером в руке.

Глаз Анчара зажужжал, в нем прокрутилось серебристое кольцо. Катя, так и стоящая на одном колене, уперлась руками в другое и с натугой выпрямилась. Адреналин растворялся в крови, сердце колотилось уже не так часто, хотя руки еще дрожали. Горячка боя отступала, но вместо нее наваливалось что-то другое. Катя зажмурилась, пытаясь справиться с тяжестью. Ей казалось, что небо Зоны опустилось к самой земле и навалилось на нее, вдавливая в землю.

Пошатнувшись, Командор привалился к колоде.

— Что это? — хрипло спросил он.

Анчар казался Кате человеком-кремнем, но сейчас в его голосе прорезалась слабость, а еще — испуг, и это казалось невероятным. Лицо Командора мучительно сморщилось, он с трудом выпрямился, потрогал глаз, осторожно провел ногтем по линзе.

— Как… — пробормотал он. — Почему…

— Что с вами? — спросил Мировой, шагнув к нему. Наемник попытался придержать Анчара за плечо, но тот с неожиданной злостью оттолкнул его руку и чуть ли не отпрыгнул в сторону. На лице мелькнула злоба, Командор обвел отряд взглядом, слегка пригнувшись, будто попал в окружение стаи псевдопсов.

Потом он выпрямился, лицо разгладилось. Анчар показал за спину Кати. Она обернулась — купол марева висел над сталкерским лагерем. Непонятное явление приближалось.

— Уходим, — сказал Анчар. — Быстрее уходим отсюда.

Категория: Андрей Левицкий - Сага смерти: Мгла | Дата: 1, Январь 2010 | Просмотров: 751