Глава пятая. Планы и сборы

Я услышал вдруг слабый стон и, обернувшись, увидел, как оседает на землю Серега. Сперва я подумал, что его задело срикошетившей — от собачьего лба? — пулей. Но он, заметив, что Анна снова пытается сбросить рюкзак, процедил едва слышно сквозь зубы:
— Не надо… Я цел… Чуть-чуть отдохнуть… Голова…
Девчонка все же сняла рюкзак и достала оттуда бутылку с остатками воды. Затем открыла футляр с красным крестом — аптечку — и вынула упаковку красных продолговатых пилюль. Выщелкнула одну и поднесла ко рту брата.
— Глотай! Станет легче.
Серега не стал спорить и взял губами пилюлю. Анна сразу приставила к ним горлышко бутылки. Проглотив лекарство, Сергей тяжело задышал и, закрыв глаза, вытянулся на спине.
— Положи его на шинель, пусть отдохнет. Через полчаса будет как новенький. А я пока… — Она подняла оброненный братом нож и направилась к мертвым псевдособакам.
Я подумал, что Анна решила проверить, окончательно ли те сдохли, и, если что, перерезать им глотки, а поскольку меня и так мутило от обилия крови, смотреть я на это не стал, а пошел за шинелью. Пока я расстилал и подкладывал ее под Серегу, Анна вернулась и бросила чуть поодаль что-то черное с красным, мохнатое и длинное. Затем она отправилась к первой убитой псевдособаке, а я подошел глянуть, что за добычу она принесла. Лучше бы я этого не делал. На земле лежали три окровавленных собачьих хвоста! Вскоре туда добавился и четвертый, а я метнулся к ближайшему дереву и мой несчастный желудок избавился от остатков его содержимого.
— Зачем?.. — простонал я, вернувшись на место.
— Хоть какой-никакой да навар, — ответила Анна. — Хвосты псевдособак тоже имеют некую цену.
— Тебе бы все… — начал я было свою обвинительную нотацию, но девушка резко оборвала меня:
— А что ты хотел? Ты и дальше собираешься палкой сражаться? И шляться по Зоне в своем клоунском тряпье?
— Но… — непонятно чем хотел возразить ей я.
— Не «нокай», не запряг! — вновь перебила меня Анна. — Матрос хочет, чтобы я помогла вам. Не знаю, что он имеет в виду, но помочь я могу вам пока только в одном — проводить вас к торговцу и на весь мой хабар — а его у меня не горы — хоть как-то одеть и вооружить вас. Может, хватит на пару драных курток и хотя бы на пистолет с ножом. Сама не понимаю, зачем мне это надо, — по идее, да и вообще по здравому смыслу мне нужно бы плюнуть на вас да растереть, но я, дура такая, почему-то не могу этого сделать…
— Мы вернем, — подал вдруг слабый голос Серега. — Мы все отработаем… Помоги.
— Отработаете? Да какой с вас прок? Вы понятия не имеете, что такое Зона!
— Ты покажешь, научишь…
— Научишь!.. Это вам сейчас повезло вот; говорят, что новичкам всегда везет. Не спорю, дрались вы храбро, но голыми руками мутантов не побороть. Не во второй раз, так в третий вас растерзает какой-нибудь кабан или еще одна стая псевдособак… Думаете, мало в Зоне всяческой гадости? Да еще и аномалии чуть ли не на каждом шагу, а вы их — ни ухом, ни рылом!.. Кстати, хотя бы один на двоих детектор вам тоже надо купить…
— Ты нас всему научишь, — уже более твердым голосом сказал брат и даже слегка приподнял голову. — Мы будем твоими новобранцами и во всем будем тебе подчиняться.
Я хотел было возразить, но быстро понял, что крыть мне нечем. А Серега вдруг выдал:
— И мы не такие уж бесполезные, как ты считаешь… Эти псевдособаки… Почему, ты думаешь, они замерли?
— Если честно, я сама обалдела. Понятия не имею, почему. Такого с ними никогда не бывает. Разве что ими руководил контролер… — Анна вдруг принялась испуганно озираться.
— Не знаю, кто такой контролер, — сказал Серега, — но это не он. Это я.
— Ты?! В каком смысле?..
— В прямом. Я будто сам стал этими собаками, тремя сразу. И я замер, подставившись под твои пули. Только не спрашивай, как я сделал, — не знаю! Никогда прежде со мной такого не было.
— Ого!.. — слегка отстранилась от брата Анна и заморгала на него своими большими — темно-серыми, кстати, — глазами. — Так ты что, телепат?
— Нет… Не знаю, — замотал головой Серега. Он приподнялся и, опираясь на руки, сел. — Но мне кажется, я… чувствую Зону…
— А ну-ка, колись! — насупилась Анна. — Про пятьдесят первый — вранье? Ты уже был здесь раньше? Вы здесь с каким-то заданием?.. Хотя… Тьфу! Такое дурацкое поведение не сыграть, а такую легенду только идиот может придумать для прикрытия…
— Мы из пятьдесят первого, — спокойно ответил Сергей. — На самом деле. Но я действительно был здесь раньше. Нес службу с сорок шестого по сорок восьмой. Только Зоны здесь еще не было.
— А что было? — быстро спросила девчонка.
Я сидел с разинутым ртом. Вот, получается, где проходила непонятная послевоенная служба Сереги… Но что это была за служба, от которой он сначала съехал с катушек, а теперь стал каким-то… чудотворцем, право слово!..
Мне стало чертовски любопытно, что же расскажет мой таинственный братец. Но тот вдруг поморщился, будто досадуя, что сболтнул лишнего, и коротко бросил:
— Ничего.
— Совсем-совсем? — прищурилась Анна.
— Извини, не могу. Военная тайна.
Я готов был взвыть от досады. Это нечестно — сначала распалить любопытство, а потом вдруг заткнуться, да еще и прикрывшись не чем иным, как военной тайной, от чего любопытство возросло в десять раз и готово было внутри меня лопнуть!.. Хотя я, конечно же, знал, что такое военные и государственные секреты, и потому, разумеется, и не подумал наседать на брата с расспросами. Не стала этого делать и Анна. Она кивнула и сказала:
— Тайна так тайна, хрен с тобой. Но, между нами, девочками, твоя способность покруче иного оружия. Если не вообще любого. Мне даже на душе стало полегче — не такой себя дурой почувствовала, что решилась вам помогать.
— Только видишь вот, — извиняясь, пожал плечами Серега, — моей способности ненадолго хватает. Да и силы почти все на нее уходят.
— Ничего, — прищурилась Анна, — нам и не надо надолго. Главное, чтобы в критические моменты она нас выручала, как в этот вот. А силы восстановятся, это не смертельно. Но меня интересует и кое-что другое… Скажи-ка, Матрос, что ты имел в виду, когда заикнулся о моей помощи вам? Ведь не только оружие ты имел в виду? Оружие — средство, а не цель. А вот цель-то какую ты видишь?
Тут девчонка угодила прямо в точку. Мне тоже было чертовски интересно, какую цель наметил Серега? По здравому уму, цель у нас вроде должна быть одна — вернуться домой. Во всяком случае, у меня — точно. Но после всех этих тайн и секретов, начавших приоткрываться в моем двоюродном брате, в его истинных целях я уже ни на йоту не был уверен. Может, неспроста он, даже будучи умалишенным, рвался именно в эти места? Может, неслучайно полыхали бесшумные сиреневые зарницы над тем заснеженным полем?
Не знаю, о чем уж там думал Серега на самом деле, но озвучил он почти слово в слово мое невысказанное желание:
— Цель у нас с Фёдором простая — вернуться домой. Желательно в наш год или хотя бы к нему близкий.
— Но… как? — округлила серые глаза Анна. — Это нереально! Машину времени еще не изобрели.
— Однако сюда-то мы как-то попали, — вставил свое слово и я.
— Попали… — пожала плечами девчонка. — У меня даже есть мысль — как. Вчера был очень мощный выброс — красивый такой, с иллюминацией во все небо. Обычно во время выбросов, особенно таких сильных, и появляются новые аномалии. Вот я и подумала, что, может быть, такой аномалией и стала эта хренотень с пробоем времени…
— Тогда уж — хронотень, — усмехнулся я.
— В общем, да — вот и название для сей аномалии готово! Осталось узнать, где она находится и работает ли в обратную сторону.
— Находиться она, по идее, должна бы там, где мы сюда прибыли, — с сомнением покачал головой Серега. — Но я там ничего необычного не видел.
— А ты хорошо смотрел? Ты же не знал, что нужно что-то искать.
— Я все-таки разведчик — то, что отличается от нормы, заметил бы. А вот насчет выброса… Да, скорее всего, это его работа. Эх, встретиться бы с учеными! Неужели никто эту Зону не изучает?
— Почему не изучает? Как раз ученые и проводят исследования.
— Где? В Зоне?! — вскочил на ноги Сергей. — Так веди нас к ним поскорей!
— Ишь ты, какой прыткий, — фыркнула Анна. — Они ж не за соседним кустом сидят. Есть такая научная база — «Янтарь», но чтобы туда дойти, вам, как я уже говорила, нужно экипироваться хотя бы по минимуму. Так что я предлагаю следующий план: сейчас двигаем в одно место, тут недалеко — там мой схрон. Я заберу хабар и мы пойдем к «Бару». Там я куплю вам то, на что денег хватит, а потом отправимся к ученым. Но если они ничего не придумают — я не знаю тогда, что делать…
— На этот случай у меня есть одна идейка, — задумчиво произнес брат, — но об этом пока не стоит, сначала поговорим с учеными. В конце концов, будем помогать тебе, если ты не против. Кстати, а что тебя все-таки привело в эту Зону? Не похожа ты что-то на человека, ради денег готового на все. И на любительницу острых впечатлений — тоже не особо…
— А если я здесь все-таки ради денег? — дернула подбородком Анна. — Что тогда?
— И для чего тогда тебе эти деньги?
— Деньги всегда на что-то сгодятся, — потупилась девушка, и я заметил на ее лице тень неподдельного страдания, настоящей боли, — например, чтобы спасти чью-то жизнь.
— Это как?.. — не удержался я. — Кого-то нужно выкупить?..
— Ага, выкупить. У смерти. Знаешь такую тетку с косой? Короче, умирает одна хорошая девушка, сестра моего бывшего жениха. На операцию нужна куча бабок.
— Бабок?.. — заморгал я. — В каком смысле куча? Ты имеешь в виду, что медицина бессильна и вылечить девушку могут только бабки-знахарки?.. Но это же мракобесие!
— Бабки — это деньги. — Анна посмотрела на меня так, словно это я был смертельно больным. На всю голову.
— А чего же твой жених сам сюда не поехал? — угрюмо спросил вдруг Серега.
— Он поехал, — сухо ответила Анна. — Он здесь погиб. Тогда поехала я. Отомстить и сделать то, что не удалось ему. Еще есть вопросы?
— Отомстить — кому? — не удержался я.
— Зоне.
Тон, которым ответила девушка, невольно заставил меня поежиться. Если честно, мое отношение к Анне очень и очень изменилось. Да что там, я ее откровенно зауважал.
— У меня есть еще вопрос, — по-школьному поднял руку Серега. — Откуда ты родом? Такой говорок у тебя интересный, окающий…
— Я из Великого Устюга. Знаешь? Вологодская область.
— Ага, все понятно с тобой, — широко заулыбался Сергей. — А Великий Устюг знаю, как же! В нашей роте парень был замечательный — Вотчицев Василий. Он как раз из-под Устюга, много о тех местах рассказывал; красотища говорит, благодать!.. Очень уж он по дому скучал, жена там у него с четырьмя дочками — одна другой меньше — осталась… — Серега вдруг замолчал.
— Погиб?.. — одними губами, почти беззвучно, спросила Анна.
Сергей кивнул.
— В сорок втором, прямое попадание снаряда во время атаки. Под станцией Мга, в Ленинградской области, кстати, — глянул брат на меня.
Что ж, подумал я, недаром говорится, что мир тесен. А уж людские судьбы так туго бывают переплетены в клубок, что потяни за одну ниточку — и вместе с ней столько еще распустится!..
— Погибнуть на войне, за Родину, — тихо сказал я, — не так обидно, как здесь, непонятно ради чего…
— Почему же непонятно? — тоже тихо переспросила Анна. — Мой жених погиб ради сестры, ради родной и любимой души. Это, по твоему, менее достойно, чем ради твоей абстрактной родины?
— Родина не абстрактная!.. — начал было возмущаться я, но Серега громко хлопнул в ладоши.
— Ша! Кончай трепаться. Труба зовет! Ты уж прости, Ань, что вместо тебя командую, но время ж идет, так и до ночи никуда не доберемся.
— Погоди, Матрос, — прищурясь, глянула на него девчонка, — я тоже кое-что у тебя спросить хочу…
— Ну, спрашивай.
— А почему ты так рвешься домой? У тебя там тоже жена-дети остались?
— Какая жена! Какие дети! — поморщился брат. — Нет у меня никого, один я.
— Чего же тогда?
— А я?! — Меня буквально подбросило. — У меня-то есть к кому возвращаться!
— Я сейчас не с тобой разговариваю, — процедила Анна. — Тебе-то, понятно, к мамочке надо.
— Да, к мамочке! А что, это, по-твоему, недостойное желание?
— Я сказал: ша! — выкрикнул брат и посмотрел на девчонку. — Командуй, Анна, давай уже трогаться.
— Сейчас тронемся, — ответила та. — На «трамплин» только гляну. После того как слепая собака его разрядила, там мог остаться артефакт.
Я вспомнил, что Анна рассказывала об артефактах — как они появляются на месте бывших аномалий. Учитывая наше полное безденежье, какой-никакой этот… как его?.. хабар был бы для нас вовсе не лишним. Тьфу ты, невольно подумал я, вот и я стал о деньгах заботиться! Заразная эта Зона, что ли?..
Мы снова встали гуськом и следом за Анной двинули к «трамплину». Впрочем, его там и впрямь уже не было. Зато на красновато-буром пятачке лежала непонятная штуковина, похожая на перекрученного морского ежа — судя по всему, спрессованные в плотный комок ветки, сучья, комья земли и прочий лесной мусор. Но спрессованные столь сильно, что когда девчонка подняла «ежа», тот и не думал рассыпаться на части, словно был полностью однородным.
— На, — протянула она его мне. — Это «медуза». Не очень ценный артефакт, но на безрыбье сгодится. Повесь его на пояс, заодно и защитит слегка.
— От чего защитит?
— От стрелкового оружия, от гравитационных аномалий… Не абсолютно, конечно, но лучше, чем ничего. Повесь.
— Так у меня нет никакого пояса!
— Кстати, да… — Анна окинула нас с братом пристальным оценивающим взглядом. — Ты, Матрос, снимай-ка свой пиджачишко. Все равно от него одни лохмотья остались. Как раз из рукавов вам пояса смайстрячим. И в валенках своих ты уж больно стремно смотришься! Не сопрели еще ноги-то? Давай хоть голенища у них отрежем, что ли, пока нормальные шузы тебе не нашли…
Так мы и поступили. Серега снял и разодрал на полосы, ставшие нам поясами, пиджак, а на тельняшку набросил шинель. Сначала он хотел оставить ее здесь, в лесу, как и я свое пальто, но Анна это нам сделать не позволила. Неизвестно еще — когда и что мы купим взамен, а покуда от сукна была хоть какая-то да защита. Валенки Серега укоротил до щиколоток, а из одного отрезанного голенища девчонка, достав из своего «волшебного рюкзака» иголку с ниткой, соорудила мне подобие турецкой фески.
— С непокрытой головой здесь лучше не ходить. В любую минуту может пойти дождь, а он тут и кислотный, и радиоактивный бывает. Приедешь к своей мамочке лысым!..
Я злобно зыркнул на вредную девчонку, и она, осекшись, замолчала. Мне даже показалось, что в ее глазах я заметил раскаяние. Может, действительно показалось.
— А сама чего ж с непокрытой головой ходишь? — поспешил замять неловкость Сергей.
— У меня капюшон, — буркнула Анна. — Надо будет — вытащу и надену.
Наконец мы закончили все дела в этом порядком уже всем надоевшем лесу, я прицепил к поясу артефакт и мы вышли под открытое небо. Хоть оно и было по-прежнему неприветливым и хмурым, я почувствовал себя куда свободней и уверенней, нежели под темными мрачными кронами. Хотелось вдохнуть полной грудью и шагать, шагать, шагать… Но Анна вдруг остановилась и, подняв голову, прислушалась. Через какое-то время и я услышал доносившийся издалека непонятный механический стрекот. А потом, тоже подняв голову к небу, увидел летящий в нашу сторону самолет. Впрочем, не самолет… Аппарат был еще далеко, но я сумел разглядеть, что он был похож на вытянутого головастика и у него… не было крыльев!..
— Назад! — крикнула Анна. — Под деревья!
Мы бросились обратно в лес. Девчонка прижалась к одному из толстых стволов и крикнула нам, чтобы мы сделали так же.
Подперев спиной дерево, я пытался разглядеть из-за ветвей, что за штуковина так напугала нашу провожатую. Стрекот стал совсем громким, похоже, аппарат кружил над нами. В разрыве между кронами мне удалось наконец увидеть его на пару-тройку мгновений. Это действительно был не самолет, хоть и был похож на него обтекаемой формой и остеклением кабины пилотов. А вот вместо крыльев у аппарата был сверху огромный полупрозрачный диск, образованный, видимо, вращением длинных лопастей. Я сразу вспомнил о прочитанных еще в старших классах школы журнальных статьях о «геликоптерной группе» ЦАГИ, образованной в конце 20-х годов. Конструкторам группы удалось разработать тогда геликоптер, или, иначе, вертолет — летательный аппарат, подъемную силу которому создают большие горизонтально расположенные лопасти — винт. Правда, поднялся тот вертолет в первый раз всего-то метров на десять, но позже вроде как взлетал и на полкилометра. А в наше время, ну, то есть, в начале пятидесятых, по слухам, создавали уже и «настоящий» вертолет — по слухам, в прошлом году он даже прошел испытания…
В общем, я хоть и был все-таки удивлен — ведь увидел подобную штуку впервые, — но почувствовал за себя некоторую гордость — не удалось на сей раз будущему меня ошарашить! И когда стрекотание наконец стихло, я с деланным равнодушием спросил у Анны:
— Вертолет?..
— Ну не трактор же! — фыркнула девчонка. — Непонятно лишь, что он здесь забыл, кого ищет… Уж не вас ли?
— Что еще за вертолет? — нахмурился Сергей.
— А что, в ваше время их разве не было? — удивилась Анна.
— Да были, были! — воскликнул я и быстро поведал брату свои познания в этой области.
— Ладно, — сказала девушка, когда я замолчал. — Это все, конечно, интересно и хорошо, но вертолет — это военные. А пересекаться в Зоне с военными — это плохо. Они точно не вас ищут?
— Как они могут нас искать, — ответил Серега, — если кроме тебя нас здесь никто еще не видел?
— Ну ладно… — пробормотала Анна и снова скомандовала построение.
А потом наконец-то мы тронулись в путь.

Категория: Андрей Буторин - Клин | Дата: 7, Сентябрь 2012 | Просмотров: 51