ПОГОН — 4

Он сам не понял, почему не выстрелил. Ведь слышал шорох и. хотя в полудремоте не испугался, приподнял сползшее вниз оружие. Когда из норы появилась рука с коротким автоматом, палец на крючке напрягся, но„. Погон не выстрелил и не раскрыл глаз — так и смотрел сквозь ресницы.

Тот, кто пришел через нору, не выстрелил тоже. Погон видел голову в черном шлеме с доходящим до подбородка непрозрачным забралом, почувствовал на себе подозрительный взгляд. Пришелец целился то в одного, то в другого спящего, будто выбирал, с кого начать. Но Погон снова не выстрелил. Варг дышал ровно, он просыпаться и не собирался. Возможно, именно его храп убедил гостью.

Тогда она выбралась из норы вся. Сперва посидела на корточках, глядя на Погона — все же его винтовка была направлена прямо на нору. И снова надо было стрелять, и снова он не сделал этого, хотя почти проснулся. Может быть, виной тому стал пол гостя. Женщин Погон в Зоне видел, но ни Клара, ни тем более безглазые девушки в поселке не ассоциировались у него с «гражданским» понятием о прекрасном поле. Тут — другое дело. Черный комбинезон в обтяжку не скрывал ладной фигурки, хотя подробности мешали рассмотреть бронежилет и остальная амуниция. Женщина, не поднимаясь, ушла с линии прицела. Она легко и неслышно двигалась на согнутых ногах, ну просто ниндзя какая-то. Бросила короткий взгляд на пакетик с порохом и детонатором на стене — значит, знала о «сигнализации» и обезвредила ее. Потом выпрямилась и быстрыми, но все равно неслышными шагами прошла через подвал к люку.

«Уйдет? — подумал вполне уже проснувшийся Погон. — Жалко, должна быть симпатичная. Но если заговорить, начнет стрелять… Что ж, пусть идет, раз уж так вышло. Не убивать же ее? А потом придется Варга разбудить, сказать, что с проводками в норе что-то случилось, что люк открыт, а мы с ним — сонные лохи…»

Незнакомка подняла руку, взялась было за винты запора, но остановилась.

— Хватит прикидываться.

Погон даже ничего не решал, просто понял, что, если ствол ее автоматика начнет поворачиваться в его сторону, тут же эту женщину-кошку прикончит. Игры играми, а он уже большой мальчик.

— У тебя ресницы дрожат. Я же не дура, открой глаза. Только не целься, слышишь?

— Слышу, — так же тихо, чтобы не потревожить Варга, ответил Погон. — Ты нам сигнализацию в норе испортила, нехорошо.

— Буду должна червонец.

— А как же радиация у реки?

— У меня неплохое снаряжение. Вы люди Клоуна?

— Да. — Погон медленно поднял руку к клапану нагрудного кармана. — Курить будешь? Как тебя зовут?

— Не курю.

Женщина отошла от люка, присела на табурет. Теперь между ними было всего два метра, а ствол у ее оружия намного короче, чем у винтовки, значит, успеет раньше. Погон мысленно выругал себя.

— Я — Норис,

— А меня скучно зовут, Погоном.

— Имена не выбирают.

Пока он прикуривал, Норис подняла забрало на шлеме. Сперва ее лицо Погону не понравилось — какое-то блеклое, простое. Хотя довольно правильные черты, симпатичные даже.

«Если бы ее накрасить… — подумал он. — Тьфу, черт! Ну конечно, она же без

косметики, а я последние полгода только по телевизору баб видел. Привык к картинкам».

— Я должна попросить прошения. Нужно было где-то спрятаться, вот и полезла к

вам. Не знала, что тут занято. Да и какая разница, все равно другого выхода не было.

— Понятно. Ты, значит, не на Клоуна работаешь… На кого тогда?

— Я — «искатель».

В голосе Норис прозвучали какие-то бравурные нотки, остренький подбородок гордо подался вперед.

— Что это значит?

Реакция Погона ее заметно разочаровала.

— Я пришла в Зону, чтобы искать. Не нужно дальше объяснять?

— Нужно. — качнул головой Погон. — Искать можно что угодно. Я вот не прочь найти выход из этой Зоны.

«Лишняя откровенность, — тут же раскаялся он. — Вот что значит девка — не хотел, а брякнул. Ей лет двадцать пять, наверное».

— «Искатели» приходят не ради того, чтобы уйти, — довольно надменно пояснила Норис. — Мы ищем то, что обманутые называют Исполнителем Желаний, или Монолитом.

— Ага.

Погон решил пока этим и ограничиться, любопытство в Зоне не поощряется, а показывать свою невежественность и вовсе опасно.

— Но для этого нужно пройти к саркофагу, — продолжила Норис. — В одиночку бесполезно и пытаться, нужно много надежных бойцов. Вот и все, что я могу тебе сказать об «Искателе». Ты бывал в тех краях, у ЧАЭС?

— Нет. Но давно собираюсь побывать. Твой костюмчик хорошо держит радиацию, я верно понял?

— Не продается!

Норис даже улыбнулась, а Погон не сдержался, отметил про себя: вот когда улыбается, надо стрелять. Улыбка расслабляет человека, тормозит реакцию.

— Ее зовут Норис. Норис пришла через нору, а теперь выйдет через люк, вот и все.

— Ага… — Варг положил было руку на кобуру, но тут же убрал ее, пригладил взлохмаченные волосы. — Ты ее знаешь?

— Встречались прежде, — кивнул Погон. — Прости, но я убрал оружие, чтобы не вышло глупостей. Норис просто уйдет сейчас, насовсем.

— За порезанные проводки в норе я вам должна каждому по десятке! — Норис встала, принялась одной рукой возиться с запором. — Согласны?

— Маловато, — хрипло возразил Варг. — Хотя дело не в тебе. Я на тебя сотку выставляю, Погон. Ты, конечно, парень самостоятельный, но надо было со мной раньше поговорить. И еще нора… Черт-те что!

Погон кивнул. Сотня так сотня, все равно он в этих рублях мало разбирался. Правда, Червь долгами себе путь к могиле проложил… Но там вроде бы речь шла совсем о других суммах.

— Вот и славно! — Норис быстро открутила все четыре винта, вытащила из-за спины дробовик. — Я сперва гранату кину, потом уйду. Закрывайтесь крепко, мальчики, и спокойной ночи. Еще раз извините, но от реки вряд ли кто-то пожалует: радиация будь здоров. Впрочем… Раз так, то тебе, Погон, я тоже буду должна сотню! За беспокойство, как старому приятелю.

Она улыбнулась, и Погон почти влюбился. Чуть приоткрыв люк, Норис быстро закинула наверх гранату и отступила. Взрыв тряхнул помещение, с потолка посыпалась старая побелка. Ногой подтолкнув табурет, девушка с оружием в обеих руках вскочила на него, и через миг ее уже не было в подвале.

— Все это лихо, конечно, но я их не люблю, — сказал Варг, хватаясь за автомат, как ребенок за любимую игрушку. — Я тебя уважаю, Погон, но не делай больше так.

— Хорошо, — легко пообещал Погон.

Он накрепко закрутил винты. Если у Норис наверху будут какие-то неприятности, то пусть теперь ищет другое убежище, он ведь приглашал ее остаться.

— Было бы славно ее разоружить и оставить на ночь, — будто прочтя его мысли, протянул Варг. — Чудно время бы провели. Только все это мечты.

— Почему?

— Потому что они ненормальные. Я раз поймал одну… — Варг заглянул в нору, расстроено потрогал бесполезные проводки. — Давно дело было. Она из «Каблуков» была, такая группировка, чисто женская. Говорят, нет уже «Каблуков», с кем-то сцепились и проиграли. Ну так вот… Поймал, связал, затащил в уголок. Нехорошо, конечно, Зона такого не любит, но у меня кровь взыграла. Но когда я ее раздевать начал, девка так нехорошо улыбнулась, что… Погон, придется караулить теперь.

Радиация радиацией, а ведь она дерн раскопала.

— Буду караулить, — легко согласился Погон и поднес поближе табурет. — Так что дальше? Улыбнулась она — и?

— И я насторожился. Кровь кровью, но особо эмоциональные долго тут не живут, сам понимаешь. Легонько так провел рукой ей под платьем — «Каблуки» в платьях ходили, заход у них такой понтовый был — и чувствую: что-то есть, что-то лишнее.

Ну, говорю, рассказывай.

— Граната? — засмеялся Погон.

— Нечто вроде. Нет, гранату я бы снял, не в первый раз с растяжками дело иметь.Там секретка, с кодом. Заряд небольшой, но много ли в Зоне нужно? Главное, что своего не получишь все равно.

— И не боялись они так расхаживать?

— Потому я их и не люблю, — кивнул Варг. — Идиотов вокруг полно, но уж если баба сюда влезла, то, значит, она всем психам псих. Какое там бояться! Я счастлив был, что она сама не рванула себя, когда я ее крутил. И зарекся, все.

-Убил?

— Нет, ну зачем так? Поговорили немного, я ей принес извинения, сошлись на пятистах. Ей было нужно выйти на базу, так что сотню я сразу отработал — дорогу показал. Ну, а больше не виделись. Вообще-то я боялся… Понимаешь, четыреста рублей на душе — немало. Выйдет в тяжелую минутку такая из-за угла, скажет: «Должок!» — и будь любезен. Но без долгов жить не получается.

Погон пристроился рядом, некоторое время оба молча смотрели в темную нору. Будто там можно было увидеть свое будущее.

— Ты говоришь, они в платьях ходили? — нарушил тишину Погон.

— Кто? «Каблуки»? — Варг уселся на пол. — Да. И в туфельках. Вроде как поначалу они себя называли «Вызов». Понятно, кому вызов — Зоне. Но когда группировка устоялась, оказалось, что зовут их «Каблуки». Имена ведь не выбирают, верно?

— И чем занимались?

— Трудно сказать. Вот «Долг» — понятное дело, эти ребята с Зоной воюют. Будто можно всех мутантов перебить! «Монолит», наоборот, парни вроде как поклоняются ЧАЭС. Я к ним, кстати, лучше отношусь, чем к «Долгу». А ты?

Погон пожал плечами — конечно, он понятия не имел ни о тех. ни о других.

— Да наверное, тоже. Хотя мне все равно.

— Оно так, — кивнул Варг. — Все равно. Но встречаться с «Долгом» не люблю. Они ведь и нас всех тоже ненавидят, если вдруг закончатся мутанты — перебьют. Правда, это будет еще сложнее! — Варг хрипло рассмеялся. — Клоун — один из поставщиков «Долга». По секрету, недавно БМП им задвинул. Неплохая сделка, четыре с половиной тысячи. Моя жизнь, боюсь, столько не стоит.

— БМП?!

Погон не смог сдержать восклицания. Это что же, по Зоне на БМП разъезжают?

А вертолеты куда смотрят, а спутниковая разведка, в конце концов? Он удрученно покачал головой. Открытый бизнес под прикрытием войск коалиции, получается так. II все — ради потока артефактов. Конечно, сюда постоянно входят новые люди, большой игре нужно топливо.

— БМП, да. Клоун его случайно прикупил, вообще-то, это не его бизнес.

— Ясно. Но я про «Каблуки» хотел спросить… Обычные летние платья они носили? Разных цветов?

— Да, Конечно, зимой всякую одежду надевали, но всегда — штатскую и яркую. Не прятались. И оружие таскали попроще да полегче.

— А как же твари, мутанты? — снова не понял Погон.

— Да вот так. У них принцип такой был: Зона не враждебна. Не провоцируй ее, не выгляди агрессивно, и все наладится. Только, кажется, не слишком хорошо у этих сумасшедших девок дела шли… — Варг прицелился и щелчком ногтя отправил в нору окурок. — На своей территории еще существовали нормально, а как их оттуда «Долг» выкинул — пропали очень быстро. Так что этот должок я с себя списал. Говорят, правда, что невыплаченные долги от покойников к Зоне уходят, копятся. Ты как к этому относишься?

— Суеверие, — уверенно сказал Погон,

— Вот и я так думаю! — приободрился Варг. — А эта Норис, она чья?

— «Искатель».

— Новые какие-то?

Погон пожал плечами, этот жест уже стал для него привычным.

— Понятно, — кивнул каким-то своим выводам

Варг. — Она на сотку подписалась за тебя. Симпатичная… Знаешь, я бы на твоем месте ее из виду не терял. Сотня стоит этого самого… — Он показал на пальцах, чего стоит сотка. — Даже полсотни, тут уж как рубль встанет. Я думаю, что когда «Каблуков» прижали, все их прелести сильно в цене упали. А может, и нет, они же идиотки, понимаешь?

— Понимаю. Там кто-то есть, Варг, Напарник подхватил с колен автомат.

— Слышал что-то?

— Нет. Чувствую, — Погон говорил правду. — И вроде как запах какой-то появился… Потяни носом.

Варг честно попробовал, но безрезультатно.

— Прокурил я обоняние. Ну что ж, поверим тебе…

Он выпустил в нору длинную очередь, остановившись только, чтобы поменять магазин. В наступившей тишине Погон не смог различить ни звука. И все же в норе кто-то был. Слабый ветерок доносил тошнотворный запах гнили.

— Я пойду посмотрю, — решился он.

— Зачем? — не понял Варг. — Хорошо сидим, если кто сунется — разнесем… Контролер же не может там оказаться, верно?

Прежде чем ответить, Погон сглотнул. Да уж, тварь вроде контролера, сидя в норе, смогла бы загипнотизировать людей, не выходя наружу. Может быть, даже зомбировать, превратить в бессмысленных тварей.

— Надо сходить, — повторил он.

«А в самом ли деле это мои мысли? Никто ведь меня не заставляет туда лезть?»

— Возьми фонарик. Только осторожнее, сам видишь — стрелять мне будет некуда, разве что в задницу тебе.

Варг поступок товарища явно не одобрял, но и спорить не стал. Погону это понравилось — уважает, не считает себя старшим. Быстро примотав фонарик скотчем к цевью винтовки, он сунулся в нору, снова принюхался.

Да, пахло гнилью. Стало страшно, но это был веселый страх, подзадоривающий. «Живем однова!»

По норе он продвигался очень медленно, чтобы постоянно быть готовым к стрельбе. Метр за метром: сперва чуть подтягивал колени, упираясь спиной в свод и выгибая шею, потом рывком кидал вперед локти. Вспомнилось, как полз по канаве с трупом Удунова на ремне, «Несколько дней назад. А ведь кажется, что это было давно… Изменился вместе с именем. Попадись только мне сейчас Хвостенко, Ачикян, Кравец, да кто угодно. Драться — так драться до смерти, а тогда сильных нет, потому что жизнь у каждого только одна».

Нора понемногу уходила вверх, фонарь высвечивал все новые метры черной земли.

«Не завалило бы! — вдруг спохватился Погон. — Крепежа нет, а Варг на помощь не полезет».

— Как там? — напомнил о себе напарник. Его голос показался очень далеким, но оглянуться в узкой норе Погон не мог. «Господи, а назад-то я как поползу?! Вылезти развернуться не получится, там радиация, вообще лучше к краю не приближаться. Неужели меня все-таки кто-то приманил?»

— Нормально! — он постарался говорить твердо. — Еще немного вперед продвинусь!

Но дальше Погон не пополз, остался лежать. По какому-то наитию выключил фонарик — все равно никто не сможет подобраться беззвучно.

«Контролер, наверное, не сможет меня загипнотизировать в темноте. Ему ведь нужно встретиться со мной взглядом… Так. а кого еще я помню? Псевдогиганты, зомби, слепые псы… Никто из них не смог бы смолчать под пулями — зачем? Эх, надо было спросить у Норис, кто ее преследовал. Не сама ведь она полезла в радиоактивную зону? Хотя сдается мне, это были люди».

Он не услышал движение врага, а учуял: сильнее пахнуло гнилью. Рядом оказалась неведомая тварь или была еще далеко, Погон проверять не стал, просто вдавил спусковой крючок и держал, угощая темноту пулями, пока не кончились патроны. Дальше руки действовали автоматически: сначала смена магазина, опять несколько выстрелов, только после этого включить фонарик.

— Что там?! — крикнул Варг. — Жив?

— Жив! — отозвался Погон. — Нормально все… Вытянутые не то руки, не то лапы твари лежали всего в метре от него. Погон вытер пот рукавом и только тогда сообразил, что лицо ему забрызгала чужая кровь. Тридцать выстрелов в упор смяли гадину, из месива торчали удивительно чистые, белые кости. Щеку жгло — то ли кусочек кости отлетел, то ли камушек попался среди чернозема.

— Я убил кого-то, Варг! Залезь поглубже, протяни мне веревку! На стволе, что ли… Только на предохранитель автомат поставь!

Погон надеялся, что сумеет дотянуться до веревки и привязать ее к ногам — тогда Варг смог бы его просто вытянуть. Останки незнакомой твари перегородили, закупорили узкий тоннель, и можно было надеяться, что следующий гость бесшумно пробраться здесь не сможет.

— Варг! Что молчишь?!

— У тебя нормально, Погон? — напарник почему-то вернулся к началу разговора. — А у меня — нет. Стучат, требуют открыть.

— Кто?! — изумился Погон.

— Да уж ясно, что не наши. Они звали Норис, слышишь?

— Ну и наплевать. Не открывай.

— Так ведь люк-то у нас не из танковой брони. Грозятся взорвать. Слушай, брат, полз бы ты вперед.

Погон посветил на останки мутанта: ему почудилось, что среди них произошло какое-то движение. Плотная пробка из кровавого месива, к тому же пахнущая, словно тварь уже неделю мертвой провалялась на солнце.

— Да скажи им, что здесь ее нет! Пусть кто-нибудь без оружия спустится, посмотрит.

— Люк-то придется открыть, мать твою!!! — взорвался Варг. — Я полез. Давай вперед, они отсчет начали!

— А если открыть?! Ну что они нам сделают, зачем мы им?

— Затем, что они за твоей знакомой охотятся, а я в чужие разборки лезть не желаю! Давай, двигайся, я уже подползаю! Сматываемся!

Отчаянно матерясь, Погон подвинулся вперед, ткнул стволом в гнилую плоть. И вот тогда она в самом деле дернулась, подалась назад. Он услышал, как хрустнули кости, хлюпнули рваные, но еще держащие в себе тянущуюся, вонючую жидкость кровеносные сосуды. Палец дернулся, но Погон смог удержаться от выстрела.

«Ее тащит какая-то новая гадина. Ну и отлично, пусть!»

Он полз, стараясь не отставать, а останки расстрелянного мутанта прямо-таки катились перед ним, странным образом выворачиваясь головой к выходу. Только когда в лицо Погону полетела земля от бестолково тыкающихся задних лап, он понял, что никто это существо не тащит. Оно ожило, несмотря на торчащие кости и разбитую голову, несмотря на литры крови, пропитавшей землю тоннеле.

Варг начал что-то говорить, но тут же замолчал — позади раздался взрыв.

«Сейчас они ворвутся в подвал, а через несколько секунд уже будут стрелять в нас. И не промахнутся, нора-то прямая, только поднимается чуть! — сообразил Погон и заработал ногами не хуже, чем ползущая впереди гадина лапами. — Господи, там же радиация! Куда мы ползем? Что делать?!»

Ответ пришел сразу:

— Как доберешься до выхода, сразу кувыркайся вниз, в воду! Там глубоко, не бойся! Только не уплывай, дождись меня, а то потеряемся!

Еще несколько долгих секунд Погон продолжал лихорадочно извиваться, наконец мутант исчез. Только что был впереди — и вот его нет, а в лицо пахнуло упоительной свежестью.

«Радиация не пахнет…» — подумалось Погону, когда он преодолевал последние метры.

Тут же сзади начали стрелять, но ни одна пуля не попала в него. С уважением помянув толстую задницу покойного Варга, Погон сделал последнее усилие и вывалился наружу.

Склон и правда оказался крутым, а трава на нем — мокрой. Человек полетел вниз головой, успев лишь краем глаза заметить прилепившуюся к берегу тварь.

«Ну конечно, у нее же когти…» — со странной завистью подумал Погон и ударился о воду.

Хорошим пловцом он никогда не был, но там, где Никита Нефедов в портупее и ботинках неминуемо пошел бы ко дну, Погон выплыл и даже не потерял автомат. Под руку попалось что-то склизкое, мерзкое, но он и не подумал его отпускать, надеясь, что это всего лишь корень. Так вроде бы и вышло, хотя наверняка не скажешь — фонарик потух, не выдержав купания.

Тут же рядом послышался громкий всплеск, следом за ним еще один. Погон, только что намеревавшийся собраться с силами и сплавиться еще немного вниз по течению, мгновенно передумал и попытался выбраться на берег. Однако ничего не вышло, не чувствуя под ногами дна, для этого следовало или бросить винтовку, или отрастить третью руку.

Кто-то зафыркал, отплевываясь, и Погон положил оружие на плечо, намереваясь выстрелить за спину, на звук. К счастью, Варг заговорил раньше:

— Погон!

— Здесь! Ты ранен?

— Нет! Ищи руками, за что зацепить веревку, быстрей!

Варг плавал куда лучше: оказался рядом в два гребка, схватился за плечо, едва не утопив товарища. Вместе, мешая друг другу в темноте, они намотали конец веревки на тот самый корень.

— Наверху эта гадина, в которую я стрелял! — вспомнил Погон. — Она ожила!

— Плевать, плевать! Молчи! Плыви за мной и не плескайся, быстрее!

Легко сказать «плыви». Погон попробовал, сжав зубами ремень винтовки, но сразу скрылся под водой. Бросать оружие было стыдно, не просто опасно, а именно стыдно, но умирать в этой черной речке совершенно не хотелось. Разоружившись и хлебнув водички, он вынырнул, и в свете на миг показавшейся между туч луны увидел Варга уже в десятке метров впереди. Кто-то далеко, метрах в ста крикнул:

— Десять часов! Стреляй, стреляй!

Вода между Погоном и Варгом будто вскипела. Странно, но это придало сил: руки заработали чаще, уверенней, бросив тело вбок, к левому берегу. Варг, насколько мог видеть Погон, просто нырнул.

— Левее, левее! — продолжал кричать невидимый корректировщик. — Черт, ты уже не достанешь. Гранатомет дайте кто-нибудь!

«Где же они там устроились, на склоне?!» — успел удивиться Погон.

Куда прятаться от гранаты, он совершенно не знал. Ну не нырять же? Могучим гребком Погон оказался у самого берега, опять зашарил руками. Нет, слишком круто! Удалось только задержаться, схватившись пальцами за траву, а вот выбраться никак. В отчаянии он вырвал из кобуры «кольт» и стрелял, пока не кончились патроны, целясь во -вспышки выхлопов чужих автоматов.

Донеслась ругань, но попал Погон или нет, он уже не узнал. «Кинжал, мама дорогая!»

Сунув ствол «кольта» прямо в рот, он дотянулся до ножен, вонзил клинок под углом в мягкую землю и попытался подтянуться. С полными ботинками воды это.было еще труднее, чем плыть, и все же, обдирая пальцы невооруженной руки о мелкие камушки, Погон мало-помалу поднимался наверх.

Сзади раздалось бурление, всплеск, и он решил сперва, что из воды выплывает какая-то очередная мерзость, привет от Зоны. Лишь минутой позже, когда карабкаться стало полегче. Погон сообразил, что это взрывались под водой гранаты.

Взобравшись на обрыв, он откатился подальше от края и дрожащими руками перезарядил «кольт». Луна все же прорывалась через облака, но от этого было не легче: в ее свете местность выглядела дикой, зловещей. Мокрая одежда сковывала движения, да и куда идти — непонятно.

«Радиация! — вспомнил Погон. — Значит, подальше отсюда, от реки. Сначала надо уцелеть, а потом разбираться».

Он, пригнувшись, пробежал метров двести, направляясь к темнеющей полосе деревьев, и снова остановился. Опустился на одно колено, огляделся, прислушался: вроде бы тихо. Вспомнив про детектор, Погон нащупал его на ремне и включил. Тут же раздалось раздраженное пощелкивание, даже лампочка мигнула несколько раз.

Погон вскочил, сделал было шаг, но остановился с поднятой ногой.

— Вот же влип… С какой стороны аномалия? Или детектор на радиацию трещит? Он покрутился на месте, прислушиваясь к звуку. Похоже было, что направленный в сторону реки детектор щелкает громче. — Была не была!

Ночью, вооруженный только револьвером, один. Погон сам себе удивлялся: ведь не завыл же от ужаса, не скорчился на земле! Более того, понимал что от реки надо уйти обязательно, пусть и через лес.

Меж деревьев мелькнула чья-то тень, но тут же исчезла. Погон постоял немного с револьвером в руке и осторожно пошел дальше. Детектор щелкал все реже, а когда человек углубился в лес, и вовсе замолчал. Только тогда Погон решил остановиться.

Для ночевки он выбрал толстое старое дерево, на которое оказалось нетрудно забраться. Поднявшись на высоту примерно трех человеческих ростов, чудом спасшийся стрелок прижался спиной к стволу и свесил вниз ноги. Теперь оставалось только прислушиваться к каждому звуку, ожидая рассвета.

«Страшно, блин, с одним «наганом»-то!» — Погон отер лицо и снова почувствовал ранку на шеке и кровь.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 475