КАША — 4

На рассвете он спустился. Хоре курил на крыльце, поглядывая по сторонам, Факер чистил пистолет в углу зала. Они обменялись быстрыми взглядами, но никто, ничего не сказал. Каше показалось, что снизу, из подвала, доносятся какие-то звуки. Скоро Червь поднимется, и тогда…

Он быстро прошел в комнату, где спали Паля и Принс. Краем глаза отметил, как дернулся в дверях Хоре.

— Паля! — Каша потряс проводника за плечо. — Паля, проснись!

— А я не сплю. — Тот откинул с лица солдатское одеяло. От него сразу пахнуло перегаром. — Чего хочешь?

— Факер и Хоре что-то затеяли, хотят Червя схватить, мы с ними или против? — быстро зашептал Каша, оглядываясь. Ему казалось, что вот сейчас войдет Факер и всадит ему в спину пулю из свежесмазанного пистолета.

— А кто у пулеметов? — некстати спросил проснувшийся Принс.

Паля не обратил на него внимания.

— С кем мы? — задумчиво переспросил он. — При чем тут мы? Ты сам — с кем?

— Я… — Каше стало стыдно. — Я — как ты.

— Ни фига себе! — восхитился Паля. — Слышь, Принс?

— Слышу, только у пулеметов-то кто остался?

С лязгом открылся люк, Червь высунул в зал голову и тут же заорал:

— Подъем, рванина! Оружие проверить! Сафик и Малек, обойдите дом! Лопата, на пост к шоссе, бинокль возьми! Принс, на крышу!

— Разорался-то! — лениво ответил Факер. — Клара не дала?

— Заткнись!

Каша слышал за стеной, как босс, пыхтя, выбирается из подвала. Почему же они не напали? Все отменили?

— Отойди-ка, — тихо попросил Паля. — В угол. Послышался глухой удар. Хоре, зайдя сзади, ударил Червя прикладом по голове, когда тот нагнулся. Каша не видел, как к боссу тут же подскочил Факер, сорвал с его плеча автомат. Хоре ударил еще раз, потом еще, попал по пальцам, которыми оглушенный пытался прикрыть голову, и тот наконец вскрикнул.

— Всем лежать! — в комнату заглянул Лопата.

Он хотел еще что-то сказать, но Паля лежа выстрелил из «браунинга». Пуля вошла в левый глаз, Лопата умер мгновенно. Рука, сжимавшая гранату, бессильно упала в комнату.

— Он взорвет нас!!! — взвился Принс. — Ты что?! У него граната!

— Так выкинь ее, — спокойно посоветовал Паля. — Чего орешь?

Он сел и сунул ноги в ботинки, сделав Каше знак оставаться в углу. Принс, бешено вращая зрачками, подскочил к убитому, осторожно разжал пальцы, перехватывая гранату. В зале в это время Факер и Хоре наконец одолели могучего Червя, кубарем скатились все вместе в подвал. Где-то далеко внизу закричала Клара.

— Кто стрелял?! — крикнул из-за угла Малек. — Принс, ты?!

— Не я! — ответил Принс, который не знал, куда теперь девать граниту, и обеспокоенно покосился назад. — Что происходит, Паля?

— Червю хана. Ребята не хотят на Мачо идти.

— А кто у пулеметов?

— Никого. — Паля закончил возиться со шнуровкой и встал. — Имей в виду, автомат твой разрядили.

— Сволочи… — Принс ошалело метнулся к оружию.

— Черт, граната… Куда деть гранату?! Она же рванет!

— Кто стрелял?! — истерично повторил Малек. — Эй, не дурите, перебьем!

— Я стрелял и еще буду, — признался Паля и, сунув за угол руку с пистолетом дважды быстро выпалил. — Видишь? Снова я!

Очередь, выпущенная в потолок падающим Мальком, его же стон, ругань Сафика — все слилось в одну какофонию. Паля поманил рукой, и Каша, прежде чем понял, что происходит, выскочил за ним в зал.

Через пустой дверной проем в него тут же выстрелил Сафик, и Каша, продолжая бег, успел пальнуть в ответ. Конечно, не попал.

— Паля, ты с кем?! — снова закричал Сафик. — С Червем, погань?! Так конец твоему Червю!

— Конец так конец! — безразлично отозвался Паля.

— Ты Дурня убил, да?

— Я! Горло шакалу перерезал, а теперь тебе перережу! Сейчас Факер с Хорсом вернутся, мы…

Проводник вытолкнул наружу Принса, который, почему-то зажмурившись, швырнул гранату Лопаты в комнату Сафика и тут же повалился на пол. Каша тоже упал на спину, стараясь успеть выпрыгнуть на крыльцо. Взрывом его швырнуло еще дальше, едва ли не под ноги к слизывавшему чью-то кровь крысиному волку.

Каша и не сообразил, как пристрелил животное, перезарядил автомат, вскочил, огляделся и прижался к стене — все произошло мгновенно. Дым, штукатурка, пыль, вырвавшиеся из дома, понемногуоседали.

— Паля!!! Паля! — рыдал в зале Принс, метавшийся от стены к стене. Он держался за развороченный осколками бок. — Паля!

— Что ж ты так кинул? — Проводник вышел наружу, морщась от дыма. — Надо было в комнату вернуться. Иди сюда!

Но Принс выскочил наружу, и колени его тут же подломились. Не требовалось быть врачом, чтобы понять: оказать ему помощь здесь, вдали от госпиталей, невозможно.

Проводник не сомневался ни секунды. Едва увидев торчащие осколки ребер, он тут же выстрелил все из того же «браунинга».

— Конец. Ну что, Каша, опять тебе повезло.

— Повезло? — Каша облизнул пересохшие губы. — Да?

— Конечно. Могли бы зарезать, как Дурня, но Факер решил, что ты окажешься на их стороне. Не стой здесь, идем.

Они вернулись в зал. Каша заглянул в комнату, где разорвалась граната, но тут же отшатнулся. Все три тела, два мертвых и одно до взрыва еще живое, разметало по стенам и потолку.

— Люк, — спокойно указал Паля. — И про вход не забывай.

Проводник на минуту скрылся, чтобы вернуться уже с оружием посерьезнее пистолета.

— Думали, я. сплю, — пояснил он. — Рванина. А мне просто лень было на что-то решиться. Лежу, думаю: пускай убьют. А потом думаю: зачем? Ну, Зона сама решила.

— Почему Зона?

Каша весь дрожал, разум отказывался понимать происходящее. Вот только недавно эти люди сидели за одним столом, спали рядом, прикрывали друг другуспины. И ведь были готовы, черт возьми, сдохнуть, прикрывая своего! Что же случилось? Сумасшествие.

— Зона, кто же еще? Ты пришел, и у меня в мозгах что-то сдвинулось! — Паля рассмеялся, пристегивая снаряженный магазин. — Зона, Каша, — это Зона. Она решает, кому жить, а кому умереть.

— Там Червя убивают! — напомнил Каша.

— Вот тут я ни при чем. Он мне дело дал, на миллион. Миллион — это очень много… Я оценил так его жизнь, приятель. Вот только дело придется сделать. Ты ведь не против?

— Я… Нет. Но что за дело?

— Так, пара пустяков, сходить кое к кому. Готов? Паля рывком откинул крышку люка, она не была закрыта изнутри.

— Факер! Слышишь меня?

— Слышу, Паля, — голос Факера донесся глухо, будто он отошел подальше от входа. — Что наверху?

— Я, Каша и трупы! А внизу какие новости?

— Внизу я и Хоре. Его немного подрезала Клара, полезла вдруг с ножом. Червь у нас. Ну, что теперь?

Проводник игриво покосился на Кашу: он улыбался. Чему? Всюду кровь и сумасшествие. Каша вспомнил вдруг, что наверху есть еще два живых человека: Лысый и Капюшон. Но Паля, наверное, их за людей не считал.

— Ты хотел сдать склад Мачо? — крикнул Паля.

— Да, — согласился Факер. — Не самому же дела вести? Паля, Червя мы держим крепко.

— Мне и дела нет, он мне должен. Мир?

— Мир, брат. Только, Паля, давай не будем мешать друг другу, ладно?

— Я же сказал: мир!

— Пусть Каша подтвердит.

Проводник кивнул на открытый люк и ушел в комнату. Пододвинувшись чуть ближе, но держа наготове автомат, Каша крикнул:

— Факер! Я ни на кого зла не держу, я же новенький!

— Да, но меня-то продал? — засмеялись внизу. — На тебе теперь кровь. Сафик, Малек… Они тебя от жарки мостовой спасли, да? Вот так, парень. Мир?

— Мир, — охрипшим голосом повторил за ним Каша. Что за ребячливость? Как пацаны, подравшиеся в детском саду: мир? Мир! И все, и пошли кашу есть. Но вокруг — разорванные тела, а Мальку он действительно был обязан жизнью.

Каша вздрогнул, когда снизу появилась голова Факера.

— Ты чего ко входу жопой повернулся? Хочешь, чтобы нас слепые псы догрызли? — сурово спросил недавний враг и спокойно выбрался в люк. — Где Паля?

— Тут я! — из комнаты появился проводник. Автомат на шее, в руке бутылка. — Что там Нашлось внизу интересного?

— Хоре разбирается с Червем.

Не успел он это сказать, как из подвала донесся утробный, жуткий стон. Каша будто своими глазами

видел: вот связанный Червь, вчерашний босс, а вот Хоре, склонился над ним с ножом и медленно ведет лезвием… Его стошнило.

— Клара подрезала Хорса, — повторил Факер. — Вот тут. — Он указал себе на шею. — Дура-баба, воткнула нож. А надо было полоснуть… В общем, он на Черве отыграется, заговорит хозяин.

— А если нет? — Паля снова отхлебнул.

— Заговорит. Когда палец за пальцем ножом до костей обстругивают, все говорят. Вроде пустяк — пальцы, а работает. Паля, ты его сдал, ты теперь с нами.

— Нет. Он со мной забился на миллион рублей, — покачал головой проводник. — Поэтому Мачо я ждать не буду. Обязан, сам пойми… Пойду.

— Миллион, — вздохнул Факер. — Ты мог его иметь целиком… Продал, ясно. Тогда базара нет, Паля, тогда иди. Если вернешься — я словечко Мачо замолвлю.

— Я проводник, я и без словечка устроюсь.

Каша, пошатываясь, вышел на крыльцо. Никаких тварей поблизости не было, разве что у рощи, там, куда они с Мальком свозили трупы, кто-то рвал мертвую плоть. Волк? Каша не видел, глаза застилали слезы. Не горькие, нет, просто дурнота накатила. Он сел на каменные ступени, постарался выдавить из себя еще хоть немного.

«Что за бред, что за бред?! Сумасшедший дом с оружием! Стреляют в спину и верят на слово.

Торгуют друг другом за несуществующую валюту. Сами же ее придумали, а теперь…»

— Каша! Тащи Лысого вниз и сам собирайся. Уходим. Кстати, поднимись к пулеметам, постреляй, если кто подошел близко.

Паля с Факером негромко говорили о чем-то в той комнате, по стенам которой не были размазаны человеческие внутренности. Из люка снова донесся то ли стон, то ли всхлип. Бледный Каша прошел мимо, и оба тут же выдвинулись в зал — они никогда не забывали следить за входом. Никогда.

Лысый мирно посапывал в своем углу, на вонючих матрасах. Кто-то еще там ворочался, стараясь спрятаться под тряпками… Каша вскинул автомат и тут же с облегчением понял: Капюшон! Исхитрился уцелеть, живучий бомж.

— Вылезай, все уже кончилось.

— Каша? — Капюшон выглянул из своей норы, вид у него был перепуганный. — Кто теперь главный, Каша? Скажи, пожалуйста!

— Факер, наверное. Спускайся, он тебя не тронет. Все уже кончилось.

У пулеметов Каша разыскал свой окурок и попытался получить еще хоть глоток дыма. Вышло, но от вони горящего фильтра боец закашлялся. Вокруг дома никого не обнаружилось, если не считать кровавых ошметков — то ли следов чьей-то ночной трапезы, то ли оставшихся после работы крупного калибра.

Он снова спустился на второй этаж, прислушиваясь к громкой, плаксивой мольбе Капюшона. Тот, кажется, все еще не верил, что все кончилось, и клялся Факеру в вечной преданности.

— Лысый, вставай!

Каша опять вспомнил про зажигалку, болтающуюся в кармане. Надо бы выкинуть, да другого имущества нет. Взвесив металл в руке, Каша все-таки спрятал бесполезную вещицу.

— Зоне хорошо, — не вставая, сообщил бомж. — Зону покормили. Червь скоро умрет.

— Да уж, скорей бы… — поморщился Каша. — Идем, Паля нас куда-то ведет.

— Зона зовет! — тут же откликнулся Лысый и сладко потянулся. — Тебя зовет, посмотреть хочет, о Пале скучает. Ну, а мне все равно.

Лысый продолжал бормотать что-то о Зоне и на лестнице. В зале они увидели Хорса, его рану перевязывал Паля.

— Капюшон! — позвал Факер. — Не торчи на крыльце, будь внутри!

— Я поднимаюсь, — проворчал Хоре. — Хватит, Паля, туже не затягивай, задушишь. Услышишь снизу пулеметы, Факер?

— Услышу, брат, — пообещал Факер и первым начал спускаться в люк. — Прощайтесь.

Каша, уже пошедший к выходу, остановился.

— Прощаться — плохая примета, — вздохнул Паля. — Хотя… Простите, ребята. Идем, Каша, нам вниз.

Факер задержался.

— Хоре! — закричал он, задрав голову. — Поглядывай, только по мачевским парням не выстрели случайно! Если увидишь, что они идут, -белый флаг вывеси, что ли!

— Откуда я его возьму? — донеслось сверху.

— Ну… Тогда пулеметы выбрасывай в окно, поймут! И зови меня. Слышь, Капюшон? — Он перестал кричать, обращался теперь к стоящему в дверях бомжу: — Ты бы тут немного прибрался пока. Гости придут… Хотя бы запинай в комнаты ошметки покрупнее. Все, мы пошли.

Спускаясь вслед за ним, Каша почувствовал, как сильно у него дрожат колени.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 452