НИКИТА — 8

Крысы попытались дать им бой. Никита на последствия устроенной Палей мясорубки старался не смотреть и заметил их, только когда подошли вплотную. Не менее десятка серых тел, столько же длинных, испачканных в крови розовых хвостов и злые морды с горящими красными глазками.

— Кыш! — Паля выдернул из кобуры «хай пауэр», почти не целясь дважды выстрелил. — Ну-ка отошли все на пять минут!

Пули отбросили крыс в сторону. Одна была еще жива и пронзительно заверещала. Сородичи запрыгали, но уходить не торопились. Никита заметил, как из какой-то щели вылезла еще одна тварь.

— Паля, у них тут логово, наверное!

— Да наплевать. Кыш! Спину держи, с крысами разберемся.

Никита послушно отвернулся. Еще три выстрела. Визг.

— Вот, молодцы!

Паля спрятал «браунинг» и, не обращая внимания на злобно скачущих в стороне крыс, присел на корточки над растерзанной пулями девушкой. Всюду кровь, внутренности. Никита задел что-то ботинком, опустил глаза и с ужасом увидел оторванную по локоть руку. Сразу заметил, как много мух, какой тяжелый запах вокруг. Чтобы сдержать рвоту. Никита прикрыл глаза. У далекого окопчика стоял Червь и в бинокль наблюдал за развитием событий.

— Так-так-так! — обрадовался Паля. — Что тут у нас такое? Подойди, посмотри, Каша!

— Я тут постою… — Никита повернулся спиной к проводникуи вскинул автомат, чтобы выглядеть занятым делом. — Вроде слышал что-то.

— Крысы! — отрезал Паля. — Ерунда. А вот это поинтереснее будет… Смотри.

Он подошел к Никите, и тому пришлось взглянуть. Паля держал в руках окровавленный браслет, довольно толстую золотую цепь. Никита громко сглотнул.

— Ты думаешь, это простая штука? — Паля подкинул браслет на ладони. — А я вот чувствую, что нет, не простая. Это, Каша, рублей на двести потянет. Или на пару тысяч.

«Господи, они тут все свихнулись!»

— Паля, пойдем назад! — заорал Никита. — Все, взял золотишко? Пойдем!

— Дурак! — засмеялся Паля. — Мы же только пришли. Прикрывай.

На ходу засовывая браслет в карман, проводник пошел вдоль развалин — туда, откуда вышли девушки. Никите пришлось следовать за ним, мимо валявшейся в пыли черной туфельки. Паля бодро дохромал до угла, здесь немного постоял, держа автомат наготове.

— Что-то есть, — сказал он и достал тот самый болт на веревочке. Довольно крупный, увесистый ржавый болт. — Должно быть.

Он раскрутил болт в руке, ловко кинул и дернул. Описав полукруг, железка полетела назад, прямо в голову Пале, но он перехватил ее.

— У стены, слышишь?

— Что у стены? — хмуро спросил Никита.

— Комариная плешь, дурак. Ты что, не видишь?

Он повторил свои действия, и теперь Никита заметил, как болт дернулся в сторону увлекаемый какой-то силой.

— Гравитация, — важно сообщил Паля. — А нам надо

вот туда.

Он пошел дальше, указав стволом направление. Никита сперва не понял, что привлекло проводника в подвальном окошке, но тут же и сам заметил клочок красной материи, трепетавший на куске арматуры.

— Тут они вылезали.

Паля встал напротив окошка, вскинул автомат и выпустил внутрь длинную очередь. Никита вздрогнул.

— Смотри по сторонам, — не оборачиваясь, приказал Паля и сменил магазин. — Никогда не забывай смотреть по сторонам…

В подвал лезть он не торопился, сперва трижды бросил внутрь свой болт. Результаты проверки Палю, видимо, вполне удовлетворили.

— Теперь полезай.

— Что? — не понял Никита.

— Полезай, Каша, посмотри, что там. А я тут постою: чую, не захотят нас отпускать. — Паля сосредоточенно оглядывал развалины. — Полезай.

— Я… Да зачем это нужно?!

— Твое какое дело? Лезь внутрь.

Никита смотрел на Палю, а проводник продолжал изучать руины.

«Это же клиника какая-то! Напился, девчонок каких-то порубил в куски, браслет из крови вытащил, теперь это…»

— Каша, ты пойми простую вещь: я сейчас про себя сосчитаю до трех и просто пришью тебя. Потому что если ты не делаешь, что я говорю, то ты мне и за спиной не нужен.

— Паля, да ты хоть объясни мне…

— Полезай.

Еще несколько секунд. Паля в профиль выглядит даже симпатично, мужественно: чуть срезанный кончик носа, твердый подбородок, высокий лоб.

«Ведь выстрелит, Псих. А я… Я же не могуего — первым?»

Никита присел на корточки, заглянул в подвал. Вонь. В углу куча тряпья, на полу лужа, мухи жужжат. Мысленно послав Пале еще одно проклятие, Никита втиснул в узкое окошко плечи и спрыгнул вниз. Обитая жестью дверь косо висела на петлях, за ней — темный коридор с трубами на потолке.

— Что там? — донеслось с улицы.

Не отвечая, Никита прошелся вдоль стены. Вонь страшная! Теперь он видел и дерьмо. А еще — объедки, кости и шкурки. И хвосты, розовые длинные хвосты. Стараясь не поворачиваться к двери спиной, Никита приблизился к тряпью.

— Ты меня слышишь?

— Паля, тут кто-то жил! Нагажено и… Крыс ели, что ли?

— Конечно, крыс ели. У них же оружия не было, ты сам видел, — спокойно сообщил Паля. — Еще что там?-

— Ну… Вроде спали на тряпках.

Никита тронул вонючее барахло ботинком, и оно вдруг ожило. Тряпки разлетелись в стороны, Перед человеком оказалось безглазое, хищное лицо. Больше он ничего не успел заметить. Выстрелы, выстрелы. Кто стреляет? Никита, кто же еще.

— Живой? — спросил Паля, когда в легких кончился воздух и Никита перестал орать. — Магазин меняй. Всегда первым делом меняй магазин, даже если только половину расстрелял.

— Тут!… — Пальцы не слушались, новый рожок никак не хотел пристегиваться к «Калашникову». — Паля, тварь! Я ее…

Проводник с кряхтением протиснулся в окошко, сразу включил фонарик. Никита еще раз увидел пустые глазницы и сразу отвернулся.

— Такая же, — кивнул Паля. — Молодец, только, если есть возможность, бей в голову. Правда, с гигантами этот номер не пройдет… Но тут нет гигантов.

Нахлынула новая волна вони: это Паля ногами разбрасывал тряпки. Никита отвернулся к окошку, ловя ртом свежий воздух — все же жаль было бы после стольких трудов расстаться с обедом.

— Ага! — вдруг гаркнул удовлетворенно Паля. — Вот

примерно такую штуку я и рассчитывал найти!

— Что там? — скорее из вежливости, чем из любопытства, поинтересовался Никита.

— Послание. Посмотри на меня.

Никита взглянул через плечо и дернулся всем телом. Позади него стоял клоун — густо намалеванная улыбка, крошечная шляпка на рыжей шевелюре…

— Паля, ты дурак!

— Шуток не понимаешь? — Проводник снял детскую маску, покрутил за резинку на пальце. — Пошли домой. Подсади.

То и дело, оглядываясь на дверь, Никита помог выбраться одноногому проводнику. Тот, конечно же, и не подумал протянуть товарищуруку, сразу отошел от окошка. Пришлось подтягиваться самому, скрести подошвами по стене. Оказавшись на солнце, Никита облегченно вздохнул.

— Идем, — махнул рукой Паля, он стоял уже метрах в тридцати. — Больше тут ничего интересного.

Они вышли из поселка и спустились к пустоши. Червь все так же стоял у окопчика с биноклем, с крыши дома помахал Принс. Никита, то и дело оглядываясь, прикрывал отход. Дрожь в коленях быстро прошла, вот только перед глазами все стояла та морда из подвала. Мертвая, но хищная.

— А теперь ложись.

Все вернулось в ту же секунду: и злость на Палю, и страх, и отчаяние. Никита сам не заметил, как руки

вскинули автомат, но проводник спокойно укладывался на

траву. Что еще за выходки?! Далеко впереди Червь и Лопата быстро накрывали окоп маскировочной сеткой с фальшивыми кустами.

— Ну, быстрее!

Паля прополз немного, вжался в ложбинку и принялся натягивать на голову куртку.

— Ты что?

Никита упал рядом и тут же услышал далекий рокот. Привык в спецбатальоне не обращать на него внимания, но здесь-то Зона, здесь вертолеты — враги.

— Над нами пройдут — заметят! — шепнул он проводнику, прикрывая воротником хэбэ шею.

— Бывает, — согласился Паля. — От судьбы не спрячешься. Ну, если так — беги назад в поселок, в тот же подвал. Если добежишь, заныкайся поглубже.

— А ты?

— Куда я без ноги? Я прикинусь мертвым, может, ракеты поверят.

Три вертолета. Они прошли намного левее, над шоссе и дальше к северу. Вскоре рокот начал стихать.

— Пошли. И вот еще что, Каша…

Никита помог проводникуподняться, и тот благодарно кивнул.

— Вот еще что: ты Червю не рассказывай, что один в подвал спустился.

— Почему?

— Потому что ни Лопата, ни Малек, ни Принс этого не сделали бы. Я же говорил: они ходить не могут, Зона их напугала. А ты? Совсем какой-то свеженький. Что, в самом деле из солдат?

— Ну, да… — Никите почему-то стало очень стыдно, он даже покраснел.

— Смешно. Короче говоря, Червь и сам все поймет. Ты ему будешь нужен, из тебя проводник выйдет. Но не торопись вскрываться.

Они быстро шли к дому, и Никита впервые за время

пребывания в Зоне почувствовал себя рядом с другом. Хотя оснований для этого было не так уж много.

— А что это за браслет, Паля? В самом деле золотой?

— Не догоняй, сзади иди, — осадил его проводник. -Золото, конечно. Но дело не в этом. Я чувствую, когда вещь — не просто вещь, а артефакт.

— Артефакт?

— Ну да. Не просто вещь. Потом посмотрю, на что она годится. А сейчас выпить и поспать часок до ужина. Ты же покараулишь?

Они вернулись к окопу, откуда тут же выбрался

Лопата.

— Рубль с тебя, — буркнул он Пале и пошел к дому. О результатах похода в поселок Лопата, к удивлению

Никиты, не спросил. Червь, видимо, покинул пост еще до появления вертолетов. Они забрались под сетку, и Паля тут же достал из угла свою недопитую бутылку.

— Угостишь? — просто так, без особого желания спросил Никита.

— Нет. Своим обзаведись.

На том разговор и оборвался. Паля уснул или просто затих внизу, а Никита следил за происходящим вокруг до тех пор, пока менять их не явился Малек.

Категория: Алексей Степанов - Дезертир | Дата: 10, Июль 2009 | Просмотров: 470