Глава 1

…Взрыв не стал такой уж большой неожиданностью: с самого начала этой мутной затеи, я ожидал чего-нибудь в этом роде. Повезло только в том, что рвануло сначала перед капотом «Урала», в тентовом кузове которого я и мой несостоявшийся компаньон-наниматель начали своё путешествие в Зону отчуждения, а потом метрах в десяти позади нашего грузовика, опрокинув набок ехавший за нами точно такой же «шарабан», только ему повезло меньше — фугас рванул под днищем, сдетонировал бензобак и машину бросило, как игрушку, в кювет. Повинуясь давно отработанной привычке, я схватил свой рюкзак (скорее точно по привычке: деньги и золотые монеты был зашиты в нательный пояс, а в «сидоре» была только одежда; жалко по большому счёту было только механическую бритву «Спутник» доставшуюся мне от деда) и рывком выпрыгнул из кузова вправо, в сторону от застопорившейся машины. Вовремя. Скорее всего, колонну поджидали и после того как её удалось остановить, со стороны холмов, шедших вдоль грунтовки по которой мы двигались, по остановившимся машинам стали грамотно постреливать, стараясь выбить водил и охранников. Хотя те особо не рвались в бой и словно тараканы шустро разбегались кто куда, что несомненно ускорило их и без того предсказуемую гибель: двоих положил снайпер, ещё двоих посекло осколками брошенной «эфки» и они могли только ползать и орать благим матом. Одному удалось уйти довольно далеко — мужик почти добежал до опушки леса, но оттуда его встретили сразу две автоматные очереди. После такого слишком долго не живут и наш «дикий гусь» тоже не стал — видимо смерть была мгновенной. Колонна встала. Но никто от меткого огня нападавших далеко не ушёл. Да и укрытий особо не было: машины горели, колонну стопорнули аккурат между двух холмов и бежать было просто некуда. Но что-то пошло не совсем правильно: наша и шедшая за нами машины в проход меж холмов втянуться не успели. Шанс был. Пока повезло только мне, больше в лес никто не ломился.

Мой наниматель-компаньон тоже подался было вслед за мной и почти добежал. Пуля досталась в спину (думаю, что из чего-то импортного: звуков изделий родной российской оборонки я не слышал с самого начала, все стволы «говорившие» в этом бою были «натовскими»). «Броника» он не носил, но думаю, что и это бы не спасло Ник-Ника — самого выстрела я не слышал, а выходное отверстие в груди было величиной с чайное блюдце. Обдало брызгами тёплого, и покойника бросило на меня, что в конечном итоге и спасло жизнь: в нашем направлении больше никто не стрелял. Но я понимал, что это ненадолго: сейчас нападавшие подавят последних упорствующих защитников конвоя и следующим актом нашей маленькой пьесы станет глава под названием «зачистка и контроль». Команда нападавших выйдет к месту разгрома колонны соберёт трофеи, попутно достреливая раненых, и по возможности заметёт следы. В такие моменты поблизости лучше не находиться — не поймут. Я стал быстро обыскивать труп Ник-Ника. Прости, брат: тебе уже вряд ли пригодится, а я ещё может и поживу, и если карта ляжет удачно, спрошу с тех, кто устроил нам с тобой этот аттракцион. Так, что мы имеем: ТТ в наплечной кобуре (явно «родной», не китайский «самодел»); пара снаряженных обойм и две дюжины патронов россыпью; пояс вроде моего; КПК (явно действующий, с ним разберусь потом); документы (это кстати: там пропуск за вторую линию блокпостов, то есть прямо в Зону). Нож у меня был свой, поэтому нательный пояс Ник-Ника я просто срезал. Кобура была универсальной, но и её я срезал: те, кто будут шмонать трупы, наверняка обратят внимание, если «сбруя» вроде как есть, а кобуры уже и нет… я бы точно обратил). «Сидор» напарника я просто поволок с собой, отползая в сторону леса, благо меня прикрывал чадящий грузовик, так неудачно ставший под фугасную закладку.

Но радовался я не долго: прямо передо мной, метрах в двух, землю прошила очередь из пяти пуль. Видимо кто-то, мой манёвр заметил, и отпускать с миром не хотел. Дальнейший ход событий был предельно ясен: меня либо попытаются пристрелить с позиций занимаемых нападавшими, либо кто-то из них пойдёт за мной (ну если пулю пожалеют или я так уж сильно им нужен совершенно точно «двухсотым»). Значит пробежимся…

Вопреки бытующему среди малоопытных людей мнению, бег зигзагом от пули не спасает. Если у охотника автоматическое оружие, пуля в корпус или конечность на сорокаметровой дистанции (ну как у меня сейчас) практически неизбежна. Везение и небольшое расстояние до лесной спасительной «зелёнки», вот ключевые спутники попавшего в пиковую ситуацию беглеца. Мне повезло, но внимание своим забегом я привлёк достаточное: нападающие явно собирались догнать и шлёпнуть. Оглянувшись, я понял, что за мной бодро бегут двое в амеровской «сбруе» и натовском же камуфляже «вудланд». Вооружены оба были армейскими карабинами «М4». У одного с подствольником «М203». Другой, предпочитал не загружать ружьишко и довольствовался четырёхкратным прицелом «ACOG» и лазерным дальномером, чья характерная блямба различалась на стволе карабина сверху. Но самое интересное было не это: граждане были в масках и куда-то торопились. Этим надо воспользоваться…

Если бы кто глянул на мою физиономию со стороны, то нехорошая, прямо скажем пакостная ухмылка, отбила бы у него желание за мной бегать, и скорее всего, я финишировал бы вволю нафаршированный свинцовыми гостинцами калибра 5.56 мм. Но никто не заметил, что опять же сыграло в мою пользу. Преследователи ждали паники. Я не стал их разочаровывать и побежал напролом, намеренно оставляя за собой следы в виде сломанных веток, обрывков одежды и примятой травы. Пока не добежал до неглубокого овражка, подходившего для ловушки как нельзя лучше. «Стометровка» однако.

Снял куртку и вытряхнул бельё, пару обуви, штаны. Быстро соорудил «куклу», уложив её таким образом, чтобы преследователи, шедшие по чёткому следу напуганного туриста, увидели спину споткнувшегося и лежащего спиной вперёд человека. Сам же обежал место засады, делая крюк от проложенного мною следа, выходя преследователям в тыл. Когда надо, можно двигаться почти бесшумно, не оставляя явных следов. Вскоре, я их услышал: парни явно торопились, но шли грамотно, держа дистанцию в прямой видимости напарника: один шёл по следу, а другой (любитель точной стрельбы с дальномером на автомате) его страховал. Я чуть их отпустил, пойдя следом («ТТ» держал наготове, но стрелять было рано, я ждал момента истины). И этот прекрасный момент настал: гражданин с подствольником на карабине заметил куклу и навскидку выпустил очередь патронов в пять, второй стрелок поддержал коллегу. Куртке моей настал писец. Любитель точной стрельбы опустил «калькулятор», и вынул из гнезда в разгрузке рацию, та мурлыкнула и некто на чистом русском языке осведомился:

— Что у вас, «восьмёрка»? Приём.

— Бегуна успокоили, обшмонаем и назад. Приём. — с явным южнорусским акцентом ответил «снайпер» (как я прозвал его про себя).

— Заберите контейнер из рюкзака, остальное на хер — вояки скоро будут здесь. Конец.

— Понял «первый». Заберём ящик и сразу идём на место сбора. Отбой. — явное недовольство скользнуло в голосе «снайпера». Но он подчинился.

И вот он настал, мой звёздный час: выступив из-за ствола дерева, серией из двух выстрелов положил дальнего бандита, который уже подходил к кукле. Не промазал: тушку продырявило на вылет в грудь первым выстрелом и снесло полчерепа второй пулей. «Снайпер» стал оборачиваться, но слишком медленно: ему также досталось в грудь и в голову по «гостинцу», только в отличие от приятеля этого можно будет опознать по фотографии: фас остался цел. Но из затылка вырвало приличный кусочек мозгов. Выстрелов на таком расстоянии, от дороги, можно было и не расслышать. Но я на это не надеялся: нужно было собрать вещи, которые можно было взять с собой и уносить ноги в сторону места, которое Ник-Ник называл «Кордон».

Место боя я, как позволяло время, прибрал: обыскал трупы, сложив всё найденное в карманах разгрузки и трофейное оружие в три разные кучки, на расстеленной куртке одного из покойных бандюков. Рюкзаков при бандитах не было, что впрочем, неудивительно: они собирались только догнать перепуганного туриста и пристрелить его, отобрав неведомый контейнер (видимо это я зря Ник-Никовский «сидор» прихватил, предвижу проблемы большие и много-много мелких пакостей…), а это лучше делать налегке. Собрал свои вещички, куртку одевать не стал: летом, несомненно, вентиляция неплохая — спина изорвана пулями почти начисто, а вот осенью толку с такого секонд-хэнда никакого, одно расстройство. Радиостанцию «Моторола» оставил включённой (когда неведомый «первый» запросит: где это «восьмые» шарятся, я об этом хочу узнать сразу), воткнув в развилку дерева. Спасибо «снайперу», рация осталась включенной в положение «приём». Я вас услышу, любители контейнеров, это как день ясно.

Ник-Ник оставил мне в наследство две пары белья, пару штанов, бритву «Филипс» в футляре… Ага, вот и пресловутый «контейнер»: тубус длинной 25 см, из матово-чёрного полимера. Не тяжёлый, грамм двести навскидку. Возьму на память, вдруг пригодится… Так, его шмотки мне не нужны, а вот курточка заботливо свёрнутая (зелёная, тоже натовская) почти в пору будет — берём. Теперь остатки и всё, что не утащу, сложим в «сидор» покойного компаньона-нанимателя и прикопаем (аккуратно и точно не тут, на месте разборок с биндюжниками). Трупы сбросил в овраг, закидал накопившейся там палой листвой и прочим лесным мусором. Найдут, конечно, но не сразу. Главное ведь в чём? Чтобы разбирались подольше, что к чему — время для меня сейчас самый ценный ресурс. Оружия оказалось не много: две «береты» М9 (амеровские, армейские образцы), с парой запасных магазинов на каждый ствол; три наступательных гранаты (тоже импортные кругляши, так себе вещица, но нам пока выбирать особо не из чего), два карабина «М4» (один с подствольником модели «А1», а у «снайпера» более дорогой «Бушмастер» ХМ15Е2 — штука дорогая и уж точно более надёжная, нежели «кольтовская» штамповка его напарника. Тут мы имеем дело с литым из алюминия патронником, антикоррозийным марганцевым покрытием всех металлических частей и более долговечным стволом. К тому же эта пушка удобнее и чуть легче «кольтовского» варианта и имеет три режима огня, включая очередь с отсечкой в три выстрела, кроме традиционных о.) и… о светлые боги(!) армейский полевой набор для чистки оружия (что вообще неплохо, а в случае с капризной и чрезвычайно прихотливым амеровским оружием так и просто шикарно). Пара штык-ножей (на хер: пусть тут ржавеют) и пара КПК (чегой-то их потянуло на сложные предметы роскоши в такой-то глуши?.. Но возьмем, может узнаю чего полезного). Разбил их рации — теперь уже и так услышу, если на след встанут. Вроде всё. Глянул на рожу «снайпера», чтобы запомнить и описать в случае чего и прикопал обоих граждан окончательно.

Разгрузку я взял от умершего вторым «снайпера» — тяжёлая пуля калибра 7.62 мм каким-то образом не прошла навылет, и сбрую сильно кровищей не залило. Отрегулировать её по себе и распределить по кармашкам и подсумкам нужные вещи не составило труда. Попрыгал, походил на месте и, сориентировавшись по компасу, взял курс на загадочный «Кордон», идя параллельным с грунтовкой направлением. Ник-Ник обещал, что нас там встретят, и вряд ли он имел в виду получившийся инцидент. Скорее всего, на КПП военных нас должен был ждать или прикормленный вояка или такой же вояка, только со знакомым Ник-Ника, дабы без помех провести нас с компаньоном-напарником через «игольное ушко» иначе именуемого досмотром на предметы недозволенные к ввозу в зону отчуждения.

Прогулкой мой уход с места событий назвать нельзя: шёл я «волчьим шагом», выписывая петли, меняя направление, иногда возвращался. Поберечься не помешает. Примерно через два часа в отдалении «бумкнул» взрыв. «Растяжку»[7] я оставил, но не заминировал трупы, а примотал гранату к дереву, с таким расчетом, что сработает она, только если пойдут по снова оставленному мной следу. В кино и книжках минируют именно трупы, но этот трюк знают все, кому надо, и поэтому просто или оттаскивают приманки с помощью шнура, сидя в укрытии, либо разминируют «закладку» — это тоже не сложно. Я же применил другую хитрость, зная, что по торной и явной дороге преследователи за мной больше не пойдут (если у них есть нормальный следопыт, он быстро разгадает мой трюк с куклой), я оставил «осторожный след» (ну якобы сторожась я ухожу, а вы проклятущие бандиты меня такого умного по этой еле заметной метке не найдёте ни в жисть). Кроме того, гранат, хоть и не особо хороших (тоже амеровские — М67), было всего три. Жалко на «сигналку» оставлять даже одну, но что тут поделать — люблю делать людям приятное: поставил на уровне пояса[8], заложил мхом и корой, чуть притёр землицей и авось не заметят. Видимо так оно и вышло: хлопок гранатного взрыва получился где-то очень далеко — судя по всему я имею около пяти км. форы и что-то около двух-пяти часов времени. Мало, но как говорится: чем богаты.

Минут тридцать я потратил на осмотр, неполную разборку и чистку карабина. Предыдущий владелец, на моё счастье, был парень опрятный (пусть ему мягко лежится), но личное оружие оно на то и личное, чтобы всё делать самому. Разобрал, почистил от нагара, смазал, собрал, сняв попутно дальномер (на хер он мне сдался, будет кому — продам, скорее всего) и оставив «ACOG» (штука спорная, но за неимением простого коллиматора, пусть будет… да и пристреливать вроде не надо). Второй «М4» («кольтовский») разобрал, а части рассеял по округе (предварительно погнув ствол, сунув его в развилку дерева — не моё, значит ничьё) снял только подствольник и сунул в «сидор» — может и пригодится ещё. Хотя выстрелов к нему не имелось — видимо выпалил, гад, по конвойщикам все. Теперь патроны: вылущил из пяти магазинов все до единого в «шапку-душегубку»[9], предусмотрительно взятую из рюкзака Ник-Ника. Осмотрел и заново набил магазины, просто откинув те, что показались подозрительными (мало ли что). Пристегнул к поясу кобуру с «ТТ» (смазал спасителя, собрал, и снова снарядил полный магазин патронов), благо чехол-то оказался двойного назначения: хочешь — носи под мышкой; позволяет обстановка — носи на поясе. Снова попрыгал, сменил направление и пошёл к цели.

Неожиданно завибрировал КПК Ник-Ника, который я положил в левый карман штанов (люблю, когда карманов много и чтоб как в горшочек Вини-Пуха в них можно положить всё, что хочешь). Остановился, укрылся в кустарнике и прикрыл экран — стало смеркаться и лишний свет, мне был ни к чему. Функция голосовой связи у этой штуки отсутствовала, можно было только печатать. Сообщение гласило: «Ник-Ник, отзовись. Что с конвоем?». Автором данного письма был пассажир под именем Сидорович. Надо ответить гражданину.

«Ник-Ник мёртв, я шёл с ним. Ухожу от погони группы напавшей на конвой.»

Пауза. Но не долгая — новое сообщение пришло почти сразу.

«Ты Антон?»

Хе, меня, оказывается, знают по имени.

«Да.»

На сей раз, ответа пришлось подождать дольше.

«Ник-Ник с тобой ничего перед смертью не передавал? Там должна была посылочка быть для меня.»

Это интересно, но вот стоит ли этому гражданину так всё выкладывать? С другой стороны есть ли у меня другие варианты. Нужно подстраховаться (нехорошая улыбка снова озарила мою физиономию).

«Контейнер у меня. Я его прикопал, сам иду налегке.»

Ответ пришлось ждать ещё дольше (видимо я расстроил приятеля Ник-Ника своей предусмотрительностью) и он гласил:

«ГДЕ?»

Хе-хе! Действует, однако.

«Я помню где, при случае даже показать смогу. Но мне нужно за периметр и желательно не по старой схеме — вас с Ник-Ником кто-то просчитал. Если это не ты, конечно. Я скоро с тобой свяжусь. Отбой.»

Так, вариантов дальнейшего развития событий несколько и все не очень хорошие для меня: грохнут в любом случае, только может быстро, может помучают. Если этот футляр Сидоровичу так необходим, меня могут принять уже за периметром и узнать где я его прячу (сам не раз и не два допрашивал пленных, знаю, как это бывает, шансов выдержать форсированный допрос нет), так или иначе. Рифмочка, однако. Это не к добру. Вариант более верный: потребовать личной встречи, обменяться координатами и теми сведеньями и снаряжением, что мне обещал Ник-Ник. Хе, скорее всего тоже грохнут, пусть и не сразу — я им ни с какого боку не нужен. Назад податься?.. Можно. И повоевать на последок тоже вариант неплохой, только стоило ли вообще тогда в такую даль забираться… Ожил КПК, снова послание, но на этот раз какое-то странное.

«Погиб Юрий Семецкий, „выверт“, Тёмная долина.»

Кто этот Семецкий, почему мне скинули — не понятно. КПК снова принял сообщение на этот раз от Сидоровича

«Антон, я тебя понимаю, верить мне не прошу — и не проси мужик, точно не поверю — отдай контейнер, получишь всё, что тебе обещал Ник-Ник, и я сверху добавлю. Слово честного торговца.»

М-да… Честный торговец, это что-то с чем-то — наверное, как людоед-вегетарианец.

… — А я бы не спешил с выводами — голос раздался слева метров с десяти — Бывают и чес… — Договорить я подкравшемуся человеку не дал: влепил очередь в пять патронов на голос и бросив КПК, откатился вправо за ствол дерева. «М4» не подвёл — машинка не захлебнулась, затвор не заело. И по идее я даже попал, но…

— Честные торговцы, говорю, тоже бывают… особенно у нас, в Зоне. — продолжил голос как ни чём не бывало. — Ты хорошо стреляешь, в Зоне может сильно выручить… В большинстве случаев. Не пали больше. Выйди, поговорим.

Обладатель голоса, наконец, показался: это был среднего роста парень в комбинезоне чем-то напоминающем армейские БЗК. Но только напоминающем: чёрная, не камуфлированная ткань (не практично, если днём будет, как маяк виден издалека); традиционной разгрузки поверх нет; на груди гофрированные шланги от аппарата дыхания замкнутого цикла; капюшон надвинут на самые глаза, виден только острый нос и безбородое лицо. Парень явно молодой. Щетины не видать, хотя темно уже… Автомат (это был обшарпанный АКСУ с потёртым же цевьём), парень подчёркнуто держал на ремне так, что оружие свешивалось до земли. Ловушка?.. Кой чёрт — положение и так пиковое. Ладно, цыганочка с выходом: аккуратно, так чтобы видно не было зажимаю в руке кругляш гранаты — если пули тебя не берут, то уж подорву-то верняк… Или нет?! Я закинул карабин на плечо и вышел к незнакомцу.

— Хорошо, парень. Давай попробуем поговорить. Ты кто? — «парень» с явным неудовольствием проглотил мой резкий провоцирующий тон, но справился с собой. Ой, как нужен им, видимо, этот чёртов контейнер! Я явно налез на какую-то местную шишку, и будь его воля, парень бы меня просто спалил взглядом. Хотя скорее уж заморозил: трава в том месте, где он стоял, покрылась инеем, а ведь август месяц. Хоть лето и не ахти, какое тёплое.

— Мне ваш контейнер не нужен, я шёл в Зону, Ник-Ник обещал провести. Показать что и как, а дальше я сам. Большой короче, разберусь.

— Боишься? — парень тоже решил поддеть меня.

— Только дурак ничего и никого не боится. Разумный человек всегда опасается. Кредо у меня такое. — не спустил я.

— Верно мыслишь. — тон парня стал мягче, но не на много. — Отдай торговцу футляр и скажи ему, или тому, кто придёт тебя встречать, что «Рэд» Шухов подтверждает обещание Ник-Ника: ты попадёшь в Зону, получишь, что причитается по договору, а дальше… Будет зависеть только от того, зачем ты к нам пришёл и что ты с собой принёс. Прощай… Или, скорее, до встречи. Что-то говорит мне, что мы ещё увидимся, земляк…

И пропал. Просто взял и пропал. Как не было этого самого «Рэда». Нашёл на земле КПК и отстучал.

«Сидорович, готовь точку перехода. Я согласен. Контейнер принесу с собой, сверх обещанного Ник-Ником ничего не надо. Да и ещё: тут был парень, просил передать тебе, что „Рэд“ Шухов подтверждает гарантии Ник-Ника.»

Ответа ждать пришлось не долго.

«Сам приходил? За периметр?.. Хорошо. Координаты я сейчас тебе скину — встречать будет человек, кличут Волк. До встречи.»

Пискнул КПК, на карте появилась метка координат перехода, и я отправился на встречу с Волком. Не знаю почему, но я поверил странному парню, которого не берут пули, читающего мысли и умеющего растворяться в воздухе…


«шарабан» — Крытый грузовик с кунгом.

фугас — Здесь: самодельное взрывное устройство, закладываемое в грунт на небольшой глубине, взрываемое внезапно для нанесения урона живой силе противника, транспортным средствам и легко бронированной технике.

«эфка» — Советская ручная граната Ф-1, более известная в широких читательских кругах как «лимонка», относится к противопехотным осколочным ручным гранатам дистанционного действия оборонительного типа. Это означает, что она предназначена для поражения личного состава противника осколками корпуса при своем взрыве. К цели граната доставляется только за счет ее броска рукой солдата. Дистанционного действия — означает, что граната взорвется через определенный срок (3,2–4,2 сек.) независимо от иных условий после того, как солдат выпустит ее из рук. Оборонительного типа — означает, что осколки гранаты имеют достаточно большую массу и летят на дальность, превышающую возможную дальность броска (т.е. при взрыве граната опасна для самого солдата, ее бросившего, если он не укрылся в окопе, за стеной и т.п.). Радиус гарантированного поражения: 5–10 метров. Гарантированно безопасный радиус: 200 метров.

ТТ — Пистолет «ТТ» («Тульский Токарев»). Был разработан для замены как штатного устаревшего револьвера Наган обр. 1895 года, так и различных импортных пистолетов, имевшихся на вооружении РККА. Калибр: 7.62×25 мм (7.63 мм маузер); УСМ: Одинарного действия; Длина: 116 мм; Вес: 910 г; Магазин: 8 патронов.

«Двухсотый» — кодовое обозначение «Груз 200» — означает безвозвратные потери среди личного состава.

«зелёнка» — Жаргонное название лесистой местности; растительность и лиственный покров деревьев и кустарника в значительной степени затрудняют ведение преследования и боевых действий.

«растяжка» — Вид самодельного взрывного устройства ждущего типа, с натяжным датчиком цели. Состоит, как правило, из мотка проволоки, ручной гранаты и подручного крепежа (например, деревянных колышков).

про гранату… — почему на уровне пояса? Граната наступательная, имеет малую поражающую силу по площади. Для того, чтобы такая растяжка стала не только сигнальной хлопушкой, но и могла нанести наибольший урон противнику, граната размещается на уровне пояса, а натяжной датчик цели идёт там, где и обычно — на уровне не менее 10 см от уровня грунта.

«Шапка-душегубка» — Жаргонизм; здесь: вязанная шапка, используемая в качестве головного убора и как подшлемник; также в качестве маскирующего приспособления (например, изделие «Вуаль»).

Категория: Алексей Колентьев - Жизненное пространство | Дата: 8, Июль 2009 | Просмотров: 1 224