Глава 9

Алексей Калугин — Дом на болоте — Глава 9

Штырь готов был позабыть усталость и превозмочь боль, лишь бы только к ночи оказаться под крышей и за дверью, запертой на засов Но у Доктора, как оказалось, были другие планы.

– Пришли, – сказал он, указав на огромный камень, торчащий из земли, будто палец похороненного великана.

– Как пришли? – заволновался Штырь. – Куда пришли?

Доктор ничего не ответил, только шагать стал шире.

Если бы дело происходило не в Зоне, глядя на камень, можно было бы решить, что это один из фрагментов древнего мегалитического строения. Что-то вроде Стоунхеджа. Но в Зоне всякое возможно. Поэтому никто, в том числе и Доктор, не задавал себе вопросов о том, что это за камень, откуда он взялся и чего ради здесь торчит. Ну, торчит себе и пусть торчит, кому какое дело?

Скинув с плеч рюкзак. Доктор поставил его возле камня, открыл боковой карман и достал кусок клеенки – розовой, с цветочками. Расстелив клеенку на мокрой траве. Доктор уселся на нее, скрестил нога, прислонился спиной к камню и блаженно улыбнулся:

– Хороший сегодня денек. Я думал, дождь пойдет. Ан нет, не случилось.

Так.

Штыря снова начала пробирать злость. Естественно, у него клеенки не было. А значит, либо стоп, либо садись, можно сказать, в лужу.

– И чего мы здесь ждем? – угрюмо поинтересовался сталкер.

– Не чего, а кого, – объяснил Доктор. – Бенито.

– Суть твою! – Широко взмахнув руками, Штырь хлопнул себя по бедрам.

– Что такое? – Доктор посмотрел на него так, словно и в самом деле не понимал, чем вызвано раздражение сталкера.

– Мертвяк остался химеру дожидаться! – Ну?

– Вы говорили, что от химеры никто не уйдет.

– У Бенито есть шанс.

– А что, если он его не использовал?

– Мы договорились встретиться у этого камня, и мы должны дождаться Бенито.

Доктор достал из рюкзака пачку галет со вкусом ветчины.

– И как долго вы собираетесь его ждать?

– Сколько потребуется. – Доктор раскрыл упаковку. – Хочешь галету?

Штырь только рукой махнул – галеты у него самого были.

Поставив рюкзак на землю. Штырь попробовал присесть на корточки. Ногу скрутила боль, как будто икру, обмотанную колючей проволокой, свело судорогой. Опершись рукой о камень. Штырь снова встал.

Доктор жевал галету и с интересом наблюдал за его телодвижениями.

Расправив подол пыльника. Штырь постарался сесть на него. Промокнет, конечно, но не сразу. И все лучше, чем просто на мокрой земле сидеть.

– Скоро стемнеет, – сказал Штырь, потому что Доктор смотрел на него так, будто он должен что-то сказать.

– Скоро, – Доктор посмотрел на небо. – Через час с небольшим.

– И что, мы так и будем здесь сидеть до утра?

– Надеюсь, до темноты Бенито объявится. Он знает короткий путь.

– Почему же мы пошли длинным?

– Потому что коротким путем мы бы не дошли.

– А мертвяк дойдет?

– Дойдет, – уверенно кивнул Доктор. – Именно потому, что он, как ты выражаешься, мертвяк.

И все. Никаких комментариев.

Штырь достал из рюкзака пакет сублимированных бобов, надорвав уголок, влил в пакет немного воды и снова закрыл. Минута на то, чтобы еда разогрелась.

– Зря ты это ешь, – неодобрительно заметил Доктор. – Плохая еда.

– Чем же плохая? – спросил Штырь, не любивший разговоров о правильном питании. – Мне нравится.

– Сублимированная пища малокалорийная, плохо усваивается организмом, состав витаминов и микроэлементов в ней не сбалансирован. А здесь, в Зоне, все это имеет огромное значение.

– А что, галеты лучше?

– Лучше, – Доктор машинально посмотрел на пачку галет, что держал в руке. – Это галеты из пайка, разработанного для армейских спецподразделений. В принципе, если нет ничего другого, можно на трех-четырех штуках таких галет сутки продержаться. Правда, если дней шесть подряд питаться только ими, могут возникнуть проблемы со стулом.

– Ну, тогда я лучше своих бобов поем, – Штырь раскрыл пакет с едой и взялся за ложку. – Мне мой стул дорог.

Доктор безразлично пожал плечами – мол, мне-то какая разница – и вытянул из пачки галету.

Закончив есть. Штырь вылизал ложку, убрал ее в специальный чехольчик и спрятал в кармашек рюкзака. Пустую упаковку из-под бобов он смял и бросил в ближайший бочажок. Комок фольга едва успел коснуться поверхности воды, как кто-то схватил ее снизу и уволок на глубину.

– Что мне нравится в Зоне, – глубокомысленно изрек Штырь, – так это то, что здесь весь мусор сам собой утилизируется.

– А что еще тебе здесь нравится? – спросил Доктор. Штырь на секунду-другую задумался, после чего уверенно тряхнул головой.

– Больше ничего.

– А что ты видел в Зоне?

– Чего тут смотреть-то? – непонимающе дернул плечом Штырь. – Это ж не парк культуры и отдыха имени Микки-Мауса.

Сказал – и усмехнулся. Надо же, снова чувство юмора прорезалось.

Доктор ничего не ответил, надвинул капюшон так, что лица не видно стало, ноги вытянул, руки, в рукава спрятав, на груди сложил – задремал будто.

Штырю сидеть без дел было скучно. Чего он точно не умел, так это ждать. Не было у него опыта долгого и бессмысленного ожидания, который обретают люди, прошедшие армейскую школу. А без этого научиться спокойно, не нервничая и не впадая в депрессию, ждать незнамо чего и сколько, практически невозможно. Штырь уже в который раз пожалел, что не взял у торговца, снабдившего его всей основной амуницией, еще и МрЗ-плеер с наушниками. А ведь отдавал почти задаром. Ну, а поскольку музыки не было. Штырь достал из рюкзака справочник по Зоне и стал лениво перелистывать страницы: про это он уже читал, а это видел воочию…

Торговец, предлагавши Штырю плеер, и сам не помнил, как тот к нему попал. Скорее всего, просто забыл кто-то. Или специально оставил. Потому что только самоубийце могло прийти в голову ходить по Зоне, заткнув уши. А выбросить было жалко, поскольку вещь хорошая. Ничем не обоснованная самоуверенность Штыря, сразу решительно отказавшегося от предложенной ему работы и расплатившегося за всю амуницию наличными, пробудила интуицию торговца, которая тихо прошептала ему на ухо: этот долго не проживет. Ну, а раз так, значит, и плеер ему в самый раз, решил торговец. И очень расстроился, когда сделка не состоялась. Когда еще такой клиент подвернется?..

– Док, – негромко, чтобы не разбудить, если тот вдруг заснул, позвал спутника Штырь – Вопрос задать можно?

– Спрашивай, – не поднимая головы, ответил из-под капюшона Доктор.

– Сколько мы еще вашего мертвяка ждать будем?

– Я же сказал: сколько потребуется, столько и будем ждать.

– Темнеет уже.

– Ну и что?

– Где ночевать-то будем?

– Про ночевку забудь. Как только Бенито объявится, дальше пойдем.

– Ночью? – изумился Штырь. – В темноте? Чтобы посмотреть на сталкера. Доктор пальцем оттянул край капюшона.

– Ты темноты боишься?

– Нет, – решительно отмел нелепое предположение Штырь. – Но ночью идти опасно.

– Почему?

На этот вопрос Штырь ответить не мог. Конкретных доводов у него не было, но элементарный здравый смысл подсказывал, что ночью опаснее, чем днем. Или это не здравый смысл, а атавизм – закрепившийся в подсознании страх первобытного человека перед темнотой, в которой бродят хищники, лучше его приспособленные к ночному образу жизни?

– На болоте ночью безопаснее, – сказал Доктор.

– Безопаснее, чем где? – решил на всякий случай уточнить Штырь.

– Безопаснее, чем в лесу, – объяснил Доктор. – Безопаснее, чем в городе. Безопаснее, чем где бы то ни было. Посмотри вокруг… Посмотри, посмотри.

Штырь глянул по сторонам, хотя ничего интересного увидеть не рассчитывал. Так оно и вышло. Болото, оно и есть болото.

– Ну, что видишь?

– Ничего, – Штырь пожал плечами.

– Вот то-то и оно, что ничего, – кивнул Доктор. – Местность вокруг открытая. Выходит, спрятаться негде. Засаду устроить – тоже негде. Открытые места никто не любит – ни люди, ни звери.

– Тогда что мы тут делаем? – спросил Штырь.

– Мы, в отличие от других, можем оценить степень опасности. А потому понимаем, что, если другие этого места сторонятся, значит, оно для нас наименее опасно.

Ага, наименее опасно. Штырь провел рукой в перчатке по ноге, разодранной щупальцем с крючьями.

– Что читаешь? – спросил Доктор, кивнув на книгу, лежавшую у сталкера на колене.

– Справочник по Зоне, – признался Штырь. – Полезная, между прочим, книга.

Доктор едва заметно усмехнулся.

– Только про химеру здесь всего два слова.

– Потому что старая книга, – объяснил Доктор. – Тогда про химер мало что известно было.

– Так вы ее знаете? – оживился Штырь.

– Я ее написал, – произнес Доктор смущенно, как будто признаваясь в каком-то неблаговидным поступке.

– Серьезно? Должно быть, хорошо заработали? Доктор кинул на Штыря насмешливый взгляд. – Я ее только написал. Торгуют ею другие.

– Хотите сказать, что ни копейки не имеете с продаж? – недоверчиво прищурился Штырь.

Доктор только плечами пожал.

Штырь спорить не стал. Какой в этом смысл, если Док не хочет признаваться? А про себя подумал: врет. Точно, врет. Как перед налоговым инспектором.

– Вон он! – указал куда-то в сторону Доктор.

Штырь первым делом за автомат схватился. Черт его знает, кто там объявился, но сегодня его уже достаточно подрали.

По счастью, это оказался всего лишь Бенито. Мертвяк не спеша трусил себе по болоту, а когда заметил, что на него смотрят, еще и рукой помахал.

– Поднимайся, – скомандовал Штырю Доктор и сам легко, как молодой, вскочил на ноги.

Руку предложить раненому Доктор, понятное дело, позабыл.

Стиснув зубы, Штырь начал подниматься, опираясь одной рукой о камень, другой – на автомат, поставленный прикладом на землю.

– Ну, как? – спросил Доктор у подбежавшего к ним зомби.

– Порядок, – кивнул Бенито. Он даже не запыхался.

– Ты убил химеру? – спросил у мертвяка Штырь.

– Зачем убивать? – удивился Бенито. – Сама ушла. Она еще сказала, чтобы ты напрямик через мостки к дому не ходил. – Это уже Доктору. – Там, говорит, сейчас здоровенный очаг радиоактивного заражения.

– Понятно, – кивнул Доктор. – Пойдем через лужу.

– Кто сказала? – не понял Штырь.

– Химера, – ответил зомби.

– Химера разговаривает? – опешил Штырь.

– Разговаривает, – скромно отвел взгляд в сторону Бенито. – Когда настроение есть и собеседник хороший.

Штырь удивленно посмотрел на Доктора, ожидая, что тот как-то прокомментирует странные слова зомби.

Доктор достал из кармана плотную противомоскитную сетку и накинул ее на голову поверх капюшона.

– А ты чего ждешь? – спросил он у сталкера. – Ночью на болоте полно гнуса. Искусает так, что утром свое лицо в зеркале не узнаешь. А потом еще кожа слезать станет.

Штырь растерянно развел руками.

– Ага, – догадался Доктор. – Противомоскитной сетки у тебя нет.

– Я не собирался на болота, – сказал в свое оправдание Штырь.

– Репеллент какой-нибудь есть?

Штырь отрицательно покачал головой.

Доктор усмехнулся и тоже головой качнул, поражаясь наивности начинающего сталкера.

– Фонарь у тебя хотя бы есть?

– Да, конечно. – Штырь полез в рюкзак, собираясь продемонстрировать Доктору свой замечательный фонарик.

– Электрический? – уточнил Доктор.

– Да, – растерялся Штырь. – От батареек работает и от аккумулятора.

– Ага, – кивнул Доктор – На свет твоего фонаря весь гнус болотный слетится.

Какое выражение лица было у него при этом. Штырь, к счастью своему, не видел – сетка скрывала лицо Доктора, как паранджа.

– Бенито, – окликнул Доктор зомби. – Гниду болотную сможешь найти?

– Найти-то, конечно, можно… – Зомби в сомнении почесал нос ладонью. – Вы же знаете. Доктор. С гнидой свяжешься, потом три дня вонять будешь.

– А что делать? – с прискорбием развел руками Доктор. – Иначе мы парня до дому не доведем, сожрет его гнус.

– Ладно, – обреченно вздохнул зомби.

И пошел искать гниду.

– Только самца лови! – крикнул вслед ему Доктор. – У него вонь более, едкая.

Штырь стоял, прикусив губу и боясь спросить, что это за гнида такая и зачем мертвяк отправился ее ловить? Но в душе у него зарождались очень неприятные предчувствия.

Доктор посмотрел на совсем сникшего парня и ободряюще подмигнул ему, забыв про сетку на голове.

Бенито походил из стороны в сторону, траву ногой раздвигая, потом присел на корточки, осторожно под куст заглянул и вдруг прыгнул в сторону, выбросив руки вперед, как вратарь на летящий в ворота мяч.

– Есть!

Не разжимая сложенных вместе ладоней, Беннто поднялся на ноги и подошел к Доктору.

– Нет, нет! – замахал на него обеими руками Доктор. – Ему отдай, – кивнул он на сталкера.

Бенито повернулся к Штырю. И выражение лица у него при этом был хитрое-хитрое.

– Перчатки сними и руки подставь, – велел Штырю Доктор.

– И что потом? – с опаской поинтересовался Штырь.

– Потом Бенито тебе мазь от комаров выдаст.

Показалось Штырю или он действительно уловил в голосе Доктора оттенок насмешки? Как бы там ни было, выполнять распоряжение Доктора сталкер не спешил.

– Слушай, парень, я тебя уговаривать не собираюсь. Не хочешь мазаться – как знаешь. Только имей в виду: к тому времени, когда мы до дома дойдем, тебя гнус так искусает, что даже я не смогу тебе щеку восстановить. Понял?

– Понял, – кивнул угрюмо Штырь, нехотя стянул с рук перчатки и протянул зомби сложенные лодочкой ладони.

Бенито протянул ему навстречу свои сложенные вмести ладони. О том, что там у него было спрятано. Штырь предпочитал не думать.

Бенито крепко прижал ладони одну к другой. Между ними что-то негромко хрустнуло, затем пискнуло, и в подставленные руки сталкера потекла струйка молочно-белой, похожей на косметическое молочко жидкости. Одновременно с этим в лицо Штырю ударила волна удушающего смрада. Вонь была настолько густой пилотной, что казалась осязаемой. Штырь даже не сделал попытку проанализировать составные элементы вони. Какое там! Он едва не задохнулся. Голова у сталкера закружилась, он сделал шаг назад, казалось, вот-вот упадет в траву. Но спустя несколько секунд в голове у Штыря прояснилось. Вонь от того, что он держал в руках, исходила по-прежнему омерзительнейшая. Но она уже не казалась удушающей. Напротив, от нее, как от нашатыря, сознание сделалось прозрачным, точно поблескивающее на солнце только что вымытое стекло.

– И что мне с этим делать? – спросил Штырь, непонятно к кому обращаясь, не то к Доктору, не то к Бенито.

– Мажь. – Зомби присел на корточки, стряхнул с рук какие-то ошметки и принялся старательно вытирать ладони о траву.

– Все открытые участки кожи, – добавил Доктор. – Особенно старательно – лицо и шею.

– А раны как? – Штырь повернулся к Доктору разорванной щекой.

– Ерунда, – махнул рукой тот. – В худшем случае возникнет небольшое нагноение.

Штырь посмотрел на то, что было у него в руках, сделал глубокий вдох, задержал дыхание и, закрыв глаза, принялся обеими ладонями тереть лицо и шею.

Самое интересное, что когда он закончил эту процедуру, то уже почти не чувствовал вони. А вот Доктор ее чувствовал. И еще как.

– Знаете что, ребята, – сказал он, обращаясь к Бенито и Штырю, – идите-ка вы на пару шагов впереди меня. А то ветер нам в спины дует. И не вздумай включать свой фонарь, добавил он специально для сталкера.

– А как же… – начал было Штырь.

– Лови! – Доктор кинул ему пластиковый стержень с флуоресщгрующггм составом внутри. В сгущающемся полумраке стержень светился ровным, немного приглушенным зеленоватым светом. – Пока спрячь. Достанешь, когда совсем дороги не видно станет.

– А куда идти-то? – спросил Штырь.

– Дорогу Бенито знает, – кивнул на зомби Доктор. – Ты только под ноги смотри, чтобы в бочаг не угодить.

Зомби подхватил здоровенный рюкзак Доктора, закинул его на спину и уверенно потопал вперед. Штырь – за ним следом. Подождав немного, пока рассеется тянущийся за сталкером шлейф зловония, Доктор замкнул шествие.

Темнело быстро. Минут через двадцать стало уже почти ничего не видно. Только звезды горели над головой, будто шляпки серебряных гвоздочков, поддерживающих бархатный полог неба. А вот Луны на небе не было. Хотя по всем правилам ей полагалось бы сейчас спять почти во всей своей красе, со слегка отъеденным кусочком.

Первым достал светящийся стержень Доктор.

Заметив зеленоватое свечение позади себя. Штырь тоже вытащил из-за пазухи стержень. Бледный мертвенный свет раздвинул тьму метра на два вокруг. Ничего интересного Штырь не увидел. Все то же болото. Рюкзак на спине у зомби, топающего впереди. Странно: то ли ему передались уверенность и спокойствие Доктора, то ли он поверил в то, что можно полностью положиться на способность мертвяка чувствовать приближение опасности, только Штырь не испытывал ни малейшего беспокойства. Хотя, казалось бы, ночь, болото. Зона – все чувства должны быть обострены, а крови положено бурлить от адреналина. Какое там! Штырь чувствовал себя настолько спокойно, что готов был начать напевать что-нибудь негромко. Удерживало его лишь опасение вновь услышать одно из неодобрительных замечаний Доктора.

В том, сколько на болтах гнуса, Штырь убедился случайно, поднеся руку со светящимся стержнем к пыльнику. Поначалу он даже не понял, что это такое. Материя, казалось, шевелится сама собой. И лишь присмотревшись, Штырь понял, что его плотным слоем облепили мелкие ночные насекомые, каждое из которых старалось просунуть жало сквозь нити тканевой основы пыльника. Но при этом если какая редкая зудящая на лету мелочь и пыталась приблизиться к его лицу, то тут же шарахалась в сторону. Природный репеллент, предложенный Доктором и изготовленный зомби, действовал изумительно.

Поскольку Штырь почти ничего не видел вокруг, – следуя совету Доктора, он внимательно смотрел под ноги, – то не мог понять, шли они все время прямо или временами меняли направление. Да, в общем, ему это было без разницы. Он думал о том, как бы поскорее доораться до дома и наконец-то отдохнуть в нормальных человеческих условиях.

Штырь не сразу понял, почему ему становится все труднее идти. Поначалу он обратил внимание на то, что ему уже не хочется петь, потому что он идет, крепко прикусив нижнюю губу. Все дело оказалось в том, что сделанная Доктором анестезия – уж не из тех ли грибов, что собирал он на болоте? – начала отходить. К прокушенной собакой ноге стала возвращаться чувствительность, а вместе с ней и боль.

Штырю чертовски не хотелось обращаться за помощью к Доктору, – тот, конечно, поможет, но при этом наверняка снова примется ворчать что-нибудь насчет того, что вот, мол, связались с новичком неопытным, жизни не знающим. Зоны не топтавшим из-за него они с мертвяком и домой к ночи не поспели, и грибов сколько нужно не набрали, и вообще…

Из-под каблуков раздался глухой, гулкий звук. Штырь опустил светящийся стержень вниз. Под ногами тянулась дорожка из сколоченных по две широких досок.

– Где мы? – обернувшись, спросил он у Доктора.

– На болоте, – шепотом ответил тот.

– Я понимаю, что на болоте, – проскрипел Штырь. – Где именно?.. Что это за доски под ногами?..

– Тебе какая разница? – Доктор был явно чем-то недоволен. Или встревожен?

– Долго нам еще идти?

На этот вопрос Штырю никто не ответил. Ну, хватит, подумал Штырь, пусть Доктор сделает мне укол, иначе я до дома не дойду.

И в этот момент шедший впереди зомби остановился.

– Что? – спросил, подойдя сзади почти вплотную к сталкеру. Доктор.

– Кровососы, – не поворачивая головы, ответил Бенито.

Доктор выругался – негромко, коротко, но весьма выразительно.

Штырь перетянул автомат на живот и положил палец на предохранитель.

– Много?

– Четверо… Может быть, пятеро.

– Что их сюда занесло?

– Труп скользкого джо.

– Чей труп? – удивленно спросил Штырь.

Ему никто не ответил. Бенито и Доктор словно забыли о его существовании.

– Судя по запаху, скользкий джо угодил в кипяток, – сказал зомби.

– Тепловая аномалия под водой, – сделал вывод Доктор. – Обваренный труп поднялся на поверхность, кровососы учуяли его, собрались вокруг бочага и совместными усилиями выволокли из воды. Как думаешь, Бенито, сможем мы пройти по закраине так, чтобы они нас не заметили?

– Не сегодня, – тяжело вздохнул зомби.

– От нас же за три версты болотной гнидой несет. – Деликатно сказал – «от нас». – Если только ветерком в их сторону потянет, так сразу учуют.

– Так гнидой же воняет, а не человеком, – ввернул очень уместное, как ему казалось, замечание Штырь.

– Раз воняет гнидой, значит, кто-то ее раздавил, – объяснил Доктор.

– Ну, мало ли кто мог гниду в темноте раздавить…

– Вот именно, что мало ли, – сказал Бенито, заставив Штыря уже в который раз за сегодняшний день почувствовал себя ослом. Зомби, мертвяк безмозглый, понимал больше, чем он!

– Если бы это был крупный хищник, он первым напал бы на кровососов, – пояснил слова зомби Доктор. – Раз не нападает, значит, боится. А это значит, что на него самого можно напасть. Кровососы – существа примитивные и логика у них простая: либо ешь ты, либо едят тебя. Было бы светло, можно было бы попробовать поговорить с ними.

– С кровососами? – удивился Штырь.

– А почему нет? – пожал плечами Доктор. – Мозгов у них мало, но все же что-то они соображают. Только ночью, в темноте, они слушать никого не станут. К тому же и местность для них чужая. На болоте кровососы чувствуют себя неуверенно, поэтому и пришли гурьбой. Чтобы отбиваться сообща. – Доктор с сожалением цокнул языком и покачал головой: – Нет, сейчас договориться с ними не удастся.

– А может быть… – начал Штырь, собираясь рассказать то, что вычитал о кровососах в справочнике.

И в этот момент на руке у него заверещал ПДА.

В ночной тишине показалось, что негромкий писк слышен всем на много километров вокруг. Штырь сначала схватился за руку, словно собирался раздавить ПДА, затем отдернул рукав. Писк сделался громче.

– Ты что творишь, зар-р-раза!!! – зашипел на него Доктор.

– Сейчас… Сейчас…

Штырь суетливо сунул светящийся стержень под мышку и отключил наконец звуковой сигнал ПДА.

– Совсем сдурел? – сдавленно зарычал у него над ухом Доктор. – Зачем ты эту штуку включенной таскаешь?

– Это же ПДА, – попытался оправдаться Штырь.

– Вижу, что не мобильник, – язвительно отозвался Доктор. – Имей в виду, когда-нибудь он тебя угробит.

– Так все же носят…

– Все носят, но включают только когда нужно.

– Я не знал…

– Ладно, что там?

Штырь включил подсветку дисплея.

– Семецкий погиб, – сказал он, прочитав сообщение.

– Тоже мне новость, – усмехнулся Доктор.

– Это чьи-то шутки? – осторожно поинтересовался Штырь.

– Что за шутки? – не понял Доктор.

– Ну, насчет Вечного сталкера?

– С чего ты решил?

– Постоянно приходят сообщения о его смерти.

– А я тебе что говорю – выключи ПДА! Штырь последовал совету и отключил ПДА.

– Бенито, помнишь Семецкого? – обратился Доктор к зомби.

– Бенито помнит Семецкого, – ответил живой мертвец.

– Вот видишь, – Доктор указал светящимся стержнем на зомби. – Бенито Семецкого помнит.

– Семецкого многие помнят, – философски изрек Бенито – Что делать-то будем? По закраине попробуем пройти или через топь полезем?

Доктор задумался.

В длинном пыльнике, с противомоскитной сеткой, накинутой на голову, освещенный мертвенным бледно-зеленым светом стержня, что держал в руке, он сам был похож на не описанного пока ни одним исследователем Зоны монстра.

– Через топи мы до утра пробираться будем, – сказал он наконец невесело.

– Зато безопасно, – высказал иную точку зрения Бенито.

У Штыря своего мнения на сей счет не было, поэтому он промолчал.

– Идем по закраине, – принял окончательное решение Доктор. – Мы с Бенито – впереди. Штырь – за нами. Имей в виду, парень, отстанешь – ждать не будем.

– У меня нога…

– У всех ноги. Бенито, следи внимательно за направлением ветра. Если ветер потянет в сторону кровососов, будем отступать к топям. Вперед!

И они побежали.

Сначала под ногами бухали доски. Затем снова зашуршала трава. Земля принимала впечатывающиеся в нее каблуки с влажным чмоканьем.

Штырь бежал, видя перед собой только спину Доктора и рюкзак на спине у зомби. Голова у него была пуста, как треснутый горшок, на самом дне которого сохранилась только тоненькая пленка высохшего молока. Это была мысль – не мысль даже, а восклицание: какого черта… Если же раскрыть это восклицание как архивный файл, то можно получить примерно следующее: какого черта я потащился за этим клятым Доктором на эти клятые болота, нужно было уходить сразу, как только увидел его вместе с зомби, ясно же было, что он сумасшедший, какой еще псих потащится ночью через болото, по которому кровососы гурьбой ходят, какого черта. Штырь, что ты тут делаешь, как все это глупо, проклятие, мне еще никогда в жизни не было так страшно, может быть, только в детстве, когда приходилось прятаться под одеялом, чтобы тварь, затаившаяся в темном углу, не набросилась на тебя, какого черта…

Вот примерно в таком духе.

Сердце в груди сталкера колотилось так, будто собиралось проломить клетку из ребер, в которую его упрятала глупая природа. В горле стоял плотный комок, который не удавалось ни проглотить, ни выплюнуть. Перед глазами постоянно что-то мелькало – мелкие желтоватые огоньки вроде светлячков. Только водятся ли на болотах светлячки?.. А, кому какое дело!

– Ветер! – сдавленно произнес на бегу зомби. – Ветер меняется!

– Ты чувствуешь кровососов? – спросил Доктор.

– Нет, я потерял их.

– Плохо, Бенито, очень плохо.

– Ветер… Я даже запаха скользкого джо не чувствую.

– Ладно, недалеко осталось.

Быть может, им и в самом деле оставалось пробежать всего ничего, да только не сложилось.

– Кровососы! – остановившись, крикнул Бенито. – Где?

– Прямо! На два часа!

– Сколько?

– Трое!

– Расстояние?

– Метров сто пятьдесят!

Доктор вскинул винтовку, направил ствол в сторону, куда указывал зомби, и нажал на спусковой крючок. Длинная очередь разорвала тишину.

Штырь тоже схватился за автомат, но куда стрелять, не знал. Он дергался из стороны в сторону, ожпдая, что вот сейчас из темноты вынырнет ужасная рожа кровососа со щупальцами вокруг пасти.

– Бенито!

– Ничего не вижу!

– Я подстрелил хотя бы одного?

– Не знаю… Похоже, что нет… Два кровососа! На одиннадцать часов! Сотня метров!

Доктор вместе с винтовкой развернулся в другую сторону и снова дал очередь. Затем быстро сменил обойму.

– Один готов… Точно, готов!

– Остальные?

– Затаились.

– Не уходят.

– Нет… Слева! На девять часов! Меньше ста метров!

Доктор развернулся в указанную сторону и сделал несколько одиночных выстрелов, каждый раз немного смещая ствол винтовки в горизонтальной плоскости.

Штырь был напуган. Дико напуган. Главным образом тем, что он не видел врагов. Сталкера трясло от напряжения, пальцы плясали так, что сейчас он, наверное, не смог бы даже шнурки завязать, а зубы принялись бы выстукивать частую дробь, решись он произнести хоть слово. Для того чтобы прийти в себя, требовалось какое-то действие, лучше всего связанное с движением. Можно было кинуться в темноту и бежать, не разбирая дороги, до тех пор… Штырь помнил о бочагах, в которых живут скользкие твари, поэтому мысль о побеге сразу же отпадала. Разбить кому-нибудь голову прикладом? Хорошая мысль – Вот только кому? Подходящим кандидатом был мертвяк Подойти к нему сзади, ударом по затылку сбить с ног, а потом бить куда попало прикладом, ногами до тех пор, пока не прекратит дергаться… Но зомби был единственным-, кто видел кровососов во тьме. Убить его сейчас – все равно что выколоть себе глаза. Да и Доктор… У него с зомби своп, очень странные отношения. Дурень, нужно было не отказываться сразу от предложения, что собирался сделать ему Крыс, а подписаться на какую-нибудь работу и взять у него в качестве аванса прпоор ночного видения…

Ничего другого в голову не приходило. Поэтому, когда Док перестал стрелять. Штырь вскинул автомат к плечу и длинной очередью выпустил всю обойму в том направлении, куда до этого целился Доктор.

Он не успел перезарядить оружие, когда удар в челюсть опрокинул его на спину.

– Ты что делаешь, урод! – орал стоявший над ним Доктор. – Кто тебе велел!

Штырь ладонью вытер кровь с разбитых губ.

– Доктор! Кровососы в пятидесяти метрах!

– Сколько их?

– Вижу четверых.

– Значит, еще двое обходят нас с другой стороны… Вставай!

Доктор подал руку Штырю.

Не понимая, что происходит. Штырь ухватился за протянутую руку. Как только сталкер поднялся на ноги. Доктор одним движением сорвал у него с плеча автомат и кинул его Бенито.

– Идем в сторону топей, – сказал он, развернулся и побежал.

– Мой автомат! – крикнул вдогонку ему Штырь.

– Он тебе не нужен.

– Кровососы…

Штырь догнал Доктора и попытался схватить за рукав. Доктор на бегу замахнулся на него прикладом винтовки. Штырь отпрыгнул в сторону. Доктор остановился:

– Бенито, отдай ему автомат!

Зомби протянул сталкеру оружие. Штырь схватил автомат, выдернул из него пустую обойму и полез за новой.

– А теперь убирайся отсюда! – махнул рукой куда-то в сторону Доктор.

– Как? – растерянно уставился на него Штырь.

В одной руке он держал автомат, в другой – обойму, которую собирался в него вставить.

– Как хочешь! – снова взмахнул рукой Доктор. – Но только чтобы больше я тебя не видел!

– Почему?

– Кто тебе велел стрелять?

– Я думал…

– Этого от тебя тоже никто не требовал!… Идем, Бенито.

Увидев спину Доктора, Штырь с ужасом понял, что он сделает именно то, что сказал. Он уйдет… Он сейчас уйдет!… И оставит его одного… С кровососами.

– Но мы ведь вместе! – в отчаянии взмахнул руками Штырь. – Вместе!… Док!… Бенито!…

Первым обернулся зомби.

– Вот! – Штырь подбежал к Бенито и сунул ему в руки автомат. – Бери!

Зомби посмотрел на Доктора. Тот, даже не взглянув на Штыря, коротко скомандовал:

– Вперед.

Бенито перекинул через шею ремень автомата, и они побежали.

Это было похоже на безумие. На ночной кошмар.

Они бежали сквозь тьму, не разбирая пути. Хотя, если судить по тому, как уверенно выбирал дорогу Доктор, у него мог быть прибор ночного видения. Штырь же то и дело махал из стороны в сторону светящимся стержнем. Ему казалось, что из темноты за ним следят тысячи злобных тварей. Они только и ждали, чтобы Штырь совершил ошибку, сделал шаг не в ту сторону, оступился. И тогда они все разом набросятся, повалят на землю, вцепятся в горло…

– Доктор, прямо перед вами!

– Сколько?

– Двое!

– Не останавливаемся!

Доктор на бегу поднял винтовку и включил подствольный фонарик. Узкий лучик света метнулся влево, вправо, снова влево. Неожиданно в свете фонаря возникла вытянутая, как дыня, фиолетовая морда с огромными, почти круглыми глазами, двумя дырками на месте носа и шевелящимися пальцеобразными отростками вокруг рта. Доктор выстрелил, не целясь. Кровосос заревел и отскочил в сторону. Но тут же из темноты выскользнула длинная, согнутая в локте рука со скрюченными пальцами. Рука ударила Доктора в грудь. Доктор сделал два шага назад, оступился и едва не упал. Со злобным рычанием бросился вперед Бенито. Замахнувшись от плеча, он ударил прикладом автомата невидимого кровососа. Из темноты раздался не то злобный вой, не то испуганный визг. Бенито наклонился и нанес еще несколько ударов.

Штырь толкнул Доктора плечом в спину. Он то и дело оглядывался назад, опасаясь нападения со спины.

– Вперед! – снова скомандовал Доктор и побежал, шаря по сторонам лучом подствольного фонарика.

Штырь бросился следом за ним. Хоть это было неудобно, правую руку он все же держал в кармане, где у него лежал пистолет.

Отмахнувшись от кого-то автоматом, присоединился к ним и Бенито.

Вскоре под ногами начала хлюпать вода. Грунт сделался неровным, вязким.

Доктор сбавил темп бега. Пробежав еще метров сто, он остановился. Прислушался к обступившей их тишине. Выключил подствольный фонарик.

Тяжело дыша. Штырь наклонился, оперся руками о согнутые колени. Плюнул. Если бы не вода, он бы и вовсе сел.

– Что скажешь, Бенито? – спросил негромко Доктор.

– Никого, – ответил зомби. – Отстали.

– Не любят кровососы воду, – усмехнулся Доктор.

– А нельзя было сразу сюда? – отдышавшись, спросил Штырь. – В воду? Чтобы с кровососами не связываться?

– Нам и так из-за них крюк сделать придется, – Доктор недовольно цокнул языком. – А если бы раньше свернули, так только к рассвету до дому добрались бы.

Штырь обреченно вздохнул.

– Ладно, не переживай, – ободряюще хлопнул его по плечу Доктор. – Все же живы. А через пару часов дома будем. Чайку попьем… Ты что больше любишь, чай или кофе?

– Я спать люблю, – недовольно буркнул в ответ Штырь.

– Ну, значит, спать ляжешь… Чем ты вообще недоволен? Один бы ты через эти болота не прошел.

– Один бы я на эти болота не пошел, – язвительно ответил Штырь.

– Ага, – усмехнулся Бенито. – Одного бы тебя собаки загрызли.

– А тебя не спрашивают, – зло глянул на зомби Штырь.

– Слушай, ты Бенито не обижай, – строго произнес Доктор.

– А! – махнул рукой Штырь. – Автомат зачем отдать велели?

– Чтобы не палил без дела.

– А вы, выходит, по делу стреляли?

– Я – по делу.

– А разница в чем?

– В том, что я никого не хотел убить.

– Но стреляли же! – У меня особые патроны – пневмокапсула с препаратом, вызывающим болевой шок, но не наносящий вред живому существу.

Штырь не сразу нашел что сказать. Первой его мыслью было: врет Доктор. Второй: он точно псих! С зомби дружбу водит, бюреров лечит, кровососов убивать не хочет…

– Верни ему автомат, Бенито.

Мертвяк протянул оружие сталкеру. Штырь повесил автомат на плечо.

– Вы один здесь такой? – спросил он у Доктора.

– Какой? – уточнил тот.

– Такой, что особые патроны заказывает.

– Возможно.

– А смысл в чем? – Смысл есть во всем, кроме убийства. Любая смерть бессмысленна.

– Не убиваешь ты – убивают тебя. Это же закон Зоны.

– Этот закон придумали люди.

– Ага, – саркастически усмехнулся Штырь. – Не явись люди в Зону, здесь было бы райское местечко.

– Наша вина уже в том, что мы устроили эту Зону.

– Я не чувствую за собой никакой вины.

– Не ты один.

– Я вас не понимаю, Док, – развел руками Штырь.

– А я и не требую от тебя понимания. Ты идешь со мной, а следовательно, должен выполнять мои требования. Если они тебя не устраивают… – Доктор сделал широкий жест рукой. – Зона большая, места всем хватит.

– Хорошо, – не стал спорить Штырь. – Я иду с вами. Но, если вы мне объясните…

– Я ничего не стану объяснять тебе сейчас, – перебил его Доктор. – Не знаю, как ты, а я устал и хочу поскорее добраться до дома. Прибереги свои вопросы на потом. У нас еще будет время поговорить.

Категория: Алексей Калугин - Дом на болоте | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 785