Глава 5

Алексей Калугин — Дом на болоте — Глава 5

Штырь едва не свалился с дерева, когда наконец рассмотрел, что за спутника выбрал себе Доктор. И непременно бы свалился, если б не пристегнулся загодя ремнем к стволу -разумная предосторожность, когда ночуешь на дереве.

Еще накануне, наблюдая за Болотным Доктором, Штырь пришел к выводу, что тот не в своем уме. Но путешествовать в компании с зомби – это даже для сумасшедшего слишком!

Самому Штырю не доводилось лицом к лицу сталкиваться с живыми мертвецами, но от бывалых сталкеров он слышал, что в Зоне зомби совсем не те безумно-агрессивные чудовища, что пугали народ в классических фильмах Джорджа Ромеро. А ежели зомби подкормить немного, – питаются они также не мозгами, как в кино, а всем, что под руку подвернется, особенно печенье и галеты уважают, – так они и вовсе покладистым г. становятся. С ними даже поговорить можно, и, если толковый мертвяк попадется, он тебе и дорогу куда надо укажет, и про ловушки близлежащие расскажет, и как пройти, чтобы с кровососами не столкнуться, подскажет. Но чтобы зомби нанимались носильщиками – такого Штырю слышать не доводилось. Ну, ладно, днем топает он рядом с тобой, рюкзак прет, а ты идешь налегке и руку, понятное дело, в кармане, на рукоятке пистолета держишь. Чуть что в поведении мертвяка не понравилось – бах! – и тащи дальше сам свой рюкзак, А ночью-то как? Кто знает, что мертвяку в голову взбредет, пока ты спишь? Может быть, возьмет да раздраконит весь твой груз. А может, и самому тебе в горло вцепится.

Убедившись, что Доктор и зомби не собираются сразу же сниматься с места. Штырь повесил бинокль на сук, расстегнул ремень и спустился на землю. Нужно было размяться и совершил» утренний моцион В траве у ствола дерева лежало рассеченное надвое тело гигантской тысяченожки, попытавшейся ночью покуситься на запасы провианта начинающего сталкера. Штырь даже не подозревал, как ему повезло, что ни единая капля слизи, брызнувшей в темноте из разрубленного тела тысяченожки, не попала на его одежду. Случись такое, к утру вся его кожа была бы покрыта огромными волдырями, а начавшийся отек гортани мог закончиться смертью от удушья. То-то ее даже мертвой никто не съел.

Спать на суку дерева – удовольствие то еще. Благо, что человек такая тварь, что ко всему привыкает.

Накануне вечером Штырь решил устроиться на дереве, когда понял, что никакого иного убежища поблизости не найдет. К тому же с дерева открывался превосходный вид на место, где остановились Доктор и его мертвяк. Дерево было похоже на березу. Кора такая же, белая с черными крапинами, листочки мелкие, зеленые. Вот только ствол у нее был странный В метре с небольшим от земли он вдруг изгибался под совершенно немыслимым углом и описывал широкое кольцо в горизонтальной плоскости, после чего снова устремлялся вверх. По счастью, на этом странности дерева заканчивались.

За ночь никто, кроме тысяченожки. Штыря не побеспокоил. Хотя внизу, в траве и кустах, всю ночь что-то непрестанно шуршало, скрипело и попискивало. А однажды откуда-то издалека раздался долгий, пронзительный крик, очень похожий на человеческий. И сразу заверещавший ПДА сообщил, что неподалеку погиб сталкер Семецкий. Спал Штырь, понятное дело, урывками, но все же это было лучше, чем сидеть всю ночь, пялясь в темноту.

Сделав все, что полагается делать человеку поутру. Штырь снова забрался на дерево. Даже без бинокля было видно, что Доктор и зомби сидят на краю ямы и вроде бы никуда не торопятся Ну, а раз такое дело. Штырь решил, что ему тоже самое время позавтракать. Расстегнув рюкзак, он достал флягу с водой и пакетик с сублимированной курицей. Надорвав упаковку. Штырь плеснул в пакетик немного воды и тут же залепил его специальным клейким уголком. Пакет зашипел и начал на глазах раздуваться. Спустя три минуты Штырь разорвал упаковку и достал из пакета отварную куриную грудку. Отличный завтрак, если добавить к нему еще пару галет. Вкуса почти никакого, зато питательная ценность в полном соответствии с цифрами, указанными на упаковке.

Не спеша пережевывая курицу, – ему с детства вбили в голову мысль о том, что для того, чтобы пища хорошо усваивалась, ее нужно долго и тщательно пережевывать, – Штырь приложил к глазам бинокль, чтобы посмотреть, что едят на завтрак Доктор с зомби.

На этот раз он едва не подавился.

Закашлявшись, Штырь выплюнул вставший колом в горле кусок куриного мяса, который тут же подхватил выскочивший из густой травы псевдокролик. Схватил и убежал. Должно быть, оголодал совсем.

А увидел Штырь в бинокль следующее. Вокруг сидевших на земле Доктора и зомби расхаживали толстые карлики в длиннополых, подпоясанных веревками темно-коричневых плащах с капюшонами. Как у монахов-доминиканцев. Со спины карлики были похожи не то на обиженных гномов, так и не поделивших между собой Белоснежку, не то на пустынников из фильма Лукаса, торговавших с рук списанными роботами. Вот только лица у них были широкие, багровые и невообразимо уродливые, как будто любимой забавой у них было доставать зубами яблоки из чана с кипятком.

Это были бюреры, злобные карлики-мутанты, наделенные мощными телекинетическими способностями. В самопальном справочнике – полсотни сшитых вручную страниц, распечатанных на принтере, – торжественно врученном ему первым же торговцем, с которым он встретился. Штырь прочитал, что в отличие от тех же зомби никакие контакты с бюрерами невозможны. Увидишь такого карлика – лучше сразу пристрели, пока он тебя не заметил. Иначе бюрер создаст вокруг себя гравитационное поле, сквозь которое его ни пулей, ни гранатой не достанешь, а достанет он тебя телекинетическим ударом.

Если верить неизвестному составителю справочника, бюреры питаются падалью, избегают яркого света и живут в мрачных, темных подземельях. Однако Штырь своими глазами видел бюреров, разгуливающих при свете дня, и не одного, а с десяток, пожалуй. Ни один из карликов не пытался напасть на Доктора или зомби, и те, в свою очередь, не обращали на них особого внимания То есть не то чтобы они вообще их не замечали, но относились к их присутствию, как к чему-то само собой разумеющемуся.

Да уж. Доктор… Какие еще сюрпризы имеются у него в заначке?

Доев курицу. Штырь кинул пустую упаковку вниз. Из травы выскочило существо, похожее на майского жука размером с ладонь, схватило пластиковую упаковку, потрепало ее немного и поволокло в кусты. Зона, здесь все едят всё, что хотя бы кажется съедобным.

Штырь блаженно вздохнул, сделал пару глотков воды и спрягал флягу в рюкзак. Воду нужно было экономить – неизвестно, где и когда удастся пополнить запас. Штырь очень надеялся на Доктора: должен же у него дома быть если не водопровод с многоступенчатой системой фильтрации, так хотя бы запас питьевой воды.

Прислонившись спиной к стволу дерева и обхватив рукой толстый сук – на всякий случай, кто знает, что там у Доктора происходит, – Штырь снова взялся за бинокль.

Суть твою! Казалось бы, он уже такого насмотрелся, что теперь его ничем не удивить. Но он вновь оказался в ситуации, когда остро встал вопрос: стоит ли верить своим глазам?

Доктор лечил этих уродов Бюреров то есть! Или же…

Штырь внимательнее присмотрелся к тому, что делал Доктор.

Да нет же, точно лечил! Сейчас Доктор старательно бинтовал уродливому карлику плечо. Выражение лица у бюрера при этом было страшно недовольное. Тем не менее он стоял неподвижно, придерживая свободной рукой приспущенный рукав плаща.

Закончив перевязку. Доктор взял пневмошприц и сделал бюреру инъекцию. Пациент похлопал широкими губами, должно быть, сказал что-то, – хотя все тот же универсальный справочник по Зоне совершенно определенно утверждает, что бюреры не способны осмысленно выражать свои мысли, – и уступил место следующему.

Дела-а-а…

Штырь улегся на сук и положил бинокль на живот.

Интересно, знают ли другие сталкеры, как распоряжается Доктор медикаментами, купленными на их деньги. Ведь эти бюреры подлечатся сейчас – может оыть, даже как-то свое «гран мерси» Доктору выскажут, а при случае другого человека убьют, не задумываясь. И съедят потом.

Да, но почему они на Доктора не нападают?..

Странно все это… Сначала зомби ручной, потом бюреры, явившиеся на прием к доктору Айболиту… Кто следующий? Кровосос придет капли от насморка попросить? Излом потребует вывих ему вправить? Или же сам контролер за таблетками от головной боли явится?..

Бред.

Доктор сумасшедший, это понятно. Но даже в действиях безумца должна присутствовать своя, уродливо трансформированная логика. Чего ради Доктор возится с этими мутантами? Зомби – хорошо, он за пачку галет рюкзак тащит, можно сказать, дармовая рабочая сила. Нуэ а бюреры ему зачем?..

И тут Штыря осенило. Да, бюреры! Именно они нужны Доктору в первую очередь! Бог знает, как ему удалось приручить злобных карликов, но теперь он их коротенькими лапками загребает такие деньжищи, что не снились ни одному из сталкеров. Даже лучшему из лучших! Бюреры живут в подземельях, куда не всякий рискнет сунуться, а значит, артефактов там больше, чем можно вообразить. Может быть, даже такие, каких еще никто не видел. Вот и таскают бюреры Доктору артефакты в обмен на бинт и зеленку. Методика отработанная, в свое время в Сибири промышленники у аборигенов шкурки песцовые на бусы стеклянные да зеркальца карманные выменивали.

Да…

Док хоть и прикидывается дураком, а своего, как видно, не упустит.

Среди сталкеров ходит легенда о философском камне. Вроде как есть такой артефакт, но только встречается он крайне редко, а тот, кто его найдет, предпочитает никому о нем не рассказывать. С виду обычный камешек округлой формы, серенький, с красноватыми прожилочками. Но если в таз с мочой положить свинцовый слиток, довести на медленном огне до кипения, а потом камешек тот самый в таз кинуть, то ровно через тридцать три часа… Верно, свинец обратится в золото. Обычный алхимический процесс, трансмутацией называется. Что, если доктор задумал этот камень философский сыскать? А может, раздобыл уже? И только ждет случая, как бы из Зоны свалить потехничнее?..

Штырь довольно хмыкнул. Определенно, вещички.

Доктора нуждались в ревизии. Ежели никто из бывалых сталкеров не удосужился проверить, что там Док у себя на болоте прячет, придется ему этим заняться.

Общение Доктора с бюрерами продолжалось около часа. Зомби все это время сидел в сторонке – видно, так же как и Штырь, не разделял любви своего хозяина к мелким человечкам. Штырь даже что-то вроде уважения к нему почувствовал. Тоже ведь мертвяк, а свое понятие имеет.

Куда делись бюреры, когда закончился прием, Штырь не заметил, – просто они были, и вдруг их не стало. Может быть, в яму прыгнули? А Доктор с зомби принялись вещи складывать.

Пора было снова собираться в дорогу. Штырь слез с дерева, еще раз сбегал в кусты – на всякий случай, чтобы по дороге нужда не замучила, – как следует приторочил на спине рюкзак, подтянул левую лямку и для порядка проверил затвор автомата.

Все готово.

Как только Доктор со своим ручным зомби покинул место ночной стоянки. Штырь, как и накануне, двинулся параллельным с ними курсом.

На ходу Штырь думал в первую очередь о том, как бы не потерять Доктора из виду Случись такое, и дорогу к дому на болоте придется искать самому. А что значит искать дорогу в Зоне, это Штырь уже уяснил. Здесь можно черт знает сколько ходить кругами, будучи уверенным, что двигаешься в нужном направлении. Почему так происходит, никто объяснить не мог. Сталкеры же очень точно окрестили это явление «эффектом трех сосен». С временными аномалиями Штырю сталкиваться пока не приходилось, но говорят, что и такие существуют. Собственно, почему бы и нет? Зона, она и есть Зона.

Кроме того. Штырь думал, как быть с мертвяком, что тащит рюкзак Доктора. Что, если Док зомби у себя дома держит? Или где-то поблизости, в конуре, как сторожевого пса? Тогда ведь незамеченным к дому не подойдешь. Сначала зомби пристрелить придется.

Местность вокруг была, прямо скажем, располагающая к спокойному, созерцательному отношению к мнру. Деревья да кусточки, если не присматриваться к ним внимательно, так и не скажешь, что мутанты какие, – вполне обычная растительность, характерная для средней полосы. Временами даже цветочки встречались. Необычные, но красивые, похожие не то на китайские фонарики необычной расцветки, не то на гигантских обожравшихся мух с огромными, раздувшимися брюшками. Погода превосходная – небо серой пеленой затянуто, мелкий дождик накрапывает. Живности почти никакой не видно, разве что псевдокролик иногда из-под ног выскочит да в кусты шуранет, или псевдоовца вдруг из-за дерева вывалится и тупо уставится глазом на одинокого путника. Ощущение заброшенности и запустения создают только непонятные решетчатые конструкции, ржавые и кособокие, то и дело встречающиеся на пути. Что они собой представляли лет десять-пятнадцать назад и какого рожна их сюда приволокли, понять невозможно. Да и не хочется понимать, поскольку понимание сие не в состоянии каким бы то ни было образом изменить основополагающую картину окружающего мира, сложившуюся в голове начинающего сталкера.

И вот, настроившись на подобную созерцательность. Штырь едва не влетел в скопление конденсаторов. Это было именно скопление, а не один, не два и даже не три конденсатора. Потому что, когда Штырь все же удосужился кинуть болт, в него ударило сразу несколько разрядов, суммарная мощность которых была столь велика, что болт расплавился, не успев упасть на землю. У Штыря похолодело внизу живота и копчик зачесался со страшной силой, стоило ему только представить себя на месте этого болта.

Спасло его только то, что вокруг небывало мощного скопления конденсаторов создалось статическое электромагнитное поле. Штырь сделал шаг, почувствовал, что волоски у него на теле встали дыбом, и замер, боясь даже глазом моргнуть. Волосы на голове натурально шевелятся, кончики пальцев электричество пощипывает, пока не очень сильно, а под затылочной костью одна только мысль: сейчас ка-а-ак шарахнет!… Медленно, очень медленно Штырь подтянул назад правую ногу, которой он как раз и сделал последний шаг. Окажись этот шаг чуть побольше, и точно шарахнуло бы стекающим в землю разрядом.

Отойдя от конденсаторов на безопасное расстояние, Штырь сел прямо на траву, вытянул ноги и расстегнул воротник защитного комбинезона. Опять же, дурак, не посмотрел, куда садится. Но повезло ему и на этот раз – муравейник в пяти шагах левее находился. Рюкзак с плеч скинул Штырь, клапан расстегнул, выдернул из-под него флягу с водой, отвернул крышку и припал к горлышку губами. Пил он долго, не заботясь о том, что воды может не хватить на весь переход. Какое там! Впервые за все время своего пребывания в Зоне Штырь оказался менее чем в шаге от верной смерти. Вернее, случалось такое и прежде, только сам новоиспеченный сталкер об этом не подозревал, а потому и нервы понапрасну не жег.

Напившись, Штырь зубами сдернул с правой руки перчатку, плеснул в пригоршню немного воды и провел влажной ладонью по лицу. После этого он почувствовал себя немного лучше и, как уже было сказано, запустил в сторону конденсаторной аномалии болт. После того как болт очень эффектно превратился в полете в ярко-желтую каплю металла. Штырь понял, что никогда, ни при каких условиях, ни за какие деньги он не вернется в Зону после того, как выберется отсюда. Зона для сумасшедших типов вроде Доктора. Для отвязных пофигистов вроде Бороды или Бычка. Для легендарных личностей, про которых не известно, существуют ли они на самом деле, вроде Семецкого. Для экстремалов, психов, невротиков, галлюцинирующих грибоедов, больных с пониженным чувством опасности – для всех тех, кому жизнь за пределами Зоны кажется скучной и пресной. Но такая жизнь не для нормальных людей, к которым, с некоторыми оговорками в свою, естественно, пользу, причислял себя Штырь. Нормальный человек не может все время, сутки напролет, бодрствуя и даже во сне находиться в состоянии интуитивного предчувствия опасности. Нормальные люди такое состояние называют паранойей. А в -зоне, не став параноиком, не выживешь.

К черту эту Зону!

Штырь вскочи на нога, одернул пыльник, закинул на спину рюкзак, дернул затвор автомата… Последнее действие явно было липшим. В кого стрелять-то? Не стрелять нужно, а бежать! Бежать, как можно скорее! Прочь! Бежать куда глаза…

А вот это явная ошибка – бежать куда глаза глядят, и уж тем более куда угодно, в Зоне нельзя ни в коем случае. Здесь каждый шаг должен быть обдуман и выверен. Жизнь на грани смерти. Расчет на грани безумия.

Штырь еще раз провел ладонью по лицу, после чего натянул на руку перчатку. Все, порядок…

Да какой там, суть твою, порядок!

Штырь чувствовал, как внутри у него зреет пузырь, готовый взорваться в любую секунду И что может послужить тому причиной, не знал даже он сам. Точно так же не знал Штырь, во что превратится после того, как скопившиеся в пузыре страх, злость и ненависть, неизвестно на кого направленные, изольются вовне и станут его истиной сутью. Быть может, тогда на него снизойдет просветление. А может быть, внешне оставаясь человеком, в душе он станет еще одним живым мертвецом.

Нет, определенно Штырь не собирался ставить на себе такие опыты. Его место было не здесь, он оказался в Зоне по чистой случайности… Ну, пусть не совсем случайно, но с той же долей вероятности он мог находиться в это самое время в двух, нет, в трех десятках других мест. Так почему он здесь?.. Ответ прост – потому что хотел получить гарантию, что не окажется на кладбище. Штырь рассмеялся, широко разинув рот. Можно подумать. Зона сильно отличалась от кладбища. Разве только тем, что на кладбище мертвецы спокойно лежат в своих гробиках, а в Зоне они бродят как неприкаянные. Все. И те, кто уже умер, и те, кто только к этому идет.

Эй, Штырь! Становись в нашу колонну!

Назвался сталкером – полезай в Зону.

Поначалу Штырь думал, что ко всему может привыкнуть. Ну, пускай не ко всему, но ко многому. Подумаешь, Зона. В Африке тоже жизнь не сахар – джунгли, малярия, удавы, крокодилы. Аборигены, опять-таки, вечно голодные. Но, как выясняется, принципиальное отличие Зоны от любого другого места на Земле заключается в том, что к ней невозможно привыкнуть. Она никогда не повторяется, подкидывая все новые сюрпризы. А в тот момент, когда тебе кажется, что ты уже все о ней знаешь. Зона вдруг выдает такое, что и в страшном сне не привидится. Зону невозможно изучить.

Зону невозможно освоить. Зону невозможно понять. Так на кой черт, спрашивается, она вообще нужна?.. Дело в том, что уничтожить ее тоже невозможно. Пробовали. Ничего не вышло.

Если прежде у Штыря еще оставались какие-то сомнения по поводу задуманного, – он ведь пока только следовал за Доктором, но не предпринимал никаких необратимых действии, а значит, в любую минуту мог свернуть в сторону, пойти своим путем, забыв о доме на болоте и о тех богатствах, которые, по всей видимости, там хранятся, – то теперь он уже точно знал, что ооратноп дороги у него нет. Взять то, что, по сути, и не принадлежит никому, оыстро обратить товар в деньги и мотать поскорее из Зоны. Это один вариант. Другой – принять Зону как данность, свихнуться и стать как все, кто здесь остался. Альтернатива? Штырю выбор казался очевидным. Поэтому он быстро сверился с показаниями ПДА, чтобы определить-, далеко ли ушел Доктор, кинул еще пару болтов, чтобы определить границы конденсаторной аномалии, и в обход накрытого электромагнитным полем участка зашагал к намеченной цели.

Конденсаторы, между прочим, были совсем недешевыми и всегда востребованными артефактами. При небольших размерах – тонкий цилиндр около тридцати сантиметров длиной – конденсатор являлся надежным источником питания для любых электроприборов. Сколько именно способен служить конденсатор, никто сказать не мог, потому что ни один из тех, что был когда-либо подключен, по сей день не выработал свой ресурс. Все освещение бара «Сталкер» обеспечивалось тремя конденсаторами, прикупленными Крысом по случаю лет восемь назад.

Существовало множество разных теорий, призванных объяснить природу производимого конденсатором электричества, – ну, любят люди все объяснять и систематизировать, ничего с этим не поделать. Одни говорили, что конденсатор подпитывается за счет природных электромагнитных полей. Другие полагали, что причина в нуль-транспортировке электронов, в основе которой лежит «дырочный» эффект. Третьи называли конденсаторы чудом, дарованным людям Господом. Ну, вроде как в свое время Иисус семью хлебами толпу народа накормил и воду в вино обратил, а ныне Господь хочет помочь детям своим неразумным решить энергетическую проблему.

Одиночные конденсаторы никакой опасности не представляли. Если, конечно, не угораздит тебя сесть на него мокрым голым задом. Для транспортировки достаточно было завернуть конденсатор в два слоя обычного полиэтилена. Наверное, если как следует подумать, можно найти способ, как растащить в разные стороны конденсаторы из обнаруженного Штырем скопления. Поначалу Штырь подумал было, не оставить ли поблизости знак какой приметный, чтобы, с одной стороны, других сталкеров об опасности предупредить, а с другой – указать, где прямо на земле денежки валяются. Но потом решил – не-е-ет. С чего это он неизвестно кому подарки делать станет? Он, получается, чуть заживо не сгорел на этой куче конденсаторов, а кто-то другой его находкой воспользуется? Нет, так не пойдет. Это – Зона, здесь каждый сам за себя.

Судя по карте, дорога до озера Янтарь должна была занять никак не меньше суток. Но то ли карта у Штыря была слишком приблизительная, то ли Доктор знал короткий путь, только около полудня они уже вышли к берегу озера. Вернее, к озеру вышли Доктор и зомби. Штырь увидел их, выглянув из кустов. Мертвяк и Доктор стояли у самой кромки воды и о чем-то разговаривали. По их жестам и выражениям лиц можно было понять, что Доктор старательно уговаривает зомби, а тот решительно отказывается от предложения.

На Янтаре находился научный лагерь, в котором вот уже на протяжении шести с липшим лет жили и работали ученые, на полном серьезе пытавшиеся постичь суть аномальной природы Зоны Бывалые сталкеры говорили, что, хотя ученые и являются официально государственными служащими, с ними вполне можно иметь дело. Они и артефакты покупают, и зверье всякое чудное, что в Зоне водится. Порой сами делают заказы. В обмен же у них можно получить новое снаряжение, медикаменты или что-то из научного снаряжения. Скафандры высокой защиты, например, в Зону только ученые завозят. А без них к главному реактору не сунешься. Только прежде чем идти в лагерь ученых, нужно удостовериться, что именно в это время военные сталкеры не надумали провести инспекцию. Прежде взвод военных сталкеров постоянно дислоцировался в научном лагере. Позже, когда лагерь оборудовали системой эшелонированной автоматической защиты необходимость в этом отпала. А случись что, два взвода военных сталкеров могли десантироваться с вертолетов в зону расположения научного лагеря спустя двадцать четыре минуты после получения сигнала тревоги.

Быть может. Доктор собирался идти в лагерь на Янтаре? Тогда понятно – зомби отказывался его сопровождать. Он ведь для ученых всего лишь объект научного интереса. Разрежут на куски и, как зовут, не спросят.

Спор Доктора с зомби закончился тем, что оба присели на бережку. Зомби скинул с плеч рюкзак, а Доктор достал из него пару консервных банок и упаковку галет.

Раз такое дело. Штырь тоже решил перекусить.

Обед отдыхающих на берегу был прерван самым неожиданным образом. Увидев, как вскочил вдруг на ноги зомби. Штырь схватил бинокль. Крикнув что-то, зомби указал на воду. Доктор сначала привстал, а затем медленно попятился от песчаного бережка подальше к лесу. Штырь не сразу понял, что происходит, но, присмотревшись как следует, смог различить бледно-голубой, почти прозрачный шар, похожий на надувной, мерно раскачивавшийся на волнах. Именно на него указывал зомби, хотя что его так взволновало, понять было непросто. Ну, шар. Ну, плывет свое. Никого не трогает. Может оыть, зонд какой научный – плавает, пробы воды собирает.

Не дожидаясь, когда шар прибьет к берегу, зомби схватил длинный посох Доктора, забежал по колено в воду и с размаху трижды ударил по шару. Должно быть, попал он только в третий раз, потому что именно после третьего удара послышался хлопок и в стороны от того места, где находился шар, разлетелась голубоватая аура, почти мгновенно растаявшая в воздухе.

Доктор вернулся на берег, положил руки зомби на плечи и, по всей видимости, принялся благодарить его. Зомби молча скалился и смущенно отводил глаза в сторону. Лишь время от времени он произносил какую-то короткую реплику и обеими руками делал широкое кругообразное движение.

Закончив обед в обстановке почти пасторальной тишины и покоя. Доктор и зомби пошли дальше, в обход озера. И направлялись они не к научному лагерю.

Штырь, как и прежде, следовал за ними, держа дистанцию, кляня судьбу, занесшую его в Зону, и себя самого за то, что не смог придумать лучшего способа решить собственные проблемы.

Пройдя километров пять берегом озера. Доктор и зомби свернули в сторону заросших редким кустарником холмов. Здесь уже Штырю пришлось проявить всю свою изобретательность и сноровку, чтобы не потерять объект наблюдения и не попасться никому на глаза. Мертвяк и Доктор особой бдительности не проявляли, и все было бы в порядке, если бы не стая слепых собак.

Штырь как раз обходил задворками обычный для этих мест сельский дом. Жила когда-то в доме семья, детей растила, за стариками приглядывала, в огороде свеклу да горох сеяла. Скотина наверняка имелась – корова, чтобы молоко детям было, с десяток овец, чтобы мясо на праздники было, куры-гусп всякие, как положено, ну и свиней пара, как же без свиней-то Может быть, и пасека своя была – небольшая, пять-шесть ульев. На работу, наверное, в город езднли, автобусом рейсовым, что раз в сорок пять минут ходит, поэтому и народу в него столько набивается, что ни вздохнуть, ни почесаться. А потом вдруг – ба-ба-а-ах! И нет ничего. Ни свиней, ни коровы, ни кур, ни огорода, ни пасеки. Дома и того нет. Потому что мишщия с военными через неделю прибыли – все в респираторах да балахонах странных, удостоверения не показали бы, так никто б и не поверил, что власть, – велели всем в подогнанный автобус садиться. Из вещей с собой ничего брать нельзя, только паспорта и деньги, да и те в прорезиненные пакеты уложили. Дети плакали, потому что кошку бросить пришлось. Хотя кошка – она-то в чем виновата? Не она ведь атомную станцию строила, и не по ее вине станция эта взорвалась. Кошку нужно было забрать… Не по-людски все как-то получилось.

Алексей Калугин — Дом на болоте — Глава 5

Вот так, еще до того как в окрестностях Чернобыльской АЭС образовалась Зона, пришла в эти места Пустота.

Странно, но кошек в зоне не было. Куда все подевались? Убежали через защитные кордоны на Большую землю? Или не смогли выжить без человека?

Никого вокруг не было. А дом был еще ничего. Только окна выбиты и крыша набок съехала. Чуть подправить, и жить можно. Было бы желание.

Штырь усмехнулся.

И в этот момент из-за угла дома на него кинулась слепая собака. Отшатнувшись назад. Штырь зацепился ногой за жердину и чуть не упал. Благо жердина оказалась гнилой -сломалась. Выдернув из-под локтя автомат, Штырь выпустил в собаку короткую очередь. Собака взвизгнула, уже в прыжке изогнулась дугой и упала на землю, скребя когтями по сухой траве.

Так.

Штырь прижался спиной к стене и быстро огляделся. Все бы ничего, да только слепые собаки поодиночке не ходят. Где остальные? Прикусив губу. Штырь прислушался. Тишина.

Интересно, Доктор с зомби слышали выстрелы? Да что тут думать, конечно, слышали! Вопрос только, что делать станут? Продолжат путь как ни в чем не бывало, – ну стреляли и стреляли, мало ли чего, можно подумать, в Зоне редко стреляют, – или пойдут на выстрелы, чтобы посмотреть, что происходит?

Психология…

Штырь бы точно не пошел туда, куда его не звали Если бы в том не было его личного интереса.

Но Доктор-то – псих, а зомби… Зомби просто не-догнивший в могиле труп, у которого в черепе вонючая слизь вместо мозгов. Значит, ожидать от них можно чего угодно.

Штырь отдернул рукав пыльника, чтобы взглянуть на ПДА. Он всего на секунду-другую потерял из виду окно слева. Но этого оказалось достаточно, чтооы выпрыгнувший из окна здоровенный рыжий пес с тупой мордой сбил его на землю. Пес непременно вцепился бы сталкеру в горло, не помешай ему складки капюшона. Штырь заорал, одновременно ударив насевшую на него собаку коленом в живот и прикладом автомата куда-то в область шеи. Пес скатился с человека, но тут же бросился на него снова. Штырь успел удобно перехватить автомат и выпустил очередь в безглазую морду собаки.

Смахнув ладонью кровь с лица. Штырь сел – прыжком подняться на ноги мешал рюкзак за спиной – и увидел обступивших его полукругом слепых собак. Шесть штук. Шесть тупых, злобных тварей, собравшихся прикончить и сожрать его. Собаки чего-то ждали. Слепые морды их были слегка приподняты, как будто они прислушивались. Штырь выдернул из автомата обойму, в которой почти не оставалось патронов. И в ту же секунду псы разом кинулись на него.

Ударом ладони Штырь загнал не до конца расстрелянную обоиму на место, выставил автомат перед собой и нажал на спусковой крючок.

Короткая очередь оборвалась, как вздох.

Одна собака, подпрыгнув, замертво упала на спину. Другая отскочила в сторону и заскулила, припав на раненую лапу.

Ремень автомата был накинут на плечо, так что Штырь не мог использовать его даже как дубинку. Скорчившись, как зародыш, уткнувшись лбом в землю, он сунул руку под пыльник, рассчитывая добраться до кобуры на поясе. Только сейчас он понял, почему сталкеры в баре посмеивались, глядя на его новенькую кобуру, – сами-то они носили пистолеты в широких карманах пыльников.

Одна собака вцепилась сталкеру в левое плечо. Другая ухватила за щиколотку. Еще две пытались не то разорвать пыльник на спине, не то стащить с головы капюшон.

Зар-р-разы, им бы только до горла добраться…

Штырю все же удалось дотянуться до рукоятки пистолета. Но для того, чтобы воспользоваться им, нужно было перевернуться на бок – Попробовав сделать это. Штырь увидел прямо перед собой оскаленную слюнявую пасть. С коротким рыкающим лаем собака метнулась вперед и вцепилась зубами сталкеру в щеку. Боль была такой, словно с лица сдирали кожу. Заорав. Штырь выставил из-под себя дуло пистолета и стал палить, не глядя, куда и во что. А когда патроны в обойме закончились, он принялся колотить стволом в мягкий, теплый и поразительно податливый собачий живот.

Только тут Штырь понял, что собаки уже не наседают на него сверху. А та, что мертвой хваткой вцепилась в щеку, точно была мертва.

Совсем рядом, едва ли не над головой Штыря, раздался одиночный выстрел. Затем – короткое слово «Все», произнесенное тихим, чуть хрипловатым голосом.

Засунув ствол пистолета между зубов мертвой собаки, Штырь разжал сомкнутые, как тиски, челюсти и отпихнул от себя мокрую от крови и слюны собачью морду. Только после этого он смог увидеть, что происходит вокруг.

В двух шагах от него стоял зомби, тот самый, что тащил рюкзак Доктора. Руки мертвяка были вытянуты вперед и сомкнуты на шее конвульсивно дергающей задними лапами черной с белыми пятнами сооаки. Похоже, у сооаки была сломана шея. Чуть в стороне стоял Доктор с винтовкой от Аллана Зитта в руках. Рядом с ним лежали три пристреленные собаки.

– Все, Бенито, – произнес негромко Доктор. Зомби медленно, словно нехотя, через силу, разжал пальцы. Мертвая собака упала на траву.

Штырь почувствовал, как кровь из разорванной щеки стекает за воротник. Он прижал к изуродованному лицу руку в перчатке и сдавленно застонал. Не столько от боли, сколько от злости. Злость переполняла сталкера настолько, что казалось, это она, а не кровь, сочится из прокушенной щеки.

Док, суть его!… Все из-за него!…

Почему-то даже мысли не возникало о том, что вовсе не Доктор виноват в том, что он оказался в Зоне. И, если бы не подоспевший вовремя Доктор, не было бы уже в Зоне начинающего сталкера, придумавшего себе дурацкое прозвище Штырь.

Доктор вынул из винтовки обойму, сунул в карман, вставил на ее место новую, передернул затвор, поставил оружие на предохранитель и повесил на плечо. Небрежно, как зонтик. Или папку с этюдами. Затем он наклонился и подобрал с земли свою длинную палку.

Подойдя к зомби. Доктор ободряюще похлопал его по плечу:

– Все в порядке, Бенито.

Зомби растерянно посмотрел на Доктора, затем на свои руки, которые все еще держал вытянутыми вперед, словно продолжая душить невидимую жертву.

– Да, Доктор…

Зомби опустил руки и медленно вытер их о штаны. Он казался таким медлительным, что непонятно было, как ему удалось поймать собаку за шею.

Доктор приблизился к раненому сталкеру и сел перед ним на корточки.

Впервые Штырь увидел прямо перед собой глаза Болотного Доктора. Карие, с мелкими желтыми точками и красными прожилками на белках, они были обыкновенными. Такие же могли быть у любого другого человека. Штырь и сам не знал, что рассчитывал увидеть в глазах Доктора, но только не это – не обыденность. В глазах Доктора не было ни безумия, ни странной радости, ни угрозы. В них не было даже тоски Так же как не было в них участия, понимания пли хотя бы интереса. Взгляд Доктора просто фиксировал происходящее. Это был взгляд человека, пока еще неуставшего от жизни, но уже не надеющегося увидеть в ней что-то новое.

Не говоря ни слова, доктор отвел в сторону руку, которой Штырь прикрывал разорванную щеку. Затем сжал пальцами прокушенное плечо. Штырь вскрикнул от боли и, чтобы не заорать во всю глотку,.стукнул себя по колену рукояткой пистолета.

– Прививку от столбняка когда делал? – спросил Доктор.

Штырь выдернул из рукоятки пистолета пустую обойму, вставил новую и сунул пистолет вместе с пустой обоймой в карман пыльника.

– Не помню.

– Понятно. В таком случае о прививке от собачьей слепоты даже не спрашиваю.

– Собачья слепота? – удивленно повторил Штырь.

– Слюна слепой собаки, попав в глаз, может вызвать раздражение роговицы с последующим ее необратимым изменением. Совсем не ослепнешь, но видеть будешь хуже крота.

Штырь машинально потер глаз. Собачья морда была у него перед самым лицом, слюна брызгала во все стороны…

– И что, теперь уже ничего нельзя сделать?

– Ну, почему же. – Доктор двумя пальцами взял сталкера за подбородок и заставил его повернуть голову так, чтобы была хорошо видна прокушенная щека. – А вот щеку придется шить. Я как раз приобрел превосходный набор инструментов для пластической хирургии. Плечо сильно болит?

– Нет, – качнул головой Штырь.

– А нога?

Штырь посмотрел на вытянутые ноги. Сапог на левой разорван в районе щиколотки. Крови не видно, но когда Штырь пошевелил пальцами, ощущение возникло очень неприятное.

– Идти сможешь? – спросил Доктор.

– Да… Наверное.

– Тогда поднимайся.

Доктор выпрямился и сделал шаг назад, освобождая сталкеру место для маневра. Протянуть Штырю руку, чтобы помочь встать. Доктор даже не подумал. Он знал, что излишнее сострадание и жалость только раздражают настоящих мужчин. А по Зоне только они главным образом и ходят.

Опершись на автомат. Штырь поднялся с земли. Медленно перенес часть веса на раненую ногу. Больно было, конечно, но терпеть можно. Штырь не зашипел даже сквозь зубы, а только поморщился.

– Ну, как? – спросил Доктор.

Он стоял позади зомби и что-то искал в боковых карманах висевшего у того за спиной рюкзака.

– Порядок, – кивнул Штырь.

– Автомат перезаряди.

Штырь завел руку назад, вытащил из притороченного к рюкзаку подсумка автоматный рожок п вставил его на место пустой обоймы.

Доктор снова подошел к нему, держа в руках небольшую пластиковую коробочку и пенал.

– Сюда, – хлопнул он ладонью по подоконнику.

– Что? – не понял Штырь.

– Ногу ставь.

Так и не поняв, что хочет от него Доктор, Штырь поставил правую ногу на подоконник.

Доктор посмотрел на него как на идиота.

– Тебя за какую ногу укусили? Забыл уже? Штырь быстро сменил ноги.

Доктор достал из пенала шприц, набрал в него какую-то прозрачную жидкость из ампулы и, даже не попросив закатать штанину, вогнал иглу в икру сталкера чуть выше кромки голенища.

Не ожидавший такого. Штырь шумно выдохнул.

– Не дергайся, – предупредил Доктор. – А то игла сломается.

И, надавив на поршень, ввел лекарство. Вот тут-то Штырь едва не заорал. Ногу ниже места укола будто в чан с кипятком сунули.

– Все в порядке, – сказал доктор, пряча шприц в пенал. – Через минуту пройдет.

Боль и в самом деле вскоре прошла. Теперь Штырь вообще не чувствовал ногу ниже колена.

Доктор тем временем обработал дезгшфгацфуюпцгм раствором раны у него на лице, стянул края полосками пластыря, залил биоклеем и налепил поверху кусок марли.

– Ну что, шить будем? – спросил он, вытирая руки влажной гигиенической салфеткой.

Штырь осторожно, кончиками пальцев потрогал больную щеку.

– А нужно?

– Если хочешь на всю жизнь уродом остаться, тогда можно обойтись и тем, что я уже сделал.

Доктор произнес эти слова без тени улыбки. Он на полном серьезе предлагал сталкеру самому сделать выбор. В конце концов, смотреться в зеркало пли нет – это личный выбор каждого.

– Сколько? – спросил Штырь.

– Что? – не понял Доктор.

– Сколько это будет стоить? – Штырь провел перчаткой возле изуродованной щеки. – Вместе с прививками.

Вот теперь доктор усмехнулся. И не просто так, а с чувством собственного превосходства.

– Ты давно в Зоне? Я тебя никогда прежде не видел.

– Меня прежде собаки не кусали, – уклончиво ответил Штырь.

– Я врач, – сказал Доктор. – У меня тут дом неподалеку, – он махнул рукой куда-то влево. – Любую медицинскую помощь я оказываю бесплатно. Потом, когда деньгами разживешься, сделаешь взнос в общую кассу медицинской страховки сталкеров. Понял?

Штырь молча кивнул.

– Бар «Сталкер» знаешь? Еще один кивок.

– Бармена Крисом зовут, ему деньги и оставишь.

– Сколько? – еще раз спросил Штырь.

– Сколько сочтешь нужным. – Доктор взял винтовку и закинул ее на плечо. – Ну, идем, что ли?

На такую удачу Штырь даже не рассчитывал. Доктор сам собирался отвести его к себе домой! Вот только зомби, – Штырь искоса глянул на молчаливого Бенито, – с ним что-то делать нужно. Мертвяк нам ни к чему.

Доктор по-своему истолковал взгляд, что кинул Штырь на зомби.

– Это Бенито, – представил он своего спутника.

– Так меня называет Доктор, – уточнил зомби. – Настоящее свое имя я не помню.

Штырь оценивающе посмотрел на зомби.

– Почему Бенито?

– Чтобы интересно было, – ответил Доктор. – Я не знаю ни одного человека в Зоне с таким именем.

– Он – зомби, – произнес как приговор Штырь.

– Верно, – не стал спорить Доктор. – А меня все просто Доктором называют.

– Зачем вам зомби?

Доктор посмотрел на Бенито, будто не понял сути вопроса.

– Бенито мой друг. А тебя как зовут?

– Штырь.

– Плохое прозвище, – Доктор поморщился, как будто гнилой орех раскусил. – Сам придумал? – И, не дожидаясь ответа: – Смени.

Штырь недовольно дернул плечом:

– Зачем?

– Имя очень много значит для человека. – Сделав Бенито знак рукой. Доктор зашагал прочь от места побоища. Он как будто снова предоставлял Штырю сделать выбор: идти вместе с ними или же следовать своим путем. – Будь у тебя другое имя, может быть, ничего этого и не случилось бы, – закончил, оглянувшись на сталкера. Доктор.

– Чего не случилось бы? – спросил, ковыляя следом. Штырь.

– Вообще ничего, – широко развел руки в стороны Доктор. – Так ведь, Бенито?

– Так, – кивнул в ответ зомби.

Бенито не нравился незнакомый сталкер. Не нравилось его порванное собакой лицо, не нравилось то, что он слегка шепелявил, не нравилось его имя – резкое, злое, – не нравилось то, что, имея оружие, он сам не смог отбиться от своры слепых собак. Больше всего зомби не нравилось то, что Доктор пригласил незнакомого сталкера к себе в дом. Но он не знал, как сказать об этом Доктору. Бенито прекрасно понимал, что при всех своих недостатках незнакомый сталкер был человеком, вто время как он – всего лишь зомби. А то, что Доктор назвал его своим другом… Что ж, люди – ох уж эти странные люди, – случается, они и собак друзьями называют.

Категория: Алексей Калугин - Дом на болоте | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 951