Глава 15

Чего ж тут было не понять?

Штырь даже и не рассчитывал на подобную удачу.

Доктор сделал предложение, отказаться от которого было бы верхом идиотизма. Всего лишь сделав вид, что он еще не пришел к окончательному решению. Штырь получил возможность лазать по всему дому и задавать любые вопросы, многие из которых в иных условиях могли бы показаться подозрительными даже такому глупцу, как Доктор.

– Послушайте, Док, а где вы продукты держите?

– А вот здесь, любезный, зайди, посмотри!

– Да, замечательно… А не портятся?

– Да ну что ты. У нас тут осколки шипач-камня разложены. Слыхал небось? Ах, не слыхал,.. Это артефакт такой. Камень, с виду на кусок шербета похож. Ничего особенного. Но стоит его расколоть, – колется он, кстати, на удивление легко, – как осколки шипач-камня начинают с фантастической скоростью поглощать тепло. Из чего хочешь. Если руку на свежий скол шипач-камня положишь, то через пятнадцать секунд чувствовать ее перестанешь. А продержишь так минуты две, рука заледенеет настолько, что стукни по ней -расколется… Ну, а здесь у нас шипач-камень из воздуха тепло вытягивает. Лучше любого ледника.

– Редкий, должно быть, этот шипач-камень?

– Не часто встречается.

– А, значит, дорогой.

– Да не волнуйся ты, парень! У нас тут этого шипач-камня… Видишь? Не колотый еще. Где взяли?.. А тебе-то не все равно? Ну, ежели просто интересно… Излом как-то приволок. Целый мешок… Нет, не мне персонально. Черт его знает, куда он этот мешок с шипач-камнем волок. Только донес до края болота, да там и кинул. А Бенито приметил и домой притащил… Бе-нито?.. Да, конечно же, разбирается в артефактах. Вообще скажу я тебе. Штырь, что местные обитатели, коренные я имею в виду, знают об артефактах столько, что нам, людям то есть, даже не снилось. Ты знаешь, как бюреры в своих подземных ходах дорогу находят? Нет, не по запаху. Пойдем, я тебе покажу…

Вот так и случилось, что на третий день пребывания в.гостях у Болотного Доктора Штырь оказался в комнате, где Док проводил свои научные исследования и хранил коллекцию. Редкую, надо сказать, как по числу представленных в ней образцов, так и по их разнообразию. Коллекционировал и изучал Доктор артефакты.

Штырь как увидел эту коллекцию, сразу дар речи потерял. Если бы исхитриться как-нибудь, да вытащить ее за кордон, да коллекционерам толкнуть, только не по частям, а полностью… Боже ж ты мой!… У Штыря от таких перспектив даже голова закружилась. Нет, Доктор точно конченый идиот, если сидит с такими сокровищами в Зоне. Штырь на его месте давно бы нашел способ отсюда выбраться. Естественно, пришлось бы поделиться. Может быть, половину отдать. Но все равно, здесь столько всего!… Слов не хватает.

А Доктор, как ни странно, поначалу принял торгашеский азарт Штыря за страсть исследователя. И порадовался даже, глядя, как у него глаза блестят; как он то и дело дергает себя за мочку уха и быстро, по-змеиному, облизывает кончиком языка пересохшие губы.

Четыре открытых трехъярусных стеллажа, тянущихся вдоль комнаты. Еще один стеллаж у стены с застекленными полками. Там, как сказал Доктор, артефакты, которые не следует трогать руками.

– Нет-нет, никакой опасности для жизни. Но мало ли что… Свойства многих предметов, лежащих на застекленных полках, до конца не изучены. Ну вот, например, этот, посмотри. Похоже на комок перепутанных проводков, верно? Сталкеры его так и называют: «Перепутанная проволока». По моей номенклатуре данный артефакт именуется «обскуратор усложненный». Одно время его никто не брал, потому что вроде как никакими особыми свойствами не наделен. Ученым достаточно пары экземпляров, чтобы возиться с ними в свое удовольствие. Коллекционеры тоже берут без энтузиазма, потому как вид вполне заурядный. Для подтверждения того, что это все же артефакт, а не производственный мусор, требуется сертификат. А комиссия, занимающаяся сертифицированием, с торговцами из Зоны и их представителями за кордоном связываться не желает. Вот если предложишь кому «перо жар-птицы» пли «вечный огонь» – возьмут не задумываясь. Поскольку сразу видно: вещица нездешняя. Ну, в смысле, для нас-то, понятное дело, как раз наоборот, здешняя, а для тех, кто за кордоном, все равно что с Марса. А «перепутанная проволока» – ну, она проволока и есть. И вот как-то раз сталкер, по имени Шептун, он до сих пор по Зоне ходит, присел на корточки возле мотка «перепутанной проволоки». Собирался он один проводок из мотка выдернуть, чтобы закрепить им лопнувшую лямку рюкзака. И в этот момент выскочила из травы кусачая землеройка. Не встречал еще?..

Странное творение Зоны. На вид обычная землеройка. Маленькая, серенькая. Но если вцепится в руку, так и будет висеть, как брелок. Дело в том, что на нижней челюсти у нее имеется небольшой крюкообразный вырост. Когда землеройка очень сильно сжимает челюсть, этот вырост попадает в выемку верхней челюсти и срабатывает как замок. Зверушка и сама была бы рада, да не может челюсть разжать. Тут уж либо к доктору беги, если есть такой поблизости, либо выдирай вместе с куском плоти… Так вот, когда Шептун потянулся за проводком, выскочила из травы кусачая землеройка. Шептун ее вовремя заметил – махнул ладонью, пришиб землеройку, и она точнехонько на моток «перепутанной проволоки» упала. И в тот же миг ее наизнанку вывернуло. Ну да, именно наизнанку. Как чулок. Мех внутри, а снаружи внутренние органы болтаются. Хорошо, что Шептун – сталкер с мозгами. Сообразил, что после такого трогать «проволоку» не следует. Ну, в общем, стали разбираться, что там да как. В конце концов выяснилось, что сама по себе «перепутанная проволока» никакой опасности не представляет. А вот в сочетании с некоторыми другими артефактами проявляет себя очень странно – корежит по-разному тела, оказавшиеся с ней в контакте. То, что землеройку наизнанку выдернуло – это, можно сказать, самый простой вариант. Так получилось из-за того, что в тот момент у Шептуна в рюкзаке «сердце Данко» лежало. А в сочетании с «алюминиевым огурцом» «перепутанная проволока» может сделать из человека его зеркальную копию То есть правые и левые части тела поменяются местами. При этом сам человек и знать ничего не будет до тех пор, пока при очередном обследовании врач не обнаружит, что сердце у него справа, а печень слева. Я провел ряд экспериментов и установил, что даже взаиморасположение проводков в «перепутанной проволоке» влияет на то, что произойдет с контактирующим с ним объектом. Вот, смотри.

Доктор осторожно взял моток «перепутанной проволоки» лабораторными зажимом и перенес его с застекленной полки в металлический лоток на столе. Затем, вооружившись двумя пинцетами, он соединил пару торчавших в стороны проводков.

– Вот так… Теперь возьмем совершенно безобидный артефакт, в просторечии именуемый «индейским яйцом»…

Доктор взял с полки открытого стеллажа округлый светло-коричневый камень, изукрашенный странным геометрическим рисунком. Почти такой же, что продал в свое время Штырю солдат у шлагбаума, только размером поменьше.

– У меня тоже есть такой артефакт! – обрадовался Штырь. – Я думал, он совершенно бесполезен.

– Многие так думают, – ответил Доктор. – Но, поработав с артефактами, которые принято считать бесполезными, я пришел к выводу, что они просто недостаточно хорошо изучены. Большинство из них являются своеобразными катализаторами, запускающими и контролирующими те или иные процессы, протекающие при участии других артефактов Без них эти процессы были бы просто невозможны.

– А это «индийское яйцо»…

– Индейское, – поправил Штыря Доктор. – Не индийское, а индейское. То есть принадлежащее индейцу, а не индусу.

– Да, понятно, – быстро кивнул Штырь. – Так на что способно это самое «индейское яйцо»?

– Потом, – отмахнулся Доктор. – Сейчас мы говорим о «перепутанной проволоке».

Он осторожно положил «индейское яйцо» в тот же лоток, где уже лежала «перепутанная проволока».

– Смотри.

Доктор достал из ящика стола наручные механические часы. Старые, с треснувшим стеклом. Воспользовавшись небольшой отверткой, он снял с часов заднюю крышку и показал Штырю механизм. Пружина вытянута, у двух шестерней не хватает зубьев. В целом весь механизм выглядит будто кислотой изъеденный.

– Надеюсь, в том, что эти часы не могут работать, сомнений нет.

Доктор закрыл крышку часового механизма, аккуратно перехватил часы пластиковым пинцетом и положил их на моток «перепутанной проволоки». После этого, взяв другой пинцет, он снова разомкнул проводки, которые незадолго до это старательно соединял.

– Сосчитай до десяти, – хитро посмотрел он на Штыря.

Штырь скривил недовольную гримасу.

– Хорошо, я и сам могу. Один, два три, четыре, – Доктор считал, отбивая такт ударами пинцета по ладони, – пять, шесть, семь, восемь, девять… Готово.

Первым делом он достал из лотка «индейское яйцо» и попросил Штыря положить артефакт на прежнее место в стеллаже. Когда, выполнив просьбу, Штырь вернулся, Доктор уже выставлял на часах время, сверяясь с теми, что были у него на руке.

– Прошу! – протянул он часы Штырю.

Часы были той же марки. Но это были другие часы. Стекло на циферблате цело, на корпусе – ни единой царапины. К тому же часы ходили. По крайней мере, тикали.

– Ну и что? – непонимающе посмотрел на Доктора Штырь.

– Часы выглядят как новые.

– Они и есть новые.

– Это те же самые часы, которые я показывал тебе минуту назад! – убежденно заявил Доктор.

Штырь усмехнулся – нечего, мол, из него дурака-то делать. Он не ребенок и прекрасно понимает, как делаются такие фокусы. Пока он с «яйцом» ходил к стеллажу. Док спрятал старые часы в карман, а вместо них подложил новые. Только зачем ему это? Он ведь не к конкурсу иллюзионистов готовится.

Штырь еще раз внимательно осмотрел часы. Надо было номер записать.

– Вы хотите сказать, – посмотрел он на Доктора, – что «перепуганная проволока» каким-то образом отремонтировала часы?

– Восстановила, – уточнил Доктор. – Часы стали новыми. Помнишь, стекло было разбито? Я каждый раз пользуюсь для опытов одними и теми же часами, предварительно разбив их и испортив механизм.

Штырь еще раз придирчиво осмотрел часы. Как будто рассчитывал обнаружить какой-нибудь едва приметный знак, который объяснил бы, в чем тут подвох. Потому что, если никакого подвоха не было, получалось, что Доктор умел творить чудеса, И если таким образом можно обновить не только часовой механизм…

– Как это происходит?

– Понятия не имею! – с улыбкой на лице Доктор развел руками. – Я совершенно случайно обнаружил этот эффект.

– А на другие предметы это действует?

– Нет, только на часы. – Док еще раз развел руками. – Не знаю, в чем тут дело. Я использовал в опытах различные предметы и даже живые существа. Эффект нулевой. А вот любые часы, независимо от марки и характера повреждений, восстанавливаются за десять секунд. Но если вовремя не остановить эксперимент, то часовой механизм превратится в монолитный кусок металла. Причем это не силав. Такое впечатление, что все детали часового механизма оказываются вдавлены друг в друга чудовищной силой.

– Можно попробовать? – спросил Штырь.

– Пожалуйста, – сделал приглашающий жест Доктор. – Только со своими часами.

Историй об удивительных свойствах артефактов Штырь за три дня наслушался предостаточно. А то, что демонстрировал Доктор на лабораторном столе, будоражило воображение до такой степени, что дикий восторг становился похожим на бессознательный страх. Человек, живущий в доме на болоте, человек, даже имя которого мало кто знал, а прочим оно ни о чем не говорило, обладал фантастической властью не только над неодушевленными предметами, но и над живыми существами, ему были подвластны стихии, да и само время, если он очень того хотел, способно было течь вспять. Телепортация -пожалуйста! Эффект невидимки – легко! Да любое из этих открытии стоило целого состояния! И не беда, что кажущиеся сверхъестественными возможности Доктора нельзя было вынести за пределы лабораторного стола. Существенная оговорка – пока! До поры до времени. Главное, что все его эксперименты были воспроизводимы. То есть, совершая от раза к разу одни и те же манипуляции, можно было получить всегда один и тот же результат. У Штыря голова шла кругом, стоило ему только подумать, какие безграничные возможности открывались перед тем, кто обладал знаниями о том, как следует правильно, с толком и, что самое главное, эффективно использовать артефакты, которые до сих пор, за редким исключением, казались всего лишь забавными игрушками.

Господа! Сегодня мы представляем вашему вниманию новый лот! Устройство, способное обеспечить эффект левитации. Для этого нам потребуется комбинация из трех артефактов. Вот они, на столе. Названия их вы можете найти в каталоге, полученном на входе. А вот комбинацию узнает лишь тот, кто будет сегодня наиболее щедр. Сразу хочу предупредить вас, господа, не пытайтесь повторить то, что вы сегодня здесь увидите. Использование трех вышеназванных артефактов в произвольных комбинациях может очень плохо закончиться. Конечно, необходимую комбинацию можно подобрать экспериментальным путем. Можно! В жизни, господа, вообще нет ничего невозможного. Но прежде чем попытаться сделать это, подумайте, будет ли стоить полученный результат затраченных усилий, средств, времени и человеческих жизней. Вы все еще сомневаетесь?.. В таком случае следите за тем, что сейчас произойдет. Итак, как вы видите, мой ассистент берет в руку белую лабораторную мышку. Симпатичный зверек, да?.. Он сажает мышку в лоток… А теперь составляет необходимую комбинацию из трех артефактов. – Не стоит, господа, не стоит, вы все равно не сможете воспроизвести данную комбинацию, не получив соответствующие инструкции. Следите лучше не за руками ассистента, а за мышкой. Вот она сидит в лотке. Шкурка беленькая, глазки красненькие, хвостик голенький… Сидит… Сидит… И – нет ее! Где мышь?.. Никто не успел заметить, что с ней произошло? Посмотрите на потолок, господа. Красное пятно, что вы видите прямо над демонстрационным столом, минуту назад было белой лабораторной мышкой – Надеюсь, это убедило вас в том, что самодеятельность в области использования паранормальных свойств артефактов из Зоны недопустима. Ну, а если нет. Что ж, мне остается только развести руками. Но давайте перейдем к демонстрации. Смотрите, ассистент берет из клетки новую мышку, сажает ее в лоток… Смотрите внимательно… Он создает требуемую комбинацию… Оп-па! Смотрите, мышка медленно всплывает и парит над лотком! При этом ни ее здоровье, ни психика не травмированы. Если у кого-то из вас, господа, имеются сомнения в достоверности нашей демонстрации, вы можете подойти к столу и убедиться, что это не хитроумный трюк, а самый настоящий эффект левитации. Хотя торги, успешно проведенные нами на прошлой неделе, как мне кажется, должны были убедить даже скептиков… Да, господин премьер-министр?.. Конечно! Прошу вас! Теперь вы видите, что здесь нет никакого подвоха?.. Благодарю вас, господин премьер-министр… Итак, демонстрация закончена. Мышь благополучно возвратилась в свой лоток. А мы начинаем торги. Ваше слово первое, господин президент!…

И ведь все, что для этого требовалось, – получить записи Доктора.

Штырь уже выяснил, что Док имел привычку фиксировать результаты своих экспериментов на случайно подвернувшихся под руку клочках бумаги. Вечером он обычно переносил все данные в компьютер, а бумажки выбрасывал. Компьютер же Доктор запирал не только паролем, но еще и на ключ, который носил на общей связке. Поскольку излишней подозрительностью Доктор не страдал, можно было предположить, что делал он это по привычке. Так человек, плохо разбирающийся в том, как работает его персональный компьютер, старается в точности повторять все те действия, что производил тот, кто настраивал систему, даже если в них нет никакого смысла.

Если бы на месте Штыря был человек, обращающийся с компьютером на «ты», ему бы ничего не стоило за пару минут вскрыть компьютер Дока, найти всю необходимую информацию и скопировать ее так аккуратно, что никто бы и не догадался о краже. Реально оценивая свои возможности. Штырь понимал, что у него так не получится.

Другой вариант – просто снять с компьютера винчестер и быстро умотать. Но на этом пути возникало сразу два препятствия.

Первым был Бенито.

Выполняя пожелание Доктора, Штырь всячески демонстрировал мертвяку свое дружеское расположение. А тот, похоже, принимал кривляния и дурацкие ужимки сталкера за чистую монету.

Собственно, пожелание Доктора Штырь мог проигнорировать. И, скорее всего, так бы и поступил, если бы не упоминание Доктора о любви Беннто к автомобилям.

Бенито с готовностью согласился показать Штырю свою коллекцию – так он это называл.

На второй день своего пребывания в доме Доктора Штырь поднялся пораньше, чтобы вместе с зомби отправиться на стоянку автомобилей. Узнав об этой прогулке накануне. Доктор сказал, что, поскольку Штырь не собирается ночевать вне дома и сопровождать его будет Бенито, никакое оружие ему не потребуется.

– Никакое? – переспросил Штырь, решив, что ослышался.

– Никакое, – уверенно повторил Доктор.

– А как же, вы ведь обещали дать мне ваши специальные нелетальные патроны, – напомнил Штырь.

– Во-первых, я обещал дать тебе свое оружие только в том случае, если ты согласишься остаться и работать со мной, – уточнил Доктор. – Во-вторых, завтра тебе оружие не потребуется вообще.

– Но если мы встретим монстров?.. – Неожиданно Штырю в голову пришел убийственный по силе аргумент: – Даже Бенито не справится в одиночку со стаей слепых собак!

– Завтра четвертый день после выброса, – напомнил Доктор.

– Ну и что? – не понял Штырь.

– Все бродячие монстры уже откочевали к окраинам Зоны. Остались только оседлые. Если их не тревожить, сами они на тебя бросаться не станут. Обойти опасные места тебе поможет Бенито. Если кого и встретите, так разве что только излома или чернобыльского пса. Собак

Категория: Алексей Калугин - Дом на болоте | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 753