Глава 14

Накинув куртку и прихватив автомат. Штырь вышел на крыльцо.

При свете дня дня болото уже не казалось, как ночью, зоной кошмаров. Ужас отступил вместе с темнотой, уступив место отчужденной загадочности и противоречивой нереальности. Что, гели подумать, было не менее страшно, чем невидимые тени невидимых существ. Но об этом именно что нужно было подумать.

Над землей плыл густой молочно-белый туман, из которого местами выныривали верхушки кустов и тонкие кривые стволы, – несколько торчащих в разные стороны веток не позволяли назвать их воткнутыми в землю палками. Сколотые, будто обкусанные каким-то гигантом верхушки каменных балок, невесть как оказавшихся на болоте, придавали пейзажу совсем инопланетный вид.

Штырь спустился с крыльца и по колено погрузился в туман, который почему-то пах прокисшим молоком. Или это что-то другое так пахло? Или кто-то другой, прячущийся в тумане? Штырю сделалось не по себе. Доктор сказал, что если он не будет отходить далеко эт дома, то опасаться нечего. Так мало ли, кто что говорит. По болоту разве что зомби может ходить без опаски. На его мясо даже падальщик не позарится.

Посмотрев вокруг. Штырь в который уже раз подумал о том, что не зря, ох не зря поселился Доктор на болоте. Хотя и не трясина, а все равно, не зная дороги, далеко не уйдешь. Значит, об этом тоже нужно подумать: как уйти из дома на болоте? Хорошо бы к этому делу Бенито подключить. Он здешние места знает. К тому же большой груз может нести. Вот только под стволом автомата его вряд ли заставишь что-то делать. Он уже покойник, ему все равно. Если только пригрозить прикончить Доктора… Но тогда придется и его с собой тащить.

Дом оказался больше, чем ожидал Штырь. Видно, не все комнаты показал ему Доктор. Дом стоял на сваях, вознесенный метра на полтора над землей. Присев на корточки. Штырь увидел с десяток труб различного диаметра, уходящих вертикально вниз, в глубины болота. Что это, канализация?

Сваи, на первый взгляд казавшиеся деревянными, на деле оказались бетонными. Штырь убедился в этом, когда соскреб с одной из них слой мха и какой-то плотной сине-зеленой паутины. Как ни крути, получается, что не сам Доктор свой дом на болоте построил. Кто-то ему помогал. И здорово помогал. А что, если Доктор работает на какую-нибудь правительственную организацию? Наверняка многие заинтересованы в том, чтобы получать из Зоны свежую оперативную информацию. Прикрытие у Доктора великолепное, лучше не придумаешь. И вся информация – из первых рук. Ему и сталкер расскажет, где побывал да что видел, и зомби о смысле жизни поведает. Хотя вот зомби как раз в придуманную Штырем картину вписывались плохо. Если даже Доктор был чьим-то агентом, все равно оставался вопрос, каким образом ему удается находить взаимопонимание со всеми обитателями Зоны. Если, конечно, верить тому, что о нем рассказывают. Хотя кое-что Штырь уже и сам видел.

Запястье защекотал включившийся ПДА – предусмотрительно, чтобы в очередной раз не попасть впросак, сталкер отключил звуковой сигнал, оставив режим вибрации.

Штырь оттянул рукав, прочитал сообщение и тихо выругался. Снова погиб Семецкий. Все снова шло кувырком. Снова ничего невозможно понять.

Если Доктор работает на разведку какой-то из стран, осуществляющих контроль за тем, что происходит вокруг Зоны, то это сильно осложняет ситуацию.

Неподалеку, метрах в трех, мелькнуло что-то переливающееся радужными цветами -красный, желтый, синий, зеленый, – похожее не то на крыло бабочки, не то на чешую дракона Штырь вскинул автомат и, почти не целясь, выстрелил. Из тумана послышался приглушенный кашель.

Ну и черт с ним, подумал Штырь. Пусть себе кашляет, кто бы он ни был. Не пойду смотреть… Какое мне до него дело?

На крыльцо выбежал Доктор в накинутом на плечи бушлате.

– Что?

– Ничего, – развел руками Штырь.

– А зачем стрелял?

– Просто так… Показалось.

– Что показалось?

– Да откуда я знаю!

– Я тебя предупреждал! – затряс указательным пальцем Доктор. – Кончай палить без разбору во что попало! Ты зачем на улицу вышел?

– Воздухом подышать.

– А без автомата что, задохнешься?

– Да что вы. Док, в самом деле…

Штырь недовольно поморщился и отвернулся. Трехнутый какой-то… Какой из него, на фиг, агент…

– Штырь! Я к тебе обращаюсь!

– Ну? – Штырь даже не обернулся.

– Не нукай! Не запряг!

Штырь повернулся. Красиво положил ствол автомата на сгиб левой руки.

– В чем дело, Док? Боитесь, что я пристрелю кого-нибудь из ваших скользких друзей?

– Да, боюсь, – Доктор протянул руку. – Ну-ка, давай сюда автомат!

– Зачем это? – насторожился Штырь.

– В дом отнесу.

– Я и сам могу.

– Что, уже нагулялся?

Будь на месте Доктора кто-нибудь иной. Штырь непременно сказал бы, что он вообще небольшой любитель гулять, а уж по болотам тем более, и вообще, на что тут смотреть-то, на деревья, на корню гниющие, или на камни, из-под земли прущие, вот если бы охота, тогда другое дело, но для охоты дичь приличная нужна, утки или фазаны, ну то есть что-то такое, что потом можно ощипать, зажарить и съесть, а не твари безымянные, от одного вида которых с души воротит, прежде Штырю охотиться не приходилось, тем более на болоте, но сейчас бы он не отказался, за компанию, да и просто от нечего делать… Ну, вот так примерно. Но поскольку из всех возможных слушателей перед Штырем оказался лишь Доктор, сталкер только рукой безнадежно махнул.

– А…

И начал подниматься по лестнице.

Доктор сделал шаг в сторону, протекая его в дом.

– Заняться нечем? – спросил он, входя следом в столовую.

Штырь положил автомат на скамейку.

– На предохранитель поставь.

И в самом деле. Штырь схватил автомат и перевел предохранитель в нейтральное положение. Глядя на его суетливые движения, Доктор сложил руки на груди.

– Зачем ты пришел в Зону?

– А что? – искоса глянул на него Штырь.

– У каждого, кто приходит в Зону, есть для этого своя причина. – Доктор подошел к столу и налил в кружку остывшего чая. – Или ему кажется, что такая причина есть – Он сделал глоток из кружки. – Второе значительно чаще.

– А вы здесь что делаете?

Это был не вопрос, а всего лишь способ защиты. Мотивы поведения Доктора Штыря не интересовали нисколько. А на то, что Док честно и откровенно признается, кто и зачем прислал его в Зону, Штырь даже не надеялся. Он все еще не мог окончательно решить, слишком ли Доктор глуп для того, чтобы понять, насколько бессмысленно звучат все его заявления, или же чрезвычайно умен, а потому делает вид, что ничего не понимает.

– Я, как ты мог заметить, людей лечу, – ответил Доктор на замечание Штыря, которое принял за вопрос.

– И не только людей, – добавил Штырь.

– Я помогаю всем, кто в этом нуждается, – уточнил Доктор.

– И кто же вас на это вдохновил?

Доктор задумался. Не то чтобы он не знал, как ответить, – он думал, как ответить так, чтобы сталкеру было понятно.

– Случай.

– Счастливый?

– Не знаю.

– Вы нашли здесь себя?

– Я себя никогда не терял. Штырь усмехнулся.

– Вы разговариваете, как зомби.

– Ты знаком с многими из них?

– Мне достаточно одного.

– А! – догадался Доктор. – Выходит. Бенито – первый зомби, которого ты увидел, если можно так выразиться, вживую!

– С меня и его достаточно.

– Напрасно. Зомби – одни из наиболее интересных обитателей Зоны. И, пожалуй, наименее агрессивные из всех. Включая человека.

– А мне-то что?

– Ты же, как я понимаю, собираешься задержаться здесь надолго?

– Я уйду от вас, как только…

– Я имел в виду Зону.

– А… Нет, – Штырь мотнул головой. В конце концов, почему он должен скрывать это от Доктора? – У меня нет планов задерживаться здесь надолго.

– Да? – Доктор как будто был удивлен. – А мне показалось… – Он коснулся указательным пальцем кончика носа и задумчиво посмотрел на Штыря. – Впрочем, какая разница, – Доктор улыбнулся и махнул рукой. – Зачем же ты тогда пришел в Зону?

Штырь усмехнулся. Подошел к столу. Взял из пакетика конфету «Грильяж в шоколаде».

– Мы вернулись к тому, с чего начали. Он развернул фантик и попытался откусить от конфеты кусочек. Конфета оказалась жесткой, как кусок цемента. Штырь едва зуб не сломал.

– Да что тут у вас!… – в сердцах воскликнул он.

– У нас тут Зона, – спокойно ответил Доктор. – А «грильяж» я для Морфа держу. Он любит что-нибудь погрызть.

Штырь закрутил каменную конфету в фантик и раздраженно кинул ее на стол. Взгляд его скользнул по стене. Остановится на портрете Дали.

– Зона, – недовольно буркнул он. – Чем вы тут вообще занимаетесь? Ну, в смысле, когда пациентов нет?

– Хочешь сказать, делать нечего?

Ну вот, опять! Доктор посмотрел на Штыря так, будто заранее готовился уличить его в обмане.

– Док, – Штырь наклонил голову к плечу и с неизбывной тоской посмотрел на хозяина дома. – Я так подозреваю, что у нас с вами очень разные интересы. И вы вряд ли сможете предложить что-то, что бы меня заинтересовало.

Блестяще! Штырь готов был сам себе зааплодировать.

Доктор хмыкнул с сомнением, заглянул в чашку, что держал в руке, и, убедившись, что она пуста, поставил на стол.

– И что же входит в круг твоих интересов?

– Автомобили.

– Автомобили? – Доктор произнес это слово так, будто оно было названием давно вымершего чудовища. – Ну, в таком случае тебе непременно нужно пообщаться с Бенито.

– При чем тут мертвяк? – удивился Штырь.

– Он тоже автолюбитель. Добрую половину тех шрамов, что ты мог видеть у него на теле, Бенито получил, гоняя на машинах.

– Хм, – Штырь озадаченно почесал ногтем кончик носа. – Это что, обычное хобби для зомби?

– Ты полагаешь, Бенито обычный зомби?

– А разве нет?

– У Бенито в значительно большей степени, нежели у других его сородичей, развит интеллект и желание общаться с людьми.

– И чем вы это объясняете?

– Увы, – развел руками Доктор, – объяснений у меня нет. Я могу лишь предположить, что Бегагто – это новый этап в эволюции зомби.

Штырь внимательно посмотрел на Доктора, надеясь уловить хотя бы слабый намек на то, что он шутит. Дурацкая, конечно, шутка, но все же лучше, чем… Да нет, похоже. Доктор говорил всерьез.

– И что потом? Когда все зомби станут такими же умными, как Бенито, и начнут гонять по Зоне на автомобилях?

– Ты упрощаешь ситуацию, – помахал рукой Доктор. – Я не говорил о том, что зомби станут умнее. Мы не можем оценить уровень их интеллекта, потому что он… Он другой, непонятный нам. К тому же зомби им почти не пользуются, потому что он не требуется им в повседневной жизни. А может быть, даже вреден. В тех условиях, в которых обитают сегодня зомби, им нужно не думать, а быстро, на уровне инстинктов, реагировать на ситуацию. Знаешь, какова средняя продолжительность жизни зомби? Полтора года!

– Хотите сказать, что если поместить мертвяка в условия, при которых ему не нужно будет постоянно заботиться о выживании, то он на глазах начнет умнеть?

В ожидании ответа на свой вопрос Штырь заранее скептически поджал губы. Но ответ Доктора как всегда оказался далек от того, что ожидал услышать сталкер.

– В таких условиях даже человек начнет о чем-то задумываться, – сказал Доктор. – Так ведь? – И подмигнул Сальвадору Дали на портрете.

Штырь озадаченно прикусил губу.

– А зомби?

– Что – зомби?

– До какой степени они могут поумнеть?

– Вот чего не знаю, того не знаю, – покачал головой Доктор. – С тем же Бенито я знаком без малого три года, а до сих пор не могу понять его до конца. Порой мне кажется, что он намеренно скрывает свои интеллектуальные способности Ты замечал, как он говорит?

– Коряво?

– Он вдруг может выдать совершенно поразительное умозаключение, до которого не всякий человек додумается.

При этих словах Доктора Штырь обиделся, решив почему-то, что замечание относится персонально к нему.

– А потом вдруг снова начинает лепетать, как пятилетний малыш. Или же он действительно не может, или не умеет в полной мере использовать свой интеллект? – Доктор опустил голову и потер пальцами подбородок.

– Вот смотри: мозга у зомби нет, так ведь?

– Не знаю, – пожал плечами Штырь.

– Можешь мне поверить, – махнул кистью руки Доктор. – После смерти мозг в первую очередь приходит в негодность. В черепах тех зомби, которых мне приходилось вскрывать, не было ничего, что могло бы служить информационным носителем. В таком случае, где зомби хранят свои знания об окружающем мире? Где, в каком месте расположена их память? – Док сделал паузу и загадочно прищурился.

– Ну, если вышел из строя внутренний носитель информации, то данные можно сохранять на внешнем устройстве.

Штырь не собирался делать какие-то далеко идущие выводы, он просто провел параллель с компьютером. Но Доктор, услышав его ответ, азартно хлопнул в ладоши:

– Точно! Память зомби, причем не только та, которую он приобрел, находясь в состоянии ожившего трупа, но и память о прошлой жизни записана на каком-то внешнем носителе. Проблема в том, что сам зомби не знает, как снимать с него информацию. Подключения происходят случайно. Как на старой телефонной станции, когда телефонистке, для того чтобы соединиться с тем пли иным номером, нужно вставить штекер в нужное гнездо. Чтобы она не запуталась, под каждым гнездом табличка с соответствующей надписью. -Рассказывая это. Доктор двигал руками, изображая телефонистку. – Теперь представим себе, что кто-то посрывал все таблички… – Доктор резво дернул руками в стороны. – Что остается телефонистке? Она начинает наугад втыкать штекер в гнезда. Точно таким же образом пытается оживить свою память и зомби.

– Один мертвяк будет наугад тыкать штекером в гнезда, – продолжил мысль Доктора Штырь. – Другой станет последовательно проверять каждое гнездо. Со временем, при достаточной тренировке, у мертвяка складываются определенные навыки. Он запоминает местоположение некоторых гнезд, которые использует чаще других.

– Именно так, – кивнул Доктор.

– Вопрос только в том, куда же идет звонок с телефонной станции зомби?

– Да уж, – качнул головой Доктор. – Хотел бы я знать ответ на этот вопрос.

– А вы не знаете?

– Увы, -развел руками Доктор.

Лицо Штыря обиженно вытянулось. Ну вот! Доктор снова обманул его. Показал шоколадку в красивой блестящей обертке, а когда Штырь уже совсем было руку протянул, спрятал ее за спину.

– Но хотя бы какие-то предположения?..

– Предположения имеются, – Доктор улыбнулся и неожиданно подмигнул Штырю. -Только они настолько бредовые, что я не стану высказывать их малознакомому человеку. А то еще, чего доброго, сочтешь меня идиотом.

Штырь едва удержался, чтобы не хохотнуть. Надо же, он еще заботится о том, что о нем могут подумать!

– Хочешь начистоту?

Штырь озадаченно склонил голову к плечу.

– О чем вы. Док?

– Ты знаешь, – Доктор заложил руки за спину и прошелся по комнате от стола к двери. – За те годы, что я провел в Зоне, я много чего повидал. И, полагаю, неплохо разбираюсь в людях. Особенно в тех, кто сюда приходит. У каждого из них есть какая-то своя цель. Цель определяет поведение сталкера. А от поведения его зависит, как долго он тут протянет. – Доктор остановится напротив Штыря и пристально, так, что парень невольно поежился, посмотрел ему в глаза. – Без посторонней помощи ты в Зоне не выживешь. Это не твой мир. Ты его не понимаешь. Не чувствуешь, откуда грозит опасность, не видишь, где можно от нее укрыться. Зачем ты сюда пришел? Что тебе Зона?

– Мое дело, – набычился Штырь.

– Твое, – не стал спорить Доктор. – Я и не собираюсь за тебя ничего решать. Я тебе предложение хочу сделать. Принимать его или нет – твое дело. Но прежде, чем что-то сказать, подумай.

Пауза.

Штырь ждал, когда Доктор продолжит. Чего ждал Доктор – неизвестно. Он точно не стремился драматизировать ситуацию, которая ему самому казалась простой и не требующей никаких дополнительных мер воздействия на собеседника. Он всего лишь давал информацию, которую Штырь должен был осмыслить самостоятельно. Хотя, похоже, парень пока еще не понимал, что информация в Зоне – самый ценный товар. Да, он многого пока еще не понимал. В этом и заключалась главная проблема таких вот новичков. Чаще всего понимание приходит к ним слишком поздно, когда уже ничего невозможно изменить. Или почти ничего. Что нередко бывает даже хуже, чем совсем ничего. Зона…

– Я слушаю вас. Док, – первым прервал молчание Штырь. – Что за предложение?

Доктор прошел на кухню, наполнил водой чайник и включил его.

– Мне нужен ассистент, – сказал он, вернувшись к столу. – Молодой, энергичный, задающий много вопросов. Ты бы мне подошел.

Штырь ожидал чего угодно, только не этого. Растерявшись, он даже не сразу нашел, что сказать. Он лишь надеялся на то, что со стороны его растерянность могла сойти за задумчивость.

На кухне щелкнул закипевший чайник. Доктор взял небольшой глиняный чайничек и приступил к сложной процедуре заваривания чая – такого, как он любил.

Он вернулся через несколько минут, держа в одной руке чайник, а в другой – две крошечные цилиндрические чашечки, одну из которых сунул в руку все еще пребывающему в состоянии некоторой растерянности Штырю. Перехватив поудобнее ручку чайника. Доктор наполнил обе чашки черным как деготь чаем.

Штырь понюхал свою чашечку. Пахло не чаем, а лыжной мазью.

– Почему я? – спросил он единственное, что пришло в голову.

Доктор поставил чайник на стол и сделал крошечный глоток из своей чашки.

– Потому что ты подвернулся, – ответил он без обиняков. – Как я уже сказал, один ты в Зоне долго не протянешь. А здесь, – Доктор сделал короткий жест свободной рукой, обозначив тем самым не только внутреннее пространство дома, но и окружающие его болота, – вполне безопасно. Через годик-другой, когда поднаберешься опыта, сможешь, если захочешь, отправиться в свободное плавание.

Годик-другой! Штырь едва не воскликнул это в полный голос. Любитель мертвяков определейно спятил! Он не собирался оставаться в Зоне так долго!

– Я ничего не смыслю в медицине, – сказал Штырь.

– Научиться недолго. – Доктор сделал глоток чая. – Мне не так часто приходится проводить сложные операции, при которых требуется помощь ассистента. А делать перевязки и уколы я даже Бенито за неделю научил. Правда, еще через неделю он все благополучно забыл. Но ты ведь не зомби, – Доктор заговорщически подмигнул Штырю. – Кроме того, мне требуется и другая помощь.

– Например? – насторожился Штырь.

– Да ты не волнуйся, без работы не останешься, – усмехнулся Доктор. – Будешь вместо меня ходить в бар за провиантом. Иногда бывает нужно сбегать к ученым на Янтарь. За домом присмотреть, когда я ухожу на несколько дней. Ну и по хозяйству всякая мелкая работенка.

– Одним словом, мальчик на побегушках, – уточнил Штырь…

– Я бы предпочел называть своего помощника ассистентом. – На лице Доктора не было ни тени улыбки. – Но если тебе больше нравится твой вариант…

Доктор развел руками, давая понять, что не имеет ничего против мальчика на побегушках.

– И что я буду за это иметь? – спросил Штырь.

– Крышу над головой, трехразовое питание и практикум по выживанию в условиях Зоны.

– Плата не предусмотрена?

– Смеешься?

– Стараюсь рассмеяться.

– Только имей в виду: если решишь остаться, тебе придется соблюдать установленные в моем доме правила. Правила несложные, но я буду требовать их неукоснительного исполнения.

– Первое правило, – загнул большой палец на левой руке Штырь, – не называть Бенито мертвяком.

– Не первое, – покачал головой Доктор. – Но об этом я тоже собирался сказать. Первое – кто бы ни пришел в этот дом, ты должен относиться к нему… – Доктор задумался ненадолго, подыскивая нужное определение. – Как к человеку, – сказал он и снова задумался. Затем щелкнул пальцами: – Точно! Именно как к человеку.

– Даже если в гости заявится кровосос?

– Даже в этом случае, – подтвердил Доктор. – Впрочем, – махнул он растопыренной пятерней, будто муху отогнал, – кровососы здесь бывают редко.

Штырь в задумчивости прикусил губу и наклонил голову к плечу. Дурака валяет Доктор? Напугать хочет? Или?.. Да нет, какое там! Ну, ладно бы сказал, что зомби к нему заглядывают, это еще куда ни шло. А кровососы – они ведь тупые совсем. Даже разговаривать не умеют. Откуда им знать про Доктора с Верхних Болот?..

– Я могу продолжать? – спросил Доктор.

– Да, конечно, – поспешно кивнул Штырь. И улыбнулся: – Про кровососов я все понял.

– Второе – никакого летального оружия. – Доктор поднял руку с открытой ладонью, предупреждая вопрос, – Если потребуется куда-то идти, я дам тебе свои патроны. Ясно?

– Ясно, – кивнул Штырь.

Незаметно для себя самого он втянулся в обсуждение деталей работы ассистентом у Доктора, как будто и впрямь собирался этим заняться.

– Третье. – Доктор снова наполнил свою чашечку вонючим чаем. – Я уже говорил, что толком не умею готовить. Поэтому, если тебя не устраивает моя стряпня, придется заниматься кухней самому.

Штырь вспомнил ирландское рагу Доктора и подумал, что, пожалуй, лучше самому заняться приготовлением еды.

– Четвертое – помириться с Бенито и перестать называть его мертвяком. Даже за глаза.

– Даже за глаза? – удивленно переспросил Штырь.

– Обсуждение чьей-то личности за спиной у того, о ком идет речь, создает нездоровую ауру. Особенно если это происходит в закрытом помещении. А многие обитатели Зоны очень чувствительны к негативным колебаниям ауры. Морф, например. Если в доме что-то не так, он будет носиться по комнатам, как ненормальный…

Со стороны прихожей в столовую влетел изоморф, имевший на данный момент грушевидную форму. Он пронесся по комнате, метнул комок шоколадной слизи в портрет Сальвадора Дали п покинул столовую через другую дверь.

– Что с тобой. Морф? – крикнул вслед ему Доктор. Изоморф только дверью хлопнул.

– Может быть, съел чего? – предположил Штырь.

– Обычно он такой спокойный, – Доктор озабоченно сдвинул брови. – Так, о чем я?

– О том, что при Бенито не следует употреблять слово «мертвяк», – напомнил Штырь.

– Да, верно. – Доктор, точно Будда, сложил ладони перед грудью. – Ну так что?

Штырь сделал глоток из чашечки с чаем, которую так и продержал в руке весь разговор. И скривился, будто гнилой орех раскусил. Бог его знает, что думал Доктор о своем умении заваривать чай, но пойло, что попробовал Штырь, вкус имело преотвратнейший.

– Что скажешь? – повторил вопрос Доктор.

– Я должен подумать, – ответил Штырь.

– Конечно, – с готовностью согласился Доктор. – Только я бы на твоем месте… – Он вскинул руку, останавливая самого себя, и умолк. – Все, молчок! Ты сам принимаешь решение. До следующего выброса ты мой гость. А после – либо принимайся за работу, либо уматывай. Понятно?

Чего ж тут было не понять?

Категория: Алексей Калугин - Дом на болоте | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 629