Глава 19. Главный Рэмбо в лесу

Заслышав звуки стрельбы, мы с Тополем остановились.
Стреляли неподалеку – у самой воды. ПДА обещал двух человекообразных.
Справа от нас поросший кустами северный берег Янтарного озера круто уходил вниз. Недавний дождь превратил широкую тропу, которая вела к воде, в нечто вроде протяженной глиняной скользанки.
Судя по изрядному количеству размазанных по грязи следов, в тот день скользанка пользовалась особой популярностью.
Кусты мешали разглядеть с нашего места, кто там внизу так громко плюхает. И кто так ожесточенно стреляет.
На ПДА продолжали настырно мерцать две человеческие метки. Скорее всего это не сталкеры. Но кто?
– Надо бы глянуть, – сказал я на ухо Тополю.
– Зачем еще? – Тополь всегда был прагматиком.
– Затем, что хочу все знать!
– Ну, дело твое. Ты гляди, а я тебе спину прикрою. Чтобы не получилось как в позапрошлом году возле Радара, когда нас четверо пацанов из «Долга» прижали в углу и обобрали до нитки, программы эти свои зачитывая… Про торжество науки и цели, которые оправдывают средства…
Не знаю почему, но мне вдруг стало страшно. В Зоне бывает так – страх накатывает, как волна. Но любопытство все-таки взяло верх.
Я пошел вперед, не сомневаясь, что в пяти шагах за мной топает мой друг с автоматом наперевес. И, если что, короткая очередь из его «Грозы» исправно уложит в грязь Заозерья любого незваного гостя.
Я осторожно ступал по траве в стороне от глиняной скользанки, не сводя глаз с датчика аномалий. Но вот сомнительный участок был пройден, кусты расступились…
Чтобы преодолеть последние, самые важные дециметры, я улегся на живот и пополз. Попасть под дурную пулю мне совершенно не улыбалось.
По колено в воде, у самого берега озера, стояли двое – парень и девушка.
Парень был, считай, безоружен. Разве что взять в расчет длинный охотничий нож, которым он вяло пытался оборониться от рассвирепевшего псевдогиганта? Ха, ха, ха три раза, как любил повторять мой дедушка, суфлер погорелого театра.
Псевдогигант – это была матерая, крупная особь – плевать хотел на охотничий нож.
А вот воды он, похоже, боялся. Мутант топтался у самого-самого краешка, но преодолеть плевое расстояние до незадачливой парочки пока не спешил. Вместо этого он ярился и пытался достать потенциальную добычу своими мощными передними лапами, которые составляли впечатляющий контраст с небольшими, дегенеративными задними.
Все знают, что питаются псевдогиганты трупами. Но не все знают, что если за время долгих странствий вокруг Янтаря (именно эти места они по неизвестной мне причине предпочитают) псевдогиганту не встречается аппетитного трупика, мутант принимает решение занять активную жизненную позицию и такой трупик себе раздобыть. Горе тем, кто встанет у него на пути!
Я изучал диспозицию где-то секунд двадцать. Долго, да. Но мне требовалось увериться, что между мной и мутантом нет сколько-нибудь мощных аномалий. Таких аномалий, например, которые перехватят пули, выпущенные из моей «Грозы», и обессмыслят мою стрельбу.
Из пасти псевдогиганта вырвалось грозное рычание. Вся его поза свидетельствовала о том, что он вот-вот прыгнет. Что он уже смирился с необходимостью лезть в воду… И если он еще не прыгнул, так только лишь потому, что опасался залететь туда, где не видно дна.
Причины решимости мутанта лежали на поверхности – судя по всему, полминуты назад блондин пытался покончить с ним, высадив полный магазин «вальтера» ему в голову.
Наивный!
Блондин, конечно, был не в курсе, что возненавидевшая сынов человеческих природа-мать снабдила своего любимца псевдогиганта черепом рекордной толщины, который надежно защищает не слишком развитой мозг его хозяина от всякой пули.
Против костяной брони псевдогиганта «вальтер» был бессилен. И, будем откровенны, не всякая штурмовая винтовка смогла бы с ней справиться. Чтобы пробить башку псевдогиганта, требовались хорошие бронебойные пули…
Сам «вальтер», за бесполезностью отброшенный блондином прочь, я приметил – он валялся на жухлой коричнево-зеленой траве возле высохшего куста лопуха. Лопух ощетинился во все стороны колючими головками, словно бы говоря: растения тоже не в восторге от того, что происходит в Зоне, и они тоже чувствуют себя потенциальными жертвами мутантов.
Картину довершала стая местных псов, на которых и смотреть-то было противно. Они терпеливо ждали, пока псевдогигант оприходует двуногих, в надежде, что им тоже перепадет что-нибудь после обильного пиршества старшего…
Но вернемся к нашим героям.
Пока парень – а он был явно ранен, лицо его заливала кровь, – отмахивался ножом от псевдогиганта, его спутница пряталась у него за спиной. В руках она сжимала длинную и даже на вид трухлявую палку.
При помощи этой палки девушка планировала постоять за свою честь, когда ее спутник падет.
У девушки были длинные черные волосы до пояса – блестящие, живые, как будто с рекламы шампуней. Загляденье!
Правда, волосы эти были грязными, спутанными, и кое-где в них трепетали устроившиеся там ржавые дубовые листы. Не то бедняжка катилась по земле, не то упала, спускаясь по глиняной скользанке, не то ночевала в шалаше. Или все это вместе.
Мордашка у девушки была серьезной и очень, очень печальной.
Уж поверьте человеку, знающему в этом толк. Это отдельная категория девушек – «печальные». Такие даже когда улыбаются или смеются, все равно кажется: вот-вот заревут.
Однажды я едва не женился на одной такой. Ее звали Олеся. Но моя глупость в совокупности с ее гордостью не дали шансов нашему совместному супружескому счастью… Впрочем, я отвлекаюсь.
Печальная девушка-брюнетка с бело-розовой кожей и грустными глазами время от времени совершала вылазки из-за спины парня! Она тюкала псевдогиганта по лапам и по темени! Эти удары не только не причиняли твари вреда, но даже не способны были рассердить ее.
Пожалуй, если бы псевдогиганты имели развитое чувство юмора и умели смеяться над шутками абсурда, шансы отличиться у девушки были бы. А так…
Толку от брюнетки было как с козла молока. Но палку она не бросала. Как видно, хотела, чтобы ни один человек на земле не имел повода сказать, что она не пыталась помочь своему спутнику отбиться.
Брюнеточка мне глянулась.
И если ее усталый друг был объят чем-то похожим на волю к жизни, то брюнетка всем своим видом являла полную противоположность.
На ее лице явственно прочитывалось: «Дорогие друзья! Если меня сейчас сожрут, я совсем-совсем не расстроюсь! Потому что мысленно я готова умереть в любую минуту!»
В общем, вот так они и стояли по колено в холодной воде, уходя все глубже в радиоактивный ил, и отбивались от голодного псевдогиганта.
Подводя к концу анализ аномальной обстановки (а она была сложной), я вел сам с собой бурную дискуссию на тему «А не помочь ли обреченным?». В самом деле, тут могли быть разные мнения.
С одной стороны, «кто людям помогает, тот тратит время зря. Хорошими делами прославиться нельзя…». Эту песню любил напевать небезызвестный Боров, бармен бандитского бара. И иногда я, ваш Комбат, с пафосом песни был на сто процентов согласен, хотя лично Боров и был мне отвратителен. Вот помогу я им. А дальше что? Да они и километра не пройдут, как встретят такого же псевдогиганта, и повторится вся та же история.
А с другой стороны, вот Черный Сталкер, к примеру. Он же помогает нам, сталкерам, так? Ну тогда логично, что и мы должны помогать другим сталкерам. И не сталкерам тоже. Пусть не всегда, но хотя бы изредка. В общем, получается, иногда все же надо помогать другим. Этого требует что-то важное внутри нас. Надо, да… Хотя и не хочется!
Ну а с третьей стороны, вот Трофим. Приятно, черт возьми, осознавать, что, не будь меня, и его бы, умника, не было! Тешит самолюбие.
«Мне бы знак какой-нибудь. Чтобы понять, как надо поступать в данном случае», – подумал я, перемалывая челюстями ком жевательной резинки со вкусом спелой узбекской дыни.
Не успел я додумать это пожелание до конца, как мой цепко ощупывающий каждый метр берега взгляд упал на предмет аквамаринового цвета… точнее, на укрепленный дополнительной титановой деталью угол некоего прямоугольного предмета аквамаринового цвета, который… был подозрительно похож на контейнер Рыбина! Тот самый, который я так настырно и безуспешно искал. Да и не один я, судя по видеозаписям Авеля…
Контейнер, цел-целехонек, лежал в густых зарослях мутантной череды.
Рядом с ним валялся дорожный баул с какой-то надписью на немецком.
Чуть поодаль распласталась, раскинув рукава, как крылья, мужская кожаная куртка коричневого цвета – как видно, разгоряченный погоней блондин стянул ее по дороге к воде, чтобы не стесняла движений.
Я вытянул шею, чтобы как следует рассмотреть, нанесена ли на бок аквамаринового чемодана желтая аббревиатура ОМТ (впрочем, я уже не сомневался, что это искомый контейнер).
Чтобы доискаться до истины, мне пришлось приподняться и сесть на корточки, окончательно демаскировав себя.
Омерзительные псины тут же засекли чужака и начали издавать ужасные звуки, которые лишь с большой натяжкой можно назвать лаем. Черно-серым смрадным потоком они устремились к нам с Тополем, брызгая ядовитой слюной.
Лишь псевдогигант и блондин-культурист были настолько заняты друг другом, что не проявили к новой персоне никакого интереса.
Девушка же, кажется, меня заметила. Она сказала что-то парню, но тот даже бровью не повел. Может, не услышал.
В напоенных отменной лирической печалью глазах девушки затеплилась искорка надежды. Если, конечно, я ее себе не нафантазировал – эту искорку.
Как я уже сказал, всю эту сложную и не лишенную готической живописности картину мой мозг впитывал и анализировал долгих двадцать секунд.
На двадцать первой секунде псевдогигант прыгнул с берега в воду. Однако уверенности в себе ему не хватило – все-таки тварь чего-то очень боялась. Вполне возможно, что водянки-сварщика или того жуткого «веретена», которое чуть не сцапало нас с Тополем на том же самом Янтарном озере несколько часов назад.
В общем, мутант не смог покончить с парнем в один прыжок, не долетел он самую малость. Его удар пришелся по воздуху перед горлом противника.
Я открыл огонь псевдогиганту в спину ровно в тот момент, когда мутант был готов нанести смельчаку последний сокрушительный удар.
Тем самым я, кажется, невольно подтвердил мысль классика из школьной программы, согласно которой попутный ветер всегда начинает дуть в минуты отчаяния.
Я знал, куда стрелять. Еще бы, счет укокошенных мною псевдогигантов давно перевалил за второй десяток!
Похвастаюсь, пожалуй, еще немного – этого псевдогиганта я прикончил с рекордно малым расходом патронов.
Мутант рыкнул в последний раз, пошатнулся и рухнул в воду мордой вниз, подняв фонтаны брызг. Парня и девушку щедро окатило ледяным душем. Но что-то не видно было недовольства на их молодых красивых лицах!
– Ничего себе, – прочувствованно сказал парень, опуская нож.
Эх, хотел бы я увидеть себя глазами этого блондинистого амбала: вдруг откуда ни возьмись, в самый что ни на есть критический момент, из жухлых кустов жимолости появляется спаситель с автоматом наперевес. И этот святой Георгий враз делает то, что битых надцать минут не удавалось тебе, – укладывает монстра!
Девушка обрадованно вскрикнула и помахала мне рукой. Ее глаза увлажнились.
Эпичность картины, правда, была несколько смазана тем, что, спускаясь к ним, я пару раз едва не упал на спину – уж больно скользкой оказалась глинистая жижа склона.
Тем временем свирепые и явно голодные псы, видя мою победу над огромным мутантом, малость поумерили пыл и замерли в нерешительности. Затем три особи все же бросились ко мне, но двоих мгновенно подстрелил Тополь. Который, напомню, все это время прикрывал мою спину, то есть в более широком смысле – следил за тем, чтобы никто не мешал мне работать.
Третьего пса прикончил я. Остальные сразу же разбежались.
С этими псами всегда легче, чем с псевдогигантами. Они меньше, да и трусливее.
Подойдя к воде, я эффектно поставил правую ногу на задницу поверженного голиафа (его грудь и морда были утоплены в озере) и посмотрел на парочку экзаменующе.
Нет, вблизи они тоже не казались опасными.
Классические туристы, отбившиеся от стада и попавшие в переплет. В крайнем случае чьи-то, еще не успевшие набраться опыта, отмычки.
Парень и девушка смотрели на меня со смесью интереса и недоверия.
Вероятно, точно такими же квадратными глазами я намедни рассматривал свою Мисс-86 среди затканных мхом кочек Касьяновых топей.
Вдоволь насмотревшись на меня, они переводили взгляды на мертвого монстра. А затем опять на меня.
– Здравия желаю, молодежь! – сказал я. – Может, выйдете на берег? Вода-то холодная. Суставы можно застудить.
– Да… Все правильно… Сейчас выйдем.
Я протянул парню руку, помогая ему, на вид полуживому от усталости, выбраться из вязкого прибрежного ила.
Затем подал руку девушке – ладонь у нее была узкой и холодной, как у покойницы.
– Что это было? – спросил парень, присаживаясь на корточки у ступней убитого монстра. – Точнее, кто?
Лишь на самый поверхностный взгляд парень производил впечатление спокойного. Вблизи же было видно – его бьет нервная дрожь.
– Псевдогигант. Абориген Зоны, – ответил я.
На склоне показался Тополь. Я махнул ему, чтобы спускался. Мол, знакомиться будем и все такое.
– И что, много тут таких? – озабоченно спросил парень.
– Думаю, сотен пять наберется, – усмехнулся я. – А то и больше.
Парень выругался. Затем еще раз – громче и злее.
Я понимал – у парня шок.
– Меня зовут Комбат. По профессии – вольный стрелок, – представился я, перебросив «Грозу» в левую руку и протягивая блондину ладонь для рукопожатия. – Но многие предпочитают называть меня сталкером.
Поглядев на мою пятерню безумными глазами, блондин все же пожал ее. И в свою очередь представился:
– А я Иван. Иван Мартынов, телохранитель этой… девушки. – Блондин взглядом указал на брюнетку.
– Менья зафут Ильзе. Мне… есть принцессин… княжество Лихьтенстайн.
Видно было, что девушка сильно волнуется.
– Она из Прибалтики? – спросил я у парня. – По-русски ни бум-бум?
– Нет, из Лихтенштейна. Она принцесса.
И тут меня – признаю, совершенно некстати, – перегнуло пополам от хохота.
– Уа-ха-ха! Бва-ха-ха-ха-ха!
– Вы чего смеетесь?
– Не могу-у-у…
– В смысле? – не понял парень, испуганно отпрянув.
– Вы хотите сказать, я шел по лесу и встретил принцессу?
– Зачем нам врать?! – горячо сказал парень, назвавшийся Иваном.
– А можно… я этот человек… документы покажу? – не меняясь в лице, произнесла Ильза, нащупывая что-то в заднем кармане своих понтовых кожаных брюк. Не было похоже, чтобы мое недоверие ее задело или уязвило.
– Ну покажи!
И она показала.
Паспорт княжества Лихтенштейн. Так, золотым по синему, и написано: Furstentum Liechtensteine. В графе «особые отметки» указано: член правящей династии, младшая дочь ныне здравствующего князя такого-то. Я-то немецкий в школе учил, хоть и плохо. В общем, разобрал без труда. И охренел еще раз. Чудеса!
– Так это что, тебя теперь надо звать «ваше высочество»? Так?
– Можно нет. Я разрешаю, – бросила Ильза с умилительной величавостью.
Тем временем подтянулся Тополь. Точнее, он уже с минуту стоял поодаль, но только молча.
– Пока вы препирались, я стишок сочинил:

Я шел по лесу,
Нашел принцессу.
А шел бы рощей,
Нашел бы… хм… девушку попроще, —

продекламировал Тополь с ангельской улыбкой.
Блондин с внешностью громилы, назвавшийся Иваном, вымученно улыбнулся.
Улыбнулась, этак по-своему, печально, и принцесса Ильза – не то разобрала смысл стишка, не то просто за компанию со своим телохранителем.
Улыбнулся и я. Вот что Тополь умеет – так это разрядить обстановку. Сколько драк в баре «Лейка» окончились, толком не начавшись, только потому, что рядом случайно оказался Костя!
В общем, не сговариваясь мы решили, что накормим ребят из своих запасов и немножечко обогреем. Не бросать же принцессу посреди чащи?
Ну а покуда будет длиться привальная суета, я искренне рассчитывал умыкнуть аквамариновый контейнер. Умыкнуть или честно выпросить – мне было без разницы. Надеюсь, моя искренность извиняет меня в глазах читателей?

Категория: Александр Зорич - Беглый огонь | Дата: 22, Октябрь 2009 | Просмотров: 439