Глава 17. «Звезда Полынь»

– Это эмпатический тушкан.
– Эмпатический тушкан?
– Да. Э-тушкан. Нам на Речной Кордон в конце той недели привезли свежий бюллетень анфоровского штаба с грифом «для служебного пользования». Называлась брошюра «Новинки Зоны и как с ними бороться». Так вот там писали, что вывелся новый подвид тушканов, способных к восприятию простейших эмоций и желаний человека.
– То бишь к эмпатии, – проворчал я.
– Именно. Он эмпатит человека, усиливает пси-излуче–ние и отправляет обратно. Ну, может еще малость подредактировать содержимое твоей башки. Скажем, тебе очень хочется найти какой-то артефакт, а эмпатический тушкан может сделать так, чтобы ты думал, что он и есть тот самый артефакт.
– А визуально?
– Что визуально?
– Может твой тушкан сделать так, чтобы визуально выглядеть как артефакт? То есть ты этак смотришь на него, а видишь не тушкана, а «ведьмину косу».
– Без понятия. Вряд ли. Хотя…
С того момента, как мое сознание помутилось, прошло не так-то много времени. Да и пространства, если можно так выразиться, прошло совсем чуть.
Мы с Тополем находились в дюжине шагов от девятой скважины. Я полулежал на земле, оперевшись на локоть, в полном изнеможении, и слушал незатейливый рассказ Тополя.
Оказывается, я вообще не выключался. Просто это мое сознание отстегнулось, а вот тело устроило Тополю настоящий спектакль.
Со слов Тополя выходило, что я без умолку трещал, какие мы замечательные друзья, какая у нас отличная дружба и как мы с ним вдвоем всех скрутим в бараний рог. Короче, я задолбал его излияниями дружеской приязни и новой порцией извинений за всё-всё-всё, а заодно жалобами на то, как я несчастен в окружении таких женщин, как Мариша, а ведь моей душе хочется высокого и светлого, и прочее ля-ля в таком духе.
– Да-а-а… – протянул я, дослушав. – Как-то все это предельно уныло. Если ты прав, где-то в недрах туннеля сидит эмпатический тушкан и морочит нам голову. Находится ли там, внутри, «звезда Полынь» – неизвестно. А влезть внутрь, чтобы проверить, мы не можем минимум по двум причинам, каждая из которых начинается на букву «э»: электры и э-тушкан.
Тополь вымученно улыбнулся, не прекращая кивать.
– Электры нас могут убить. Тушкан – заморочит голову тому из нас, у кого на поясе не будет «морского ежа». И второму, у которого «еж» будет, придется заниматься первым. Вместо того чтобы решать вопрос со «звездой Полынью». Все вместе это подводит нас к мысли, что…
И тут я осекся. Ибо вдруг обнаружил, что у Тополя во лбу горит красное пятнышко лазерного прицела.
Эту порцию свежей информации я переварить не успел. Над Заозерьем раскатился синтезированный динамиком глас:
– Сталкеры, внимание! Не двигаться! Вы находитесь под прицелом двух гаусс-винтовок…
– Где вторая-то?! – гневно выкрикнул я через плечо.
– А я и первой не вижу, – пробормотал Тополь.
– Молчать! Еще одно слово или движение – стреляю!
«Ишь грозный какой», – подумал я, но промолчал. Психов в Зоне тоже хватает, к сожалению. То есть когда вам говорят «еще одно слово – стреляю», это, конечно, скорее всего просто фигура речи. Но бывает и так, что в вас действительно выстрелят – совершенно нефигурально.
Спустя полминуты послышался хруст спекшихся катышков глины под чьими-то тяжелыми башмаками.
К тому времени я успел перебрать самые очевидные варианты: чудик из «Долга», из «Свободы», из «Греха»? Нет, на «Свободу» и «Грех» не похож манерой изложения… «Долг» – может быть.
Военный, спецслужбист? Вот это вариант, да.
Из частной военизированной структуры? Это еще более вероятно…
И уж почти наверняка наш пока еще невидимый агрессор как-то связан с давешним падением вертолета… То есть с тем самым контейнером Рыбина, который…
Эх, вот бы случилось чудо! И у нашего непрошеного гостя оказался при себе этот контейнер!
А потом второе чудо! Чтобы этот субъект застрелился прямо здесь, в нашем присутствии, не вводя нас с Тополем во грех человекоубийства…
Чудо у Бога в запасе и впрямь имелось, но только одно.
– Руки за голову! – приказал тем временем наш неизвестный солдат. – Тот, который стоит, быстро лег на землю! На землю! Мордой вниз! И ты тоже повернулся и лег нормально! – Это он, понятно, мне – я ведь все это время продолжал полулежать с самым расслабленным видом, опираясь на локоть.
Я глазами показал Тополю, что, хотя осуждаю действия этого фашиствующего молодчика, не вижу пока возможности дать ему заслуженный отпор. «Короче, Тополь, не выкобенивайся, а делай что приказано. Пока он нам бошки не продырявил-то», – таким было мое мысленное послание, если проще.
Тополь, в свою очередь, скроил уморительную гримасу – дескать, заколебал меня этот дятел, – но все-таки осторожно опустился на землю.
Итак, лежим мы, молчим, а дятел – которого, к слову, нам разглядеть так толком и не удалось – над нами ходит.
Первым делом он, конечно, разрядил наши автоматы. Потом – распотрошил рюкзаки.
Скосив глаза вбок, я увидел только заляпанные запекшейся кровью бронесапоги и бугрящиеся полимерными мышцами матовые штанины эластичного боевого экзоскелета «Ратник». Да, богатый парниша, завидую, завидую… Похоже, не врет, и у него действительно есть гауссовка. Насчет «вы на прицеле двух гаусс-винтовок» – это, конечно, понты… Но одна есть, есть, верю…
А вот есть ли у него контейнер с вертолета? А?
Я прикидывал так и этак – попробовать разговорить его или молчать дальше? Тут ведь сложно: можно и разговорить, а можно и пулю в затылок получить.
А вот насчет рыпнуться за пистолетом – о том я даже не думал. Прострелить «Ратник» все равно не получится. Судя по синтезированному голосу, шлем он тоже благоразумно не снимает. Значит, нет надежды продырявить ему горло или засадить пулю в лоб.
Стало быть: лежим пока, отдыхаем…
Тем временем похрустывание и шорохи начали отдаляться. Это указывало на то, что дятел в «Ратнике» направился в сторону скважины номер девять.
Искушать судьбу мне по-прежнему не хотелось. Но я позволил себе тихонечко повернуть голову и поглядеть ему вслед.
Фигура, казавшаяся монструозной из-за широченных, выпуклых наплечников «Ратника», наклонилась над пустой иридиевой клеткой.
Непрошеный гость взял ее, повертел в руках. Затем поглядел в сторону скважины. Взвесил клетку в руке – ну точно как Тополь!
В следующее мгновение счастливый обладатель «Ратника» сделал то, что собирался сделать Тополь (когда в клетке еще сидел крысиный король) и я (после того как выпустил крысиного короля) – швырнул клетку в ближайшую электру.
Как видим, теперь получен ответ на вопрос, сколько нужно сталкеров, чтобы при помощи подручного металлического предмета разрядить электру. Сталкеров нужно трое. (Напомню для сравнения: милиционеров для вкручивания лампочки достаточно двоих.)
Голубая вспышка, акустический удар по ушам, будто шваркнули бичом по листу железа, и на закуску – волна озона, которую породила могучая молния электры…
«Ну-ну, супергерой вселенной, – злорадно подумал я, – а что ты дальше делать намерен? Одну электру ты, конечно, разрядил. А вторую? Ты-то в своем экзоскелете мимо второй электры никак не протиснешься!»
Честно говоря, соображал я тогда посредственно. Иначе не злорадствовал бы, ведь ежу было ясно, что у нашего нехорошего парня есть множество самых разных вариантов, один лучше другого. Он мог швырнуть в электру мою «Грозу», например. Или взять из моего рюкзака вторую клетку с крысиным королем!
Впрочем, в любом случае все мои тогдашние соображения не стоили выеденного яйца, потому что не учитывали главного: эмпатического тушкана.
Фигура в экзоскелете «Ратник» помедлила немного, а потом отважно шагнула вперед. Один шаг, второй, третий, четвертый…
На пятом шаге сработала вторая электра. Молния – толщиной в руку, клянусь! – ударила в экзоскелет.
– Ну все, до свидания, – сказал Тополь и вскочил на ноги.
– Совсем люди страх потеряли, – хмыкнул я, последовав его примеру.
Мы оба были уверены: такого мощного электрического удара никакой «Ратник» не выдержит.
Как бы не так!
Земля под безумцем дымилась, в воздухе тошнотворно пахло окалиной, экзоскелет громко потрескивал… Но нехороший парень вместо того, чтобы упасть, вдруг двинулся с места.
Шаг, потом другой… Он шел! Нормально шел, своими ногами! Экзоскелет, который держит разряд такой матерой электры, я видел своими глазами первый раз в жизни. Вот это вещь!
То есть «Ратник»-то я не первый раз в жизни вижу, конечно. Но первый раз вижу такой «Ратник», который…
– Если он сейчас оглянется, а мы не лежим… – тихонько сказал я.
– А «Гроза» его все-таки взять в спину сможет. Если бронебойными, а? – предложил Тополь.
– Давай не будем искушать судьбу.
Я первым подал пример, вернувшись в лежачее положение.
Отважный Тополь, однако, предпочел промежуточный вариант. Он подобрал свою «Грозу», загнал ей в ствол один из патронов, которые он всегда носит россыпью по карманам, и тоже лег, накрыв автомат своим телом.
Интересно, что наша болтовня не произвела никакого впечатления на анонимного героя в экзоскелете «Ратник». Не оборачиваясь, он продолжал движение и вскоре оказался уже внутри туннеля. Для этого ему пришлось присесть на корточки. Так, раскорякой, он и шел, пока окончательно не исчез во тьме.
Какое-то время не происходило ничего. Затем донесся хрустальный звон – с таким рвется застарелая паутинка, дрянная аномалия, от которой большинство существующих скафандров не спасает. Неужели этот модифицированный «Ратник» защищает и от нее?
А затем из скважины выскочило существо, которое двигалось так быстро, что лично я его толком рассмотреть не успел.
Тополь продемонстрировал лучшую реакцию и даже успел прицелиться вслед мелкому мутанту из «Грозы», но того уже и след простыл.
– Тушкан? – спросил я. – Эмпатический?
– Ага. И знаешь, что-то мне подсказывает, что мы нашего друга больше не увидим. Живым по крайней мере.
– Мне тоже так кажется.
В течение последующего получаса мы тащили за ноги из скважины нашего незадачливого пленителя – тяжелого в своем экзоскелете, как все грехи клана «Свобода».
Шлем на нем отсутствовал. Глотка была перегрызена.
– Боже мой! – ахнул Тополь, когда мы оказались на свету и он смог как следует рассмотреть погибшего. – Да это же Пятнистый!
– Кто? – Я поморщился. – Пятнистое что?
– Я тебе о нем говорил! Военсталкер из лагеря ученых!
– А, ты с ним еще встречаться не хотел… Точно он?
– Точно! – воскликнул Тополь. – Одного в толк взять не могу: почему он меня не узнал?
«Потому, друг мой, что ты сильно переоцениваешь значимость своей персоны в тусовке военных сталкеров, – подумал я. – Есть среди них такие тертые перцы, которые по десять лет в Зону ходят. Всяких идиотиков из Темной Долины на своем горбу вытащили человек по сто… И не по фигу им какой-то свежеобрященный военсталкер Тополь с Речного Кордона?»
– Ну вот видишь, а ты переживал, – сказал я. – Из-за него в лагерь ученых не пошел!
Тополь, казалось, меня не слышит.
– А почему же он один? – спросил Тополь обескураженно. – Их же пятеро должно быть?
– Подозреваю, студень, – лаконично ответил я.
– Чтобы четыре опытных военных сталкера гробанулись средь бела дня на студне?
– Ну мы же с тобой – два опытных невоенных сталкера – сегодня чуть на студне не гробанулись?
Помолчали.
Гауссовка Пятнистого – отличнейшая G-15, – к счастью, не пострадала. Пистолет с лазерным прицелом – тоже. Был также цел и невредим ПДА, который я поспешно сунул себе в карман.
Увиденное позволяло в общих чертах реконструировать происшедшее.
Когда бедолага заинтересовался валяющейся на земле пустой иридиевой клеткой и подошел к ней, он попал в зону пси-действия эмпатического тушкана. Мутанту достаточно быстро удалось подавить его волю и заставить делать то, что требовалось ему, тушкану. А требовалось, вероятно, всего-то выскочить из девятой скважины, выход из которой был намертво заперт электрами.
Неясно только, зачем тушкан заставил человека снять шлем и загрыз его, но это можно списать на общую зловредность тварей Зоны… Хотя, если честно, нельзя. Тут крылась какая-то тайна.
Да, и главное. Стоит ли говорить, что при погибшем не было аквамаринового контейнера, попадавшего под описание, данное Рыбиным?
Увы, увы.
И все-таки подарок судьбы нас поджидал. Когда я вдоволь нашвырялся гаек в глубь скважины, Тополь наконец-то отважился отправиться ползком в ее темные недра и по прошествии двух минут издал ликующий вопль.
«Звезда Полынь»!
«Звезда Полынь» была там, друзья мои!

Категория: Александр Зорич - Беглый огонь | Дата: 22, Октябрь 2009 | Просмотров: 661