Глава седьмая — В поисках правды

Километрах в трёх, за полосой колючей проволоки, высился, розовеющий в закатных лучах, больничный комплекс. Лагерь военных находился внутри зоны, что само по себе было довольно странно.

Когда-то здесь, на двадцать первой отметке периметра, стоял блокпост, но после очередного выброса, он оказался «за первым кругом ада», как любил говаривать Ас.

Колонна въехала на территорию базы незадолго до заката — четыре тентовых грузовика, два бензовоза, офицерский УАЗ. Двое рядовых подбежали к воротом, и те со скрипом отворились. Внутри базы светило восемь прожекторов, по крайней мере, Спам насчитал восемь. Четыре вышки с часовыми, две кирпичные башни с пулеметчиками, и как минимум два десятка солдат.

— Сколько вас? — Проговорил седовласый офицер, помогая человеку в штатском покинуть салон УАЗа.

— Восемьдесят бойцов, плюс семеро офицеров.

— А может дождаться утра? — Офицер с мольбой взглянул на человека в штатском.

— Нельзя. Потеряем время.

Из грузовиков, тем временем, выпрыгивали полностью экипированные солдаты, и тут же строились на импровизированном плаце.

— Бойцы. — Проговорил незнакомец в штатском. — Пятиминутная готовность.

Мы со Смертником переглянулись. Похоже, военные собрались отправиться вглубь зоны, но зачем?

— Итак, напомню, — Незнакомец указал в сторону Янтаря. — Что там находится капитан Лапин. Наша задача — вызволить его из плена сталкеров монолита и доставить в этот лагерь. Поступим так: я с основными силами вызову огонь монолитовцев на себя, а лейтенант Кушнарев с группой бойцов проникнет в здание, где укрылся Лапин. Всё понятно?

— Так точно, товарищ генерал. — Хором отозвались бойцы, и человек в штатском скомандовал:

— По машинам.

КАМАЗы выехали с территории базы, когда уже совсем стемнело. Прожекторы на кабинах машин врезались в темноту.

База располагалась всего лишь в нескольких километрах от Янтаря, и Заречному требовалось лишь перемахнуть через холм. Пятнадцать минут, и малый лагерь был как на ладони.

Тяжелые грузовики миновали преграду, и крупнокалиберный пулемёт прочертил темноту. В ответ не последовало ни единого выстрела, ни криков, ни шума — ничего. Лагерь был пуст.

— Ближе. Подъедем ещё ближе. — Генерал указал в сторону лагеря.

И тут им ответили…сразу с пяти точек.

Пулемёт на крыше комплекса срезал водителя первого КАМАЗа. Пули ударили в прожектор, и на мгновение болото погрузилось в темноту.

Заречный неопределенно мотнул головой куда-то в сторону:

— Выключить прожекторы, и вперёд.

Теперь солдат от лагеря отделяло лишь небольшое поле.

Ночную мглу прочертили десятки автоматных очередей. Что-то рвануло, и поле озарили красно-оранжевые отблески. Спецоперация явно переходила в открытое боестолкновение.

— Этот двухсотый. — Солдат перебежками направился к машине, но повалился на траву, срезанный пулемётной очередью.

Поле вновь озарила вспышка, и горящий КАМАЗ, прокатившись ещё несколько метров, замер, уткнувшись в дерево.

— У меня трое двухсотых…

— Раненый, у меня раненый…

Пулемёт на крыше комплекса смолк, и к нему тут же устремилось около десятка солдат. В окна полетели гранаты, и через мгновение автоматы грохотали уже внутри.

Малый лагерь окутал дым. Он смешивался с запахом горящего мяса, и привлекал к месту боя множество мутантов.

На поляну, справа от комплекса выбежал кровосос, и, обхватив зазевавшегося вояку, скрылся в чаще. Возле УАЗа несколько раз выстрелили, и мы увидели полупрозрачный силуэт химеры. Она прыгнула под колёса отъезжающей машины, и, когда водитель ударил по тормозам, запрыгнула в салон…

Над лагерем раздался рокот вертолётов. Четыре «машины» вынырнули из-за холмов, и принялись «поливать огнём» бегущих со всех сторон мутантов.

— Они бы ещё танки подогнали! — Спам пытался перекричать грохот взрывов.

Два десятка солдат сорвались с места, как только вертолёты расстреляли боезапас. Пригибаясь, они направились к комплексу.

— Похоже, не у одного Омута был такой пояс. — Я указал на полупрозрачную фигуру, идущую наперерез двадцатке смельчаков.

— Наверное, это личная охрана Чёрного сталкера.

Я кивнул. Незнакомец, не выходя из стелс-режима, начал стрелять.

— Я его уложу. — Монгол достал из кобуры ПМ, и когда тень незнакомца стала хорошо видна на фоне догорающего КАМАЗа, выстрелил. Головорез вскрикнул, и повалился на траву.

Бой тем временем продолжался. Военные окружали малый лагерь, смыкая кольцо вокруг бойцов Чёрного сталкера. И тут я увидел наместника зоны…

Чёрный сталкер стоял недалеко от комплекса, сжимая в руках изогнутые клинки. Его руки взметнулись вверх, и клинки пригвоздили двух военных к тенту второго КАМАЗа. Когда руки Чёрного освободились, он поднял их, как полководец, призывающий богов помочь его армии, и…волна мутантов нахлынула на солдат. Несколько автоматов ещё грохотали, когда сотни монстров набросились на ряды военных, разрывая солдат на части. Здесь были и крысы, и кабаны, и снорки, и зомби, и кровососы. Несколько карликов-бюреров подняли в воздух УАЗ с растерзанным телом водителя, и как пушинку зашвырнули в сторону бегущих солдат.

Именно в этот момент из-за холма вновь показались вертолёты, но их встретил шквальный огонь бойцов Монолита. Два из четырёх вертолетов ушли в штопор, после чего оставшиеся «машины» удалились.

Я на мгновение перевёл взгляд в сторону генерала Заречного, и каково было моё удивление, когда я увидел солдат, несущих на носилках раненого офицера и сталкера по кличке Шпрот.

— Шилов, твой взвод должен сдерживать их, пока мы не доберёмся до лагеря. — Заречный вручил сержанту автомат, и побежал вслед за солдатами, несущими носилки.

Я взглянул на Чёрного. Он бежал наперерез Заречному, расшвыривая в сторону военных и мутантов.

— Он идёт за генералом. — Закричал где-то рядом Монгол, и направился тем же маршрутом.

Чёрный миновал перевёрнутый УАЗ, как тень проскользнул мимо отстреливающихся солдат, и преградил путь генералу. Рука его прочертила полукруг, и стоявший справа от Заречного офицер полетел на землю.

— Стой! — Монгол перемахнул через остов УАЗа, и, отстреливая на ходу мутантов, направился к Чёрному. Вслед за ним из укрытия выбежали и мы.

На мгновение холм скрыл нас от Заречного и его преследователя, а когда мы выбежали на поле, отстреливая мутантов, все они пропали.

— Ну, и куда они подевались? — Смертник огляделся. — Есть идеи?

— Я, кажется, знаю, куда. — Рекрут указал в сторону небольшого холма, над которым высился деревянный крест с надетым на него противогазом.

— В могилу закопались? — Я с иронией взглянул на рекрута, но он, не ответив, направился именно туда.

— Посмотрим, что за могилка. — Проговорил Монгол и шагнул вслед за ним.

Ночное небо вновь осветили трассеры, где-то совсем рядом взревел кровосос. Мы поспешили за Рекрутом и Монголом.

— Вот. — Рекрут указал на небольшой провал в земле сбоку от холма.

— Ну, земля осела. Что же здесь такого?

— Это лаз. — Рекрут вновь указал на яму.

— Куда? — Я уже не в силах был его разубеждать.

— В секретный научный комплекс. — Сказал Рекрут, явно не собираясь шутить. — За мной.

Он сгруппировался и прыгнул в яму. Мгновение спустя, раздался хлопок.

— Приземлился. — Прокричал он откуда-то снизу. — Прыгайте сюда.

Вы когда-нибудь прыгали с большой высоты? Думаю, да. Так вот, ощущение было похожее. Прыжок в темноту, секунда полёта, приземление.

— Да тут не высоко. — Смертник включил фонарь и огляделся.

Метрах в пяти над нами был виден квадрат ночного неба. Снаружи вёлся бой. Мы оказались в небольшой комнате. Когда-то отсюда наверх вела лестница, а лаз закрывала стальная заглушка. Комната плавно переходила в длинный коридор, освещённый одной единственной лампочкой, засиженной мухами. Коридор петлял то вправо, то влево. Пол был усыпан гильзами. Кругом лежали полуистлевшие тела, руки, ноги, головы. Стены некоторых ответвлений коридора и вовсе были обуглены, будто кто-то стрелял здесь из огнемёта. Коридор заканчивался металлической дверью, за которой было основное помещение.

В центре огромного зала висела над полом зеленоватая сфера диаметром около метра. Вокруг неё расположилось десять горизонтальных стеклянных скафандров — «капсул».

Стены зала тоже были стеклянными, а за ними бурлила мутная вода, в которой то и дело мелькали уродливые рыбы. На илистом дне импровизированного аквариума лежали остовы машин, увитые ярко-оранжевыми водорослями.

— Что это? — Смертник с восхищением смотрел на воду.

— Это озеро Янтарь. — Отозвался рекрут. — Мог бы догадаться.

— Так мы под водой?

— На глубине двадцати метров, если быть точным, поэтому поаккуратнее со стеклом. — Рекрут улыбнулся, но его улыбка сменилась скорбью, когда он подошел к одной из капсул. В ней лежало мумифицированное тело, равно как и во всех остальных.

— Что это за место?

— Первый опытный центр О-Сознания. — Рекрут провёл ладонью по лицу одной из мумий. — Покойся с миром, Кипиш.

— Ты его знал? — Я с удивлением смотрел на Рекрута.

— Да. Лет пять спустя после второй катастрофы, учёные построили этот комплекс. Выжыгатель мозгов должен был оберегать его от посягательств сталкеров, но, когда Стрелок отключил заслон, к центру зоны рванулись все, кому не лень. Возвращались они через Припять и Радар. Не знаю, как эти сталкеры умудрились найти вход в комплекс, но мы потеряли его. Комплекс, я имею в виду. Когда сюда ворвались сталкеры, кто-то из них выстрелил в бак с бактериальными пробами. В общем, лаборатория была признана био-зараженной. Старик сказал, что придётся довольствоваться станционным модулем. Я одного не понимаю — почему здесь нет их тел. Не могли же они уйти из этой мясорубки невредимыми.

— Так ты думаешь, это сталкеры уничтожили персонал?

— А кто же ещё?

— Ну, например военные? — Вмешался в разговор Монгол. — Видишь ли, на полу полно гильз от бронебойных патронов. А такими патронами снабжаются спецавтоматы вал. Вывод прост — в комплексе похозяйничал спецназ.

— Или Долг. — Не унимался Рекрут.

— В Долге не наберётся столько спецавтоматов.

— Да меня не интересует, кто расстрелял тех сволочей в коридоре! — Он указал в сторону двери. — Меня интересует, кто отключил фильтрацию воздуха в капсулах.

Он вновь взмахнул руками.

— Они же просто задохнулись здесь. Понимаете, задохнулись.

Оставив Рекрута возле капсул, мы подошли к тянущимся вдоль стены столам.

— Так, что тут у нас? Монолит.

— В смысле? — Монгол подошел к нам.

На столе лежала кипа распечаток, стоял небольшой принтер и затянутый паутиной ноутбук. Нажав на кнопку питания лэптопа, Спам присвистнул:

— Вот это да. Смотрите, тут полная характеристика всех аномалий и артефактов. А вот и наш великий кирпич по прозвищу монолит.

Он указал на фотографию, расположенную в левом углу экрана, явно сделанную на камеру мобильного телефона. На фото был виден огромный камень, окутанный сине-зелёным ореолом.

— Монолит. — Прочёл Спам. — Это цельная каменная глыба; сооружение или часть его, высеченные из цельного камня. По данным центральной лаборатории, собранные группой Проводника «осколки монолита» вовсе не являются таковыми. Природа этих объектов нами сейчас изучается. Полный материал по данному феномену находится на компьютере главного научного советника комплекса. Фотографии и описания всех сталкеров из группы Шухова и Проводника прилагаются.

— Так. Интересно. — Монгол аккуратно перевёл курсор на нужную ссылку и нажал на правую клавишу тачпада.

Ноутбук пискнул, и на экране появилась фотография старого сталкера, одетого в комбинезон наёмника. Подпись ниже гласила:

«По данным центральной лаборатории О-Сознания: Проводник. Возраст неизвестен. Национальность — Украинец. Профессия до второй катастрофы — картограф…»

Монгол нажал на несколько клавиш, и на экране появилась фотография сталкера в красном комбинезоне.

«Имя — Ильин Денис Олегович. Кличка — Спрут. Возраст неизвестен. Занятие до второй катастрофы — журналист. Ранг — мастер…»

— Этот человек. — Монгол указал на монитор лэптопа, — был убит чёрным сталкером. Теперь Чёрный шастает по зоне с пистолетом и кинжалами сталкера по кличке Перс. На гильзах от этого пистолета выгравировано имя его владельца. Хочешь убедиться?

Он кинул Рекруту две гильзы. Поймав их, наёмник принялся разглядывать непонятные символы.

— Эти гильзы я нашел около одного из тел в коридоре. И это ещё не самое интересное. рубили этих учёных не армейскими ножами, а клинками длинной не менее двадцати сантиметров. Врубаешься? Приплюсуй сюда стелс режим, на который способны бойцы Чёрного, и сам собой вырисовывается ответ на твой вопрос.

— На какой вопрос?

— Где тела нападавших. Понимаешь? Они никого не потеряли, потому что были в режиме невидимок, а если бы ты видел, как регенерировал после пуль Омут, и вовсе бы не сомневался в моей версии.

— И какова же «твоя версия»?

— Моя версия проста. — Проговорил Монгол. — Когда Чёрный вышел из-под контроля системы, его было решено устранить. Сдаётся мне, Рекрут, вы с Баграмом не первые, кто подбирался к нему. Так вот, после очередного такого визита, он вернулся к своим «работодателям» с небольшой группой Монолитовцев.

— Выходит, не было никакой биологической угрозы. — Рекрут сел на пол посреди зала, и проговорил:

— Он знал, что если объявит о био-заражении, об уничтожение лаборатории никто не узнает. Но зачем ему всё это? Зачем он прорывался через посты охраны?

— Я думаю, из-за этих сведений. — Спам указал на фотографию Спрута.

— А что в этой базе данных такого? Разве из-за неё стоит делать всё это?

Монгол лишь кивнул.

— Что в этой информации ценного?! — Голос собеседника перешел на визг.

Вскочив на ноги, Рекрут выхватил из кобуры «тэтэшник», намереваясь, наверное, выстрелить в ноутбук, но совладал собой, и отправил пистолет обратно за пояс.

— Ему были нужны «осколки монолита», найденные нами внутри саркофага. Понимаешь, его станция на проклятой топи могла отследить ПДА любого сталкера, а если представить, что теперь он знает имена тех, кого искать, расклад становится ясным. Один осколок у него был. Сначала он отследил ПДА погибших сталкеров. Затем, нашел Проводника и остальных. Одним из последних был Кактус. Он не носил с собой ПДА. Поэтому его было трудно засечь. Но трудно — не значит невозможно. Понимаешь, к чему клоню?

— Выходит, он нашел все осколки?

— Не все. — Монгол отрицательно покачал головой. Один сейчас у Заречного.

— А наши вояки разве не носят ПДА, чтобы мы их сейчас засекли? Мы же знаем их данные. Я посмотрел на Спама. Бывший программист покачал головой:

— Мы глубоко под землёй. Тут помехи. Хотя,…Рекрут, посмотри, вдруг они в зоне досягаемости?

— Один есть. — Рекрут указал на мерцающую точку. — До него метров сто. Я бывал здесь раньше. Там коридор в экспериментальный комплекс.

— Кто это? Заречный? — Голос Монгола звучал настороженно.

— Нет. — Рекрут пригляделся, пытаясь разглядеть на экране своего ПДА надпись около точки.

— Рядовой Клюев. Срочник с двадцать первой отметки.

— Понятно. С Заречным приехал. Наверное, спецподготовку прошел.

— Да уж, наверное. — Смертник подошел к стене, и тут же в её глубине затрещали шестерёнки, открывая небольшой проход.

— Это здесь. — Рекрут с воодушевлением шагнул в дверной проём, и через несколько мгновений проговорил:

— Темно тут. Ни черта не видно. Дайте мне тепловизор.

Смертник нехотя отстегнул клапан рюкзака, и, достав из него тепловизор, подал его наёмнику.

— Вот это да. — Рекрут глядел сквозь окуляр тепловизора в сторону коридора, через который мы только что прошли. — У нас гости.

Как только он договорил, металлическая дверь со скрипом отворилась, и в дверном проёме показался полупрозрачный силуэт. Мы начали стрелять.

— Я за Заречным. — Прокричал Рекрут, и скрылся в тёмном коридоре.

Как только стена за его спиной захлопнулась, в комнату ворвался ещё один фантомный боец монолита. Он был невидим, двигался тихо, и всё же Монгол каким-то невообразимым способом почувствовал его. Молниеносно он отбросил автомат и выхватил из-за пояса ПМ. Ствол пистолета нацелился мне в грудь, и две пули одна за другой рванулись к цели. Я зажмурился, но через мгновение сообразил, что Монгол стрелял вовсе не в меня — между мной и сталкером стоял боец монолита, облачённый в серый экзоскелет.

— Кончай с этим. — Монгол указал на раненого монолитовца.

Прогремел ещё один выстрел, и сталкер рухнул на пол.

— Испугался? — Проговорил Монгол, поднимаясь с колен.

— Немного. — Мне было стыдно.

Неужели я, мастер из группировки Долг, подумал, что союзник собирается меня пристрелить?

— Я этого гада учуял. Зря он перед атакой курил, жив бы остался. — С этими словами Монгол подошел к стене, и через мгновение исчез в тёмном коридоре.

Мы последовали за ним.

Коридор тянулся на километр, после чего раздваивался. Одна его ветвь уходила вверх, оснащенная эскалатором, а другая терялась во мраке.

Мы прошли около сотни метров, когда увидели Монгола. Сталкер склонился над одетым в камуфляж человеком. Он что-то сказал раненому, потом тот прошептал что-то в ответ.

— Ладно, — Услышали мы, когда поравнялись с ними. — Ты только глаза закрой.

Монгол поднёс дуло автомата к груди лежащего в луже крови солдата, и нажал на курок.

— Ты что, сдурел?! — Смертник схватил Монгола за плечо.

— Он сам попросил меня это сделать. — Сталкер спокойно смотрел на моего напарника.

— Сам? Почему?

— Потому. — Ответил на его вопрос Спам, — что этот парень потерял слишком много крови. Не было шансов его спасти. Я бы на его месте попросил именно об этом.

— Он бы мучился ещё долго. — Добавил Монгол, и, достав из кармана ПДА, проговорил:

— Вот чёрт, неужто, он и впрямь непобедим.

— Всё равно нельзя было так всё упрощать. Есть же артефакты, способные лечить любые ранения. — Принял я сторону напарника.

— Есть. — Согласился Спам. — Но где ты найдёшь такой артефакт?

— На поясе у одного из тех монолитовцев, которых мы уложили.

— А ты уверен, что у них был «Серп»?

— Можно было вернуться к арене и найти поле артефактов. Там наверняка есть этот твой «серп». — Смертник с вызовом смотрел на Спама.

— Послушайте вы оба! — Сталкер схватил Смертника за грудки. — Там сейчас решается судьба мира. Если осколок окажется у Чёрного сталкера, всё пропало. В этой ситуации наши жизни не имеют никакого значения. Ясно?

— Ясно. — Буркнул я, и мы молча пошли за Спамом и Монголом.

— Итак. — Нарушил молчание Монгол. — У меня две новости — плохая и хорошая. Начну с хорошей — в зале с капсулами мы завалили троих монолитовцев. Теперь плохая — обладатель ПДАЉ 233-23-11 две минуты назад погиб.

— А кто такой этот 233-23?

— Рекрут. — Скорбно проговорил Монгол. — Но теперь у нас есть труп, который лежит в правом коридоре. А значит, выбор между ним и эскалатором сделан.

Мы перешли с ходьбы на бег, и через несколько минут достигли развилки. Повернув направо, мы прошли ещё несколько сот метров.

Там, где коридор поворачивал влево, мы нашли Рекрута. Он висел в нескольких сантиметрах над полом, пришпиленный к стене куском арматуры.

— Знакомая картина. — Проговорил Спам, и, взяв ПДА Рекрута, исчез за поворотом.

Я вдруг ощутил время, будто оно — некая масса — песок в часах. И сейчас это время уходило. Оставались лишь считанные песчинки. Это было время, которое оставалось жить миру, который мы помнили…

За поворотом коридор становился гораздо шире. По обе стороны его тянулись вереницы дверей с табличками, а под сводами «туннеля» горели десятки люминесцентных ламп, заливая коридор ярко-голубым светом. В конце коридора была большая деревянная дверь — такая же, как та, к которой был приколот Рекрут. Около неё стояли ящики с кусками арматуры разной длины. Я прикинул расстояние от этих ящиков до висящего в полумраке Рекрута. Метров сто. Если Чёрный сталкер метнул импровизированное копьё отсюда, его сила действительно колоссальна.

Я опустил глаза на пол. Он не был забетонирован — всё пространство покрывал речной песок. На нём виднелись две короткие колеи. Так значит, Рекрут выбежал из-за угла, пробежал по песчаной насыпи полсотни метров, и, получив сокрушительный удар, отлетел обратно. Жуть.

— Это, я полагаю, и есть тот самый экспериментальный комплекс. — Проговорил Спам, заглядывая за одну из дверей. — Вот видите, я был прав. Здесь исследовали артефакты и аномалии…

— Некогда достопримечательности рассматривать. — Прохрипел Монгол, и сняв с предохранителя автомат, направился к деревянной двери.

Его пальцы потянулись к ручке двери, но Монгол внезапно отдёрнул руку.

— Предчувствие нехорошее. — Он отошел от двери.

— Тогда пойду я. — Смертник отстранил Монгола в сторону и открыл дверь.

Мы лишь успели крикнуть «стой».

Смертника отбросило к висящему на стене Рекруту, а в дверном проёме возник Чёрный сталкер. Его фигура в плаще метнулась к вскинувшему автомат Монголу. Встретившись с пулей, Чёрный отлетел к двери. В воздух взметнулись клубы песчаной пыли, и мгновение спустя, чёрный пропал из виду. Как ангел смерти, он возник снова, за левым плечом Монгола, вонзая в него два заточенных куска арматуры.

Глаза сталкера поблекли, будто где-то внутри них погас огонёк жизни, и Монгол упал на песок лицом вниз.

Отпустив арматуру, Чёрный ловко ушел от выпущенной Спамом очереди…налетев на брошенную мной гранату. Коридор содрогнулся от взрыва. Чёрный на мгновение пропал в фонтане кровавых брызг.

Лампы под потолком погасли, и в одно мгновение непроглядная тьма окутала нас. Лишь тлеющие обрывки плаща Чёрного, медленно кружащиеся в воздухе, не давали мраку стать непроглядным.

— Дверь! Услышал я голос Спама, и тут же побежал туда, где, по моему убеждению, находилась заветная дверь. За нею был небольшой зал управления — комната пять на пять метров, компьютеры, странные приборы, какие-то склянки, и больше ничего.

Ни тел бойцов Заречного, ни осколка монолита — ничего. Просто тупик. Зачем же, спрашивается, гнал себя в этот тупик Заречный, зная, что выхода нет? А ведь он, бесспорно, знал об этой лаборатории не меньше Чёрного. Зачем Чёрный сталкер направился сюда? Зачем сюда бежал Рекрут?

Я оглядывал комнату в надежде найти ответы на эти вопросы, но тщетно. Так, вернёмся на пункт назад: что потребовалось Чёрному в этой лаборатории? Генерал Заречный, у которого хранится осколок монолита…

Пока я размышлял, в коридоре раздались выстрелы, что-то рвануло, и в комнату хлынул поток воды. Чёртовы Монолитовцы всё-таки разбили стекло. Я выбежал обратно в коридор. Воды было уже по щиколотки. Песчаный пол стал напоминать илистое речное дно.

С трудом я пересёк отрезок пути до поворота, и оказался в тускло освещенном коридоре. Ещё один поворот, и я увижу тело рядового из группы Заречного, а затем… Затем? Что же я сделаю потом? Ладно, на месте разберусь. Остановившись у поворота, я поглядел во тьму злополучного коридора:

— Спам, ты здесь?

Мне никто не ответил. Что же здесь произошло за те две минуты, пока я размышлял над проблемой поиска Чёрного?

Я пересёк очередной отрезок коридора, потом ещё один, прошел мимо тела солдата. Воды было уже по колено. Дверь в большой зал оказалась открыта. Я шагнул через порог. Секунду глаза приспосабливались к яркому свету, и, наконец, передо мной предстала бурлящая толща воды.

Стекло, отделяющее озеро от лаборатории не разбилось полностью. Лишь его небольшой сегмент, рассыпался, пропуская в комплекс потоки гнилой воды и тины. По другую сторону стекла тяжелый остов ржавого КАМАЗа то и дело ударялся о стекло. Да, не хотел бы я оказаться здесь, когда он проломит стеклянную стену целиком.

Так, вспомню ещё раз, как мы шли — коридор, зал, развилка… Ну, конечно, развилка. Я побежал обратно. Прыгнул на эскалатор, когда вода была уже по пояс, и полез вверх. Видимо, энергогенератор, питающий весь комплекс не снабжал электричеством этот агрегат. Хотя, возможно, механизм эскалатора просто был сломан. Оказавшись на верхней его ступени, я посмотрел вниз. Вода прибывала с невообразимой скоростью. Коридор, по которому я только что бежал уже был затоплен. При всём желании, я уже не мог вернуться. Оставалось идти только вперёд. Теперь передо мною был широкий, хорошо освещённый коридор.

Ну, чтож, пора идти. Я сделал несколько шагов, и вдруг осознал, что безоружен. «Вал» остался где-то под толщей воды. Из всего оружия был лишь нож. Я огляделся в поисках трупа, рядом с которым бы лежал автомат. Ничего. Здесь будто не хозяйничали бойцы Чёрного.

Наплевав на оружие, я двинулся по коридору, сжимая в руке нож. Первый труп я нашел сразу за поворотом — солдат из группы Заречного. Около тела лежал Абакан в полной комплектации — подствольный гранатомёт, оптический прицел, глушитель. На поясе покойного виднелась кобура с пистолетом Макарова. Взяв в руки автомат, я сунул за ремень пистолет. Вот, теперь мне куда спокойнее. Итак, можно пофантазировать, что же здесь произошло. Я достал из рюкзака четыре полных рожка к автомату и коробку патронов к пистолету.

Значит, группа генерала Заречного вовсе не собиралась сворачивать. Они просто поднялись на эскалаторе. Тогда что делал в той комнате Чёрный? Там зал управления. Скорее всего, он перекрывал двери, чтобы Заречный е мог от него уйти.

Я достал из кармана убитого ПДА. «Обладатель этого ПДА погиб — Лейтенант Кушнарёв». Значит это тот самый лейтенант, которому предстояло вызволить Лапина из рук монолитовцев. Тогда возникает вопрос — кто его убил? На ПДА чётко зафиксировано время смерти — пять минут назад. К этому времени Чёрный уже был мёртв…

Я замер, увидев на полу мокрые следы. Значит, всё таки Чёрный. Но этого же не может быть.

Я прошел несколько метров и поднял с пола мокрую, обгоревшую тряпку — плащ Чёрного сталкера. Значит, он всё-таки жив. Я взглянул на ПДА — в радиусе ста метров нет ни одной живой души.

А тем временем вода прибывала. Она уже достигла половины эскалатора. Надо было торопиться.

Я поудобнее взялся за приклад автомата, и, положив ПДА в карман, побежал по коридору…туда, куда тянулись мокрые следы. Коридор поворачивал ещё трижды.

Так, а это что за дела? Я остановился около большой металлической двери. Она была заперта. Мокрые следы здесь терялись.

— Как же её открыть? — Проговорил я, будто ожидая ответа.

— Попробуй ногой выбить. — Раздался из-за спины знакомый голос Смертника.

Я обернулся. Напарник стоял в нескольких метрах от меня. Оружия при нём не было.

— Как ты выбрался? — Мне всё ещё не верилось, что передо мной стоит тот самый Смертник, которого я не раз спасал от гибели.

— Я, когда меня этот омбал толкнул, успел с него пояс с артефактами сорвать. Ну, такой же, как на Омуте. А потом, когда граната рванула, отключился. В себя пришел, когда вода кругом была. Пригляделся, вижу — Спама нет, тебя нет, и Монгол лежит вниз лицом. Ну, я, ясное дело, перепугался, надел пояс этот на себя, и дал дёру. Когда подошел к тому месту, где мы в лаз спрыгнули — вижу, закрыт он. Ну, я назад. А там КАМАЗ прямо в стекло въехал. Меня водой обратно к запертому лазу. Я думал, утону. Не тут-то было. Эти артефакты на поясе светиться начали, а потом я задышал. Прикинь, Ворон, под водой задышал.

— Здорово. — Я указал на запертую дверь. — Теперь вот её открой, и можешь считать себя суперменом.

— Так. А ты уверен, что Заречный сюда пошел? И вообще, может он за собой дверь закрыл и заблокировал.

— А как тогда Чёрный прошел, если заблокировал?

— Чёрный? — Смертник с ужасом глядел на меня. — Так он жив?

— Он как Ленин — жил, жив и будет жить.

— Не смешно. Я же сам видел, как его гранатой на куски разорвало.

— Выходит, что нет. Так как, по-твоему, он эту дверь открыл?

— Может как Спам тогда, в лагере гладиаторов, с помощью артефакта?

— Наверное. Тогда выходит, на нём не один пояс с артефактами был, вот он и выжил.

Я облегчённо вздохнул — миф о непобедимом Чёрном сталкере вновь развеялся.

— Глянь у себя на поясе, может там есть такой артефакт.

Смертник поочерёдно открыл все контейнеры, висящие на ремне.

— Не помню я, как этот артефакт выглядел. Сам смотри. — Он протянул мне ремень с контейнерами.

— Так. Вот это — «душа», а вот это — наверное, и есть «дверь». Я обмотал руку остатками плаща Чёрного сталкера и извлёк из контейнера небольшой сине-зелёный камень.

— Прижми к двери. — Проговорил Смертник, и добавил:

— И побыстрее. Вода прибывает.

Я приложил артефакт к двери, и тут же по поверхности расползлась тёмная масса.

— Готово? — С опаской спросил Смертник.

— Да. — Я решительно шагнул через импровизированную дверь.

Смертник шагнул следом. Мы оказались в небольшой комнате…

— Закрой дверь!

Напарник смотрел сквозь образовавшуюся брешь на несущийся в нашу сторону поток воды. Забыв о безопасности, я схватился за край липкой массы и дёрнул на себя. Артефакт вновь принял стабильную форму комка.

В эту же секунду на железную переборку обрушился поток воды. Успели. Слава богу. Я опустил артефакт обратно в контейнер. Только теперь мне стало понятно, что руки нестерпимо жжет. А чего я хотел? Взять артефакт голыми руками и остаться в живых?

— Смертник, меня обожгло. — Я поднял руки.

— Вот это да. — Он не отрывал взгляда от моих ладоней. Кожа стала буроватой.

— И что теперь делать? — Я с недоумением сжимал и разжимал кулаки, чувствуя, как боль усиливается.

— Надо тебе чего-нибудь вколоть.

Он отстегнул клапан висящего у меня за спиной рюкзака военного, и, покопавшись, извлёк из него небольшой медкомплект.

— Коли. — Я указал на руку.

— Подожди. Тут написано, что применять по определенной дозировке…

— Хуже не будет. Коли.

Смертник распечатал пакет, и извлёк из него шприц с тёмно-синей жидкостью.

— Готов? — Он снял колпачок с иглы.

— Да. Коли быстрее.

Напарник выждал пару секунд, после чего воткнул иглу мне в руку. По телу будто разлился тёплый поток, и боль прошла.

— Ну как, полегчало?

— Да, вроде бы полегчало. Что это вообще за препарат? Надеюсь не наркота?

— «ПАС. Противо-Аномальное Средство. Применять в строго определённой дозировке». — Прочитал Напарник.

— Тогда нормально. — Я проверил боезапас Абакана, вручил Смертнику ПМ и проговорил:

— Пошли. Мы должны опередить Чёрного сталкера…

Коридор, в котором мы оказались, вывел нас к небольшой двери, закрытой таким же способом, что и предыдущая.

— Доставай «дверь». — Смертник оглядел переборку.

— А ты уверен, что она сработает второй раз подряд?

— А почему нет? Чёрный же прошел через обе двери.

— Ну не знаю… А кто тебе вообще сказал, что первая дверь была закрыта? Может он её за собой закрыл.

— Попробуй, открой. — Смертник протянул мне артефакт, но внезапно попятился назад.

— Что?

— Кто-то идёт, Ворон. — Он открыл дверь одной из кладовок, и скрылся в тёмном помещении. Я проследовал за ним.

— Пусто. — Высокий сталкер в тёмно-зелёном балахоне подошел к двери. Теперь он был хорошо виден: Армейские ботинки, сини штаны монолитовца.

— И куда они, по-твоему пошли? Заречный нам ясно сказал не высовываться. Сидели бы себе в засаде. Так нет, не сидится тебе.

Около двери появился второй. Одет он был в светло-серую штормовку, камуфляжные штаны и такие же армейские ботинки, как у его напарника.

Он был чуть ниже первого, но явно крепче.

— Не я тебя в эту подземку тянул, капитан.

Сталкер с досадой ударил кулаком в металлическую перегородку.

— Шпрот, а что если нам каким-нибудь артефактом долбануть?

— Каким, например?

— Не знаю, не я ведь сталкер, а ты.

— Можно «шинковкой», но я не советую.

— А у нас есть выбор?

— Нет.

— Тогда держи. — Первый извлёк из-под плаща пояс с артефактами.

Я с удивлением смотрел на странный артефакт, который Шпрот достал из контейнера голыми руками.

— Это «шинковка», Лапин. Артефакт не очень мощный, но дверь разрезать подойдёт. Надо соорудить что-то вроде стеклореза… Снимай плащ.

Сталкер держал в правой руке прозрачный камень размером с кулак. Оба подошли к двери, а через секунду исчезли из виду.

— Они ушли? — Прошептал Смертник.

— Вроде того. Ты понял, кто это? Это же те двое, которых спасал Заречный. Но если они здесь, а сам генерал на поверхности, что-то у них пошло не так.

— Я вообще ничего не понимаю. — Смертник выглянул из кладовки.

Никого. Он с облегчением вздохнул.

— Так если они умеют менять внешность, вполне могли сейчас пройти как Шпрот и Лапин.

— Кто они?

— Монолитовцы. Ты понимаешь, не могу я сообразить, зачем все эти сложности.

Категория: Александр Тихонов - Пленник монолита | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 865