Глава четвёртая — Идущие на смерть…

Забор оказался разрушен взрывом. Видимо, наши предшественники здесь повоевали на славу. За забором располагалось трёхэтажное бетонное сооружении, напоминающее бомбоубежище. На крыше здания находилась огромная антенна, скрученная в спираль неизвестной аномалией.

Смертник указал на испещрённую пулями стену дома, где можно было увидеть чуть различимую надпись «добро пожаловать к кровососу».

— Помнишь, Упырь говорил, что тот, кто выстоит против контролёра в его логове, встретится с кровососом. Наверное, это здесь.

— Не думаю, что кровосос может оказаться страшнее контролёра.

— А Стронглав?

Я на секунду задумался.

Легенду о свирепом кровососе по кличке Стронглав, пожирающем сталкеров, я слышал не один десяток раз. Говорят, новичок из Свободы завалил его с пары выстрелов. Вот только смерть Стронглава не означала, что огромные кровососы навеки исчезли.

— А как ты думаешь, Смертник, почему Лукаш работает на этих головорезов? Он ведь дал клятву бороться с порождениями зоны, и всё такое.

— Здесь вообще творится какая-то чертовщина. Например, лет пять назад я участвовал в карательной операции сталкеров против группировки Грех, а сегодня я видел бойца Греха, которому лично всадил пулю между глаз.

— Думаешь, это не бойцы Греха

— Нет. Грех был полностью истреблён. Никто тогда не выжил.

Я невольно отступил назад, ведь напарник никогда не рассказывал, что был участником той зачистки.

— Сзади. — Закричал Смертник, выпуская несколько пуль в воздух над моей головой.

Я резко обернулся, и вскинул «вал». Передо мной стоял кровосос. Да не просто кровосос, коих я перестрелял великое множество, а трёхметровая махина с налитыми кровью глазами. По сравнению с этой тварью, контролёр был всего лишь досадной помехой.

Я нажал на курок, но автомат издал предательский щелчок — заклинило.

— Ворон, быстро в дом.

Времени на раздумья не было. Я покрепче ухватился за приклад вала и прыгнул вслед за смертником в оконный проём.

Только оказавшись вдалеке от монстра, я перевёл дух, но и теперь сердце бешено колотилось, а со лба катились капли пота. Отдышавшись, я включил фонарик, примотанный изолентой к прикладу автомата, и застыл на месте, пораженный увиденным: всё пространство первого этажа занимали обглоданные кости сталкеров.

Среди нагромождений из оружия и костюмов виднелись и совсем свежие, не успевшие разложится, тела. В углу, рядом с одетым в броню скелетом, лежал растерзанный Улитка. Видимо, кровосос его сюда притащил, пока мы стрелялись с наёмниками.

— Матерь божья, где мы? — Прошептал Смертник, оглядывая горы ржавых автоматов вперемешку с останками десятков сталкеров.

— Он загнал нас к себе в логово. — Проговорил я, пятясь к дальней стене.

Смертник схватил старый ПДА с одного из тел, и принялся щёлкать по клавишам.

— Господи. Ворон, это Омут.

— Но. — Я указал на вход. — Он же среди охранников?

— Сам посмотри, он здесь уже три месяца гниёт.

Я взглянул на ПДА погибшего.

— Но если Омут погиб — кто же сейчас стережет ворота?

— Не знаю, друг. — Отозвался Смертник. — Но это не бойцы Лукаша.

Я оглядел этаж, и нашел ещё несколько ПДА знакомых сталкеров. Все они, по данным системы жизнеобеспечения, были живы всё это время.

— Что же это за место? — Смертник уселся на металлический ящик, стоящий в углу комнаты.

— Спроси чего полегче. — Отозвался я, и принялся читать сообщения, пришедшие на ПДА Омута.

— Вот это да! — Наконец произнёс я, глядя на Смертника.

— Что-то нашел?

— Представляешь, неделю назад с этого ПДА ушло сообщение на адрес некоего Расмуса, а если учесть, что Омут на прошлой неделе был настолько мёртв, что никакое сообщение послать не мог, это сделал кто-то другой.

— Вот только я не думаю, что они выпускают зверушку поиграть, а сами берут ПДА и набирают тексты.

— Значит, сообщения печатают в службе жизнеобеспечения.

— Не думаю. — Смертник покачал головой. — В службе работают проверенные люди, и я не уверен, что ради одного сообщения кто-то из них станет подставляться. Скорее всего, наши «хозяева» просто вскрыли систему, и делают с ней всё, что им заблагорассудится.

— Я только одно не понимаю, Смертник — почему они про нас написали, как про покойников, мол, погиб Долговский квад, и всё тут?

— Это мы у Султана спросим, когда выберемся.

— Я не так оптимистично настроен. — Отозвался Я, просматривая очередное сообщение.

— Вот увидишь, Ворон. — Проговорил Смертник. — Мы выберемся отсюда и расскажем всем об этом месте.

— Если перед нами здесь побывало так много сталкеров, а об этом месте ничего не известно — значит, никто не выбирался отсюда живым, даже так называемые победители. Ведь они не разрешили бы нам смотреть ПДА мертвецов, если бы знали, что мы расскажем об их содержимом. Логично?

Смертник попытался было опровергнуть мои доводы, но внезапно снаружи послышался ужасный рык — кровосос вернулся домой после обеда.

— Я вот что подумал. — Проговорил Смертник, указывая на второй этаж. — Омут ведь не участвовал в этих боях.

— С чего ты взял?

— На нём был одет экзоскелет, а здешним гладиаторам такие костюмы не выдают. Его просто бросили сюда на съедение мутанту. Поэтому его не было в списке мертвецов.

— Но зачем? — Я взбежал по лестнице на второй этаж, и дожидался, пока это же сделает напарник.

— Не знаю, но очень хочу это выяснить.

Мы остановились и прислушались. Внизу хрустели разбросанные по полу кости, попадая под лапы кровососа. Потом на пол упало что-то тяжёлое, и раздался хриплый голос:

— Ну, чего ты ждёшь, образина, нападай!

Это был голос Тесака.

Я рвался вниз, на помощь другу, но здравый смысл был сильнее, ведь против кровососа у меня шансов было маловато.

На несколько мгновений стало мертвецки тихо, после чего раздались выстрелы, оглушительный вопль и чавканье мутанта.

— Прощай, друг. — Прошептал я, и вновь прислушался.

Было тихо.

— Он уходит. — Смертник указал на окно, выходящее во двор.

Кровосос медленно шел по двору в сторону нашего недавнего укрытия — он возвращался за телом Баграма.

— Быстро уходим. — Проговорил я, когда кровосос скрылся за деревьями.

Смертник понимающе кивнул. Ждать было нельзя. Перебежками мы преодолели заваленный телами этаж, и вновь оказались на улице.

— Куда идём? — Поинтересовался Смертник.

— Туда. — Я указал на злополучную пятиэтажку, в которой обитал Рекрут. — Найдём его автомат, залезем повыше, и пристрелим чёртова мутанта.

Аккуратно, чтобы не попасть на обед к кровососу, мы двинулись в сторону пятиэтажки. Позицию снайпера я нашел без труда — второе окно справа на четвёртом этаже.

За мощной бетонной плитой лежал автомат Вал, неподалёку — тепловизор кустарного производства и три обоймы с бронебойными патронами. Одной тайной стало меньше. Похоже, он находил меня не благодаря уникальному зрению, а при помощи прибора.

— Откуда у него тепловизор?

— Я бы беспокоился о том, куда он сам смотался.

На полу виднелось лишь несколько капель крови.

— Мутанта завалим, и узнаем, — Прошептал Смертник, глядя на дворик сквозь чудо-прибор.

— Видишь кровососа?

— Да. Он сейчас в доме, из которого мы отстреливались.

— Я взял автомат и начал изучать местность сквозь оптический прицел.

Кровосос примостился на первом этаже злополучного дома, поедая отчаянно визжащего Баграма.

Я прицелился, и нажал на спуск, не жалея патронов. Получив порцию свинца, мутант выбежал на площадь и заметался между стелой и рвом.

Следующая очередь привела мутанта в бешенство, и он, издав леденящий душу рык, скрылся за деревьями, окружающими вход на арену.

— Он побежал к воротам. — Проговорил Смертник, подхватывая автомат снайпера. — Пора его добить.

Я согласно кивнул, и мы побежали вниз по лестнице.

— Осторожно, вдруг Рекрут рядом. — Прокричал я, минуя ещё один лестничный пролёт.

— Хорошо. Давай дальше. Здесь чисто.

* * *

У ворот арены стояли двое — рыжеволосый конвоир и сталкер из свободы по кличке Шухер.

— Рыжий, есть сигареты? — Проговорил Шухер, когда его напарник поравнялся со створками ворот.

— Держи, только не кури у ворот. Султан сказал, кровососу не нравится, когда кто-то курит.

— Да пошел он. — Прохрипел Шухер, и чиркнул зажигалкой, но не успело яркое пламя метнуться к сигарете, как из-за створки ворот показался гигантский кровосос. Одним ударом он превратил Шухера в кровавое месиво, а вторым повалил на асфальт Рыжего, ломая сталкеру ноги.

Рыжий дико закричал, когда громадина нависла над ним, но выстрел из вала настиг мутанта раньше, чем тот настиг конвоира.

— Молодец. — Усмехнулся Смертник. — Хороший выстрел.

— Спасибо. — Я подошел к ошалевшему охраннику, и приготовился стрелять.

— Не убивай меня, сталкер. — Взмолился рыжий.

— Ладно. — Прошептал я в ответ. — Ответь на наши вопросы и свободен.

— Вопрос на засыпку. — Проговорил Смертник. — Кто ты?

— Я такой же наёмник, как и многие здесь.

— Здесь — это где?

— Здесь — это здесь. Нам особо не рассказывали, где находится это место. Привезли ночью, на вертолёте.

— А хоть знаешь, кто здесь главный?

— Конечно. Главный здесь Султан. Он в административном комплексе сидит.

— Гладиаторов он подбирал?

— Да, вместе с Джином.

— Кто такие — эти наёмники — Баграм и Рекрут?

— Я видел их на Ростке. — Прошептал Рыжий, сплёвывая кровь. — Они вели вас. Они охотились за вашим квадом.

— Зачем? — Спросил я, хотя и знал, что у сталкера не найдётся ответа.

— Не знаю, но ребята они серьёзные, даже слишком серьёзные для рядовых наёмников.

— Что ты имеешь в виду? — Удивился Смертник.

— Спроси про это у Султана. Это он приказал их поймать и с вами стравить, да ещё двоих ваших в игру ввёл. Мутит он что-то.

— Сколько человек в здании вместе с Султаном?

— Я не считал, но не больше пяти.

— А где зрители с трибун? Их что-то не видно.

— Чёрный сталкер ушел, когда началась стрельба. Остальные тоже почему-то засобирались.

— Ладно, теперь вот что скажи. — Проговорил я, передёргивая затвор автомата. — Упырь и вправду выиграл поединок в прошлом году?

— Да, конечно. — Рыжий кивнул и продолжил:

— Лишь одно из состязаний.

— А сколько их бывает в год?

— Много. Очень много.

— Расскажи мне про Омута.

— Омут? Он мастер стрельбы, по рейтингу системы жизнеобеспечения. Он состоит в группировке «Свобода». А что ещё? Всё, вроде.

— Понятно.

Я на секунду задумался: этот охранник видимо не в курсе, что Омут мёртв, а его коллега вовсе не работает на Лукаша.

— А тебе известно имя Расмус?

Охранник отрицательно покачал головой:

— Никогда о таком не слышал.

— Ладно, живи. — Смертник повесил автомат на плечо и направился прочь от раненого.

* * *

— Твои варианты? — Поинтересовался я, когда мы отошли от ворот.

— А может это всё иллюзия, ну, знаешь, когда сверхконтролёр захватывает разум людей, заставляя их думать, что покойники живы, и, мало того, вполне боеспособны. Никакому контролёру не удержать столько людей разом, вот мы с тобой и вышли из-под контроля. Мистикой отдаёт, но это вполне разумное объяснение, если учесть нашу ситуацию.

— Что за сверхконтролёр?

— Эту историю нам с Асом рассказал один контролёр в деревне около базы Лукаша. Мы тогда ещё со Свободой не враждовали, хотя и были на ножах. Помнишь, ты тогда ещё пулю в живот схлопотал и месяц у Болотного доктора провалялся. Так вот, идём мы, значит, мимо хутора, а оттуда два сталкера выбегают, и на нас. Орут что-то, и ножи достают. Ну, мы сразу поняли, что это контролёр их драться заставляет. Только контролёр не очень сильный — поэтому нас под контроль взять и не смог. Заходим, в крайний дом, а контролёр сидит на кресле: глаза закрыты, руки на груди. Мы к нему подошли, автоматами в морду ткнули, а он как начнёт причитать, мол, не убивайте меня, сталкеры. На таком расстоянии ему видно нас не заполучить — туго соображает, когда у виска калаш держат. Вот он нам и рассказал историю о том, что есть в зоне сталкер, который умеет своей воле любого подчинять, и даже контролёров. Наш подопечный однажды столкнулся с ним у саркофага. Говорит, с этим сталкером шли контролёры — трое. И, когда приблизился, в голове всё поплыло, и голос слышится «Подчинись мне, Григорий, подчинись». Тут контролёр и вспомнил, что до облучения звали его Григорий, и был он Долговцем. И, знаешь, в чём штука? Я его узнал. Говорит, сверхконтролёр его почти всех сил лишил, но и рассудок вернул. А парня этого, до облучения, я в баре видел. Мы его к Болотному доктору отвели, когда тебя навещать приходили. Такие дела.

— Да уж. — Я был потрясён. — А я ведь знаю про кого тот контролёр говорил.

— И про кого же?

— Про Чёрного сталкер — наместника хозяев зоны. Только вот не в иллюзиях дело. Просто кто-то скрыл смерть этих сталкеров… Я вижу лишь один выход — надо поговорить с Султаном.

* * *

Свирепый ветер вновь прошелся над озером Янтарь, донеся до путников тлетворный запах разлагающейся плоти.

Идущий впереди Сироп опустил на глаза датчик движений и принялся всматриваться в непроглядную пелену тумана, плывущую над буроватыми краями оврага. Там находился малый лагерь учёных.

— Пусто. — Наконец произнёс сталкер.

— Либо они мертвы, либо затаились. — Прошептал Винт, указывая остальным на перевёрнутый УАЗ. Двое тут же достали из карманов болты и принялись швырять их в груду ржавого металла.

— Чисто. — Проговорил Шумер, и перебежками направился к машине.

Добравшись до укрытия, сталкер достал автомат и занял позицию.

— А может датчик не работает из-за помех? Здесь ведь полно чёртовых аномалий.

— Возможно. — Сироп спрятал прибор в рюкзак и залёг за грудой мусора в нескольких метрах от Шумера.

Командир квада — Дрейк указал на небольшую возвышенность, по правую сторону от дороги, и Винт, вооружившись электромагнитной винтовкой, занял позицию на ровном плато.

Площадка нависала над самой дорогой. С неё открывался вид на неровные холмы, резко переходящие в котлован. Там, за полосой тумана, виднелась крыша научного комплекса, окрашенная в ярко-жёлтый цвет.

— Что за чертовщина? — Пожаловался Сироп, когда Дрейк и Шумер оказались поблизости, — Там только что кто-то был, но стоило мне отвлечься, сигнал исчез. Наверное, маячок, или что-то в этом роде. Может даже полтергейст.

— Ладно, ребята. — Скомандовал Дрейк. — Надо разобраться, что здесь творится.

Все четверо двинулись к комплексу, прячась от каждого шороха.

Через пару минут они миновали бетонный забор, окружающий лагерь учёных, и вошли в основной комплекс. В коридорах лаборатории царила гробовая тишина. Лишь в дальней комнате нервно попискивал спасательный маячок, оставленный, или забытый кем-то из учёных.

— Что за чертовщина? — Удивлённо проговорил Шумер, поднимая маячок.

— Будто они все разом испарились. — Отозвался Дрейк. — Не зевать, ребята.

— Похоже тут следы. — Раздался голос Винта из противоположного конца комнаты. — Такое ощущение, что здесь кого-то неслабо впечатали в стену.

— Да, похоже. — Отозвался Дрейк.

Пока сталкеры разглядывали кровавый след, оставленный на стене, Сироп принялся копаться в ящиках стола, стоящего в дальнем углу.

— Эй, Дрейк, подойди, пожалуйста, сюда.

— Что-нибудь есть?

— Сам увидишь.

Сталкер держал в руке кипу фотографий какого-то странного барака, обшитого жестью, поля, усеянного артефактами, кровососов, доедающих какого-то бедолагу. На некоторых снимках была видна Скрученная в штопор вышка, полосы колючей проволоки и прочие прелести сталкерской повседневности.

— Что это за место? — Поинтересовался Сироп.

— Это место называется проклятой топью. Сюда боятся ходить даже опытные ходоки. Говорят, где-то в этих местах пропадает сигнал ПДА и люди начинают исчезать.

— А зачем научникам фотографировать эти места?

— Не знаю. Пошарь в столе, может, ещё чего нароешь.

Сироп покопался в нижнем ящике и извлёк из него увесистую папку с какими-то отчётами.

— Генералу Заречному, особый отдел ФСБ. — Прочитал Дрейк. — Не простые, видно, были эти учёные.

Он пролистал ещё несколько листов и с удивлением прочёл:

— «…Сегодня в пятнадцать десять нами перехвачено сообщение, отправленное некоему Расмусу. „Старик не доволен. Лукаш нервничает. Необходимо встретиться“. Отправителем письма является некто Омут. В базе данных значится как боец группировки Свобода. Раньше Омут состоял в рядах военных сталкеров. Похоже, опасения подтверждаются…»

— И что? — Не понял Винт.

— Я тоже ничего не понимаю. Похоже, эти ребята следили за Лукашом, вот только больно далеко они забрались. А вот это уже поинтереснее: «Под видом учёных прибыли на объект. Потерь среди бойцов нет. Прошлая группа бесследно исчезла. Оборудование уничтожено. Утеряна часть архива. По нашим данным имел место саботаж. Принято решение внедрить в группу Султана своего человека. Командир группы — капитан Лапин»…

— Читай дальше. — Проговорил Сироп.

— А дальше ничего нет. Видимо, это последнее, что они успели написать. Эта запись сделана позавчера. Думаю…

Дрейк замер на полуслове, услышав, как хлопнула дверь, ведущая на улицу, и половицы заскрипели под чьим-то весом.

— Спрячьтесь. Если это враги, я дам знать, а если друзья — я договорюсь.

Повинуясь приказу командира, сталкеры заняли позиции.

— Останься здесь. — Раздался из коридора хриплый голос. — А вы — проверьте комнаты.

— На кой чёрт нас отправили сюда? — Заговорил второй.

— Маячок сработал. Его кто-то трогал, а значит, здесь кто-то есть.

— Полтергейст или зомби. Турок, поверь, нам не стоило соваться сюда.

— Заткнись и работай.

— Понял.

Дрейк подошел к двери. Сквозь узкую щель между дверью и стеной он прекрасно видел стоящих в коридоре.

Спиной к нему расположился Грей. Справа от него — Лорд. Чуть поодаль примостился у оконного проёма Кольт. Четвёртый, который отдавал приказы, был за пределами видимости.

Внезапно кто-то дёрнул дверь, и Дрейк оказался в коридоре.

Его держали под прицелом.

— Здорово, мужики. — Попытался разрядить обстановку Долговец, но никто и не пошевелился.

— Грей, старина, помнишь, как я спас тебе жизнь. А ты, Кольт, ведь тоже не раз становился моим должником. Давайте успокоимся и поговорим. Я не ваш враг.

— Нет. — Раздался сзади хриплый голос. — Но ты слишком много знал.

Не успел Дрейк отреагировать на слова незнакомца, как тот нажал на курок.

Мёртвый Долговец повалился на пол, который тут же отозвался протяжным скрипом.

Отреагировав на смерть командира, трое Долговцев выскочили в коридор, щедро поливая свинцом ненавистных Свободовцев.

Не сообразив, в чём дело, под огнём мстителей рухнул Лорд, повалился на пол долговязый Грей, попав под луч энерговинтовки Винта. Отброшенный к стене Кольт несколько раз выстрелил, и осел на груду мусора, получив в грудь заряд дроби. Воспользовавшись перестрелкой, незнакомец швырнул в Винта две гранаты и выпрыгнул в окно за доли секунды до взрыва. Долговцы были обречены.

Яркое пламя метнулось навстречу полуденному небу.

— Алло, Джин, — Проговорил Турок, поднося к уху спутниковый телефон. — Открой мне канал связи, есть информация для Расмуса.

Пока толстяк переводил сигнал, незнакомец отряхнулся от пыли и закурил.

— Привет, Расмус, это Турок. Мы нарвались на Долговский квад. Ты же говорил, что всё под контролем?

— Я не могу контролировать всё. — Отозвался собеседник

— Я потерял троих. Пришлёшь мне троих взамен. И учти, это уже второй квад за неделю…

— А чего ты хочешь от меня? Ты даже не представляешь, как сложно прикрывать вас. Я сам хожу по лезвию ножа.

— Я знаю, как это сложно, но за такие деньги, которые мы платим вам, полковник, вы просто обязаны постараться…

* * *

Административное здание находилось в низине. К нему вела мощёная кирпичом дорога.

По правую сторону от дороги возвышался ещё один дом, высотой в четыре этажа. На фронтоне виднелась надпись «Комплекс Љ8»…

Мы были уже в нескольких метрах от этого строения, когда услышали рокот армейского вертолёта. Укрывшись за строительными лесами, стоящими в зарослях у дороги, мы замерли, вслушиваясь в нарастающий гул.

Вскоре из-за пятиэтажек показался выкрашенный в чёрный цвет МИ2. Он несколько раз облетел арену, и снизился над крышей восьмого комплекса.

— Он садится. — Прошептал Смертник. — Там вертолётная площадка.

Как только вертолёт коснулся крыши комплекса, из него вылезли четверо — военный в экзоскелете и трое бойцов в масках. Ссадив пассажиров, пилот махнул рукой, давая знать, что готов к взлёту — это был Влад Апостол. На соседнем сиденье вальяжно развалился Уж — один из самых жестоких карателей в отряде Чёрного сталкера.

Дождавшись, пока вертолёт поравняется с ограждением арены, я вскинул автомат и выпустил длинную очередь в улетающих мародёров. МИ2 крякнул, и ушел в штопор.

— Здорово. — Прокомментировал мою стрельбу Смертник, когда раздался оглушительный взрыв. — Вот только теперь нас будут ждать.

Что было сил, мы рванулись к комплексу, срезав короткими очередями выбежавшего на встречу часового.

Одновременно с этим на крыше комплекса раздались автоматные очереди, потом пять раз рявкнул «Вальтер», и всё стихло. Мы аккуратно поднялись наверх: на лестнице, ведущей на крышу, лежал мёртвый солдат в маске. Ещё один примостился за желобом воздуховода, да так и застыл, получив две пули в лицо. Третьего солдата и офицера в экзоскелете видно не было.

— Как думаешь, кто их? — Поинтересовался Смертник.

— Думаю, наш друг Рекрут. — Ответил я, и поднялся на крышу.

Там лежали ещё двое. Они не летели на вертолёте, а встречали офицера и солдат. Сработано было грамотно: два выстрела — два трупа. В этот момент я отвлёкся — со второго этажа донеслись выстрелы.

— Здесь есть вторая лестница вниз. — Догадался я.

— Пошли.

Мы пересекли вертолётную площадку, и устремились вниз по лестнице.

Последний из трёх солдат лежал на лестничной клетке второго этажа. Я надавил на дверь, и та медленно приоткрылась.

Из-за приоткрытой двери виднелась огромная комната, заставленная всевозможной электроникой.

— Я обойду отсюда. — Указал Смертник на обходной коридор.

Я кивнул. Простреленная нога разболелась, и перспектива «в обход» казалась мне сущим наказанием.

На стуле посреди зала сидел толстяк Джин. Он попеременно нажимал на клавиши джойстика, вмонтированного в ручку кресла, и в ответ на это на широком экране мелькали странные пейзажи: поля артефактов, заросшие тополями улочки Припяти, база Свободы.

— Вот здесь. — Наконец проговорил он, указывая на изображение малого лагеря учёных. — Это дорога на Чулан. Здесь мы и засекли этих Долговцев.

В центр зала вышел офицер в экзоскелете.

— Это не мой район, так что Турок напрасно меня критиковал.

— Как сказать. — Джин покачал головой. — Вы ведь сами понимаете, что это ваш недочёт, Расмус.

Услышав это имя, я похолодел. Так вот, значит, как выглядел таинственный адресат всех этих посланий.

— На эту тему мы ещё подискутируем. — Офицер улыбнулся.

— Вот у Султана и подискутируешь…

Он прервал реплику, услышав выстрелы.

А вот это уже был мой прокол. Дверь была оснащена шумоизоляцией, но, когда я её приоткрыл, стали слышны звуки извне.

Расмус выхватил из кобуры пистолет и двинулся к двери, но я, что было сил, ударил в преграду с другой стороны, и офицер полетел на пол, выпуская оружие из рук. Воспользовавшись этим, я вбежал в комнату, но, тут же, оказался под прицелом Джина.

— Удивлён? — Толстяк бросил взгляд на автомат у себя в руках. — Думал, я не умею держать в руках оружие?

Он усмехнулся, будто подчёркивая этим своё превосходство. Вдобавок ко всему слева от меня поднялся на ноги Расмус. Да, день явно не удался.

— Твоё последнее слово. — Прошептал Джин. — Что скажешь?

— Смертник! — Выкрикнул я.

— Это было последнее слово. — Произнёс Джин и положил палец на курок, но в этот момент дверь в другом конце зала отворилась, и возник Смертник с «валом» наперевес.

После первого выстрела Джин слетел со стула, получая порцию свинца между лопаток. Вторая пуля угодила в приборы за спиной Расмуса. Оценив ситуацию, офицер прыгнул в сторону, получая в грудь сразу два заряда.

— Молодец, вовремя. — Сказал я, когда Смертник вошел в зал.

— Что это такое? — Он обвёл взглядом электронику.

— Я думаю, глушилка сигналов ПДА.

— Тогда стреляй.

Я вскинул автомат, и расстрелял стоящие вокруг нас приборы.

— Представляешь, это и есть Расмус.

— Да ну? — Смертник с удивлением посмотрел на убитого им офицера. — А где Рекрут?

— Не знаю. — Ответил я, но тут же услышал снизу несколько выстрелов…

Турок бежал по мощёной дорожке. Он пригнулся, и, наконец, повалился на асфальт. Вокруг тела начал вырисовываться кровавый ореол.

— Круто сработано. — Проговорил смертник, и указал в окно.

По дорожке медленно шагал Рекрут, перезаряжая пистолет. Я проследил его маршрут. Наёмник медленно подошел к основному корпусу, и скрылся за дверью.

— Быстро за ним. — Проговорил Смертник, и указал на дверь.

Мы выбежали на улицу, и через несколько секунд уже стояли перед командным пунктом Султана.

* * *

— От чего могли остаться эти следы. — Проговорил Смертник, указывая на стену, которая была обожжена какой-то кислотой.

— От сырости. — Сострил Я.

— Просто я никогда не видел аномалий, способных сделать такое. — Прошептал Смертник, и кинул болт в зеленоватую массу, которая тут же переползла с одного участка стены на другой.

— Что это?

Я покачал головой.

— Наверное, это какой-то мутант.

Смертник с опаской поглядел на зелёный налёт, и вдруг с криком отпрянул назад — из склизкой массы показался человек. Он сделал шаг, и оказался в нескольких метрах от нас. Это был Упырь.

Я вскинул автомат, но сталкер поднял вверх руки, показывая нам, что безоружен:

— На твоём месте я бы этого не делал.

— Ты не на моём месте.

Упырь крякнул.

— Согласен. Вот только это не повод стрелять.

— Что это? — Указал Смертник на зеленую массу, прилипшую к стене.

— Артефакт. Редкий. Если его положить на ровную поверхность, он расползётся по ней и станет подобием двери. Удобно.

— Вернёмся к предыдущей теме. Почему мы не станем стрелять?

— Во-первых, я твой союзник, а во вторых — ты Долговец, и не станешь стрелять в безоружного.

— Союзник говоришь? — Смертник прищурился и поглядел на Упыря.

— Меня зовут Спам. — Ответил он.

— Ага. — Я захохотал. — А меня Монгол.

— Не веришь?

— Конечно, нет.

— Тогда смотри. — Он снял перчатку, и указал на четыре зарубцевавшихся пулевых отверстия на правой руке.

— И что? — Я непонимающе покачал головой, а Смертник с восторгом посмотрел на сталкера.

— Это правда вы?

— Разумеется.

Спам взглянул на меня с неподдельным удивлением:

— Ты не узнал эти следы?

Я отрицательно покачал головой.

— Припять, четыре года назад. Помнишь?

Я попытался вспомнить имена сталкеров, участвовавших в том походе.

— Не припоминаешь?

— Он не помнит. — Вмешался Смертник. — Он без сознания тогда был.

— Без сознания. — Спам напряг память. — Ах, да, без сознания. Ну, в общем, вы тогда в засаду угодили, а мы с Гремлином вас оттуда на себе вынесли. Я тогда четыре раза под пули подставлялся.

— Это правда? — Я посмотрел на Смертника. Напарник кивнул.

— Рад знакомству.

— Я тоже. — Спам огляделся. — Вы уже были на поле?

— Поле? Что за поле?

— Значит, не были? Оно и понятно. Увидь вы поле, сюда бы не вернулись. Там автоматчики с «G-36» и химера на привязи.

— Так что за поле? — Перебил я его.

— Поле артефактов. То самое, про которое легенды ходят. Его давно сталкеры ищут, а оно здесь. Там столько артефактов, что… ну, в общем, очень и очень много, вот я и подумал…

— А ты сюда за артефактами пришел? — Смертник коснулся импровизированной двери.

— Нет. Я выслеживал одного подонка — Чёрного сталкера. Говорили, он где-то в этом районе долгое время ошивался, вот я и решил его разыскать. Месяц, если не больше, я жил в Янтарном лагере, пока, наконец, не увидел, как он со своей свитой в сторону Припяти идёт. Я за ним, ну а дальше всё было как и у вас — поймали, но не узнали. Так я за этот месяц похудел. К тому же, бороду отпустил. В общем, попал сюда.

— Понятно. — Я покачал головой.

— И ты, правда, выиграл на турнире?

— Да, — Спам опустил глаза. — Вот только пришлось убить двоих, прежде чем завоевать этот титул. Долговцев убить. Они выпускали на арену квад Лёшки Буфера. Я убил двоих, поэтому и выиграл.

— Кого?

— Семёна Чебурашку и Джокера.

Я хорошо знал Буфера и его команду. Ходили слухи, что все четверо погибли во время атаки на бар «Сто рентген». С одной стороны, мне хотелось вцепиться в горло убийце Долговцев, а с другой, я понимал, что другого выхода у сталкера просто не было.

— И как же ты прошел мимо кровососа и контролёра в доме?

— Контролёра я убил. Их каждый сезон меняют, а кровососа в могильнике пришлось стороной обходить. Против него ведь с «Макаровым» не пойдешь. Вы, кстати, там кости видели?

— Видели. И Омута, и Индейца, и ПДА их видели.

— Понятно. Ладно, давайте думать, как этого наёмника остановить.

— Рекрута?

— Именно. Сейчас этот придурок перестреляет всех внутри, и спугнёт Чёрного сталкера.

— Тогда как нам поступить?

— У меня есть идея, — Спам улыбнулся. — Но она вам не понравится.

— И что же это за идея?

— Вы должны сдаться.

— Что? — Я с удивлением смотрел на собеседника.

— Я тебе всё объясню…

* * *

— Проверь. — Султан указал на дверь.

Широкоплечий Омут выглянул в коридор.

В коридоре стоял журнальный стол, рядом с которым на стульях сидели двое сталкеров. Они отложили в сторону журналы.

— Чисто?

— Обижаете, босс. — Один из сталкеров поднялся со стула. — Мимо нас и муха не пролетит.

— Смотрите мне! — Омут погрозил сидящим в коридоре кулаком, и закрыл дверь.

— Да пошел он. Садист, блин. — Охранник вновь взял в руки журнал.

Внезапно его глаза округлились — перед ним стояли двое Долговцев с поднятыми руками.

— Во, номер. — Охранник с удивлением смотрел на представших перед ним сталкеров. — Омут, иди, погляди, каких идиотов к нам зона забросила.

Омут на мгновение выглянул в коридор, и присвистнул:

— Ведите их сюда. Султан будет рад.

* * *

Султан растянулся в кресле с блаженной улыбкой:

— Мы подбирали каждого. Вы подобрались к нам слишком близко, и стали гладиаторами. Вашим преследователям не повезло — они оказались не в то время и не в том месте. Учёный с Янтаря работал на ФСБ. Они долго нас изучали, не подозревая, что мы изучаем их. Вот итог. Солдаты пришли на помощь лжеученым на Янтаре, и тем самым обеспечили себе путёвку в наш развлекательный центр. Тарантул видел, кое-что, чего не должен был видеть.

— Как видите. — Проговорил Омут, всё это время стоящий за спиной бородача, делая шаг в сторону. — Мы не совсем те, за кого себя выдаём.

— И кто же вы?

— Мы — оружие заблуждения. Видите ли, господа Долговцы, когда Чёрный сталкер бросил клич, никто не согласился уничтожать Долговцев. Поначалу, все конечно, клялись ему в верности, но потом просто предали. Тогда Чёрный сталкер покарал неверных.

— Знаем, мы видели Омута и остальных.

— Заблудшие овцы. — Проговорил Омут, — Что сказать. Так вот, в этот момент и родился план — отправить на бой верных Адепту и чёрному воинов под видом бойцов всевозможных кланов. Грех, например, был полностью истреблён, но мы выдали нашим солдатам нужную форму, и попросили монолит слегка откорректировать их внешность. О, чудо, Язычник и его парни живее всех живых. Солдаты и военные сталкеры оказались верны нам, как и их лидер — полковник Расмус. Кстати, именно он выдал этих научников с янтаря. Со Свободой было куда сложнее. Лукаш никак не хотел сотрудничать, но после визита Ужа и Апостола, согласился на всё, ведь жизнь для человека — самое дорогое.

Понимаешь, скоро всё закончится. Всё идёт к финалу — Долга нет, Греха нет, Наёмников почти не осталось. Если об этом прознают военные, всё изменится. Они ведь так жаждут добыть монолит. Поэтому мы и решили использовать своих бойцов в качестве живого доказательства существования кланов.

— Значит, вы специально распустили слухи, что объединили все кланы под одним знаменем?

— Да. — Заговорил Султан.

— Но зачем всё это было нужно?

— А вот это уже не наше с тобой дело, сталкер. Омут, прикончи этих мерзавцев.

— Стоп, подожди. — Закричал Смертник. — Последний вопрос.

— Задавай.

— Зачем вы создали арену?

— С одной стороны это неплохой доход. С другой — способ избавиться от надоедливых помех вроде вас. Другие цели вам знать не обязательно.

Он перевёл взгляд на Омута:

— Убей их.

— Адепт велел не убивать. — Омут отрицательно покачал головой.

— Скучно с вами, граждане. — Бородач улыбнулся и, достав из ящика стола сигару, принялся крутить её в руках.

— Так что теперь? — Омут указал на нас.

— Уводи. — Махнул Султан, и щёлкнул зажигалкой.

Комнату окутал резкий табачный дым. Омут шагнул к нам. Ухватив Смертника за локоть, он толкнул его к двери, которая внезапно распахнулась.

Светошумовая граната влетела через дверной проём, и упала на стол перед Султаном. Бородач вскочил со стула, но не успел сделать и двух шагов, как алюминиевый конус разразился страшным свистом. Перед глазами заметались разноцветные искры, раздались выстрелы…

Когда в голове прояснилось, я увидел Спама, держащего под прицелом бородача Султана.

— Вы всё равно сдохнете. — Прошипел Султан.

— Где Омут. — Я принялся водить глазами из стороны в сторону.

— Не знаю. — Отозвался Спам. — Только что был здесь.

Он жестом показал Смертнику, чтобы тот присмотрел за пленником, а сам осторожно привстал.

Серая тень метнулась вдоль стены, и на Спама навалился неизвестно откуда взявшийся Омут. Он дважды ударил сталкера ножом, и вновь растворился в воздухе.

— Спираль! — Крикнул Спам, падая на пол, и выронив автомат, потерял сознание.

Мгновение, и передо мной возник Омут, сжимая в руке окровавленный нож.

Я толкнул его ногой в живот, и, уходя от удара, схватил автомат Спама.

Очередь ударила в грудь сталкера, и тот, отшатнувшись, выпустил нож. Нажав на зелёную кнопку на поясе экзоскелета, он вновь пропал, будто секунду назад не стоял между мной и дверью раненый сталкер. Что за чертовщина? Секунду я вглядывался, прежде чем различил зеленоватые разряды, наполняющие это пространство. Понятно. Значит у него какой-то особый костюм.

Я замахнулся, и приклад автомата ударил во что-то твёрдое. Невидимое, но твёрдое. Зеленоватые разряды исчезли, и передо мной возник Омут. У него была рассечена бровь, разворочена грудная клетка, но, не смотря на это, он всё ещё был жив. Плоть восстанавливалась на глазах. Я с ужасом глядел на сталкера.

— В голову стреляй! — Раздался сзади голос Спама.

Эти слова вывели меня из оцепенения. Я вскинул автомат, выстрелил. Омут упал.

— Ворон, дай сюда его пояс. — Спам говорил всё тише.

Я отстегнул от экзоскелета Омута пояс с шестью контейнерами и протянул его Спаму.

— Спасибо. Он надел пояс и тут же ножевые раны начали затягиваться.

— Хорошая штука этот «серп». — С восторгом проговорил он, когда раны исчезли. — Видишь этот пояс, Ворон?

Я кивнул.

— На нём есть шесть контейнеров под артефакты. Вот это, — Он открыл первый контейнер. — «Серп». Хороший артефакт, способный лечить почти любые ранения. Вот это — «Кровь камня». Тоже неплохо лечит. Это — «грелка» — катализатор артефактов. А это, — Он открыл один из контейнеров. — «спираль». Говорят, делает человека невидимым, вот только никто не знает, как именно это происходит. Может, как контролёры и химеры, а может совсем по-другому. Здесь у нас «Грави», а здесь «хамелеон». Понял, каких солдат можно натренировать, если знать, где взять артефакты? А у нас они под ногами валяются.

Я думаю, Чёрный сталкер вовсе не сверхчеловек, просто какие-то крутые артефакты на поясе носит. Такие дела.

— Знаешь, Спам, а я ведь так ничего и не понял.

— Зона никогда не открывает всех своих тайн, Ворон. — Проговорил Спам. — Никогда.

— Да? Расскажи ему про тех, кто участвовал в турнире. Расскажи про Долговцев, которых ты убил. Расскажи им эту тайну. — Султан поднялся с колен.

— Мы знаем, что он убил Долговцев. — Ответил я.

— Двух? Пусть он расскажет тебе про часы. Он из-за чёртова осколка двести человек погубил…

Категория: Александр Тихонов - Пленник монолита | Дата: 7, Июль 2009 | Просмотров: 1 138