Глава тринадцатая — Больше, чем бой

–Чё он мечется? — Мародёр в светлой штормовке снова прильнул к окуляру прицела.
–А снорк его знает. — Второй хантер достал из кармана ПДА, и начал пролистывать новостную полосу.
Новостей было не много. Главным событием, без сомнения, был бой между Свободой и Монолитом. Далее следовали невнятные призывы о помощи и сообщения вроде «у Сидоровича новая снаряга».
В самом конце списка мародёр отыскал сообщение о гибели отряда Долга, который они встретили пару часов назад. В сообщение говорилось, что отряд нарвался на мутантов около озера Янтарь. Где они там мутантов нашли? Мародёр сам прошел там за несколько минут до отряда, и даже ухом не повёл. Долгари, что с них взять.
Хантер свернул окно браузера, отыскал на панели иконку карты и открыл программу навигации. Синий полукруг центровки на пару секунд замер, после чего на экране появилась карта региона. Итак, Агропром. Хантер провёл указательным пальцем вдоль интерактивной панели, и карта сместилась в сторону. Теперь он мог видеть преследуемого сталкера. Иконка желтого цвета мигала в нескольких сотнях метров от них. Видимо, этот ходок был не так прост, как говорил наводчик. Иначе как объяснить, что он среди ночи решил устроить привал в разрушенном доме на окраине заселённой мутантами территории, да ещё и в двух шагах от базы самого опасного мародёра Зоны — Шивы. Неужто, просёк, что за ним слежка? Конечно, просёк.
Мародёр спрятал ПДА в карман, и поглядел в бинокль. Сталкер неспешно прохаживался по комнате, то и дело появляясь в окне.
–Может хлопнуть этого удота? — Первый хантер, не выпускавший винтовку, повернулся к напарнику.
–Неа. — Мародёр отрицательно покачал головой. — Он не стал бы так подставляться.
–А может он того? — Напарник покрутил пальцем у виска.
–Или этого. — Мародёр опять взглянул на дом. — Зачем ему останавливаться на привал в этом месте?
–Засада. — Уверенно ответил напарник.
Этого мародёра звали Молотом. Вот только наименование это пошло не от грозного боевого оружия фентезийных суперменов, а от того, что мародёр любил МОЛОТь чепуху. Но, не смотря на это, в сложных ситуациях он умел выдавать неплохие идеи. Дельные, во всяком случае.
–А как проверить? — Хантер усмехнулся. — Мне не улыбается здесь до утра очко морозить.
–Так я ж тебе говорю, Кефир, хлопнуть его а разбираться после будем.
–Тебе волю дай, — Отозвался напарник. — Всех перестреляешь.
Молот хмыкнул:
–Ну как хочешь.
Они вновь принялись разглядывать странного сталкера, мгновение назад промелькнувшего в окне дома. Преследуемый неспешно расчехлил винтовку, которую нёс до этого времени в заплечной сумке, и поставил распорку на подоконник. Окно выходило как раз на Агропром, и оба хантера тут же смекнули, что одиночка собирается пострелять кого-то из ребят Шивы.
–Валить его надо. — Взвизгнул Молот. — Он своих щас рассчитает.
–Не торопись. — Кефир снова взглянул на ПДА. — Да и какие они нам свои. Этот Шива нас к себе в команду не взял, а ты предлагаешь ради него под пули лезть?
–И то верно. — Молот извлёк из кармана шоколадный батончик и принялся с чавканьем уплетать питательную массу.
Они гнали сталкера уже достаточно долго, и мародёр чертовски проголодался.
–Ещё есть? — Кир с завистью поглядел на шоколад.
–Неа. Последняя. Но есть колбаса.
–Колбаса воняет, как твои носки. — Отреагировал мародёр.
–Ну, извини. Другой жрачки нет. — Молот пожал плечами. — Так мы его валим, или нет?
–Мы… — Кефир осекся. — Сталкера больше не было видно.
–А куды он делся? — Заметил пропажу напарник.
Кефир встрепенулся, прильнул к биноклю, затаив дыхание поглядел на развалины и выругался.
–Бегом туда! Эта гнида через катакомбы рванула!
–Какие катакомбы. — Молот выскочил из засады следом за напарником.
Морозный воздух ночной Зоны обжег лёгкие, словно хантер вдохнул около доменной печи. Но это его не насторожило.
Мародёр шагнул вновь, и отпрянул, извиваясь словно уж.
Кефир обернулся. То, что предстало перед ним, было поистине ужасно. Изо рта Молота вырывался столб алого пламени, а бронежилет в районе желудка проплавился, и через отверстие виднелись куски палёного мяса, обрамляющие оранжевый шар размером с кулак. Кефир попятился, лицо исказила гримаса ужаса. На его глазах напарник зажарился и развалился на куски, а из чрева вырвался небольшой фейербол, и скрылся за частоколом елей.
–По любому это не шаровая молния. — Заключил напуганный мародёр, подползая к телу Молота.
В этот момент начали щёлкать патроны в нагретом огнём разгрузочном жилете. Ещё держащееся на ногах тело мертвеца задёргалось, и в разные стороны брызнули фонтанчики крови. Засвистели пули.
Кефир вжался в землю и дождался окончания какофонии, после чего подошел к напарнику.
К этому времени обожженное и изрешечённое пулями тело Молота лежало на траве. Зрелище было жуткое: на месте глаз, носа и рта зияли чёрные провалы, обрамлённые кругами копоти, словно человек выгорел изнутри.
Кефир отшатнулся, пытаясь понять, что происходит, но только теперь увидел человека в плаще. Незнакомец внимательно разглядывал его, не двигаясь с места.
–Стой, падла! — Выкрикнул Кефир, и вскинул оружие, но незнакомец не шелохнулся.
–Ты это, как его, руки в гору! — Выкрикнул хантер менее воинственно.
Но и теперь странный сталкер не отреагировал.
–Ну, ты, чёли ваще без башки! — Мародёр поднялся на ноги, и, косясь на распластавшегося в траве товарища, подошел к незнакомцу.
Сталкеру было двадцать небольшим — совсем мальчишка по сравнению с тридцатипятилетним Кефиром.
Даже когда автомат мародёра уткнулся под рёбра, паренёк не шелохнулся. Его чёрные, как ночное небо, глаза внимательно изучали хантера.
–Чё палишь, скотина? — Кефир надавил на автомат. — Чё, ваще крыша протекла?!
Незнакомец поднял вверх правую руку, согнул её в локте и проговорил:
–Сзади.
–Ага, нашел лоха! — Кефир улыбнулся, но ухмылка ушла, когда хантер почувствовал холод прижатого к затылку оружия.
Незнакомец тем временем отвёл в сторону ствол автомата и обезоружил мародёра.
–Ты кто такой?! — Кефир в ужасе попятился, но ствол неизвестного оружия ещё сильнее надавил на ткань капюшона.
–Меня называют по-разному. — Наконец проговорил незнакомец. — Одни зовут меня Хозяином зоны, другие — Адептом. Ты мародёр?
Кефир часто закивал.
–Что ты здесь делаешь без экипировки «ВС»?
–Я… какого «ВС»?
–Понятно. — Проронил второй. — Он не наш.
Адепт кивнул и задал следующий вопрос:
–Что ты здесь делаешь?
–Нам дали наводку на сталкера с хабаром. А сталкер засел вон там.
–Кто дал наводку?
–Сейф. Он бармен в «Рюмке чая». А сталкер вон там. — Кефир указал в сторону убежища беглеца.
Адепт взглянул через плечо хантера на своего напарника.
–Это свой, Стекольщик?
–Свой. — Отозвался второй после некоторой задержки. — Номер не помню, но он тоже один из людей Стеценко.
–Стекольщик? — Кефир резко обернулся, игнорируя оружие. — Тот самый? Да я ведь тоже раньше в Долге был…
–Это хорошо. — Стекольщик кивнул. — Ужас как чешутся руки Долговца завалить…

* * *

День в Чернобыльской зоне начался так же как и предыдущая ночь — внезапно и смертоносно для тех, кто не был в курсе происходящего.
Серые тени неизвестных созданий уже мелькали в подлесках, кода первые солнечные лучи прорезали полог всеобъемлющего мрака и осветили холодную землю Зоны.
–Вторая колонна, это «сокол-4». Приём. — Голос пророкотал в трубке спутникового телефона как раз в тот момент, когда взвизгнул мотору УАЗА.
–Слышу вас, «сокол-4». — Отозвался водитель.
–Готовность пять секунд.
–Вас понял, «сокол-4». Выдвигаюсь.
Водитель вывернул руль, и УАЗ, подскакивая на ухабах, подъехал к воротам.
Здесь не было хорошего асфальтового покрытия, как, например, на седьмой отметке, и всякий, кого отправляли в подобные рейды, знал, что поездка может стоить ему если не жизни, то подвески точно.
Два бронетранспортера показались когда УАЗ уже миновал заградительные рубежи и оказался в зоне.
–Впервые в зоне.
Один из пассажиров отрицательно покачал головой.
–Наверное, сафари, да? — Разговорчивый водитель протянул пассажиру сигареты, но тот лишь отрицательно покачал головой.
–Вы говорили о сафари. — Задал он вопрос, когда водитель спрятал сигареты.
–Ну, да. Наш Кардинал тут каждый месяц сафари для полковников и генералов устраивает.
–Кардинал?
–Ну, да. Стеценко.
–А что за генералы и полковники?
–Так, ваши, из Москвы. Из Лондона двое в том месяце приезжали, так те вообще визжали как поросята, когда снорка завалили.
–А далеко их ваш Кардинал проводил? — Спросил Пилотов.
–Далеко. До Ростка.
–Понятно. — Заречный кивнул и они с полковником переглянулись. — А конкретно кто из Москвы приезжал?
–Полковник Селиванов. — Водитель усмехнулся. — Хороший мужик.
Офицеры вновь переглянулись.
–А в прошлом году приезжали американские офицеры — полковник Лютер и какой-то чин из Вашингтона. Эти двое всё охали да ахали, что у нас оружие отстойное, а когда у них карабины заклинили посреди сафари, из калашей палили.
Водитель нажал на педаль газа, и УАЗ на три корпуса оторвался от бронемашин.
–Не спеши. — Заречный хлопнул болтуна по плечу. — Нам раньше времени стрелять нельзя.

* * *

–Ты мне одно объясни. — Сказал Серый, помогая мне подняться на холм. — Как ты химеру смог напугать?
–Лицо у меня доброе. — Буркнул я, и упал на траву, пытаясь отдышаться после тяжелого подъёма
–А кровососы почему добротой не прониклись?
–Бессердечные создания. — Я развёл руками. — А если честно, я вообще не понял, что произошло.
–Ну, да. А Химера как будто призрак увидела.
–Возможно. — Я поднялся на ноги. — А если я скажу тебе, что видел призраков?
–У выжигателя все…
–Я не про то.
Серый пристально посмотрел на меня.
–Я видел призраков в подземке Агропрома — учёных и военных, мародёра, которого я убил на Свалке…
–Стоп, стоп. — Сталкер схватил меня за плечо. — Тебе мерещатся трупы, а это первый признак психоза. У некоторых сталкеров такое бывает.
–Скажи ещё, что у чёрных и сектантов с мозгами такое же творится.
–Наверное. — Серый пожал плечами.
–Но я видел не только то, что было в Агропроме давным-давно, но и то, что должно было произойти через несколько минут.
–Интересно. — Серый присвистнул. А можно поконкретнее?
К этому времени мы уже миновали развалины бара «Сто рентген», и вышли на Свалку.
–Именно? — Я пожал плечами. — Я видел себя, причём под прицелом Шивы. А через минуту так и случилось.
–Интуиция. — Подал голос Кир, до этого момента не интересующийся беседой. — Слышал, как Лесоруб рассказывал об интуиции?
–Нет. Расскажи.
–В общем, когда Лесоруб был в нашем Ангаре, он рассказывал нам про сталкерскую интуицию. Он говорил, что однажды вместе со сталкерами из Чистого неба попал в западню, и увидел чуть заметные тени между холмами на Ростке. Он пошел на тени, и нашел выход. Он сказал, что это интуиция.
–Я думаю, что это не интуиция, а опыт. — Серый усмехнулся. — А тебе, Спам, надо малость отдохнуть. Убегался совсем.
–Я же не сумасшедший.
–Нет? А Монгол как-то говорил, что больших психов чем ты и его сынок в Зоне нет.
И я вспомнил слова Создателя, произнесённые им на Ростке. Мутант говорил про сына Монгола — Адепта. Хозяин зоны был рядом.
–А если я скажу, что на Ростке разговаривал с Создателем?
–С богом? — Серый захохотал.
–С мутантом!
–Да я понял, понял. Успокойся, Спам. Но если бы ты с ним разговаривал…
–Он мысленно предупредил меня, что Адепт зоны уже на подходе.
–Мысленно предупредил? — Серый улыбнулся, надеясь, что сказанное мной — всего лишь шутка, но, заметив, что я остаюсь серьёзным, добавил:
–В зоне ведь всякое бывает. Даже то, о чём люди и не подозревали.
–Я тоже так подумал. — Я кивнул.
Как бы вы чувствовали себя, если бы с вами заговорил соседский попугай, да не просто заговорил, а предложил поболтать о произведениях философа Франческа Петрарки? Примерно так же я чувствовал себя, когда мутант установил со мной телепатическую связь и немного раньше, когда химера в ужасе бросилась от прочь меня.
–Прячьтесь! — Кир прервал мои размышления.
По дороге со стороны кордона двигалась военная колонна. Мы тут же поспешили укрыться.
–Рейд сегодня? — Прошептал Серый. — Я уже ничего не понимаю.
Бронемашины тем временем поравнялись с нами, и я увидел хорошо вооруженный отряд охранения.
–Это не рейд. — Я покачал головой. — Видите УАЗик?
Сталкеры закивали.
–Там внутри сидят офицеры, а в обычные рейды офицеры не отправляются.
–Значит, сафари. — Серый глубоко вздохнул. — Кардинал снова принялся за старое.
–У нас есть только один способ это проверить — Я вышел из укрытия и поднялся в полный рост.
Три десятка Военных сталкеров, понуро бредущих до этого времени рядом с БТРами, встрепенулись и окружили меня плотным кольцом. Со стороны это, конечно, выглядело здорово, но если бы я был спятившим сектантом в поясе шахида, весь рейдовый отряд уложило бы кружком вокруг большой воронки.
–На ловца и зверь бежит. — Дверца притормозившего уазика распахнулась, и я увидел генерала Заречного. Константин Евгеньевич с момента нашей недавней встречи сильно изменился. Прибавилось седины, движения стали спазматическими, словно он страдал от артрита. Заречный распростёр руки, словно готовился заключить меня в объятья.
–Как я рад вас видеть, Александр Александрович.
Я опешил от такого к себе обращения. Казалось, что обращаются не ко мне, а к стоящему рядом спецназовцу. А может я просто давно не слышал собственного имени.
–А вашим друзьям не холодно в траве? — Раздался за моим плечом тихий голос, и я обернулся.
Ну конечно. Генерал заречный как всегда нашел способ собрать всех известных ему бандитов. Передо мной стоял Военный сталкер Федотов, участвовавший вместе с Горгульей и Трупоедом в походе к Монолиту.
–Они привычны к холоду. — Сухо заметил я и снова обернулся к генералу.
–Отойдём, пошепчемся. — Заречный махнул рукой.
Я нехотя вышел из круга охранения, и мы с Заречным отошли от колонны.
–Вы книжек про Джеймса Бонда начитались? — Я с нескрываемой иронией поглядел на генерала. — Все эти шпионские игры. Зачем они?
–Рейд. — Коротко ответил Константин Евгеньевич. — В центр.
–Опять Монолит? Не успокоились ещё? А вы разве не помните, чего нам и вам стоил предыдущий рейд?
–Не о том сейчас речь. — Заречный покачал головой. — То, что было, уже в далёком прошлом.
–Для кого? Для Трупоеда, который погиб там? Для бедолаги Смертника? Я могу назвать десятки имён, которые благодаря вам, мы упоминаем в прошедшем времени.
–Я иду не к монолиту, а к «Авалону». Мне нужен проводник.
–Я не знаю, что за Авалон, и провести вас не смогу.
–Мне не нужен поводырь. — Генерал извлёк из кармана сложенный вчетверо листок.
На листке была изображена заляпанная кровью карта.
–Плохая примета. — Заметил я, рассматривая условные обозначения. — У сталкеров кровь на карте — предвестье скорой смерти.
–Бред. — Заречный усмехнулся. — Я не верю в подобные предсказания. Но вернёмся к нашему разговору. Мне не нужен поводырь, а лишь проводник — человек, который без проблем проведет меня в нужную точку зоны.
–Без проблем. — Я кивнул. — Например, без перестрелок? А вам известно, что на Агропроме, через который вы пройдёте, засада? Скорая смерть, генерал.
Заречный скривился.
–И кто же тебе это сказал?
–Я сам видел, генерал.
–Пилотов, веди его подельников. — Заречный улыбнулся. — Ты мне сейчас поподробнее об этом расскажешь…
На то, чтобы разъяснить Заречному, кто и где его ждёт, ушло около пятнадцати минут, но генерал на то и был боевым офицером, чтобы не поверить мне.
–Вас там ждут! Вы слышите меня, генерал. Они готовились. Они вооружены гораздо лучше всего вашего отряда, лучше организованы.
–Ясно, ясно. — Но и мы теперь готовы. К тому же, откуда им известно, что мы будем здесь, если об этом знали только свои?
–Тогда крыса среди своих. — Отозвался я.
–Кто? — Пробасил Заречный, словно я мог знать, кто его предал.
–А кому вы насолили больше всего на свете? — Предположил Серый.
Заречный несколько секунд молча взирал на нас, после чего проговорил:
–Стеценко. Руководитель периметра от Украины.
–Нет. — Решительно заявил я. — Они были предупреждены за неделю, и офицер с периметра, работающий на них, специально подставил под пули целый конвой.
–Офицер с периметра.
–Американец или Британец. Я точно не знаю. Но он говорил по-английски.
–Не знаю такого. — Уверенно заявил Заречный, и, повернувшись к Пилотову, добавил:
–А ты?
–Может быть Лютер, но я не могу сказать точно. Британцев в охранении пятеро, а Американцев и того больше.
–Он был офицер. — Поправил я.
–У них все поголовно офицеры. — Пилотов усмехнулся. — Но как он узнал, что Костя собирается в Зону?
–Я же говорю, крыса один из вас.
Пилотов сверкнул глазами.
–Я уверен, что Стеценко тоже в деле. Он ведь готов был сделать что угодно, лишь бы мы поступали по его указки. Костя, вспомни, что он нам говорил. Предлагал оружие, а ведь его ребята могли переломать все стволы, и отряд бы взяли голыми руками. Но мы привезли оружие с собой. Потом он предложил нам поесть.
–Чтобы у наших ребят животы скрутило… — Заречный усмехнулся.
–Чтобы отравить нас всех. А ещё он предлагал дать нам собственных людей, которые могли расстрелять нас в спину. Благо, мы привезли с собой три десятка ребят из «ВС».
–Они говорили, что с вами будет не больше десятка лучших бойцов. — Отреагировал я.
–Десятка? — Заречный удивился. — Мы привезли с собой достаточно бойцов, и все свои с самого начала знали, скольких ребят мы берём с собой.
–Тогда остаётся только один вариант. — Проговорил Пилотов, и все мы внимательно поглядели на него.
–Что за вариант?
–Кому-то из вышестоящего начальства пришлась по душе идея Стеценко, и они решили устранить неугодных людей.
–Сомнительно. — Заречный нахмурился. — Скорее всего, тот, кто доносил на нас, просто не был достаточно информирован. Может он был связным с региональными подразделениями, или что-то в этом роде. Но сейчас меня меньше всего интересует, кто нас сдал. Мы уже на полпути к цели, и мы до неё дойдём.
–Они вас ждут! — Я схватил генерала за плечо. — Неужели вы так ослеплены своим походом? Там куча народу с отличным оружием и как минимум двое отличных организаторов, один из которых знает все уловки спецназа, а другой дьявольски хитёр.
–Но и мы не мальчики для битья. — Заречный улыбнулся, и снял с пояса рацию. — Генерал Заречный основной базе. Требуется зачистка Агропрома силами местных бригад.
–Принято. — Раздался в трубке голос диспетчера. Посылаю «ВС».
Генерал захлопнул крышку рации, и улыбнулся.
–Вот и всё.
–А чего вы добились? — Я развёл руками. — Стеценко сейчас предупредит Шиву, и тот уберёт своих бойцов. Тактический ход.
–Правильно. — Генерал кивнул. — Поэтому мы выдвигаемся немедленно. Так что тебе, Спам, придётся решаться сейчас. Ты с нами?
–Нет. — Я отрицательно покачал головой. — Работа проводника меня не радует.
–Чтож. — Неожиданно легко стерпел Заречный. — У нас есть альтернатива не хуже тебя. Ведь есть?
Пилотов кивнул.
–Так что мы в любом случае отправимся туда, а присоединитесь вы к нам, господа сталкеры, или нет — уже не принципиально.
–Вот и здорово. — Я кивнул. Тогда наши дороги здесь расходятся.
–Вполне возможно. — Заречный кивнул, и скомандовал:
–Отправляемся.
Колонна двинулась. Мы ещё долго наблюдали за тушами бронемашин, исчезающих в утреннем тумане.
–Ты отказался. — Серый с восхищением поглядел на меня. — Ты просто герой. До этого никто не отказывал генералу.
–Отказывали. Сталкер по прозвищу Ворон…

* * *

Шива прильнул к экрану ноутбука и поправил веб-камеру. На экране появилось изображение.
–В чём дело. — Произнёс мародёр.
–Генерал Заречный потребовал отправить на зачистку Агропрома Военных сталкеров.
На экране монитора возникло обеспокоенное лицо генерала Стеценко.
–Срочно уходите оттуда.
Шива лишь улыбнулся.
–Ты что, не понял? Вас же сомнут сейчас.
–А нельзя отменить отправку твоих бойцов? — Шива придвинул ноутбук ближе.
–Можно, только если я это сделаю, то Заречный всё поймёт, и меня на эшафот отправят.
–Боишься? — Мародёр улыбнулся.
–Опасаюсь.
–Зря опасаешься. Заречный всё равно не выйдет за пределы Агропрома. Мы его там и закроем?
–И зачем тогда эта игра с Военными сталкерами?
–А мы кое-что придумали. План покруче троянского коня. — Шива довольно ухмыльнулся.
– Подойдёт Заречный к Агропрому, а там куча трупов в форме «ВС». Мы своих бойцов в жмуров переоденем. Он подумает, что это твой отряд, Валера, и тогда мы его закроем.
–Здорово. — Стеценко присвистнул. — Грамотный план. Сам придумал?
–Придумал Вовчик, а я только довёл до ума. Ну так как насчёт перехвата отряда?
Стеценко несколько секунд молчал, после чего проговорил:
–Ладно, я отменю рейд, но если ты проколешься, то пеняй на себя. Я тогда на тебя всех собак спущу.
–Не кипятись, Валера. — Шива улыбнулся. — Всё будет как в сказке.
Стеценко закивал. Серый кардинал, как его называли между собой приближенные, сейчас дрожал от страха.
Да, он был отличным организатором, но рисковать не умел, или не хотел.
–В таком случае, до встречи. — Хантер отсалютовал генералу и захлопнул крышку ноутбука.

* * *

Колонна замерла перед шлагбаумом Агропрома. Зрелище и впрямь было жуткое.
Всюду, вокруг лежащих перед воротами блоков, за деревьями — лежали тела военных сталкеров.
–Вот тебе и тактический ход. — Пилотов перегнулся через спинку сиденья, и осмотрел картину боя. — Здесь, наверное, половина ребят Стеценко.
–Значит генерал не в деле. — Заречный обхватил голову руками. — Если бы я знал.
–Если бы, да кабы. — Пилотов вышел из УАЗа и осмотрелся.
Похоже, что отряд военных сталкеров шел со стороны Ростка, где по данным разведки намечалась плановая зачистка.
Отряд ожидал сопротивления мародёров, но вряд ли они были готовы встретить армию хантеров, которые на раз-два пробивали суперсовременную броню.
Пилотов отошел от машины, и внимательно оглядел одного из покойников.
–Со щитом, или на щите. — Прошептал полковник, и провёл ладонью по бронепластине на спине мертвеца.
На бронепластине обнаружились три пулевых отверстия. Ничего особенного, если человек был убит в перестрелки. Вот только со спины в «ВС» никто не стрелял. А что тогда? Подстава.
Пилотов поднялся с колен, и шагнул назад. Он уже понял, что с крыши Агропрома за ним наблюдает снайпер. Был почти уверен, что мертвецы — всего лишь подстава. Но теперь ему нужно было предупредить всех, и не вызвать подозрения у мародёров.
Сколько их здесь? Если переодетых в Военных сталкеров бойцов здесь два десятка, то общее число хантеров может быть немалым. Пилотов обхватил левой рукой рукоять пистолета, и шагнул назад. Правая рука сложилась в условном жесте, и Военные сталкеры тут же бросились врассыпную.
Откуда-то сверху ударил гранатомёт, и первая бронемашина содрогнулась. Второй БТР сдал назад, и вывернулся вправо.
Ракета ударила в борт, разрывая металл. Застрекотали калаши хантеров. Пилотов резко развернулся в сторону лежащего на земле лже-покойника, и выпустил в затылок мародеру три пули из ПМ.
Заречный и водитель к этому моменту уже выбрались из УАЗА. Вовремя.
Длинная очередь из пулемёта прошлась от бампера до лобового стекла. Хлопнул «Чайзер» и часто защёлкали спецавтоматы Военных сталкеров.
Двадцать серых теней взметнулись в дымовом шлейфе, и яркие вспышки осветили пасмурный день. Пилотов выстрелил трижды, прежде чем из общего фона выделил один-единственный звук — грохот выстрелов СВУ. Это и был противник — снайпер, которого Пилотов не видел, но чувствовал. А через мгновение «ангел войны», как окрестили снайперов ещё во время второй мировой, открыл огонь. Ловко, быстро. Три бойца, занявшие позицию около первого БТРа один за другим осели на асфальт.
Снова загрохотал автомат в руках одного из лже-спецназовцев, и пули застучали совсем близко. Генерал отчётливо различил фигуры нападавших. Их было около десятка. Цепь броненосцев протянулась через весь двор, и теперь мародеры методично отстреливали мечущихся людей.
–Занять позиции! — Прокричал Заречный, и выдернул из кобуры пистолет.
Федотов и ещё двое попытались отрезать отряд переодетых мародеров, но результата это не принесло.
–Я уведу их! — Крикнул Пилотов, и, пустив длинную очередь по головам Броненосцев, нырнул в брешь, пробитую в центре бетонного забора.
Полковник перекатился в сторону, когда бойцы Шивы двинулись вперёд. Нападавшие не могли предвидеть его манёвр, и именно поэтому у стрелка появился призрачный шанс на победу.
Он дождался, когда отряд приблизится к его предыдущей позиции, и затаился. Их было трое. Первым шел невысокий, коренастый хантер в армейском бронежилете, снятом с мертвеца. Вооружен он был соответственно. От незнакомца несло чесноком и салом, отчего Пилотову подумалось, что вряд ли этот парень опытный ходок, раз позволяет себе ароматную пищу перед ответственным боем. А кровососы, наверное, его уже учуяли. Полковник перевёл взгляд на второго хантера. Тот был на голову выше собрата и раза в три шире в плечах. Этого мародёра звали Кузбасс. Почему именно, никого не интересовало. Может, потому, что Кузбасс всегда был грязный как чёрт, а может потому, что другого прозвища просто не нашлось. Как бы то ни было, из всей группы Пилотов знал лишь его, и в этом знании не было ничего хорошего.
Не раз он пролистывал в штабе миротворческих войск оперативную сводку, где имя «Кузбасс» фигурировало чуть ли не на каждой странице.
–Чеснок, не отставай. — Выкрикнул третий, и коротышка быстро засеменил за товарищами.
Внезапно Кузбасс остановился, и Пилотову даже показалось, что сквозь стрёкот оружия, доносящийся с Агропрома, они услышали его, но тревога оказалась ложной.
–Кила, это второй отряд. Проверь по сводке одиночку в черепахе. — Третий мародёр держал в руках портативную рацию.
–В клешнях что?
–Дерьмо какое-то. — Отозвался боец, и резко развернулся в сторону полковника.
Ствол калаша просвистел над головой затаившегося в траве человека.
–По сводке двое. — Раздался из динамика приглушенный голос: Плафон и Корвет. Оба новички.
–Неа этот точно красный. — Голос в рации затих.
–Понял, Кила. Отбой.
Отбой? Понял? Да эти ребята напоминали скорее не мародёров, а матёрых сталкеров. Видно не слабо их выдрессировал лидер группировки.
И тут его засекли. Мародёр с рацией, одетый в спецкостюм с неизвестной эмблемой, шагнул вперёд и наступил на левую руку полковника.
Пилотов мгновенно вскинул автомат, и прижал дуло к подбородку радиста.
Палец скользнул к курку, когда бедолага попытался вывернуться, но было поздно.
Тяжелый патрон снёс хантеру голову и продолжил полёт. Полковник привстал, и снова выстрелил. Коротышка Чеснок оказавшийся на линии огня вскрикнул и упал в лужу, поднимая тучи брызг.
Пилотов переместил автомат в сторону последнего мародёра, но того не было видно. Зато полковник различил голоса новых противников.
Хантеры шли цепью от Агропрома в его сторону. Аккуратно, чтобы не колыхать траву, полковник перекатился к телу радиста, снял с мертвеца переговорное устройство и автомат. Скользнув в ложбинку, Пилотов накрыл себя телом хантера, и замер. Вскоре шаги послышались совсем близко. Мародёров было пятеро или шестеро, причём один из них был одет в жутко скрежещущий экзоскелет.
Пилотов ждал. Вот в просвете между телом радиста и землёй показались ноги одного из мародёров, второго. Вот вышел третий. Дождавшись, пока все шестеро поравняются с ним, он отбросил покойника и сел, соорудив таким образом отличную позицию. Оба автомата стукнули о костюм радиста и две свинцовые дорожки метнулись в сторону шестёрки хантеров.
Двое мародеров, одетых в лёгкий камуфляж, были обречены. Ещё трое успели уйти с линии огня, но Пилотов перехватил автоматы крест-накрест, и рубанул двумя очередями разбегающихся противников. Судьба хантеров была предрешена.
Последний боец, закованный в броню, тоже не терял времени зря. Он рухнул на землю, напоминая подбитый Миссершмидт, и выстрелил из спецавтомата «Вал». Бесшумное оружие зашелестело веером пуль, но полковник вовремя укрылся, и свинец забарабанил по костюму мёртвого радиста.
Что касается боеспособности мародёров, Пилотов их явно переоценил, потому что броненосец высадил в покойника весь рожок, и только когда боёк начал щёлкать вхолостую, понял, какую ошибку совершил.
Пилотов воспользовался возникшим замешательством, прикрываясь покойником, и выпустил в грудь неповоротливого противника короткую очередь. Не давая броненосцу уйти, он выстрелил из второго автомата, и мародёр опрокинулся на спину. Пилотов опять выстрелил почти от самой земли. Броненосец тяжело осел на землю, и полковник пустил из обоих стволов. Блестящее забрало шлема прогнулось в нескольких местах, но щиток так и не был пробит.
Хантер потряс головой, пытаясь прийти в себя, но полковник уже отбросил тело радиста, и приближался к раненому противнику. Они схлестнулись на середине поляны — раненый мародёр в экзоскелете и измученный боем полковник спецназа. Оттолкнув Пилотова назад, хантер изловчился и подхватил-таки с земли автомат одного из убитых товарищей. Очередь полоснула по кустам, но Пилотов уже был вне досягаемости.
Он бросился к броненосцу, когда тот вновь истратил все пули, и протолкнул дуло калаша под забрало шлема. Хантер что-то вскрикнул, пытаясь освободиться, но Пилотов нажал на курок, и не отпускал, пока рожок не опустел.
Всё было кончено. Броненосец рухнул на траву, и из дыхательного отверстия полилась кровь. Пилотов огляделся. Он стоял посреди поляны, заваленной трупами, сжимая в руках бесполезный автомат. И тут он вспомнил о Кузбассе. Полковник потянулся к разгрузочному жилету, чтобы достать оттуда новый рожок, но тут же услышал за спиной шаги. Это был Кузбасс. В руке мародёр сжимал короткий нож.
Первая стычка заняла всего несколько мгновений. Нож ударил в цевьё автомата, и оба противника разошлись в стороны.
–Я тебя узнал, красный! — Прокричал Кузбасс, пытаясь заглушить звуки выстрелов с Агропрома. — Ты меня за сталкерство как-то раз прихватил!
Он бросился на полковника, и нанёс удар. Мгновение, и четыре руки сплелись вокруг ножа. Оба противника упали в грязь, не переставая одаривать друг друга ударами. Серебристое лезвие рубануло воздух возле лица Пилотова, и ушло в сторону.
Вывернувшись, полковник перебросил ремень автомата через голову распластавшегося в грязи мародёра, и резко натянул. Выпустив нож, Кузбасс заскрёб пальцами по горлу, пытаясь снять импровизированную удавку, но вояка уже крутанул автомат, и шея хантера захрустела. Кузбасс обмяк…
Не дожидаясь, пока очередная группа мародёров нарвётся на него, полковник перезарядил автомат радиста, обмотал ремнём калаша горло Кузбасса, и, прикрываясь им, вышел на тропу. Там уже кипел бой.
Несколько десантников Заречного поливали свинцом отряд хантеров, засевший за бруствером из камней. Полковник вышел как раз за спинами мародёров.
–Разорви меня фугас! — Выругался он. — Кого я вижу.
Мародёры резко обернулись, и один из них тут же получил четыре пули в живот.
Полковник толкнул тело Кузбасса на стрелков, и ударил второго хантера
Очередь ушла в небо. Выхватив из-за пояса трофейный нож, Пилотов по самую рукоять всадил его в грудь очередного мародёра, и открыл огонь из калаша. Из-за бруствера его поддержало подразделение «ВС»…

* * *

На ПДА ещё в обед начали приходить сообщения о перестрелке на Агропроме, а часа через полтора всё стихло. Это могло означать что угодно, но гаданию на кофейной гуще я предпочёл пройтись до злосчастного НИИ. Вытащив из своего шкафа бронекостюм «СЕВА» и старый добрый Винторез, я перехватил пару бутербродов вместе с часовыми Хмурого, и направился к Агропрому.
Серый и Кир встретились мне на границе Свалки. Я вкратце обрисовал ситуацию с подразделением Заречного, и упомянул, что Стекольщик, ответственный за перестрелку в ангаре, скорее всего уже там. После такого разговора оба сталкера наотрез отказались оставаться на кордоне, и предложили сопроводить меня до НИИ.
Сразу скажу, что согласился я не ради хорошей компании, а потому, что предыдущий рейд оказался для меня провальным, и я боялся повторить этот провал.
Мы оказались около Агропрома лишь к вечеру, когда бой был закончен.
–Мы опоздали. — Выпалил Серый. — Он прошелся по двору в поисках выживших, но все были мертвы.
–И кто кого? — Я внимательно оглядел картину произошедшего боя. — И главное, сколько их здесь.
Серый окинул взглядом заваленный мертвецами двор. Его взгляд замер на обугленной башне бронемашины, из которой торчали измазанные в крови руки водителя.
–Наверное, победителей нет. — Кир, вошедший на Агропром последним, присел около тела мародёра, голова которого была перевязана серым полотном банданы. — Это же Вовчик — один из бойцов Шивы.
–И что? — Серый слабо улыбнулся. — Тут таких бойцов немерено лежит.
–Но этот не рядовой стрелок. — Кир вытащил из кармана покойника небольшую флешку в металлическом корпусе. — Этот парень у Шивы вроде правой руки. За все финансовые вопросы отвечал, распределял между братками добычу, и вообще считался незаменимым человеком.
–А на «фляге» что? — Я указал на флешку.
–Не знаю. Ты у нас мастер хакерства. Возьми и проверь.
Я принял флешку, и огляделся.
–Компьютер нужен.
Кир кивнул, и скрылся в здании. Его не было минут десять.
За это время мы с Серым успели осмотреть добрую половину трупов.
–Никаких компов. — Кир выбрался из комплекса и принялся отряхиваться.
–Вот тебе и ответ. Нет компов — значит Шива ушел.
–Но… — Сталкер развернулся ко мне и замер с открытым ртом.
Мы проследили за его взглядом…
–Кто они. — Кир понизил голос, глядя на мелькающих вдали людей в балахонах.
Все они стояли полукругом в воротах, рядом со сломанным шлагбаумом, и напоминали скорее мутантов, а не людей. Длинные тени от группы незнакомцев пересекали двор, и были, казалось, продолжением их тел.
Когда заходящее солнце осветило двор последними лучами, призрачные фигуры растворились в багряном свете, а в следующий момент, когда навалилась тьма, они появились вновь, но уже ближе.
–Сектанты. — Прошептал я, и попятился назад.
Именно в этот момент один из людей в балахонах шагнул вперёд, и скинул с головы капюшон. Я увидел его бледное лицо, аккуратные усы и короткую причёску. Тонкие губы незнакомца были сжаты так, что на них выступала кровь.
Он присел на одно колено перед ближайшим покойником, словно приносящий присягу десантник, и я разглядел стальные пластины бронекостюма на его теле. Я не мог ошибиться. Это был Трупоед…

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 451