Глава седьмая — Вся королевская рать

Это и впрямь был Спам. Жиган отступил на несколько шагов, и ещё раз оглядел измождённого сталкера.
–Его вытащить надо. — Прошептал он.
–Найди пульт управления. — Машинально проговорил в ответ Монгол, не в силах оторвать взгляда от Спама.
Щетина, впалые щёки, зашитый наспех шрам на лбу. Всё это придавало сталкеру странный, если не сказать пугающий вид. Наконец небольшая лампочка на стеклянной двери камеры переменила цвет с красного на зелёный, и откуда-то из глубины зала раздался голос Жигана:
–Монгол, ты должен это видеть. Тут такое, что ты обалдеешь.
Не слушая напарника, Монгол открыл дверь клетки, и помог Спаму выйти из неё. Покачиваясь, сталкер ступил на пол комнаты, и проговорил, так тихо, что Монгол едва разобрал слова:
–Монолитовцы…нас…держали… — Он покачнулся, и чуть не упал, но Монгол поддержал его за руку.
В этот момент вернулся Жиган. Он внимательно оглядел Спама, и проговорил:
–Ты паршиво выглядишь, дружище.
–Спасибо за комплемент. — Спам улыбнулся. — Я всегда хотел похудеть.
–Шутишь, значит всё нормально. — Отозвался Жиган.
Именно так говорил когда-то Болотный доктор. Вот только тогда Спам понимал, что такое Зона, а теперь был в полном смятении.
–Как ты сюда попал? — Спокойно проговорил пришедший в себя Монгол.
–Мы дошли до монолита.- Начал свой рассказ Спам, придерживаясь руками за стены клетки. — Потом Ворон пошел к монолиту. Мы прождали у ворот почти час, но он не вернулся. А потом вышел этот Лёва…
–Лёва? — Монгол искренне удивился.
–Да, тот самый. Он выстрелил в нас со Смертником из какого-то оружия, вроде того, которым учёные с Янтаря обычно стреляют в мутантов, чтобы вколоть им снотворное. А потом я очнулся в их лаборатории под АЭС. Эти гады забрали Ворона в О-Сознание чёртовым материалом для их вечного сознания.
–А здесь у них что?
–Тут у них какая-то лаборатория. — Спам постучал костяшками пальцев по бронестеклу клетки.
Его взгляд скользнул мимо Жигана и Монгола. В коридоре, ведущем в сторону выжигателя мозгов, сидел человек в белом халате.
–Вот, об этом я и говорил. — Жиган указал на сидящего человека. — Он мёртв.
Мертвец сидел, прижавшись спиной к стене коридора. Голова его была запрокинута назад. Всё тело овивали серебристые нити паутины, которые тянулись из открытого рта учёного.
–Паук. — Прокомментировал Спам, и поморщился.
–Как тот в клетке? — Жиган огляделся.
–Именно.
–Опасный?
Спам указал стволом пистолета на покойника, и покачал головой, будто говоря «а ты что, сам не видишь?».
Монгол присел на корточки около мертвеца. Учёному было не больше сорока лет. Смерть наступила, скорее всего, лишь пару часов назад.
–Он ещё не остыл. — Прошептал сталкер, притрагиваясь ко лбу учёного, но тот вдруг вскочил на ноги, и с ужасом поглядел на незнакомцев.
Пробурчав что-то невнятное, он побежал по коридору, и скрылся в темноте.
–Зомби? — Жиган покосился на сталкеров.
–Нет. — Хрипло ответил Спам, щурясь от света ламп. — Он выжжен.
–Чем? — Удивлённо спросил ходок
–Радаром. Эти подонки из монолита включили Радар, чтобы мы не смогли уйти.
–Вы? — Монгол внимательно поглядел на Спама.
–Мы со Смертником. Нам удалось убежать, но меня они сцапали перед Радаром, а Смертник проскочил…
–Не проскочил. — Монгол опустил глаза к полу.
–То есть как?
–Он стал зомби. Ему выжгло мозги.
–Не зомби. Спам энергично замотал головой. — Зомби это вообще другие существа. А эти, с выжженными мозгами… Короче, они не зомби.
–Ладно. — Не стал спорить Монгол.
Он молча протянул Спаму свой ПДА, и указал на видеофайл, перехваченный из сети наёмников.
–Звука нет? — Спросил Спам.
–Можешь настроить?
–Постараюсь. Сталкер нажал на несколько клавиш, и добавил:
–В общем, всё готово.
–Включай. — Жиган взглянул из-за плеча Монгола на экран миникомпьютера.
Спам щёлкнул на кнопку воспроизведения…

* * *

–Группа Альфа перегруппировывается на второй отметке. Группа Браво продолжает движение. — Скомандовал полковник Джан, и две группы начали быстро перемещаться.
Ещё два отряда спецназа ждали приказа. В стороне посёлка загрохотали автоматные очереди, и им ответили пять спецавтоматов.
–Контакт! — Закричал кто-то с жутким акцентом, и тут же третий отряд начал движение.
Этим третьим отрядом командовал лейтенант Смирнов по кличке Трупоед. С того момента, когда его избивали бойцы Джана, не прошло и недели. И вот теперь Архипов, чьи ботинки барабанили по животу и груди бедняги Трупоеда, шел в этом третьем отряде под его командованием. Задачей группы было обойти стороной посёлок, и зайти в тыл к отряду наёмников.
–Вы трое — вперёд. — Скомандовал Трупоед. — Архипов — со мной.
Бойцы без препирательств выполнили приказ. А чего они могли ожидать от командира отряда в разгар военной операции. Точно не того, что произошло секунду спустя… Архипов отступил на шаг в сторону, и налетел на растяжку. Конечно, того, что его чуть подтолкнул Трупоед, никто не заметил. Погиб боец, как потом говорили, из-за собственной оплошности…
С этой военной операции для Трупоеда началась месть. Архипов был первым. Вторым в чёрном списке стал полковник Джан — человек, который отдал приказ к избиению, и, как узнал Трупоед, не отправил группу спасения для того, чтобы вывести из зоны боевых действий его любимую.
А ведь сначала всё было так легко… Жена посла влюбилась в офицера спецназа, и закрутился яркий роман. А потом всё разом сломалось — посол узнал об их связи, и потребовал Джана решить проблему. Как? Кардинально, избив незадачливого Ромео. А когда он не понял, Джан отказался эвакуировать его любимую из зоны конфликта…
Она погибла, а Трупоед поклялся отомстить всем, задействованным в этой истории… Первым стал Архипов. Он даже не успел понять, что случилось, когда старушка смерть сжала его горло костлявыми пальцами.
А вот Джан всё понял, когда Смирнов зашел в его палатку, выхватывая из-за пояса нож. Понял, но это ему не помогло. Широкое лезвие ножа распороло горло полковника прежде, чем он схватился за лежащий на столике пистолет. Кровь брызнула во все стороны, и Джан повалился на пол. Последним, что он запечатлел своими округлившимися от ужаса глазами, было невозмутимое лицо лейтенанта Смирнова…
А вот теперь стало ещё на двух противников меньше. Остался лишь один — убийца его возлюбленной, волею судьбы занесённый в зону, и попавший в ряды монолита — наёмник по кличке Биргвид. Вот ведь ирония судьбы — всех троих оставшихся в живых виновников её смерти свело вместе в этом проклятом месте.
Но Трупоеду это и было нужно. Он вот уже несколько лет таскал повсюду десантный нож с выгравированной на рукояти надписью «С любовью от Веры». Именно этот нож должен был прервать жизнь Биргвида, и Трупоед не сомневался, что это и случиться в ближайшие сутки…
Так ему показалось, когда железная решетка на линии Барьера распахнулась, и группа Трупоеда охнула от увиденной картины. Из темноты на них смотрели десятки собачьих глаз. От того, что эти глаза были абсолютно слепы, становилось ещё страшнее.
–Слепые. — Горгулья выставил перед собой винтовку Гаусса.
–Подожди. — Остановил его Федотов. — Они нас не видят.
–Чувствуют. — Прошептал Горгулья.
–И не чувствуют. — Федотов поднял к небу указательный палец. — Ветер в нашу сторону. Они даже понятия не имеют, что мы здесь.
Трупоед внимательно поглядел на военного сталкера. Этот щупленький вояка оказался гораздо более умным, чем о нё думал наёмник, впрочем, так же, как более жестоким оказался сам Трупоед. А ведь он не слышал разговора, в котором Федотов рассказывал Перуну и Хору о том, кто он, и с какой целью пошел в зону.
Зато отмычка Хор слышал этот рассказ очень внимательно, и имел представление о том, кто перед ним. Федотов, не смотря на свой боевой вид и совершено идиотские мотивы похода в зону, был самым адекватным среди трёх конвоирующих Хор бойцов. Более адекватным сталкер считал Трупоеда. А вот Горгулья сразу показался ему безбашенным кретином. Вот и сейчас, выстрели он в собак, на них бы налетела огромная стая.
Поэтому Хор предпочёл слушать Федотова, чьи идеи оказывались в сложившейся ситуации хотя бы на сотую долю правильными.
–И что теперь? — растерянно спросил горгулья, вытаскивая из нагрудного кармана плоскую пластиковую коробочку с зарядом тротила.
–Не смей. — Федотов покачал головой. — Они нас разорвут, не успеешь ты и пальцы разжать. Надо идти в обход.
–Их мало. — Возразил Горгулья, и метнул в стаю собак навороченную гранату.
Огненный шквал отразился от стен Барьера, и потух, не причинив собакам никакого вреда. Да уж, действительно придурок. — Отметил про себя Хор.
Как только граната взорвалась, оглушив четырёх ходоков, стоящих у Барьера, из темноты раздался грозный рёв, от которого внутри у Трупоеда всё свернулось в трубочку. Это выл полтергейст. И, судя по звуку, не один.
–Спасайтесь! — Крикнул наёмник, и бросился в противоположную сторону.
Хор решил последовать его примеру, как и Федотов. Они возвращались обратно к кромке поля. Лишь Горгулья остался неподвижно стоять перед воротами, глядя, как из-за лужи студня показываются полупрозрачные фигуры.
–Беги, идиот! — Закричал Трупоед, размахивая на ходу руками.
Но Горгулья не отреагировал. Он вытащил из-за спины «вал», доставшийся ему после гибели отряда Хозяев, и принялся стрелять в призраков.
–Не поможет! — Крикнул ему Федотов, но вошедший в азарт мародёр не переставал стрелять.
Никакой реакции не было. Прозрачные фигуры продолжали идти, будто в них не врезались бронебойные пули. Горгулья раскрыл от удивления рот, и, расстреляв последние пули, попятился, поднимая винтовку Гаусса.
Вот это оружие, бьющее лучом электрической энергии, а если поманипулировать с настройками, и чистой энергией неизвестной природы, продырявило ближайшего призрака. Тот качнулся, и остановился, глядя на зияющее в груди отверстие. Немного так постояв, он резко присел, и как по волшебству, превратился в огромный светящийся шар, овитый серебристыми нитями молний.
–Твою мать… — Только и успел сказать Горгулья, когда полтергейст метнулся к нему.
Хантер резко развернулся, и удивительно быстро для своей комплекции, побежал к остальным. Впервые за весь рейд он выглядел и впрямь испуганным.
Как только он добежал до середины поля, огонь открыли Трупоед и Федотов. Чуть позже загрохотал ещё один «вал». Это стрелял Хор.
Какого чёрта они делают? — Подумал Горгулья. — Этот отмычка ведь перестреляет их раньше, чем они поймут, что происходит.
Но Хор не торопился стрелять ни в Трупоеда, ни в Федотова. Он стрелял поверх головы Горгульи, срезая очередями всё новых полтергейстов, которые, получив достаточную порцию свинца, с криками улепётывали за линию Барьера.
Наконец, мутанты отстали, и за спиной Горгульи остался лишь один полтергейст, которого так разозлил мародёр. Добежав до остальных, Горгулья в прыжке выстрелил в полупрозрачную фигуру полтергейста, и тот рухнул на колени, схватившись за горло.
–Не убивай. — Проговорил полтергейст, когда четверо вооруженных сталкеров направили на него оружие.
Он несколько секунд водил головой из стороны в сторону, пытаясь понять, кто же в группе главный, и, наконец, обратился к Трупоеду:
–Нет. Не убивай.
Голос полтергейста стал нежным и мелодичным. На секунду существо исчезло в голубоватой вспышке, и возникло перед Трупоедом в образе темноволосой девушки.
–Вера. — Наёмник выпустил оружие из рук, и упал на траву, сотрясаясь от рыданий.
Трое остальных внимательно смотрели на полтергейста. Трупоед же, казалось, настолько был поражен тем, что увидел, что теперь бился в истерике у ног мутанта.
–Всё, хватит. — Пришел в себя первым Горгулья.
Он вскинул винтовку Гаусса, и выстрелил в полтергейста. Мутанта сдуло, будто утренний туман сильным ветром. Трупоед поднял глаза на мародёра, и издал сдавленный крик.
–Вот те на. — Хантер с удивлением поглядел на Трупоеда. — Вот тебе и хладнокровный убийца.
–Да пошел ты! — Трупоед вскочил на ноги, и оттолкнул Горгулью в сторону.
Он шагнул к барьеру, и остальные последовали за ним.
–Можно один вопрос? — Федотов нагнал Трупоеда.
–Задавай.
–Зачем ты пошел так далеко? Я ведь знаю, что наёмники часто бегут, спасая свою жизнь, если ситуация осложняется.
–У меня здесь личное дело. — Отозвался наёмник.
И что это за дело?
–Человек по имени Биргвид — наёмник, работающий на монолитовцев.
–Наёмник? И чем он так тебе насолил?
–Убил мою невесту. — Отозвался Трупоед, и после этих слов у него внутри будто что-то переломилось.
Слова начали изливаться потоком:
–Он убил женщину, которую я любил больше жизни, а человек, называющий её своей женой не смог её защитить. Да я бы зубами всех рвал, но к ней не подпустил.
–А зачем он её убил? — Осторожно поинтересовался военный сталкер.
–Он командовал ротой наёмников в Китае, и слыл лучшим бойцом и командиром. Он искал себе соперника, чтобы самоутвердиться…
–Знаю таких. — Проговорил Горгулья. — Шибко умные черти, а как к стенки прижмёшь — плакаться начинают.
–Этот не станет. — Трупоед поглядел на рукоять ножа, который сжимал в руке. — Это она мне подарила нож.
–Та женщина?
–Да. На нём выгравировано «с любовью…». Чёрт возьми, она меня любила, а этот подонок её убил…
–Как её звали. — Сменил тему разговора Горгулья.
–Вера. — Отозвался Трупоед, и перед его глазами промелькнуло трёхэтажное здание посольства, его возлюбленная, и грузовик с головорезами Биргвида.
Вот главарь наемников соскочил с подножки грузовика, и сделал шаг к воротам. Мгновение, и он уже стоит около опешившей женщины. Вот Вера бросает на землю пакет с продуктами и что-то кричит, но сильная рука Биргвида сжимает горло, и в солнечное сплетение ударяет кулак головореза.
Вера падает на асфальт, а Биргвид, улыбаясь, давит ей на грудь ботинком, пока, наконец, не раздаётся хруст ломающихся рёбер, и мечущийся взгляд Веры не замирает навсегда.
–Так это та Вера, про которую ты говорил, когда этот мутант в девчонку превратился.
–Он считывал мысли Трупоеда. — Пояснил Федотов, когда сам наёмник на вопрос не отреагировал. — Эта девушка была самым запоминающимся образом в его жизни.
–Он был на голову ниже её. — Прошелестел губами Трупоед, и остановился. — Чёртов урод сбил её с ног, чтобы было удобней убивать. А она звала мужа… Она звала, а этот подонок не вышел к ней на помощь — закрылся у себя в кабинете, и трясся от страха, пока всё не кончилось… Алекс Биргвид по кличке Варан, я тебя найду и прикончу.
Наёмник поймал на себе сосредоточенный взгляд Горгульи, и махнул в сторону Барьера.

Их путь лежал через место, овеянное легендами, и окрапленое кровью — через место, где власть человека прекращается, и начинает безгранично властвовать её величество Зона. Им предстояло пройти через первую линию защиты от мутантов, и оказаться там, где творится необъяснимое.
Необъяснимое началось, когда они подошли к Барьеру, и им навстречу вышел невысокий человек. Само по себе это было нормально, но тот факт, что ни ПДА, ни датчик жизненных форм не засекли ни одного живого существа кроме толкущихся вдалеке плотей и слепых псов, пугал, как пугало Трупоеда появление из ниоткуда бойцов Хозяина зоны.
–Я хранитель Барьера. — Проговорил незнакомец.
–Тот самый? — Хор неуверенно глянул на незнакомца. — Но ты ведь не с людьми Хозяина?
–Конечно, нет. — Собеседник покачал головой. — Я, если можно так выразиться, облегчил вам задачу.
Он поднял правую руку, и из полумрака вынырнул бесшумный автомат.
–Ты работаешь на заказчика. — Понял Горгулья.
Незнакомец кивнул.
–Мне необходимо помочь вам пересечь Барьер.
–Здорово. — Горгулья кивнул. — А как они тебя уломали им помочь?
–Духам зоны тоже порой нужны деньги…
–Он такой же дух зоны, как ты и я. — Прервал реплику хранителя Трупоед. — Скажи ему, кто ты на самом деле!
Глаза призрака зоны сверкнули, и пламя ненависти отразилось в металле висящих у него на шее жетонов.
–Не дух зоны, верно.
–А кто же тогда? — Горгулья растерянно переводил взгляд с Трупоеда на странного сталкера и обратно.
–Наёмник. Просто наёмник. — Прошептал Трупоед. — И знаешь, в чём ирония судьбы? Его зовут Алекс Биргвид.
–Так этот мелкий убил твою бабу? — Горгулья с восхищением поглядел на невысокого сталкера.
Скорее он поверил бы в то, что этот человек дух зоны, чем гроза спецназа — Биргвид.
Наёмник тем временем прищурился, и пристально поглядел на Трупоеда:
–А мы знакомы?
–Знакомы. — Трупоед кивнул. — Помнишь Китай, посольство России. Женщину, которую ты убил, помнишь?! Её звали Вера!
–А… — Биргвид хлопнул себя ладонью в грудь. — Значит вот кто стоит напротив меня. Герой-любовник, который не пришел спасти свою женщину. Я тебя вспомнил. Не ждал я подобной встречи…
–А я ждал. — Трупоед шагнул вперёд. — Все эти годы ждал, и, наконец, зона меня вознаградила.
–Кого из нас? Это ведь большой вопрос, Русский. — Биргвид улыбнулся. — Готов умереть?
–Я как пионер — всегда готов.
–Вот и хорошо. — Наёмник согнул правую руку в локте, вскидывая автомат, но Трупоед оказался проворнее.
Он резко отвёл руки назад, выхватывая из-за спины два пистолета. Биргвид ясно различил, что в правой руке противник держал ЦеЗэд, а в левой что-то вроде Джерихо. Одновременно с грохотом выстрелов Биргвид сделал кувырок вправо, но несколько пуль, всё же, зацепили его, и головорез рухнул на пепельно-серую землю барьера.
–Доволен? — Проговорил он, зажимая руками кровоточащие раны.
–Вполне. — Трупоед отправил пистолеты обратно за пояс, и достал из кожаного чехла десантный нож.
Лезвие коварно блеснуло в свете тлеющих костров, и наёмник сделал шаг к врагу.
Отреагировал Биргвид молниеносно. Он вскочил на ноги, будто и не получил серьёзных ранений, и попытался перехватить нож, но Трупоед ушел от захвата, и нанёс удар, вложив в него всю свою ненависть.
Острое лезвие вошло в тело Биргвида, словно в масло, по самую рукоять. Глаза головореза округлились.
И в этот момент перед Трупоедом промелькнуло всё: и Матео с его суровым взглядом, и Мейкер, не желающий смириться с ролью подчиненного, и Перун. О Перуне почему-то мыслей было больше. Трупоед вспомнил, как они всей командой сидели у костра…
–Слушай. — Тень прочитал:
–Перун — Бог войны. У Перуна — серебряная голова и золотая борода. Слышь, Трупоед, у нашего друга башка серебряная.
Матео перехватил книгу, и прочёл:
–Летя на своей пылающей колеснице по небу, он пользуется луком, чтобы прокалывать облака вспышками молнии. Он может вызывать дождь и гром. Топор и молот — его любимые виды оружия. Они бы ещё написали, что фаза «старый Перун» пишется через «Д».
Наёмники захохотали…
А вот о Гимли и Блице никаких мыслей не было, будто эти двое должны были погибнуть. Трупоед отдёрнул руку, и нож покинул тело Биргвида. Противник взглянул на Трупоеда удивлённым взглядом. Кто знает, что промелькнуло в его мозгу за мгновение до гибели. Биргвид лишь издал нервный смешок, и проговорил:
–В ад…
–А куда же ещё. — Отозвался Трупоед, и оттолкнул смертельно раненого врага.
Вот теперь главная цель последних лет была достигнута.
Он настиг Биргвида, и поразил его подаренным Верой ножом. Но на место ненависти к врагу пришла абсолютная пустота, изредка прорезаемая ранами прошлого.
Примерно так же чувствует себя человек, войдя в пустую комнату, из которой только что вынесли всю мебель: пыльные разводы и другие тона краски говорят о том, где стояли шкафы, тумбы, торшеры, но их уже нет. Остались лишь пыльные следы в пустой комнатке, по которой бродит эхо шагов, как загнанный в ловушку зверь.
Именно так чувствовал себя Трупоед. Чувствовал ли он облегчение, убив Биргвида? Да. Он будто обрезал канат, на котором держался этот груз вины перед Верой, и взмыл в небо. Вот только небо оказалось пустым и безжизненным, и вокруг него не было ничего, как в той же комнате. Но теперь в жизни Трупоеда была новая цель — выполнить заказ, и эта мысль ворвалась свежим ветерком в опустевшее сознание. Цель была, и достигнуть её он намеревался в течении нескольких часов.
Что будет, если он дойдёт? Загадает выздоровление загадочного заказчика? Нет, пусть это загадывает его недоразвитый друг Горгулья. Он загадает то, о чём даже не смел подумать. Он воскресит Веру. От такой идеи весь организм взбодрился, и Трупоед с двойным усердием принялся очерчивать границы аномалий. Он знал, что только что тут прошло несколько человек, и эти несколько человек налетели на стаю собак.
Наёмник присел, и потрогал следы на глинистом пяточке посреди асфальта. Идущих перед ними было двое. Оба с огромным количеством снаряжения, и оружия. А вот тут один из них присел на колено, осматриваясь, и положил своё оружие на глину. Трупоед провёл рукой по вмятине, оставленной от лежащего там лука. Он чётко увидел края выемки, порезанные острой тетивой, и проговорил, чтобы слышали все:
–Ну, вот и мы, Монгол.

* * *

–Что это ещё за история с сыном Монгола? — Раздался из динамика хриплый голос. — Ты совсем спятил со своими дружками? Решил тащить к центру ещё одного сталкера? Избавься от этого сосунка, и побыстрее. И ещё: надеюсь, ты не забыл, что случилось в Китае между тобой и твоими друзьями. Помни это, когда придёт момент…
–Вот так номер. — Жиган удивлённо поглядел на Спама.
–Кто это говорит? — Сталкер ещё раз прокрутил видеоролик.
–Долгая история. — Монгол опустил глаза, как в тот момент, когда говорил о гибели Смертника. — Поздно. Если они прослушали эту запись, мой сын уже мёртв.
–Вряд ли. — Спам покачал головой. Эта запись адресована одному человеку, а значит, он не станет показывать её остальным…
–Ты к чему клонишь?
–Ну, если ваши друзья не компьютерные гении, взломать базу с аудиодорожкой у них не получится. Для этого им нужен компьютер со специальной программой…
–То есть, ты хочешь сказать, что пока они не могут прослушать запись?
–Это пока. — Спам прошелся по коридору, и указал на одну из табличек. — Вот. Это я видел, когда меня тащили по коридору.
На одной из дверей в ярко освещённом тоннеле была прицеплена стеклянная пластина, а на тетрадном листке, просунутом под стекло была видна надпись «Ворон». Сталкеры переглянулись.
–Открывай. — Монгол посмотрел на Спама.
–Попробую, но тут сложный кодовый замок с несколькими параметрами запуска…
Он подключил ПДА Монгола к пульту управления, и принялся что-то настраивать. По коридору проковылял ещё один учёный с выжженными мозгами.
–А как им удалось включить выжыгатель вновь? — Спросил Монгол. — Ведь после того, как Стрелок отключил его, полетела вся система…
–Ничего не произошло. — Спам напряженно вглядывался в мелькающие на дисплее цифры.
–Что значит ничего?
–Вообще ничего. — Сталкер несколько раз щёлкнул по цифровой клавиатуре ПДА. — Стрелок ничего не изменил в этом чёртовом механизме. Он просто попытался. Он выключил выжыгатель, но они сумели его наладить.
–Умные, поганцы. — Прошептал Жиган.
–Очень умные. Главным у них бывший учёный по кличке Лёва — главный в Монолите, плюс Пророк, который тоже работал в каком-то закрытом ведомстве.
–Вся королевская рать. Сборище яйцеголовых фанатиков. — Фыркнул Жиган, и замер на полуслове.
Из Правого коридора раздались шаги, и на пол упали три длинные тени от человеческих фигур.
–Идут. — Проговорил Жиган, и приготовился стрелять, но Спам жестом остановил его.
Из-за поворота коридора показались трое. Идущий справа был широкоплечим, светловолосым сталкером в камуфляже с маркировкой «Монолит». Слева шел человек в зелёном халате с какой-то замысловатой эмблемой, под которой значилось «О-С», что наверняка значило «О-Сознание». Третий был одет в тёмный экзоскелет без шлема, и его все трое сталкеров прекрасно знали — это был Пророк.
–И вы не знаете, в чём дело? — Поинтересовался Пророк.
–Лев Евгеньевич сказал, что кто-то перенаправил Радар.
–Кто именно, Шаман? — Спросил человек в зелёном халате.
–Он мне не сказал. — Прохрипел здоровяк, и в этот момент все трое поравнялись с дверью, около которой стояли сталкеры.
Но понять они ничего не успели. Монгол ударил здоровяка ногой в живот, и тот отлетел в сторону. Человек в халате развернулся, и попытался убежать, но сталкер провёл подсечку, и учёный рухнул на пол. Пророк оказался проворнее. Он выхватил из-за спины бесформенный объект, показавшийся монголу губкой для мытья посуды, и ударил им сталкера в грудь.
Монгол отлетел на добрый десяток метров, и ударился об стену. В голове промелькнула мысль, что в руках у Пророка был какой-то странный артефакт, которого сталкер раньше ни разу не видел. Пророк успел взмахнуть загадочным артефактом вновь, и слева от Монгола на бетонный пол приземлился Жиган.
В третий раз ударить лидер Долга не успел. Тяжелый кулак Спама опустился ему на затылок, и Пророк, потеряв равновесие, рухнул на пол.
–Лежать, тварь. — Проговорил Спам, и с силой ударил пленника коленкой под дых.
От такого лидер Долга не то что двигаться, дышать мог с трудом. Спам оглядел выроненный Пророком артефакт, и усмехнулся:
–Это же какая-то разновидность «губки».
–Это и есть «губка». — Прохрипел Пророк.
–Ловко. — Монгол поднялся с пола. — Очень ловко. Вы меня порядком удивили.
–Я полон сюрпризов. — Прохрипел Долговец.
–Ага. Того и гляди, из ушей сюрпризы польются. — Жиган улыбнулся.
Теперь они все втроём стояли над избитыми Монолитовцами. Вся королевская рать, как выразился сталкер, была перед ними. За последние пару дней события приняли совершенно невообразимый оборот.
А из троих пленников Монгол тем временем узнал двоих. Здоровяк в камуфляже носил кличку Шаман, и был одним из самых известных бойцов Монолита. В своё время именно его отряд схлестнулся у четвёртого энергоблока со всеми, кто рванул к монолиту после отключения выжигателя. Спам тоже узнал громилу. Шаман был одним из тех, кто спас группу Мастера от Адепта зоны в Припяти. Вот только чуть позже именно он преследовал и схватил его…
Чтобы отвлечься от подобных мыслей, сталкер поглядел по сторонам. На экране ПДА значилось «Входящая линия». Сталкер удивлённо поглядел на миникомпьютер, и показал ПДА Монголу.
–Ответь. — Скомандовал Монгол, и, на всякий случай, прицелился в Монолитовцев.
–Слушаю. — Проговорил Спам, нажав на кнопку связи.
–Спам, это ты? — Прозвучал из динамика голос Генерала Заречного.
–Я. — Растерянно отозвался сталкер.
–Слушай, боец, у меня к тебе дело.
–Говори. — Спам отключил ПДА от пульта управления дверью.
–Моё ведомство интересует человек по кличке Пророк. Он нужен мне.
–Вот так совпало…
–В смысле? — Не понял генерал.
–В смысле он в трёх метрах от меня.
–Его надо схватить…
–Уже схватили. Мы с Монголом и Жиганом сейчас его под прицелом держим.
–Вот так и держи. — Заречный тут же попытался взять контроль над ситуацией в свои руки.
–Держим.
–Мне надо задать ему несколько вопросов. — Скомандовал генерал. — Включи громкую связь, чтобы я мог слышать его.
Спам возражать не стал. Он нажал кнопку громкой связи.
–Итак, первый вопрос: Гражданин Давыдов, вы интересовались разработками военных на территории Чернобыльской зоны?
–Да. — Пророк поднял глаза. — Да, я интересовался разработками военных.
–Зачем? — Спросил генерал, но Пророк не ответил.
Тогда Монгол поднёс нож к самому лицу лидера Долга. Лезвие клинка с алмазным напылением коснулось кожи.
–Мы работали над проектом…
–О-Сознание? — Спросил Заречный
–Нет. Сначала это был проект «Вселенная».
–Вселенная? Что за проект? — Монгол поудобнее перехватил нож.
–Только без насилия. Я и так всё скажу вашему боссу. Мы хотели в лабораторных условиях повторить большой взрыв, в результате которого возникла вселенная.
–Кто «мы»?
–Учёные из России, Украины, Белоруссии, Польши. Но нам для этого эксперимента требовалось колоссальное количество энергии…
–И вы начали искать источник энергии?
–Да, генерал. Мы перебрали десятки вариантов, и остановились на военном комплексе под Чернобыльской АЭС. Военным удалось за полтора года до второй катастрофы запустить оставшиеся реакторы. Они проводили какие-то секретные эксперименты. А потом, внезапно приостановили все исследования, и покинули Зону…
–И вы начали искать их лабораторию?
–Да. Я поехал в Славутич, и начал расспрашивать у работников ЧАЭС о подземных коммуникациях станции, о военных экспериментах, но никакого результата не получил. Тогда мой коллега — Лев Евгеньевич Розанов…
–Лёва? — Монгол чуть не выронил нож от удивления.
–Да. Он побеседовал с людьми, работающими в той лаборатории, и через неделю мы уже собрали установку под ЧАЭС. Но мы не знали, что так будет, поверьте, не знали!…
–Так вы провели эксперимент? — Заречный на другом конце провода отхлебнул чай, спасаясь от жары, накрывшей столицу России.
–Да. После реакции произошел взрыв, и возникла Зона — маленькая вселенная, или организм, способный мыслить, я точно не знаю.
–Значит Зона — это результат эксперимента?
–Самого потрясающего эксперимента. Мы воссоздали рождение мира! Мы смогли повторить сотворение вселенной! — Глаза пророка округлились.
Долговец затряс руками, и оттолкнул Монгола в сторону.
–Захотел стать творцом? Решил вершить судьбы? — Спам схватил Пророка за горло, и прижал к стене.
–Расскажи мне про монолит? — Монгол отправил клинок обратно в ножны, и подошел к долговцу.
Видимо, Заречный тоже был не против выслушать эту историю, и не стал перебивать.
–Монолит возник после взрыва. — Пророк попытался высвободиться от рук Спама, но сталкер лишь чуть ослабил хватку. — Он — сердце зоны. Существовала теория, что чёрные дыры, которые возникли после большого взрыва имели и такую разновидность. Монолит — это чёрная дыра — путь в ноосферу. Именно поэтому зона исполняет желания — у неё есть доступ к информационному полю земли.
–А О-Сознание? Зачем вы создали О-Сознание? — Прозвучал из динамика ПДА очередной вопрос.
–Чтобы контролировать Зону, ведь кто знает, какие желания выполнит бесконтрольный монолит. Мы же стали контролировать зону.
–Через осколки? — Монгол лениво посмотрел на противника.
–А ты сообразительный, Монгол. Осколки — это изобретение Льва Евгеньевича. Эти камушки сдерживали активность зоны, не давая ей своевольничать…
–А зачем тогда Лёва позволил вынести осколки за пределы саркофага.
–К центру рвались Хозяева, вот Лев Евгеньевич и решил отвлечь их от монолита.
–Понятно. — Проговорил Заречный. — Расскажи мне про «Авалон».
Пророк издал неопределённый возглас, и отрицательно покачал головой.
–Что значит «Неа»? — Монгол вновь потянулся за ножом.
–Я ничего про него не знаю… — Начал было оправдываться Пророк, но властный голос генерала Заречного прервал его реплику:
–Он нужен мне. Я могу забрать его с любой доступной точки.
–От домика Болотного доктора. — Отреагировал Жиган.
–Через три часа у Доктора. — Подвел итог Заречный. — Удачи.
ПДА пискнул, и на дисплее показалась надпись «соединение завершено».
–И что делать? — Спросил Спам.
–Поведем его к Доктору. Там у нас с Жиганом всё равно одно дельце наклёвывается. А пока пусть наши друзья учёные скажут код от двери.
–Три шестёрки. — Спокойно ответил человек в зелёном халате.
–Так просто? — Спам набрал комбинацию, и дверь отворилась.
–А чего себе голову забивать всякими сложностями. — Отозвался учёный и улыбнулся.
–Это от таких сложностей у вас по комплексу зомби бродят?
Лица всех трёх Монолитовцев вытянулись.
–А разве это не ваша работа? — Удивился учёный в халате.
–Какая работа?
–Ну, перенаправление радара. — Проговорил он уже более спокойным голосом.
–Не наша. — Прошептал Монгол, и они с Жиганом переглянулись. — Но я, кажется, знаю чья.
–И чья же? — Страдальчески спросил Пророк.
–Хозяев зоны.
Монолитовцы разом поглядели на сталкера.
–А ведь верно. — Заговорил здоровяк. — Как это мы сразу не сообрази…
Его глаза округлились. Учёный в зелёном халате повис в десяти сантиметрах от пола, размахивая руками, и издавая булькающие звуки.
–Хозяева! — Крикнул Жиган, и вскинул «Руджер», пытаясь поймать невидимого врага в перекрестье прицела.
Монгол даже не пытался целиться. Он выхватил из чехла стрелу с каким-то экзотическим ядом, и выпустил её параллельно барахтающемуся учёному. Тяжелый конус наконечника гулко стукнул обо что-то твёрдое, и раздался вопль невидимого противника, послуживший для Жигана ориентиром. Сталкер нажал на спуск, и пятнадцать пуль вонзились в грудь невидимки.
Стелс режим отключился, и перед сталкерами возник Принц. Он был одет в мощный бронекостюм, и пули лишь чуть оцарапали серые пластины металла. Стрела же прошла по касательной, и попала в ногу сталкера. Принц словно пушинку отшвырнул в сторону учёного, и улыбнулся:
–Удивлены? А уж как я удивлён. Оба моих убийц разом. — Он указал сперва на Спама, потом на Пророка. — А я ведь был на гране, и если бы не всемогущий Адепт, сдох бы в горящем баре. Но он помог, и теперь я занял место Кедра, стал Чёрным сталкером, наместником Хозяина.
Монгол потянулся за очередной стрелой, но Принц жестом остановил его.
–Не стоит. — Прошептал он. — Я бы не хотел тебя убивать, Монгол. Ты ведь так много сделал для Адепта. Но если ты решишь помешать нам, я вынужден буду…
Договорить он не успел. Лицо начало дёргаться от судорог, и Принц повалился на пол.
–Что с ним? — Спросил Жиган, глядя на Монгола.
–Яд. — Спокойно ответил сталкер.
И впрямь, отравленная стрела действовала. Принц выгнулся дугой, сжимая в кулаки обтянутые защитным слоем резины пальцы. Глаза выкатились из орбит. Мельчайшие капилляры внезапно набухли, и лицо стало напоминать сеточку ярко синих и красных жил. Принц ещё несколько раз дёрнулся, и замер.
–Вот так зона. — Спам глубоко вздохнул. — Надо всех по нескольку раз убивать.
Монгол усмехнулся. Когда-то он считал Принца своим учеником. Невероятно везучий сталкер был для него тем, кому Монгол готовился передать весь свой опыт. Примерно таким же человеком, каким был для Артура молодой сталкер Спам. Вот только Принц не оправдал его надежд, и пошел не по той тропе. Чтож, зона жестока.
–Наш друг здесь не один? — Опасливо спросил Шаман, глядя на покойника.
–Похоже на то. — Спам перехватил брошенный ему фонарик Монгола, и осветил помещение, располагавшееся за дверью с табличкой «Ворон».
–Что там? — Послышался из коридора голос Жигана.
–Ворон… — Растерянно проговорил Спам. — Он здесь…
И это правда был Ворон. Это был я…
Сталкер был помещён в странный контейнер, наподобие того, в котором сидел Спам. Основное отличие заключалось в том, что на голову сталкера был надет странный шлем.
–Что вы с ним сделали? — Спам схватил учёного в халате, и впихнул его в комнату
–Он подключен к коллективному разуму О-Сознания.
–Отключи его, чёртов ублюдок! — Спам толкнул учёного к устройству.
–Но знайте… — Бормотал старик. — Это чревато психологической травмой.
Он нажал на несколько кнопок, и крышка капсулы с лязгом поднялась. Ворон чуть было не выпал на бетонный пол, но Жиган вовремя подхватил его за плечи и поднял на ноги. Непонимающий взгляд сталкера заметался по комнате…

* * *

–Я так понимаю, это Монгол. — Прохрипел Горгулья, поравнявшись с наёмником.
–Он.- Трупоед кивнул.
–А ты, я думаю, знаешь, куда он направился?
–Примерно. — Трупоед указал на темнеющие впереди холмы, которые обрамляли дорогу к Рыжему лесу.
–И что дало тебе основания так думать? — С издёвкой спросил Горгулья.
–Я умею читать следы.
–Ах да, забыл. Ты же служил в каком-то суперсекретном отряде на периметре.
–Не долго.
–Но этого хватило?
–С лихвой. — Коротко отозвался наёмник.
–А Федотов, небось, тоже умеет следы…
– Читать? Умею. — Военный сталкер кивнул. — Меня неплохо научили вести мониторинг зоны.
–Мониторинг зоны? — Горгулья улыбнулся. — Ну, ну. Ты бы лучше к научникам подался, а не в спецназ.
–Это моё дело. — Огрызнулся Федотов. — Так мы идём?
Горгулья вооружился «валом», и кивнул. Группа из четырёх человек продолжила путь, всё дальше углубляясь в дебри загадочной зоны.
И каждый из них в этот момент думал о своём. Хор об отце, Федотов о тех временах, когда его называли Олег Михалыч, и он был талантливым учёным, Трупоед думал о Вере, и о том, что зря он позволил Биргвиду умереть так просто. О чём думал Горгулья, никто из сталкеров даже не догадывался. А мародёр обдумывал план убийства Трупоеда.
Нет, история с невинной жертвой страшного Биргвида, и спасителем по кличке Трупоед его нисколько не разжалобила. Более того, он ещё сильнее уверился в том, что убить Трупоеда необходимо. А ещё он хотел взглянуть в глаза Монголу и спросить с него за сгинувшего Матео. Хоть индеец был Горгулье не слишком приятен, мародёр понимал, что его пропажа была подобно костяшке домино, вытащенной из общей массы. Как только Матео пропал, вся махина под названием «команда» принялась двигаться по инерции, движимая силами одной маленькой костяшки домино. И человеком, который разрушил безупречный поход, был именно Монгол. Ну, зачем, спрашивается, было брать его с собой? Разве не мог найтись другой проводник по Припяти. Горгулья в сердцах, пнул валявшийся на дороге камень, который, налетев на невидимую преграду, превратился в пыль. Вот так и отряд. — Подумал мародёр. — Рассыпался. Но терять свою долю, поворачивая назад, сейчас было глупо. Даже сама зона, реши она уничтожить кровожадного нахлебника, не смогла бы его остановить.
–Вот. — Трупоед остановился перед металлической лестницей, уходившей наверх, к вечно запертой двери.
–Я тут раз сто был. — Признался Горгулья, отстреливая наседающих собак. — И ни разу не смог её открыть.
–А Монгол смог. — Трупоед улыбнулся. — Вот ведь удачливый, зараза.
–И зачем он туда полез? — Всё ещё не сообразил мародёр.
–Элементарно. Отключить выжыгатель мозгов. — Прокомментировал Федотов.
–Значит, и нам сюда.
Горгулья подпрыгнул, ухватившись за нижнюю ступеньку, и подтянулся на руках. Обычному человеку проделать это не составило бы труда, но тяжелый костюм, и куча оружия давали о себе знать.
–Гауссу брось. — Крикнул ему снизу Хор. — Полегче будет.
–Сам разберусь. — Рявкнул в ответ хантёр, и полез, быстро перебирая руками.
Остальные забрались наверх примерно вдвое быстрее, чем он, и остановились у двери.
–Мне как-то стрёмно. — Признался горгулья.
–Да и мне не весело. — Отозвался Трупоед. — Пусть пойдёт отмычка.
Он толкнул Хора в плечо, и тот нехотя отворил дверь, делая шаг в темноту.

* * *

Нет, такого не могло быть. Я вдруг осознал, что моё возвращение, десятки рейдов в зону после похода к монолиту — всё было лишь иллюзией, которую мне навязывали люди Лёвы. Я даже не мог, сперва, сообразить, правдой ли был монолит, у которого я загадал воскрешение Монгола, но когда взгляд остановился на Азате Хусаинове, я понял — правда. Ну, чтож, хоть что-то было правдой. Я поглядел на остальных.
Пророк стоял, привалившись к дверному косяку, а за его спиной маячил Спам, держа на прицеле лидера Долга, Шамана и какого-то учёного в зелёном халате. Ближе всех ко мне стоял Жиган. Он поддерживал меня за плечо, не давая упасть.
Я попытался сообразить, что же происходит, но в этот момент где-то справа хлопнула дверь.
–Кто-то вошел. — Проговорил Спам.
–Не мог. — Монгол тоже повернулся к двери. — Рэд её закрыл за собой
Спам осторожно выглянул в коридор, и тут же чей-то голос спокойно проговорил:
–Руки. Подними руки, сталкер.
В комнату вошли четверо. Один из них — довольно молодой, но видимо, очень жестокий, держал перед собой автомат «вал». Именно он просил Спама поднять руки.
Второй был старше, и опытнее. Он перешагнул через порог, и быстро оглядел потенциальных противников. Про вошедшего третьим я ничего сказать не мог — обычный сталкер, просто чуть более осторожный, чем первые двое. А вот четвёртый… Передо мной стоял сам Адепт зоны в окружении трёх попутчиков. Только он был гораздо моложе, чем во время нашей последней встречи. Моложе, но презрительная улыбка всё ещё не сходила с его губ.
–Адепт… — Проговорил я срывающимся голосом.
Все принялись смотреть друг на друга, но они и представить не могли, кто был страшным Хозяином зоны.
–Я тоже рад тебя видеть. — Холодно проговорил один из сталкеров, и от этих слов Монгол похолодел — это говорил его сын.
Его Ромка, его единственный сын, которого он любит больше жизни, говорил сейчас со сталкером от имени самого зловещего призрака зоны. Да кого Монгол обманывал. Это и был сам призрак зоны.
–Сынок… — Монгол упал на колени, и издал слабый звук, отдалённо напоминающий вопль.
–Да, папа, это всё тот же Ромка. Но теперь я стал гораздо сильнее и умнее.
Он шагнул ко мне, отстраняя отца, и улыбнулся.
–А знаешь, Ворон, я тебе даже благодарен — нет больше отверстий от пуль и ножей, нет боли и страха. Теперь я такой, каким пришел в зону. Жаль, конечно, мои способности, но они вернутся. Они уже начали возвращаться. Я даже смог отпеть закрытую изнутри дверь, а это большой прогресс. Скоро вернётся вся сила, Ворон, это я тебе обещаю. Вот только тебя убью, и пойду возвращать своё могущество. — Выражение его лица сменилось.
Теперь в нём не было ничего человеческого.
–Я убью тебя, тварь… Ты отнял у меня столько времени. Я разорву тебя на куски, Ворон…
Всё это он говорил спокойно, почти не повышая голос, и от этого становилось ещё страшнее.
–Значит, ты всё это время шел с нами, чтобы уничтожить Ворона? — Монгол пытался сложить все кусочки головоломки воедино, но это никак не получалось сделать.
«-Это я…Я…Я… — Звучало в голове. — Тот же… ТОООТ-ЖЕЕЕЕ…»
–Нет, отец. Мои стремления не ограничиваются истреблением надоедливых сталкеров. Видишь ли, после того, как Ворон вновь распечатал Монолит, я могу сам загадать желание. А эти ребята любезно проводили меня, лишенного сил, сюда. Тут ведь до саркофага рукой подать.
–Точно, это его Лев Евгеньевич вёл через зону! — Влез в разговор учёный.
–Именно. Тогда мы попали под выброс, и получили невероятную силу, почти так же, как и ваш друг Гимли. Мы стали духами зоны.
–Но почему Семецкий не догадался, кто ты?
–Ты думаешь, если Семецкий может ментально воздействовать на вояк, такое же воздействие нельзя применить к нему?
–Но ты же утратил силу?
–Помнишь, один из моих людей говорил тебе Ворон, что мы повсюду, и даже среди военных? Вот именно отсюда ноги растут.
–Тоесть, кто-то из военных воздействовал на призрака зоны?
–Да, Отец, да. Даже снайпер на КПП был одним из нас. А вот Ворон проспал раздачу мозгов. Ты, сталкер, открыл дверь силам, которые не способен понять. Вы все служили инструментом в руках меня и мне подобных. Каждая ваша победа делала нас, Хозяев зоны, только сильнее. Вы убивали одного, а на его место приходило пятеро. А теперь я стою на границе миров. В паре километров от меня бьет самый фантастический источник сил — монолит.
–Выходит, ты знал, что всё будет именно так? — Удивился Спам.
–Ну, не совсем. Зона открыла мне множество тайн. Она вернула меня к жизни, вобрав в себя всю мою ненависть к этому миру, а значит сама зона теперь часть меня. Вы не понимали, но с самого начала выкладывали для меня путь к этой комнате. Всё началось после того выброса, когда я попал в зону. Сама она меня не пропустила бы. А я должен был дойти. Сначала мы решили воспользоваться помощью Свободовца, который бросил нас у нынешнего Рыжего леса. Он стал первым из плеяды наших рабов. А потом были годы ожидания, прежде чем зона не забыла про нас. Был поход Монгола к центру, создание клана Монолит, но мы ждали, становясь с каждым выбросом всё сильнее. Мы ждали часа, когда к сердцу зоны нас проведёт её хранитель, и час настал.
–Вас вёл Лёва?
–Да. Он тоже нас не довёл. Зона отбросила нас назад. Она не хотела поддаваться. А потом в зону пришел он. — Адепт зоны указал на Спама. — Он должен был разорвать этот порочный круг, и провести нас к центру. Не напрасно ведь зона нарекла его избранным. Для этого двое из нас — Валун и Шериф немного ему помогли. Но он не оправдал наших надежд, зато Кедр и Принц очень даже не плохо действовали в команде. Но ваш друг унёс последний осколок, и мы поняли, что идти к центру всё-таки придётся, и выбрали их.
Он указал на нас со Спамом.
–Они прошли испытания на арене, и доказали, что способны на многое. И вот я здесь.
Он в очередной раз улыбнулся.
–Всё просто. Всё гениальное вообще просто.

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 657