Глава третья — Правила командной игры

Страх — это такое чувство, от которого невозможно избавится. Страх не покидает человека, а лишь забирается в самые тёмные уголки души, и ждёт момента, чтобы вырваться наружу.
Не верьте людям, которые говорят, что избавились от страха. Нет, они просто загнали его глубоко в себя, и не смеют признаться себе, что это леденящее душу чувство ещё терзает их.
Что же такое страх для сталкера? Это когда ты засыпаешь ночью в Тёмной долине, а утром, когда серебристый туман застилает зону, находишь одного из отмычек с перегрызенным горлом, а за спиной слышишь мягкие шаги химеры.
Страх это когда ты сидишь в небольшом схроне, безоружный и раненый, а около него присел пообедать твоим преследователем кровосос.
Страх — это когда смерть ходит совсем близко, когда ты делаешь шаг, и понимаешь, что влетел в «трамплин», или, когда заходишь в тёмный подвал, и понимаешь, что здесь таится что-то страшное. Иногда страх идёт рука об руку с интуицией, а иногда возникает просто так, неизвестно почему.
Сегодня же, страх был обусловлен одним единственным обстоятельством — рядом был Чернобыльский пёс. Казалось бы, хорошо вооруженному, опытному сталкеру Чернобыльский пёс как слону дробина, но было одно «но» — Жиган, хотя и опытный сталкер, был абсолютно безоружен. Вот ведь незадача. А ещё вчера так хорошо всё начиналось.
С утра его пригласил к себе Леший — лидер клана «охотники», обитающего в тёмной долине, и предложил сходить с его ребятами в тамошнюю подземную лабораторию для поиска скинутого группой мародёров хабара. Жиган, конечно, начал отпираться. Он вообще был опасливым человеком, и каждую новую ходку планировал несколько дней, а тут вдруг «выдвигаемся через десять минут».
–Нет. — Сказал Жиган. — Я не возьмусь.
Он так и сказа в лицо уважаемого Охотника — «нет». Вопреки всему, Леший не стал ругаться, а лишь достал из шкафа новенькую снайперскую винтовку с автопоиском цели, и сказал:
–Если сходишь с моими парнями, получишь не только долю, но и вот это оружие.
Что ответил Жиган?
–Да!
Он ответил «да». Наверняка, Леший знал, как Жиган любит оружие, вот и сыграл на этом. Вот и теперь, лёжа в вырытой какими-то мутантами яме под штабелями бетонных плит, отплёвываясь от потоков дождевой воды, Жиган не мог понять, почему согласился. Но, раз уж согласился, нечего было отнекиваться. Своё оружие Жигану взять не разрешили, а выдали обрез двустволки.
Охотники вообще люди странные. Они покупают и продают части монстров, охотясь на них, а главное пользуются лишь охотничьим оружием. Такая вот у них философия. Хотя, с этими ребятами не враждует ни один клан кроме тёмных, и даже, говорят, Военные сталкеры снабжают их клан бронекостюмами. А костюмы у этих ребят, и правда, отличные.
Жиган слышал, что первый такой костюм носил легендарный Призрак, и вроде бы раны на теле сталкера сами собой залечивались. Костюм этот продал учёным с Янтаря сталкер по кличке Меченый. Вот тогда и начали выпускать такую экипировку серийно. Выпускали, само собой, военные, и то, как они попали к охотникам, было очевидно.
На старой ферме группа объединилась. Теперь их стало пять стволов, включая Жигана. Немного, но достаточно для легкой прогулки по этим местам.
Около ворот старого склада, из подвала которого они должны были попасть в лабораторию, Охотники налетели на крупный отряд мародёров. Четверо сталкеров оказались на удивление хорошими стрелками. Расстреляв одного мародёра, и отбросив остальных к небольшой радиоактивной луже, они прошли в подземелье. А дальше всё шло хорошо, даже слишком хорошо.
Ну, зачем я пошел? — Подумал Жиган, и выглянул из-под бетонной плиты. Чернобыльский пёс стоял над ним, омываемый струями дождя. Откуда-то из-за его спины расползалось яркое свечение неизвестной аномалии, освещая пса голубоватым светом. Вот только смотрел пёс куда-то поверх штабелей бетонных плит, мимо Жигана. Глаза зверя были полны страха, или, точнее сказать, неописуемого ужаса. Он нерешительно топтался на месте, тихо скуля.
Не успел сталкер понять, почему мутант ведёт себя именно так, как сверху опустилась огромная лоснящаяся морда химеры, и, оторвав пса от земли, потянула вверх. Мутант взвизгнул, беспомощно тряся лапами. Раздался хруст позвонков, и тело пса упало на глинистую насыпь в нескольких метрах от укрытия Жигана. Сталкер замер, стараясь не дышать. Огромный мутант грациозно спрыгнул с нагромождения, и уставился на лежащего в углублении под плитами сталкера.
Ну, вот и всё. Жиган закрыл глаза, пытаясь не смотреть на хищника. А ведь мог бы догадаться, когда они вышли из лаборатории, что всё идёт слишком просто. Мародёры, которых утром охотники так ловко отбили, ждали группу на выходе. Всех четверых мародёры расстреляли в первые три минуты боя, а вот Жигану удалось уйти. И теперь, когда к нему спешила химера, он завидовал мёртвым охотникам.
Химера ударила лапой по бетонному швеллеру, лежащему поверх плит, и тот, как пушинка отлетел в сторону. После очередного удара все остальные плиты разлетелись, будто картонные обрывки. Теперь Жиган лежал на открытом пространстве.
Мутант внимательно смотрел на жертву, а жертва разглядывала мутанта. Жиган глядел в глаза страшной химеры. Дима Шухов по кличке Рэд говорил, что безвыходных ситуаций не бывает в принципе. Вот только сам Шухов ни до своей гибели, ни после, став призраком зоны, не встречался нос к носу с огромной химерой. Жиган сделал выпад в сторону, пытаясь вывернутся из ловушки, но мощная лапа мутанта прижала его к земле.
Монстр раскрыл огромную пасть, и лязгнул клыками. Жиган даже подумал, что они куда больше, чем нож у него за поясом. И тут его озарило — нож. Именно это оружие, которое он заткнул за пояс в подземелье, сейчас могло решить всё.
Рука сталкера метнулась к поясу, и через мгновение рукоять армейского ножа оказалась зажата в руке. Вывернув запястье, сталкер ударил ножом по передней лапе Химеры, и, перехватив оружие лезвием вниз, рубанул по горлу.
Захрипев, Химера отпрыгнула в сторону, и растворилась в темноте. Но это бегство не обмануло опытного сталкера. Он ждал атаки. А вот Химера, похоже, потеряла интерес к строптивой добыче. Жиган не раз слышал рассказы о том, что если мутант решит убить сталкера, то будет преследовать его, пока не уничтожит. Другое дело, если химере сталкер не интересен. В этом случае мутант может внезапно ретироваться. Ну, чтож, Жиган надеялся, что сейчас именно такой случай. Он поудобнее сжал нож, и вылез из ямы.
В нескольких метрах перед ним лежало разорванное тело чернобыльского пса, освещаемое прожектором. Мощные струи дождя, будто плети, хлестали по асфальтовой дорожке, размывая кровавые следы раненого зверя. Вообще-то, чтобы ранить химеру, в неё надо выпустить не один десяток разрывных пуль. А это очень проблематично. Ранить мутанта ножом было не то что маловероятно, а просто невозможно.
Был конечно давным-давно такой сталкер, который зарезал химеру, но он был такой один, а Жиган не верил в счастливое совпадение. Он замер, вслушиваясь в барабанную дробь дождя. А если химера решила напасть? Что тогда?…
Закончить мысль Жиган не успел. Химера вышла из стелс-режима, и нанесла удар в спину. Сталкер упал на тело Чернобыльского пса, выронив последнее оружие. Вот теперь конец. Перед жертвой вновь показался мутант. Именно в это мгновение со стороны долины раздались выстрелы. Стреляли, как минимум, семеро.
Жиган чётко различил рокот переносного пулемёта и визг английской штурмовой винтовки типа «булл-пап». Такое оружие было на вооружении Британского спецназа, а в зоне могло оказаться лишь в руках наёмников. За несколько секунд фронт переместился, и теперь находился в нескольких десятках метров от поверженного сталкера.
Химера подняла голову, и принялась вглядываться в непроглядный мрак ночи. Вновь загрохотал пулемёт, и пули забарабанили по железным воротам за спиной мутанта. Чудовище отпрыгнула от Жигана, и принялась опасливо озираться. Тут-то её и накрыло градом пуль из трёх стволов.
Первым стрелком был одетый в тёмный камуфляж военный, вооруженный модернизированным Абаканом с лазерным прицелом. Второй стрелял из того самого «булл-пап», который рокотал секунду назад. Это был низкорослый наёмник в сине-зелёном бронекостюме.
Третьего стрелка Жиган разглядел не сразу. Сталкер перебежками двигался по радиоактивному полю, пригибаясь, и метко стреляя в обречённого мутанта. Химера вскинула передние лапы, и прыгнула на вояку. Одновременно с этим, в свете прожектора появился четвёртый сталкер — одетый в серый спецкостюм «ВС» боец. Его Жиган знал — это был наёмник по кличке Матео. Лучший из тех наёмников, кого Жиган знал лично. Матео был настоящим индейцем — коренным жителем Америки — смуглый, высокий, с горящим взглядом. Он вскинул стальной лук с лазерным прицелом, и положил на металлическое цевьё оружия аккуратную стрелу. Матео отпустил тетиву, и стрела метнулась в прыгнувшего мутанта. Заряд взрывчатки, закреплённый на наконечнике стрелы сдетонировал, и химера с визгом отлетела в сторону.
Трое бойцов, действующих в команде с Матео, тут же открыли огонь. Химера попыталась подняться на лапы, но вояка подбежал к мутанту, и выпустил в голову зверя весь рожок. Повернувшись к остальным, он провёл ладонью горизонтальную линию в пустоте, что означало «всё спокойно». Группа сталкеров собралась вокруг Матео, и тот что-то быстро проговорил бойцам. Только после этого он подошел к лежащему на земле Жигану.
–Здорово, бродяга. — Матео помог Жигану встать, и расплылся в улыбке.
–Ну, привет. — Сталкер внимательно смотрел на вышедшего из тени бойца, который перекинул через плечо ремень шестиствольного пулемёта.
Это был среднего роста сталкер без особых примет — обычный ходок, коих в Зоне сотни.
–Какими судьбами? — Попытался поддержать разговор Матео.
–Шел с группой охотников через подземку, и попал под раздачу.
–Мародёры? — Внезапно спросил подошедший к бойцам Военный сталкер.
–Да. Мы двоих подрезали, а остальные ушли…
–Вот видишь, Блиц. Это из-за этого недоумка твои ребята начали паниковать. — Прервал слова Жигана военный, обращаясь к сталкеру с пулемётом.
–Вижу. — Мрачно отозвался сталкер. — Что с ним делать будешь, Матео?
–А тебе то что? — Наёмник выдернул из тела химеры стрелу, и аккуратно перезарядил лук.
–Отдай его мне. — Незнакомец, названный Блицем, указал на Жигана. — Я этого урода на запчасти разберу. На ремни гада порежу!
От таких слов Жиган похолодел. Он думал, что после смерти химеры его положение нормализуется, а тут такое.
–Нет. — Матео резко мотнул головой. — У меня для него другое применение. Он пойдёт отмычкой.
–Лучше сразу пристрели. — Жиган сел на землю, и обхватил голову руками.
Отреагировав на это, наёмник с Британской винтовкой схватил его за грудки, и поднял на ноги. Как только сталкер принял вертикальное положение, он ударил его кулаком в плечо, и, сместившись, зафиксировал на запястьях Жигана кольца наручников.
–Пойдёшь. Никуда не денешься. — Спокойно сказал он, и, схватив сталкера за шиворот, толкнул его на асфальтированную дорогу.
Жиган нехотя стал для этой странной группы отмычкой, а значит, при первой же возможности его бросят в аномалию, и нет больше такого ходока на планете Земля.
–Выступаем. — Матео повесил лук за спину, взял в руки старенький тэтэшник, и махнул рукой.
Наёмник с «булл-папом» толкнул отмычку вперёд, и группа двинулась.
–Куда теперь? — Военный поравнялся с Матео.
–На свалку. — Коротко отозвался индеец.
–А, может, дождёмся их здесь? — Поинтересовался ведущий Жигана наёмник.
–Не пойдёт, Перун. Мы договаривались на группу отмычек, и всех потеряли. Поэтому, до завтрашнего дня нам нужно набрать в группу нескольких новичков.
–Думаешь, на Свалке их найти? — Наёмник покачал головой. — В дождь они там не станут сидеть.
–Тогда, хотя бы, подберём отряд Мейкера. Сэкономим время.
–Ну, да, тоже верно…

Жигану пришлось идти без остановки до рассвета. Дважды Матео останавливал группу для привала, и ещё трижды подбирал новичков, суля им неплохую награду. Таким образом, отряд увеличился до восьми человек.
Как понял Жиган, на свалке они должны были объединиться с крупной группой наёмников. Объединённый отряд должен был идти в северные районы зоны. На свалке, как и предполагал Перун ни одного новичка не было. Лишь на старой автобусной остановке сидели трое опытных бродяг, но с ними Матео связываться не стал.
Миновав горы радиоактивного мусора, группа остановилась. Матео долго смотрел на ПДА, после чего проговорил:
–Они ещё на Кордоне. Их зажали военные на старой ферме.
–И что нам делать? — Поинтересовался Перун.
–Будем ждать здесь. Мейкер никогда не опаздывал.
–Контрольное время через три часа. Он справится? — Военный присел на траву, и тоже взглянул на свой ПДА.
–Тогда я пойду навстречу, и помогу им. — Матео решительно поднялся на ноги, и зашагал в сторону Кордона. — А вы ждите нас в ангаре. Перун остаётся за главного.
Отряд молча взирал на уходящего прочь командира.
–Вот теперь я спокоен. — Наконец проговорил Военный сталер, будто появление Матео решит для группы Мейкера все проблемы.

Наёмник словно тень миновал оставшийся участок Свалки, и вскоре оказался на кордоне. На старой ферме в трёх километрах от него шел бой.
Матео достал из рюкзака бинокль, и перевёл его в режим сканирования жизненных форм. Умный прибор засёк в зоне действия шестерых военных, и нескольких сталкеров. Не сходя с места, наёмник перекинул через плечо лук, закрепил за ухом компьютеризированный прицел, и спустил тетиву. Вдалеке дёрнулась тело одного из военных, и тут же исчезло за старым молоковозом. Минус один. Теперь Матео стало ясно, почему группа не могла пройти к свалке — путь блокировало двое бойцов с новенькими пулемётами «Ультимакс-2014».
Теперь, после удачного выстрела, путь отряду Мейкера преграждал лишь один солдат. Это было ясно. Не ясно было другое — почему они начали стрелять. Ведь был же договор — майор Филиппов проводит группу через все блокпосты до Тёмной долины, и там передаёт её с рук на руки военному сталкеру Федотову, который и рассчитается со всеми после успешного выполнения задания. Так что же произошло?
Прокрутив в Глове с десяток безумных вариантов происходящего, Матео выпустил ещё одну стрелу, пригвоздив к дереву второго пулемётчика. Теперь путь для группы Мейкера был очищен.
Отряд немедленно воспользовался этим, но со стороны стоящего через дорогу от фермы дома тут же загрохотали автоматы, загоняя отряд обратно в здание. Ферма располагалась за железнодорожной насыпью. Оттуда тоже раздавались выстрелы. Кроме тех четверых в доме, которых засёк в бинокль Матео, на насыпи укрывалось ещё не меньше трёх бойцов. Ситуация резко осложнялась.
Наёмник пересёк небольшой лесок, отделяющий ряды построек от границы свалки, и замер около двери дома, откуда вёлся огонь. Отсюда хорошо просматривался ещё один, дом. Точнее, то, что от него осталось — две стены и часть кровли. Когда-то в этом доме поселился «гравиконцентратор», и превратил угол дома в кирпичную крошку. Теперь же, после череды выбросов, Место очистилось, оставив результат действия ужасной аномалии. Положив очередную стрелу в пазы лука, Матео включил прибор ночного видения на закреплённом за ухом цифровом прицеле, и вошел в дом.
Зеленоватый свет ПНВ озарил полутёмную комнату. На фоне оконного проёма наёмник разглядел высокую фигуру в армейском бронекостюме. Как только прицел произвёл захват цели, Матео спустил тетиву. Стрела ударила в затылок солдата, пробила щиток фильтрующей маски, на его лице. Не успела первая капля крови упасть с наконечника стрелы, пробившей насквозь голову вояки, облачённого в защитный шлем, как наёмник выстрелил снова. Второй военный стоял у дальнего окна. Он, как и первый, не успел отреагировать, и поплатился за свою медлительность жизнью. Ещё двоих солдат, которых засёк прибор, видно не было. Они, как понял Матео, стреляли с чердака, лестница на который стояла в нескольких метрах от наёмника.
Вытянув из колчана стрелу с закреплённым на конце зарядом тротила, наёмник вышел на улицу. Он ещё издали разглядел небольшое чердачное оконце, и теперь намеревался выстрелить именно туда, чтобы избавится одним выстрелом от двух противников. Сейчас оба солдата были увлечены стрельбой по группе Мейкера, а значит, подбирающегося с тыла сталкера со странным оружием они не заметят.
Матео отошел от дома на безопасное расстояние, и прицелился. Окуляр надвинутого на глаз прицела издал тихий щелчок, фиксируя положение стрелы, и наёмник привычным движением отправил заряд к цели. Стрела влетела в чердачное окно, и через мгновение шиферный настил крыши разлетелся на мелкие осколки, будто от воздействия аномалии. Кирпичное строение рухнуло тут же. Клубы едкой пыли окутали Кордон.
На какое-то время воцарилась абсолютная тишина. Перестали стрекотать автоматы у обрушившегося моста, замолчали слепые псы, прервав свой рёв. Даже шум ветра и визг кабанов — всё стихло. Оглушенный взрывом Матео выронил лук, и упал на траву.
Похоже, на чердаке хранилась какая-то взрывчатка, или топливо, и от этого мощность взрыва настолько усилилась. Когда наёмник поднял голову, от дома не осталось и воспоминаний. О взрыве напоминали лишь кирпичи, усеявшие всё предоставленное пространство. Матео закинул за спину лук, подобрал выпавшие из колчана стрелы, и поправил прицел, называемый целеуказателем. Ну, ничего страшного ведь не произошло. Он достал из рюкзака бинокль, и с досадой отбросил его в сторону — прибор был повреждён. Либо Матео упал на него, либо по рюкзаку ударил один из кирпичей.
Наёмник вытряхнул на траву содержимое рюкзака, и подвёл неутешительный итог: разбитая бутылка водки, сломанные шприцы антидотов, инъектор с треснувшим стеклом анализатора. За это барахло Матео заплатил круглую сумму.
Расстроенный сталкер сложил вещи обратно, и достал из кармана ПДА. Он не любил пользоваться этим устройством, так как его очень просто отследить, но теперь выбора не было. Карманный компьютер засёк троих солдат на насыпи, и нескольких сталкеров, бредущих через перелесок в его направлении. Он узнал Трупоеда и Тень — эти ребята были его бойцами. Остальных он не знал, или же был знаком с ними заочно. Вон того, с винтовкой Гаусса он мысленно охарактеризовал сорвиголовой, безбашенным мародёром, готовым кинуться на псевдогиганта с зубочисткой.
Следом за ним шел Мейкер. Этот мародёр был не так прост. Помимо отличного вооружения, у него имелся неплохой объём мозгов, а значит, с соображалкой было всё в порядке. Следовавшего за ним татарёнка лет двадцати он не знал, но по инструктажу работодателя понял, что этот сопляк — сын идущего следом Монгола — настоящего аса подрывной деятельности, и просто мастера выживания в зоне. Замыкал колонну неизвестный Матео сталкер, точнее не сталкер, а мутант, но это наемника не удивило. Видимо, за прошедшую ночь он наудивлялся на год вперёд. Этим последним шел тот, кого заказчик назвал «тузом в рукаве», а значит, мутант должен был сыграть немалую роль на маршруте. Из этого Матео сделал вывод, что мутант — ни кто иной, как Гимли — тот, кто должен показать группе вход в бункер, из которого отряд Мастера попал в катакомбы. Вроде бы вся группа была в сборе, и, если учитывать перестрелку, кордон они миновали удачно. Не было с ними лишь полковника по кличке Франклин, но это не беда. Если вояки начали палить, полковник вряд ли пошел бы с «опальными» ходоками через территорию, контролируемую его бойцами.
Матео перевёл взгляд на насыпь, и вновь поглядел на группу. Там двое сталкеров затеяли нешуточную драку. Матео хмыкнул. Конечно, одним из дерущихся был сорвиголова Горгулья. А вот второго, который со всего маху ударил мародёра в лицо, наёмник никак не мог разглядеть. Во всяком случае, такие отношения в группе ставили операцию на грань провала. Вдобавок ко всему, к Свалке перебежками направлялись двое Тёмных сталкеров. У одного в руках был пистолет-пулемёт «Кипарис», а у второго «Штайр». Вооружение, конечно, хорошее, но не для зоны, а значит, жить этим тёмным не больше недели.
–Мы же договаривались, что встретимся в Тёмной долине. — Вместо приветствия проговорил Мейкер.
–А Свалка чем плоха для этих целей?
–Да нет, всё нормально. — Мародёр уловил враждебные нотки в голосе Матео, и поспешил разрядить обстановку. — Я подумал, что твоя группа ждёт на Кордоне, но если на Свалке — всё здорово.
–Тогда пошли.- Мрачно прошептал Матео. — Пока вояки не поняли, в чём причина такого фейерверка.
Он махнул рукой, и группа устремилась за ним.
Ну вот, эта реплика Мейкера — ещё одно подтверждение, что он мнит себя командиром, хотя даже со своими мародёрами справиться не может. Надо будет за ним приглядеть…

* * *

После ухода Матео, Перун повёл отряд в старый ангар. Почему? День на свалке на порядок опаснее ночи. Днём на охоту выходят чернобыльские псы и другие, не менее опасные создания.
Ангар представлял собой огороженный бетонным забором комплекс, в котором замерли на «вечной стоянке» проржавевшие вагоны. Когда-то отсюда уходили груженые составы, минуя ворота с изображением советской символики — красных звёзд. Они с гулом скрывались в тоннеле, и вскоре были далеко от места, ныне называющегося Свалкой. Военный Сталкер, которого Перун называл Михалыч, примостился на металлической площадке, под сводчатым потолком ангара. Блиц с пулемётом улёгся на плащ-палатку напротив входа, а Перун сел на огромную деревянную катушку. Отмычки и Жиган расположились около костра.
Если бы сейчас перед ним был выбор — погибнуть от клыков мутанта, или продолжить путь отмычкой мародёров и наёмников, он бы выбрал встречу с мутантом. Почему? Во-первых, для сталкера было почётно умереть в бою с мутантами, а во-вторых, погибнуть, как отмычка мародёров никто не хотел.
Перун достал из рюкзака несколько банок консервов, ловко вскрыл их ножом, и бросил отмычкам:
–Перекусите. — Проговорил он, и, подняв с пола старую газету, принялся читать какую-то статью о внутрипартийной борьбе в Украинской партии регионов.
–Дожили. — Прошептал Жиган. — Уже и еду получаю как цепной пёс.
Но, не смотря на это, всё же зацепил пальцами серое месиво, и с удовольствием принялся пережевывать.
–А вы что? — Проговорил он, глядя на то, как трое новичков молча смотрят на старые консервы, срок годности которых, наверное, истёк ещё до первой катастрофы. — Не нравится еда? Привыкайте. Такая в зоне повседневность.
–Зато теперь мы богатые люди. — Новичок улыбнулся.
–И сколько вам обещали?
–Матео сказал, что по сто тысяч каждому.
Жиган усмехнулся:
–Рублей?
–Долларов. — Отозвался отмычка.
–И вы думаете их потратить? — Сталкер с интересом оглядел усевшегося на ящик новичка.
–Конечно, думаем. Я, например, хочу купить себе новую машину.
–Вы разве не понимаете, что нас четверых ведут на убой? Отмычками, отмыкать аномалии, или погибать, чтобы пропустить других. Вся разница лишь в том, что у вас пока ещё есть выбор. — Он продемонстрировал отмычкам наручники. — У меня такого выбора нет.
–За что они вас так? — Жалостливо прошептал один из новичков, опасливо косясь на сидящего поодаль наёмника.
–За то, что оказался не в то время не в том месте, и за то, что стрелял по мародёрам. В общем, за всё то, чем занимаются нормальные сталкеры.
–И что теперь? До каких пор вы будите их пленником? — Осведомился второй.
–До первой аномалии. — Отозвался Жиган.
–А мы? — Прошептал молчащий до этого момента отмычка, третий из группы.
–А вы, возможно, дойдёте до второй. Но это тоже не факт.
Жиган отложил консервы, и взглянул на Перуна. Наёмник отложил газету, и проговорил:
–Слушайте, бродяги: Кто в 1898 году открыл криптон. Шесть букв.
–Рамзай. Уильям Рамзай. — Отозвался Военный сталкер, спустившийся, чтобы взять свою порцию консервов.
–Ну, ты даёшь, пехота! Я-то думал, у «ВС» только одна извилина, да и та, чтобы шлем не слетал.
–Я до того, как в Зону попал, кандидатскую защитил по «разделению воздуха на составляющие». — Пояснил Федотов, уплетая консервы.
–Физик, чёли?
–Химик.
–А чего науку оставил? — Перун забыл про кроссворд, и внимательно слушал загадочного вояку.
–Война была в Сербии. Там террористы людей какой-то гадостью травили, вот нас и послали туда. А на границе нас накрыли эти самые террористы. Когда к своим выбирались, слово дал, что пока в этой стране мир не настанет, я никуда не уеду. Потом два года миротворцем в этих местах, Янтарный лагерь на здешнем озере, прорыв, и я опять с автоматом в руках.
–А как на тебя заказчик вышел? — Перун окончательно отложил газету.
–Он на Сахарова вышел, а тот ему мой адресок подсказал — военная база на седьмой отметке.
–И ты согласился? — Перун взял в руки пакет саморазогревающейся еды.
–Если бы отказался, не сидел бы с вами в этом ангаре.
–Не, я в смысле сразу согласился, или нет.
–Сразу. — Федотов кивнул. — Сразу же, как только сумму вознаграждения услышал.
–Из-за денег пошел? — Перун укоризненно скривился.
–Не только. У меня, если так можно сказать, свой интерес.
–Это какой же? — Не отставал наёмник.
–Хочу дойти до центра зоны. Дело принципа, чтоли.
–Понятно. Для самоутверждения.
–Вроде того. — Военный сталкер доел консервы, запил их энергетиком, и вернулся на пост.
Перун что-то хотел крикнуть ему вдогонку, но в этот момент один из отмычек вскочил на ноги, и побежал к выходу. Наёмник тоже поднялся, и встал между беглецом и входом, но новичок выхватил «Форт-12», и, выстрелив в Перуна, обогнул ошарашенного наёмника.
В два прыжка он миновал расстояние, остающееся до двери, и выбежал на солнечный свет. Снаружи трижды хлопнул «Форт», и зарокотал пулемёт Блица. Жиган всё понял сразу — отмычка налетел на мародёра.
Снаружи тем временем загрохотал автомат, который незадачливый сталкер снял с плеча, сменив на бесполезный теперь «Форт». Блиц тоже отложил пулемёт, и перекатился в сторону. Руки мародёра на долю секунды замерли над поясом с кобурами, и пистолеты сами собой подлетели вверх, удобно ложась в грязные ладони Блица. Все эти манипуляции он проделал менее чем за секунду.
Как только пистолеты оказались у него в руках, мародёр принялся попеременно нажимать на курки. После десятка выстрелов беглец вскинул руки и упал на асфальт.
–Вот блин… — Блиц поднялся на ноги, и подбежал к лежащему посреди двора сталкеру.
Отмычка был мёртв. Да, не хотел Блиц убивать сопляка, но выбора не было.
Мародёр оглядел тело новичка. Две пули вошли недотёпе под левую лопатку. Ещё одна расколола защитный щиток на затылке, попав в голову.
Постояв немного над телом сталкера, Блиц ухватил бедолагу за ремень, и потащил к груде мусора, сваленной в углу двора.
–Убил? — Осведомился вышедший из ангара Перун.
–Да. — Коротко отозвался Блиц, и, закидав тело мусором, подошел к наёмнику.
–У меня выбора не было. Либо он, либо я.
–Ты это Матео скажешь, когда он вернётся. — Перун развернулся, и вошел под своды строения.
Ругая себя за излишнюю прыть, Блиц последовал за наёмником. Пленный сталкер и двое отмычек внимательно смотрели на него.
Тем временем Перун расхваливал военному сталкеру своё оружие:
–Это, мой друг, спецавтомат «Руджер -2010». Модернизированная версия — смесь Английского «булл-папа» и Американского «Руджера». Ими во время заварухи в Косово вооружались спецподразделения Британского и Российского спецназа. Я эту винтовку выменял у одного миллионера, который к нам приезжал в слепых псов пострелять. На Лунный свет выменял. Хорошее оружие. — Перун закрыл глаза. — А знаете, почему меня так называют — Перун.
–И почему же?
–Так звали древнеславянского бога грозы. Я когда только попал в наёмники, спас нескольких ребят от электры. Поэтому и бог молний, тоесть грозы. — Наёмник улыбнулся, явно радуясь произведённому эффекту.
Он перевёл взгляд на Блица, стоящего в створе ворот:
–Расскажи им. — Предложил Перун.
–Я убил чертова сопляка! — Закричал Блиц. — Но я не хотел его убивать. У меня не было выбора — либо он, либо я.
–Я бы выбрал его. — Раздался за спиной Блица голос Матео.
Хантер резко развернулся, и оглядел вошедших — Матео и группа Мейкера. Сам Мейкер спокойно стоял за спиной Матео, не вмешиваясь в разговор.
–Это всего лишь отмычка. — Проговорил сквозь зубы Блиц.
–Но нам нужны отмычки, или может, ты сам хочешь идти через аномалии?
–Один единственный отмычка. — Продолжал Блиц, не слушая наёмника, и это явно злило Матео. — И чего ты так взъелся. Я ведь никого из твоих ребят не убил.
–Пойдёшь вместо мертвеца. — Спокойно проговорил Матео, но Блиц лишь смерил его тяжелым взглядом.
Руки его опустились к поясу, на котором висело две кобуры с пистолетами.
–Не строй из себя ганфайтера. — Матео покачал головой, и положил правую руку на рукоять топорика, висевшего на поясе.
Именно в этот момент, стоящий в полутора метрах от него Блиц разжал руки, и пистолеты сами собой оказались в руках, благодаря хитрому приспособлению, встроенному в рукава костюма. Руки с пистолетами поднялись перпендикулярно к телу, и Блиц щёлкнул предохранителями. Теперь стволы упирались в грудь командира, как раз туда, где защитные пластины были наименее толстыми.
–И что теперь? — Руки мародёра дрожали.
–Теперь пойдёшь отмычкой. — Матео перехватил топор обратным хватом, и ударил снизу вверх, срезав Блицу обе руки по локоть.
Мародёр открыл рот, не в силах издать ни единого звука, и опустился на колени, глядя округлившимися от ужаса глазами на обрубки рук. Несколько лет назад один учёный выдвинул гипотезу, что человек не чувствует боли, пока мозг не осознал ранение. Сейчас мозг Блица судорожно обсчитывал ранение, пытаясь осознать, что обе руки теперь ему не подчиняются. Матео же спокойно заткнул топор за пояс, и кинул Трупоеду аптечку.
–Вколи ему что-нибудь. Он мне ещё нужен живым.
Наёмник достал из аптечки небольшой инъектор, и подошел к удивлённому мародёру.
–А если бы он умер от болевого шока? — Произнёс Трупоед, ни к кому не обращаясь.
–Я бы расстроился. — Матео положил лук и колчан со стрелами около ящиков, а сам взял с импровизированного стола банку консервов. Выхватив из-за ремня небольшой стилет, Матео вскрыл банку, и принялся есть, используя этот же стилет вместо ложки. Наёмнику явно был привычен походный образ жизни.
–Итак, господа, мы находимся на Свалке, а значит, путь до монолита сократился. Теперь наша задача — дойти до некоего бункера на Милитари, путь к которому нам любезно согласился показать Гимли.
Он указал на излома.
–Но по пути мы заглянем в лагерь наёмников, где намечается сеанс связи с заказчиком. Потом, через упомянутый мною бункер мы пойдём по следам первой группы, и доберёмся до монолита.
Матео отставил в сторону опустевшую банку, аккуратно вытер стилет, и подошел к Трупоеду, который заматывал бинтами обрубки рук Блица. Сам мародёр не издавал ни единого звука. Он лишь иногда всхлипывал, но выражение лица от этого ничуть не менялось.
–Вот видишь, Блиц. — Матео улыбнулся. — У тебя появился стимул для похода к монолиту — новые руки.
–Я ведь твой отмычка! — Мародёр попытался ударить Матео ногой, но наёмник отпрыгнул в сторону. — А отмычки долго не живут!
–Так постарайся выжить. — Командир похлопал мародёра по плечу, и добавил, обращаясь уже ко всему отряду:
–Выдвигаемся.
Он подхватил пистолеты мародёра, и вышел из ангара. Группа двинулась следом.
За несколько минут отряд преодолел почти всю территорию свалки. Двигались молча, пока горгулья не нарушил тишину:
–Чё за вонь? — Он скривился. — Здесь что, кто-то сдох?
–Нет. — Уверенно ответил Матео. — Местные мутанты не дают мясу залежаться. Они обгладывают тело до костей, прежде чем оно успевает остыть.
–Тогда что это?
–Зомби — разлагающиеся трупы, бродящие по зоне.
–Да знаю я кто такие зомби. — Пробурчал Горгулья. — Ты мне скажи, где этот мертвяк засел, и воздух портит.
Матео огляделся, и пожал плечами, но Мейкер вдруг остановился, и указал в сторону поля, располагающегося между двумя кучами радиоактивного мусора. По полю брёл одинокий зомби. Мертвяк был одет в такой же, как и у всех в группе, комбинезон «СЕВА». На спине у него висел полупустой рюкзак. Руки мутанта безвольно ударяли по пустым подсумкам. Матео взглянул на зомби в бинокль, и, присвистнув, передал прибор Монголу.
Сталкер поднял бинокль, и замер на месте. Чуть не налетев на Монгола, остановился и Федотов. Он поднял Абакан, и пригляделся, пытаясь понять, что во внешности зомби так поразило командира группы и сталкера.
Мертвец медленно шел по высокой траве, еле передвигая ноги, и Федотов легко поймал в перекрестье модернизированного прицела голову мутанта. Это был Смертник — один из сталкеров, шедших в группе Мастера. Пока военный сталкер оценивал увиденное, зомби споткнулся о лежащий в сухой траве швеллер, и растянулся на земле, загребая руками комья земли. Его глаза округлились, и Смертник издал не то крик, не то вой. Такой, какой по определению издаёт измученный прежними жизнями полтергейст. Казалось, роль ходячего трупа была для него невыносима.
–Пристрелите его кто-нибудь. — Сказал, наконец, сжалившийся над сталкером Монгол.
–Нет. — Трупоед качнул головой. — Патроны тратить не будем. Зажигательной гранатой его надо.
Ничего не говоря, Горгулья достал из кармана жилета зажигательную гранату, и, выдернув чеку, подошел к зомби. Подняв прозрачный щиток шлема, он взглянул на корчащегося в траве мутанта, и прошептал, наклонившись почти к самому уху Смертника:
–Готовься отправится в ад!
Он перевернул зомби на спину, и, закинув гранату в подсумок сталкера, зашагал обратно к группе. Когда мародёр отошел на несколько метров от мертвеца, граната сработала. Яркое пламя объяло тело Смертника, но вопреки ожиданиям Монгола, мертвяк не издал ни звука. Он, казалось, был благодарен команде ходоков за то, что они избавили его от участи мутанта.
–Он шел в команде Мастера. — Прокомментировал Гимли. — Наверное, на Радар набрёл, бедолага.
–Исключено. — Монгол покачал головой. — Смертник был отличным сталкером, и обойти Радар мог очень просто.
–Тем более. — Добавил Лёня Тень. — Радар уже несколько лет, как отключен.
Все тут же закивали. Теперь группа передвигалась молча. Встретить на территории свалки зомби было почти невозможно, и поэтому теперь каждый из сталкеров держал оружие наготове. Наверное, один лишь Горгулья не переставал улыбаться, будто только что он получил на ПДА особо хорошую новость, а не прикончил сталкера. Этот мародёр очень беспокоил Матео. Наёмник всё время поглядывал на Горгулью не то чтобы с опаской, скорее с удивлением.
Внезапно Матео остановился, и достал из кармана ПДА. На экране карты мерцало около десятка фиолетовых точек.
–Тёмные? — Предположил Трупоед.
–Они самые — Матео кивнул. — Но какого чёрта они делают на руинах «ста рентген».
Он показал остальным ПДА. Точки, обозначающие тёмных сталкеров, располагались в основном на территории старой базы группировки Долг.
–Наш ход? — Немногословный наёмник по прозвищу Тень подошел к Матео.
–Выход один — надо кому-нибудь подстраховать группу со стороны лестницы.
–Опасно. — Проговорил Перун.
–Именно. Поэтому прикрывать группу будем мы с тобой.
–Нет проблем. — Перун улыбнулся.
–Вот и славно. Нам потребуются отмычки. — Матео окинул взглядом группу. — Кого возьмём?
–Вот этого из тёмной долины. — Перун указал на Жигана. — И Монгола, разумеется.
–Вот и ладушки. — Матео тоже улыбнулся. — План таков. Как только группа проходит базу Долга, и выходит на Милитари, мы идём следом, отстреливая тёмных. Вы ждёте нас четверых в лагере наёмников. Трупоед за главного. Всё ясно? Тогда пошли.
Он махнул рукой, и зашагал через поле. Следом, держа под прицелом Монгола и Жигана, поспешил Перун.
Пройдя несколько метров, Матео опустил забрало шлема.
–Радиация. — Прокомментировал он, и все поспешили одеть защитные маски.
Здесь, и правда, фонило никак не меньше, чем у четвёртого энергоблока. Заметив это, Матео достал из кармана какой-то странный прибор, и принялся водить им из стороны в сторону, проверяя дорогу. Но это не был детектор аномалий.
–Что там? — Опасливо проговорил Перун.
–Аномалии. — Матео снял колчан со стрелами, положил на землю лук, и медленно направился к веренице аномалий.
–Может пусть отмычки прощупают.
–Нет. — Матео отрицательно покачал головой. — Они здесь не пройдут.
Он сделал несколько шагов, и аккуратно, словно кошка, переступил через небольшую «жадинку». Монгол неотрывно следил за каждым движением наёмника, которые были выверены до мелочей. Он не делал ни одного шага без необходимости, зато, поняв, где тропа, тут же ловко перемещался к нужному месту. Если бы Монгол не слышал раньше о Матео, он бы подумал, что этот парень всю жизнь в зоне — так ловко он обходил «птичьи карусели», и «жарки».
Что там говорил Семецкий про огненный шквал, который покажет путь? Может быть он про «жарку»? Хотя, вряд ли.
Монгол перевёл взгляд на Жигана. Сталкер не отрываясь, смотрел на странную аномалию в форме метлы. Эту аномалию знающие люди окрестили «ведьминой метлой». Точнее, это была не аномалия, а мутировавшее растение, напоминающее воткнутую черенком вниз метлу. Но не стоит обманываться. Это растение убивает любого, кто до него дотронется. Конечно, Жиган об этом прекрасно знал. Он подождал, когда Перун повернётся к нему спиной, и, что было сил, толкнул наёмника на растение…
«Метла» выгнулась, хищно растопырила колючки, и приняла в свои объятья не успевшего отреагировать наёмника. Перун выставил вперёд руки, но это его не спасло. Иглы «метлы» пронзили его насквозь, будто на наёмнике не было суперсовременного бронекостюма. Тысячи игл сплелись вокруг Перуна, будто паутина вокруг попавшейся в сети мухи, и начали сдавливать тело наёмника. Перун попытался высвободиться, но это было бесполезно.
Говорят, у спецподразделений запада есть на вооружении особая удавка для обезвреживания террористов. Она называется «алмазным лезвием». Такое лезвие способно перерубить шею противника моментально, будто проволока кусок масла.
С Перуном произошло что-то подобное. Иглы сжались вокруг него, превращая в мясную нарезку. Руки наёмника взметнулись вверх, будто пытаясь проделать отверстие сквозь плотный кокон серебристых паутинок, но вскоре безвольно опустились. Громко хрустнула сверхпрочная броня, и вместе с кусками мяса осыпалась градом осколков к подножью смертоносного растения. Что самое интересное, «метла» не тронула ни оружие, ни пояс с гранатами, которые могли её ранить.
Воспользовавшись тем, что пояс и винтовка отлетели в сторону, Жиган схватил «Руджер». Отреагировав на это, Матео метнулся обратно к своему луку, и только его пальцы коснулись рукояти оружия, щёлкнул боёк штурмовой винтовки.
–Назад. — Крикнул Жиган, и выпустил в Матео длинную очередь.
Пули забарабанили по бронепластинам, и лук вылетел из руки наёмника. Матео упал на землю, а Жиган, подняв с земли целеуказатель наёмника, достал гранату.
К тому моменту, когда Матео вскочил на ноги, выхватывая небольшой стилет, сталкер уже был готов отразить атаку.
Он отбросил в сторону винтовку с опустевшим магазином, и покрепче сжал лимонку.
–Назад! — Крикнул ещё раз Жиган, и дёрнул за кольцо.
В гнетущей тишине подлеска отчётливо щёлкнул спусковой рычаг запала, покидая пазы, и сталкер разжал руку.

Категория: Александр Тихонов - На пороге тайны | Дата: 27, Октябрь 2009 | Просмотров: 704