Глава 9. Финита ля дас ист фантастиш

«Палата» Дениса была недалеко, на том же, минус пятом этаже. Когда мы пришли туда, его уже вынули из медицинского бокса и уложили на кровать. Он был худ и бледен, но одежда, в которой я его запомнил, хоть и отдающая запахом стерильности, была быта на него и поэтому Денис не казался чужим. Глаза его были открыты, взгляд — осмыслен. Появление наше он воспринял довольно спокойно.

— Вадим Георгиевич, здравствуйте. Я рад, что с вами все в порядке.

Я сел к нему на кушетку, подвернув одеяло.

— Я тоже рад видеть тебя целым и невредимым. Как ты себя чувствуешь?

— Я… нормально. Только я немного путаюсь.

— В чем?

— В том, где моя жизнь, и где… тоже моя, только не эта…  Я сам не могу объяснить! Когда ЭТИ ворвались в поезд и обработали вагоны Синей Смертью, я пытался что-то предпринять, но не смог. Постепенно я пришел к выводу, что все это глупости и бессмысленная чушь, которая мне приснилась. Истинный лонд пятого игарра не должен искать надуманного смысла в глупых галлюцинациях.

— То есть…

— То и есть! Я был Ариэном Саотраном всегда, сколько я себя помнил. С три тысячи девятьсот двенадцатого года по летоисчислению Империи. Я должен был идти в тот день на встречу с Императором, а странные видения посетили меня в ночь перед встречей. Я не мог появиться перед Императором психически неуравновешенным, поэтому постарался выкинуть весь этот бред из головы. Но не смог. Я вспоминал иные толкования, иные названия предметов, и ничего не мог с этим поделать. И на бой с некромантом я пошел, испытывая огромное облегчение от того, что это отвлечет меня от моих мыслей. За себя я совершенно не боялся.

— Ты победил его? — с самым серьезным выражением лица спросил я.

— Да. И нашел темницу, в которой томилась моя возлюбленная. Я сорвал замки и ворвался в подземелье. Я увидел ее… и не узнал. Зато понял, какой же я урод — с двумя руками и двумя ногами, вытянутой формы — вылитый гуманоид. Разве круссанты бывают такими? Нет. Но Круссанты любят сны — они так редко их видят. А в этом сне я хоть и урод, но субъект довольно интересный. И я подумал, что Инкавве будет интересно послушать мой рассказ. Вот. С этими мыслями я и проснулся. И поплыл в школу.

— Так, подожди, дорогой. Я знаю, что было дальше. В школе тебя встретили высшие чины из Департамента Заботы о Реальности.

— Точно… А как вы… А! Вы просматривали мою энцефалограмму?

— Нет, друг мой. Как мне объяснили, снять ее с тебя было практически невозможно. По крайней мере так, чтобы она имела смысл.

— Тогда откуда?

— У меня были приступы… дубльвариантности (это я только что придумал название для моих психически раздвоений)

— А… — протянул Денис, как будто ему все было ясно, и замолчал на время, пока один из врачей делал ему инъекцию. Согнув руку в локте, Денис продолжил:

— Они предложили мне спасти наш… их цивилизацию.

— Да, я знаю, планетарное преобразование.

— Вы знаете, как это происходило? Меня перебросили в космической капсуле на невообразимое расстояние от нашей молекулы и я синтезировался из микроэлементов в Макромире. Я нашел там таких же существ, как тот двуногий Ариэн, подслушивал их разговоры и научился их языку. Такой круссант, как я, очень способен к языкам. Не помню точно, но они перемещались по воздуху в вертолете и говорили по-английски.

— Продолжай, — попросил я, вспомнив элитный спецназ королевских ВВС.

— Я следовал за вертолетом по магнитным полям, круссанты умеют скользить по ним. Я уже было собирался войти с ними в контакт, как вдруг на них набросилась одна из девяти моих целей. Я сделал то, для чего был послан — уничтожил ее. И вошел в контакт с людьми. Я выучил их язык, пока сидел в изолирующем кубе. Я все время чувствовал, что меня что-то тревожит, и это что-то было за стеной.

— А за стеной в таком же изолирующем боксе лежал ты сам!

Денис улыбнулся.

— Ну ни фига себе… так это Вы со мной общались?

— Да.

— Так это я Вас узнал! Вадим Георгиевич, если бы не вы… я просто вас иденти… иде…, тьфу, понял кто вы и сразу пришел в себя. Так медики говорят!

Дениса еще с полчаса погоняли по всяким тестам, взяли полный спектр анализов и… отпустили. Под мою ответственность. После всего случившегося авторитет мой возрос неимоверно, и приближался к авторитету Чугунова, который вообще слыл живой легендой.

Так что встречать специальную комиссию Европарламента мы вышли все вместе — Денис, в новеньком сталкерском прикиде, Семен — в более строгом костюме военно-спортивного покроя, Чугунов — в парадном мундире, и ваш покорный слуга в махровом халате и тапочках на босу ногу. Шучу, я оделся, как Чугунов, по форме. Все-таки тоже официальное лицо.

Иностранцы приехали на восьми джипах и одном микроавтобусе со сьемочной группой. Руководил делегацией некий господин Зингельшман, пожилой бюргер с прекрасным русским произношением. Чугунов дал несколько команд своим подчиненным, и те живо приготовили нам машины. Наша, дополнительная охрана делегации, выстроила свои уазики по бокам, а мы с Чугуновым заняли места в джипе вместе с Зингельшманом. Семен с Денисом пристроились в уже известной вам бронированной «Ниве» (ее уже вернули в гараж после нашей поездки).

Наша кавалерия тронулась.

Согласно договору, мы должны были сопровождать их до окрестностей реактора. Так как все проходило на высшем уровне, ни о каких дырах в заборах не могло быть и речи, и мы отправились на заставу, куда уже было отправлено распоряжение с «самого, самого верха». Придирчивые военные проследили, чтобы каждый надел защитный костюм, после чего вывели из гаража приганную специально для этого события шести колесную платформу, на которую был установлен мощнейший агрегат, определяющий большинство аномалий на расстоянии до четырех километров. По все тому же приказу «свыше» к нам приставили еще человек двадцать охраны со стороны военных. Таким образом, к реактору начала двигаться пятидесятиметровая колонна. Я лично не одобрял весь этот балаган, но вступать в споры с правительством не собирался. И, нисколько не удивился, когда в полуразрушенном городке, сквозь который мы проезжали, нас тепло встретили. Этим должно было кончиться.

Слева и справа плотно стояли дома. Улица была узкой, не более десяти метров в ширину. Наша колонна почти проехала ее и уже приближалась к площади, как вдруг, один за другим, раздались два взрыва — спереди и сзади. Две девятиэтажки обрушились на мостовую, полностью отрезав нам пути к отступлению. А из подъезда дальнего от нас дома вышел Святогор. Он был таким, как и в прошлый раз — невысоким, ничем не примечательным. Один из снайперов-военных не выдержал и пустил ему пулю в лоб. Богатырь упал, но тут же снова встал. Кровотечение мгновенно прекратилось. Вытекшая кровь впиталась в тело. Святогор подошел к колесной платформе и одним движением оторвал левой переднее колесо. Тогда все, кто был вооружен, повыскакивали из машин, заняли позиции у подъездов, в канавах, и открыли огонь. Богатырь, не ощущая свинцового дождя, вытащил из кабины управления платформой пилота и напитался его энергией, став на полметра выше и шире. Он шутя выломал двери одного из джипов, и еще два несчастных стали его жертвами. Святогор уже было развернулся в сторону основной массы людей, сгрудившихся во дворе дома, как вдруг откуда-то сверху донесся громкий крик:

— Стой!

Все начали искать глазами источник звука. Взгляды остановились на верхушке развалин взорванного дома. Там, на груде панелей, на фоне голубого неба, виднелся силуэт Черного Сталкера с серебряной глефой в руках. Черный Сталкер в два прыжка достиг подножия горы хлама, и они встали лицом к лицу. Черный Сталкер и Святогор под три метра ростом. Но стояли они так не больше секунды.

Я не буду описывать их бой, потому что сам мало что разглядел. Только помню — Святогор брал силой, а Черный Сталкер — ловкостью и подвижностью. Он всегда умудрялся уходить с траектории удара, а его глефа вообще носилась как молния нанося страшные удары в самые разные участки тела богатыря. Но Святогор все еще стоял, и не думал сдаваться.

А из дальних домов начала валить всякая гадость — слепые Гончие, сотни Зомби, саблезубые кабаны и длинные кольчатые черви. Отдельно от них, в метре над землей, плыли восемь прозрачных студенистых шаров. Преобразованные враги круссантов!

— Рассредоточиться! — закричал Чугунов. Что же. В данной ситуации это было бы наилучшим решением. Толпа вооруженных людей с ними не справиться. Другое дело — рой. Когда жалит каждый угол, когда толпа разбита на маленькие мобильные группы.

Мы разбежались. Европолитики забежали в магазинчик с разбитыми витринами и встретили бросившихся туда Гончих слаженными очередями. Надо же!

Наша четверка собралась было отстаивать подступы к Дому Культуры, но Семен вдруг замер и показал рукой на трехэтажное здание гостиницы:

— Северный — там. Я его чувствую.

И мы бросились через всю улицу, давя ботинками остолбеневших от такой наглости крыс. Действительно — вход в гостиницу охраняли два десятка вооруженных наемников. Чугунов бросил гранату, а я расстрелял в упор тех, кто поднялся после взрывной волны. Семен и Денис прикрывали нас сзади и укокошили не один десяток саблезубых кабанов.

В фойе было тихо, но мы не купились на обманчивую безмятежность. И правильно — навстречу нам выступили два контроллера с целым взводом солдат в подчинении. Я почувствовал в своей голове ковыряние контроллера, но сумел сдержать его, а Семен, как я понял, вообще дал такой метальный отпор, что второй контроллер упал на мраморный пол без чувств.

Патроны тратить не пришлось, мы порубили зомбей штык-ножами. Через пять минут вы вбежали на второй этаж.

Там нас ждали. Но, что интересно — там был только один человек. Аркадий Северный.

Он сидел за столом и курил гаванскую сигару. услышав наши шаги, он отвлекся от созерцания полномасштабной резни за окном и повернулся к нам.

— А, вот и вы. Я же предупреждал Альянс, что «фи» по отношению ко мне может плохо кончиться.

— Альянс — это Европарламент? — поинтересовался я, не убирая палец с курка. Северный захохотал.

— Нет, конечно же, нет! Альянс — сообщество настоящих правителей государств, эдаких серых кардиналов. Многие из тех, что приехал с комиссией — заместители, вице-президенты — это они и есть. Кстати, оружие можете выкинуть, оно вам не поможет — вокруг меня действует искривленное магнитное поле, и до меня ничто не долетит — ни пули, ни осколки гранат. Сложите оружие.

Денис бросил автомат.

— Не надо… — начал было я, но Денис, не слушая меня, спокойно подошел к ухмыляющемуся Северному и заехал кулаком ему в рожу. Длинные черные волосы Аркадия Сигизмудровича рассыпались в лохматую шевелюру?

— Что? Как ты… — прохрипел он, пытаясь защититься, но Денис Добавил ему вторично:

— Научился обходить магнитные поля у круссантов. Говори, откуда столько монстров?

— Ничего я вам не… ахрр!!!… только не нос! Дочка Персикова!

— Что дочка Персикова?

— Она может управлять существами Зоны на расстоянии.

— Дальше!

— Персиков верил, что они со временем наладят с ними контакт, но… не надо!!! Это все Скабичевский, это его идея! Он ввел ее в гипноз и диктует ей свою волю. Через нее он велел монстрам со всей Зоны идти сюда. Откликнулось около двадцати тысяч… вам не выдержать…

— Где сейчас Скабичевский?

— Далеко!!!

— Он врет, — подал голос Семен.

— Я… аааааа! Не надо! Да, они здесь, на третьем этаже!

Денис отправил Северного в нокдаун.

Скабичевский был в номере триста одиннадцатом. Он сидел в кресле, скрестив руки и нацепив на нос что-то, напоминающее очки с очень толстыми синими стеклами. Рядом, на широком дииване, лежала девушка лет двадцати, одетая в черный брючный костюм. На нее была направлен раструб какого-то прибора.

Денис с двух выстрелов разнес прибор, вырубил Скабичевского, и бросился к девушке. Чугунов схватился за голову.

— Что ты наделал, дубина! Ее может разбудить только гипнотизировавший!

— А то я, истинный лонд пятого игарра, не знаю, что делаю! — воскликнул Денис и поцеловал спящую. Девушка открыла глаза.

— Кто ты? — спросила она.

— Я тебе скажу, но сначала вели всем монстрам убраться отсюда.

— Ну ладно, — она кокетливо зевнула и что-то зашептала. Я выглянул в окно. Монстры перли обратно, непостижимым образом минуя развалины. Зато Святогор возвышался над всеми, достигая метров шести в высоту. Лицо его было на уровне окон третьего этажа, и он заметил нас. Рука его потянулась к окну, но остановилась на полпути — Черный Сталкер подпрыгнул на несколько метров и пронзил глефой руку богатыря. Насквозь. И тут Святогору удалось схватить Черного Сталкера. Богатырь швырнул его на землю и придавил ногой. По его мускулам побежали волны удовлетворения.

Зона затряслась, и под Святогором разверзлась земля. Огромное тело с чмоканьем погрузилось в землю, и пласты сошлись снова. Да… не выдержала земля Святогора-богатыря. Я обошел целующихся Дениса и дочку профессора, прошел мимо Семена, с интересом изучающего очки Скабичевского, мимо Чугунова, вяжущего Скабичевскому руки, мимо бредящего Северного, вышел из гостиницы, мимо военных, запевающих победную песню, мимо делегатов Европарламента. Все было кончено. Так быстро и так нелепо.

Но многое осталось неясным — что именно стряслось с Святогором, существовал ли мир круссантов на самом деле, и какие тайны скрывали книги, найденные на антресолях? Десятки, сотни неразрешенных вопросов. Я чувствовал себя персонажем компьютерной игры, который прошел ее на едином дыхании, марафонским забегом. Но, может, еще не поздно начать все сначала? Если я — всего лишь персонаж, чего стоит игроку нажать «New Game» и начать все сначала? Хотя бы в компьютерных играх мы, люди, обладаем такой привилегией…

Категория: Юрий Мясников - Путь Черного Сталкера | Дата: 14, Июль 2009 | Просмотров: 750