Глава III. Люди «Долга»

Короткая цепочка сталкеров медленно продвигалась вперёд через холодную болотную жижу. Уставшие после тяжкого боя и по колена в жидкости, долговцы шли молча, как и их новый командир Змей. Сейчас он был «ушами» и «глазами» группы, на то, что клановцы хорошо ориентируются в болотах, охотник не рассчитывал. Позади еще были слышны звуки боя, донося до отступавших хлопки выстрелов и голоса людей. Крошин хотел как можно быстрее выбраться из холодной и опасной болотной воды, но все равно не спешил. Ближайший островок суши был еще далеко, а силы долговцев убывали с каждой минутой, охотник заметил это по тяжёлым вздохам и замедлению ходьбы клановцев. Взгляд Змея прошёлся по горизонту и упал на водное полотно. Темная вода, колтыхаясь, отразила облик сталкера, и тот остановился. Крошин одной рукой снял шлем и всмотрелся в своё отражение, которое довольно редко видел. Как же он постарел за годы в Зоне. Водная гладь четко передала всё черты. Русые волосы были коротко обстрижены и густо посидели на висках, широкие скулы укрылись щетиной, на лбу выступали морщины, зеленые глаза так и остались выразительными, а вот уставшие веки немного опустились, прикрывая зрачки. Но отличительной чертой был затянувшийся шрам, что опускался от виска и до уровня подбородка на левой лицевой стороне. Шрам, волнисто оставленный когтём кровососа, с каждым годом всё больше погружал Змея в ностальгию за прошлой жизнью. Подул холодный ветер, и водная гладь покрылась маленькими волнами, стерев облик сталкера. Крошин снова вгляделся вдаль и, сделав глубокий вдох, а затем выдох свежего воздуха, что принёс ветер, решительно шагнул вперёд.
Спустя минут десять ходьбы в воде охотник, наконец, вывел долговцев на сухой берег.
— Привал и вколите себе антирады, — сообщил Змей и уселся на траву, прислонившись спиной к деревянной лодке и, вытянув шприц из кармана на рукаве, вколол себе в плечо. Долговцы выбрались на берег и, немного отряхнувшись от воды, также не отказались присесть, а затем и выполнили совет Змея. Минуту все переводили дыхание и молчали, но тишину нарушил клановец в годах с седоватой бородой:
— Леон, дежурство за тобой, — обратился тот к долговцу с винтовкой Драгунова.
— Есть! — сталкер вскочил и занял позицию у какого-то пенька, осматривая окрестности в оптику снайперки.
— Ну, Змей, спасибо тебе, конечно за помощь… уж в который раз «Долг» выручаешь, — Долговец сделал короткую паузу и продолжил, — Я Седой, это, — сталкер указал рукой на рядом сидящего напарника с густыми чёрными волосами, но явно не молодого. — Шмель, вот этого здоровяка с «Грозой» Крюком называют, а парень с винтовкой, как ты уже понял Леон.
— Понятно… что это за фанатики там, на хуторе вылезли? — заинтересовался Крошин.
— Это сейчас напасть для всей Зоны, «всеобщая беда». Прозвали их «Воителями», появились недавно, загнали «монолитовцев» аж за Припять и засели на Радаре. Анархисты их сдерживали, так те обошли склады и в долину припёрлись. Бандюков в Зоне теперь нет, ни в Долине, ни на Свалке — всех убили. Короче дела туги у всех. Под их контролем Радар, Долина, Свалка, Агропром и часть Припяти. Одиночек зажали на Кордоне, на нас надвигают со Свалки, «свободовцев» теснят по всем фронтам. Все гадали, думали чего им надо. В бою они кричат, что хотят Зону захватить, но был один одиночка в баре да высказался, и все ним согласились. Выходит так, что «воители» эти к лабораториям лезут. Все известные захватили, а вот на Янтарь прорваться не могут. Там в лагере ученых наши квады расположены, а с другой стороны наёмники. Вот такая вот неприятная история. — закончив с рассказом, Седой отпил энергетика из банки.
— Ндааа, — протянул Крошин.
— Так ты представь! «Долг» и «Свобода» в временном перемирии! — подал голос тот, кого Седой назвал Шмелём.
— Просто слов нет, парни. Ну а что же вы на Болотах забыли? —
— Мы подходы к Кордону охранять должны были, даже БТР вон в ход привели! Так нас эти фанатики зажали в самую глубь! А теперь транспортёра нет, Нестера и его квада тоже нет, а вдобавок психи на Кордон с запада зашли и одиночкам наверно теперь совсем каюк. Что делать? Как быть? Черт его знает! — расстроено рявкнул Седой.
— Ну, а Кордон им зачем, там же нет лабораторий? — снова спросил Змей.
— Психи они и есть психи! Подходы к Зоне контролировать хотят. — Издали сказал Леон, следящий не только за окрестностями, но и за разговором.
— Не отвлекайся, Леон! — басом скомандовал Седой. Он, очевидно, был главой квада.
— Ну и куда вы теперь?
— Нам бы, охотник, из болота выбраться к базе, сообщить и провале задания, а болот то мы не знаем вовсе, не бывали здесь! — также огорченно проговорил Седой.
— Я могу вас довести до железной дороги, но дальше сами. Как бы я «Долг» не уважал, дальше болот выйти пока не могу, — отчеканил Крошин.
— Да ты не представляешь, насколько мы уважаем тебя самого! Ну почему же ты не хочешь к нам примкнуть! Дослужил бы уже до зам. лидера! Ну и на том спасибо, мы дальше сами прорвёмся, — лицо Седого расплылось в широкой улыбке, но Крошин заметил и недовольную мину Крюка, что был явно не радостен такому повороту событий. Змей повернул взор и посмотрел на долговца, с его лица можно было легко прочитать фразу «Что это какой-то выскочка отрядом „Долга“ командовать будет! Сами управимся!». Поэтому Крошин и не хотел вступать в Долг, на пять хороших людей там всегда найдется десять самоуверенных и эгоистичных, молодых и пустоголовых, совсем не понимающих истины Зоны. Змей, конечно, не хотел влезать в эту «войну кланов», но, похоже, она коснется каждого. Сталкер решил всё-таки помочь долговцам выбраться из топей, красная точка маячка всё так же мигала, указывая на север болот и пути клановцев и охотника пока сходились. А если попадутся бандиты или эти «Воители» отбиться впятером будет легче, чем одному, а тем более Змей крайне не любил вступать в бой с людьми, он вообще не очень любил общество людей. А теперь еще надо было спешить, и так много времени и сил ушло на сражение около хутора.
— Тогда выступаем, немедленно, — сказал Крошин, поднимаясь на ноги. Все беспрекословно подчинились, сейчас Змей был главным, потому что так решил Седой, и спорить с этим никому не хотелось. По крайней мере, вслух. Когда все уже были готовы, Крошин быстро зашагал по рыхлой почве к деревянному мостику, ведущему на другой клочок земли.

* * *

Впереди уже была видна полоса деревьев у железнодорожной насыпи, но идти оставалось еще достаточно долго. Спутники шли молча и оборачивались на каждый подозрительный звук. Невооруженным взглядом было видно, что долговцы не любили и побаивались, печально известных в кругу сталкеров, болот. Вторым после Змея шагал на перевес с «калашом» Седой, наверно, сталкер не доверял другому оружию и предпочитал то, к чему давно привык. Затем шёл Леон и Шмель. Замыкающим был Крюк. Крошин не оборачивался, но чувствовал холодный взгляд долговца. Это ему совсем не нравилось, но отказывать в просьбе было нельзя. На болотах было необычайно тихо для Зоны, никто не выл, не стрелял. Небо затянулось густыми тучами и предвещало хороший дождь к вечеру. Ничто не нарушало покоя болот. А вот покой сталкеров поубавился, как только у впереди идущего Змея, затрещал дозиметр, а затем и датчик аномалий. Крошин выставил руку в сторону, приказав остановится, затем сделал пару шагов назад и кинул болт вперёд метра на два. Болт описал короткую дугу, но вдруг резко отклонился вправо и упал на землю раскалённой железкой. Мгновенно же послышал хлопок и тысячи нитей серебристой молнии расползлись в пространстве, где поселилась аномалия.
— Электра…, -протянул Змей и посмотрел по бокам.
— Обойдём, — предложил Леон.
— Можно, но сложно, — Крошин кинул сразу два болта и вместе с разрядкой Электры, хлопнул Трамплин, — срослась, видишь? — сказал охотник и с досадой плюнул в сторону. Обойти действительно, не получалось. Мало того, что Электра расположилась по всей ширине островка так она еще и срослась с Трамплином, что отрицал возможность проскочить во время разрядки. Назад возвращаться Змею совсем не хотелось, пришлось бы делать большой крюк. В воду лезть, категорически, было запрещено — уровень загрязнения тут был высочайший. Крошин задумался, как обойти препятствие. Но чтобы лишний раз не ломать голову с итого не привлекательными для него аномалиями, сталкер повернулся к группе и улыбающиеся проговорил:
— Ну, какие есть предложения?
— Ты проводник, тебе решать, — рявкнул Крюк в ответ.
— Я охотник, а не искатель, — отчеканил Змей.
— Ну, ка, разрешите, — Шмель вышел вперёд к аномалии и, кинув пару тройку болтов, снова повернулся к отряду, — ну что, будем прыгать?
— Прыгать, так прыгать! Итак, товарищи карлсоны, заводи мотороллер! — улыбаясь к Шмелю сказал Крошин, он всегда шутил когда нервничал, так легче жить.
— Нуу нееет, — протянул с такой же широкой улыбкой Шмель, — может лучше используем теорию крепкого дружеского пендаля?
— Вы психи оба, — снова пробурчал Крюк.
— Молчи раз ничего предложить не можешь! — грозным командирским голосом отрезал Седой высказывание замыкающего.
— Может, всё-таки обойдем? — всё так же неуверенно предложил Леон. Паренёк явно боялся расправы над ним пары аномалий, да и кто из них не боялся — все боялись, кроме Седого. Змей не заметил в нём ни капельки волнения или тревоги, может — сталкер держал всё в себе, а может — ему была безразлична собственная жизнь. Кого только в Зону не заносит.
— Пока будем обходить, сюда уже доберутся фанатики, — более спокойным голосом высказал Седой.
— У них там проблемка заладилась, бой продолжается с другого фронта, но возможно уже давно закончился и «воители» рыскают по болотам в наших поисках, — Змей замолчал и прислушался, хлопки уже не доносились совсем, — нужно поторопиться!
В спешке сталкеры подтащили ближе к аномалии металлическую лодку, перевернув её ржавым дном вверх.
— Кто первый? — волнение так и не покинуло молодого Леона.
— Я, пойду, — более спокойным тоном протянул Шмель.
Долговец повернулся и немного отошёл, чтобы набрать разгон перед прыжком. Змей стоял сбоку и едва заметил, как рука прочертила в воздухе православный крест. «Убивать и верить в Бога? Это ведь так противоречиво! Но с другой стороны Зона место, где нет странного. А когда я последний раз крестился?! Кажется, еще в прошлой жизни, в церкви. Я ставил свечку матери, перед уходом в Зону. Нет не вспоминай! Забудь!.. забудь… никогда не вспоминай, не трави себя С… не трави себя Змей, не трави» — мысли исчезли и Крошин проследил глазами за быстрым и аккуратным прыжком Шмеля. Кто кинул болт для разрядки «Электры», сталкер так и не увидел. Оказавшись на той стороне, Шмель улыбнулся и дал пару советов Леону, чья очередь выпала на сей раз. Молодой долговец нервно снял рюкзак и, отдав его на хранение Крюку, разбежался и совершил прыжок, через секунду после попадания болта Седого в аномалию. Никогда еще в жизни не испытывал Леон такого страха, как сейчас, никогда еще в жизни он так не волновался и преодолев препятствие тихо присел на жёлтую траву, прислонил руки к лицу и молча смотрел в землю. Эмоциональное напряжение у парня достигло пика, а теперь медленно увядало. Следующим был Змей. Он перекинул на ту сторону оружие и рюкзак, а после и сам перепрыгнул, но приземлился довольно близко к грани аномалий и чуть не потерял равновесие. Но вовремя совершил резкий выпад вперёд и лишился опасности. Змей закинул рюкзак за спину, поднял дробовик и взглянул на уже поднявшегося Леона.
— Ты в порядке?
— Да мне уже лучше. Крюк перекинь снарягу! — теперь руки долговца уже не трусились и ловко приняли летящие предметы. Змей перевёл взгляд на Седого и зорким взглядом заметил движение в кустах за долговцем.
— Седой в сторону!
Крик Змея даже немного приглушил, рядом стоящего, Шмеля. Затем охотник резко кувыркнулся в сторону и стал поливать свинцом заросли кустарника. Седой уже успел вывернутся и достать из-за плеча «ака», выпустив пол рожка в лоб мутированного кабана, за которым мчался еще не один такой. Кустарник буквально разлетелся на кусочки под напором чуть ли не десятка мутантов. Крюк не задерживаясь, перескочил аномалию, глухим звуком стукнувшись о землю, поднялся и принялся вести огонь из «Грозы».
— Леон! Помоги огнём! — крикнул Шмель, не отрываясь от стрельбы.
Парень быстро выхватил винтовку и точными единичными выстрелами угощал мутантов.
Плотным шквалом огня сталкерам удалось уложить еще тройку зверья, остальные же прижимали Седого всё ближе к аномалии. Один из этого семейства отскочил в сторону и, обогнув Седого, помчался на остальных. «Перепрыгнувшие» одновременно отступили на три шага назад. Тресканула «Электра» и сразу же хлопнул «Трамплин», разбрызгав в радиусе пяти метров тёмное месиво из плоти, крови и внутренностей мутанта. Змей не успел прикрыть лицо рукой, и щиток шлема забрызгало черной кровью. Сталкер мгновенно снял его, прицепил к рюкзаку и снова продолжил вести огонь. Седой двигался подобно кошке. Такая ловкость для человека в годах даже немного удивила Крошина, и создавалось впечатление, что Седой вовсе не человек, а какая ни будь химера. Он ловко маневрировал и уклонялся от острых кабаньих клыков. Затем, совершив очередной выпад, плюнул автоматом в черепушку кабана и, разогнавшись, с лёгкостью преодолёл аномальное препятствие.
— Цел? — взволнованно поинтересовался Шмель.
— Да вроде как, цел.
— Вот и славно, вот и хоро… — радостно проговаривал Леон, пристреливая последнего мутанта дозой свинца в череп, как его оборвал Змей.
— Совсем не славно! Совсем нехорошо! — смутно произнёс он. — Кабанов спугнули выстрелы или большое количество людей, а это значит…
— Что они уже близко, — продолжил идею Крюк.
— Верно, но мы должны уже быть далеко, а мы еще здесь! Сваливаем! Быстро! — скомандовал Крошин и трусцой устремился по болотистому берегу, за ним двинули долговцы, Крюк при этом что-то злобно ворчал себе под нос.
Наспех кидая болты вперёд, Крошин вёл отряд по коридору, стенами которого был густой камыш. Впереди был виден искривленный силуэт засохшего, тонкого деревца. «Еще немного и дорога!» — радовался сталкер. Вот уже стена камыша стала постепенно смениваться на зеленоватые кустарники, а впереди из серости тумана, утончённо выглядывали могучие образы тополей. Позади было слышно тяжёлое дыхание клановцев и чваканье подошв.
Шмель дышал носом, как учил его умерший дед, и более-менее сохранял темп. Черные волосы подскакивали в такт бегу. Сталкер поднял руку и провёл ею по ним, затем опустил и заметил в ладони несколько опавших волос. «Старею», — подумалось сталкеру. От этой мысли ему стало не по себе. Пришли опасения, что истратит всю молодость и здоровье на Зону и погибнет здесь, что никогда больше не увидит мать, жену, сына. Зачем он только полез в Зону. Уже и не помнит! Денег хотел? Может быть… Мечты затерялись в глубинах сознания, оставляя его один на один с реальностью. С реальностью, что была суровой, неприятной и даже страшной. С реальностью, что перечеркивала черной полосой маркера всю жизнь, не оставляя ни одной белой полоски на листе жизни, судьбы. А сейчас реальность преподавала очередное испытание и не факт, что Шмель сдаст его.
— Поторапливайтесь! — обернулся Змей и сказал отряду, а когда повернул голову обратно заметил новые неприятные обстоятельства или «подарки» Зоны, уже было неважно, потому что на тропинке появилась свирепая фигура псевдопса.
Зверь, доверяясь своим инстинктам, атаковал в прыжке. В ту же секунду Шмель заметил угловым зрением, высунувшиеся из кустарника противные, обезображенные морды, слепых псов. Сталкеры тут же открыли огонь. Кто из «Грозы», кто из «калаша». Седой поливал огнём двоих, подступивших сзади. Крюк вбежал в кустарник, и оттуда послышались громыхающие звуки выстрелов и визг псов. Леон резко выхватил пистолет, обычный «Макар», и выпустил три дозы свинца в одного из псов, отличавшегося белым цветом шкуры. Пули прошили пасть и, чавкнув, вошли в грудь мутанта, тот, визжа, повалился на бок. Леон прижался спиной к Шмелю, взялся за пистолет обеими руками, выставил руки вперёд и нажимал на курок, каждый раз, когда видел уродливую, мутировавшую собаку. Хлопки выстрелов глушили голоса сталкеров, но в этой канонаде неслышно было лишь выстрелов дробовика Змея. Он висел у Крошина за спиной, а в руках крутился окровавленный клинок, одной комбинацией лишая жизни нескольких мутантов. Крошин был непревзойден со своим холодным оружием, что было длиннее обычного ножа, и прекрасно управлялся им. Туша псевдопса бездвижно слегла на траве и как только это учуяли псы, своим телепатическим зрением или что там у них, скрылись так же незаметно, как и появились, правда, на этот раз жалобно визжа. Звуки выстрелов затихли. Из кустарника вышел Крюк и оглядел всех спокойным взглядом, но как только повернулся к Седому на его лице появилась картина удивления.
— Седой… друг… держись, — долговец метнулся к сталкеру, тот сжимал кровоточащую рану на ноге, приклонившись к стволу деревца. Остальные тоже сразу подбежали. Крошин кинул в руки Крюку шприц с мощным обезболивающим и, посмотрев в глаза долговцу, сказал:
— Держи, сталкер это куда лучше аптечного.
Крюк посмотрел на охотника одобряющим и тёплым взглядом и удовлетворённо кивнул, а Змей, слегка улыбнувшись, отошёл в сторону, достал из-за спины «ака» и приступил к осмотру поля боя. Тем времен Крюк уже заканчивал перевязку. Рана была не опасной, но глубокой и кровоточащей. К тому же была опасность заражения. Да, по меркам Зоны это было не опасно. Леон молча стоял над Седым и следил за процессом. Шмель дал отпить воды раненому из фляги и волнующе спросил:
— Как же ты так, Седой. А если бы за горло ухватил!
— А что я мог сделать, он сзади налетел и угрыз зверски, я его прикладом еле отбил!
— Странно, я не видел, чтоб к тебе сзади подбегал кто-то! Если б я видел, я б пристрелил его! Клянусь, Седой! — сталкер искренне произносил эти слова так, как чувствовал вину, что не защитил фланг и пострадал человек, что вырастил его в зоне, — Леон, ты ведь смотрел в ту сторону! Неужели никого не видел?
— Да нет, не видел, — безразлично ответил паренёк.
— В Зоне странного нет, Шмель, ты и сам знаешь, — после этих слов Седой поднялся на ноги и слегка хромая подошёл к Змею, — ты ведешь нас дальше?
— Да. Идём.
Колона снова выстроилась. На этот раз за Седым шёл Шмель. Уже через несколько минут ходьбы впереди была отчётливо видна серая асфальтированная полоса, по краю которой росли мощные тополи, возвышаясь над болотной равниной и устремляясь в серое небо.

Категория: Виталий Деревяченко - Серебряная полночь | Дата: 17, Октябрь 2009 | Просмотров: 732