Книга Константа связи — Глава двадцатая

Жила принцесса молодая,

Давным-давно, сто лет назад.

В каком краю? И сам не знаю.

Жила принцесса молодая —

Однажды чародейка злая

Принцессу превратила в клад.

Жила принцесса молодая,

Давным-давно, сто лет назад.

 

Колдунья в землю клад зарыла —

Такие были времена.

Да, в клад принцессу превратила

И в землю этот клад зарыла,

Там так уныло, так постыло —

А на земле цветет весна!

Колдунья в землю клад зарыла —

Такие были времена.

 

Сто лет его ждала принцесса

И услыхала звук шагов:

Смельчак, явился он из леса,

Сто лет его ждала принцесса —

Был храбр, но не богат повеса,

Он клад забрал и был таков.

Сто лет его ждала принцесса

И услыхала звук шагов.

 

Была невидимой бедняжка —

Ее он бросил в кошелек.

Ах, до чего ей было тяжко!

Была невидимой бедняжка.

Убил повесу побродяжка,

Взял кошелек — и наутек.

И горько плакала бедняжка —

Ее он бросил в кошелек.

 

Стал кошелек ей как могила,

А крикнуть не хватало сил.

Вослед им только буря выла:

Стал кошелек ей как могила,

Но некто видел все, что было,

Догнал убийцу — и убил.

Стал кошелек ей как могила,

А крикнуть не хватало сил.

 

Ее спаситель был поэтом.

Вскричал: «Дороже клада нет!

Он греет душу, но при этом

(Хоть был он бедным, но поэтом)

Любовью лучше быть согретым…»

Тут дева и явись на свет —

Ее спаситель был поэтом,

Вскричал: «Дороже клада нет!»

 

Гийом Аполлинер

 

Бесконечными линиями уходили вдаль стеллажи таинственного склада. В высоту стеллажи достигали около пятнадцати метров. Повсюду — и на каждом уровне стеллажей, и даже на полу — стояли ящики. Судя по невеселой расцветке, содержимое ящиков было армейского назначения.

— Ну что, у нас, как мне кажется, есть возможность компенсировать потерю оружия, — с довольным видом произнес Вадим, глядя на тысячи, а может, и сотни тысяч ящиков.

— А если тут, к примеру, только макароны? Или, скажем, портянки? — Шип сохранял разумный пессимизм. — Или станки с числовым управлением? Программным.

— Это вряд ли. По крайней мере в самом первом ящике — боевые мины. Видишь, написано: «ТМ-46». Четыре штуки. Типичный ящик с боевыми противотанковыми минами.

Вадим подошел поближе к стеллажу и попробовал дотянуться до крышки ящика с минами. Когда это не получилось, потому что стеллаж был достаточно высоким, он похлопал по боковине ящика, убеждаясь, что тот полон.

— Надеюсь, конечно, что на этом складе не только мины, — продолжил Малахов. — Хотя они тоже пригодятся. Вот, например, если мы будем стоять против танкового корпуса, эти мины нам могут пригодиться. Очень полезно поставить их у танков на пути. Жаль, мы раньше не нашли. Только надо стремянку найти, что ли. Иначе нам вдоль этих ящиков лазить до скончания века.

— Ну, если и найдем? Как ты ящик спустишь? А вдруг здесь только мины? — Сталкер был недоволен. Видимо, тем, что все это сокровище не унесешь домой. И, наверное, втайне он надеялся, что все-таки тут не только мины, и боялся спугнуть такое счастье.

— Давай сначала поищем. — Вадим направился вдоль стеллажей.

Нескончаемой чередой шли ящики со снарядами, стрелковым оружием, громадные кубы с частями артиллерийского вооружения, гранатометами, патронами, ПЗРК, опять патронами, личным оружием…

— Стоп! — Вадим почувствовал, что проскочил что-то очень важное. — Вот что тут, по-твоему?

Он присел у длинного черного ящика, на котором было написано «Raytheon/Power wear Hulk @016».

— Ну, не знаю. Может, тут винтовки американские. Или еще что. Откуда мне знать? — раздраженно ответил Шип.

— Ну да, ты же в университетах не обучался. И языков не знаешь. «Райтеон» — это фирма, которая разные интересные примочки делала. К примеру, экзоскелеты для армии. Вот давай вытащим это наружу. Я хочу надеяться, что там именно то, что надо.

Ящик оказался достаточно тяжелый, но вдвоем они его после некоторой возни извлекли на свет. Крышка оказалась не прибитой, а на защелках. Вадим откинул ее и увидел, что в ящике действительно находится конструкция, которая вполне могла бы быть экзоскелетом. Сооружение было похоже на большую недоделанную куклу. К коробке защитного цвета крепилась металлическая силовая конструкция, напоминающая конечности человека. Галоши с прочной толстой подошвой, дальше суставчатые сочленения. На каждом из таких суставов по несколько моторов. Усилители рук оканчивались громадными перчатками с манипуляторами. Силовые элементы были опутаны сетью питающих проводов и датчиков. Конструкция крепилась к человеческому телу добрым десятком ремней, связывающих руки и ноги с элементами механизма. Со спины позвоночник поддерживала сложная многозвеньевая металлическая стойка, повторяющая естественные изгибы спины.

— Офигеть! Я видал несколько раз похожие штучки, но этот совсем не такой. — Шип с восторгом потрогал сервомотор на коленном суставе скелета. — Я думаю, эта штука стоит море денег.

— А что, у тебя не хватит расплатиться? — усмехнулся Малахов. — Мне кажется, что этот склад вряд ли имеет действительного хозяина. Ты хоть вообще представляешь, где он находится?

— Этот вопрос меня уже давно мучает. Как-то я не видел, чтобы снаружи этот ангар был таким большим, — ответил Юрий. — И еще вопрос — как мы этот экзоскелет используем? Аккумуляторы небось не заряжены.

— Отставить панику, — с улыбкой сказал Вадим. — Для начала поднимем эту хрень.

— Ох и тяжелый, зараза, — прокряхтел Шип, помогая Вадиму поднимать скелет. — Но ведь если я его опущу, он обязательно грохнется.

— Подожди немного.

Малахов внимательно осмотрел устройство и нашел на задней части, где на скелет был навешан большой блок управления, кнопку с красноречивой надписью «ON». Аппарат включили, и экзоскелет как будто ожил. Он расправил свои конечности и теперь стоял уверенно, не теряя равновесия.

— Вот видишь, аккумулятор заряжен! — удовлетворенно произнес Вадим. — Но все-таки надо найти, где здесь розетка.

Он, не раздумывая, нырнул под стеллаж и через несколько секунд появился, держа в руках электрический шнур.

— Я знал!

— Что знал? — не понял сталкер.

— Все элементарно, Ватсон! — голосом актера Ливанова сказал Вадим. — Ты посмотри, скелет пользованный, краска местами ободрана, значит, его явно использовали, и скорей всего на погрузочных работах на этом складе. Согласен?

— Логично, — кивнул сталкер.

— Значит, хранили его рядом с источником энергии. По-нашему — возле розетки!

Вадим осмотрел коробку на спине скелета и нашел там крышку, закрывающую небольшой дисплей и пульт управления. Там же был разъем, в который прекрасно вошел шнур. На дисплее появилась надпись: «Charging. Estimating time 10 minutes».

— Там, кстати, второй такой ящик есть, давай и его запустим.

— Слушай, если мы сможем эти скелеты унести, то бабок нам хватит очень надолго! — У Шипа от предвкушения заработка горели глаза. — Это мы хорошо зашли! Наконец я понимаю, что не зря с тобой пошел!

— Знаешь, что тебя погубит когда-нибудь? Ты корыстный! Не кажы, в общем, гоп. Давай лучше поищем, что тут еще есть.

Вадим пошел вдоль стеллажей дальше, в глубь ангара.

— О! Вот это то, что точно пригодится! Бинокли! — Вадим показал на ящик, стоящий на первом уровне стеллажа. — Шип, ты отмечай как-то, чтобы не забыть и достать потом, да?

— Бля, ну задолбал ты, — неожиданно взбеленился Шип. — Я тебе что, секретарша? Ты хоть что-нибудь в Зоне понимаешь, чтобы командовать?

— Прекратить бунт на корабле! — не очень серьезно сказал Малахов. — Выполнять команды. Вот ты лучше скажи, как отсюда уходить собрался?

— А что, пора, конечно, линять, хотя… — Шип сердито глянул на Вадима, но не стал спорить. — Только жизнь налаживаться стала…

— Ясно, идем дальше. Вот, вниманию господ интересантов, ПЗРК, очень удобные штучки для того, чтобы делать отверстия в чем-либо. Запомните, пожалуйста, уважаемый сталкер. Они нам пригодятся.

— Ну тебя в жопу! Кто кого по Зоне ведет? Ты хоть понимаешь, что такое Зона? Ты понимаешь дух Зоны? Ты понимаешь, что такое жить в Зоне и быть частью Зоны?

— Да куда мне, убогому? Это вы в Зоне все такие крутые, такие все и всюду понимающие. А не кажется ли тебе, уважаемый Кривошип, что ты в бирюльки с гусарами играешь? Не думал ты никогда, что Зона твоя — говно? Что это только собрание твоих собственных комплексов и твоих собственных детских страхов? Не думал ты, что на расстоянии десяти метров от Зоны о ней уже никто не помнит? — Вадим вдруг взбеленился не на шутку. — Ты понимаешь хоть, что все, что вокруг нас, — это геморрой планеты? В котором ковыряться — позорно? Сюда только фекальные массы мира сливаются. А ты, славный сталкер, роешься в них и ищешь что-то в надежде, что кто-то проглотил бриллиант. Ройся сто лет в дерьме, и ты найдешь «Кохинор»! А за двести — ты найдешь печатающую машинку, которая за тебя напишет венок сонетов.

— Венок сонетов я и сам напишу, — неожиданно возразил Шип.

— Говно твои стихи! — не останавливался Вадим.

— А ты читал? — не на шутку обиделся Шип.

— Не провоцируй меня на цитату. — В голосе Вадима послышалась усталость. — Давай искать дальше. Много вас тут, сообщающих, что в Зоне надо разбираться и прожить в ней сто лет. А копнешь глубже, выясняется, что мнение свое высказал сопляк, который дальше бара не выходил. Впрочем, к тебе это не имеет отношения. Хоть ты, конечно, и фрукт.

— Я обиделся, — сообщил Юрий.

— Тут только Бай имеет право обижаться. Его все ругают, а никто не видел. Это обидно.

— Да иди ты, — грубо ответил сталкер.

— Вот я и иду. Искать транспортные средства для того, чтобы свалить с этих копей царя Соломона. Следуй за мной.

Беглый осмотр первых пятисот метров ангара позволил составить список того, чего могло хватить на первое время, с пометками, на каком стеллаже и в каком ящике оно лежит.

В списки входило многое, в частности:

Гранатометы и боекомплекты «Базальт».

Гранатомет ДП-64.

Пулемет Ml34 Minigun с подвеской и несколько ящиков патронов к нему.

Несколько АК-74 и снаряженные рожки к нему в несчетном количестве.

Канистра из нержавеющей стали с пятьюдесятью литрами спирта-ректификата.

Ракетница СП-81 и ящик зарядов к ней.

Пятьдесят продовольственных пайков стандарта НАТО.

Пионерский барабан на подарок Циркулю.

Ящик со складными ножами фирмы «Спайдерко».

— Ну, что, я удовлетворен! — Вадим вернулся к заскучавшему Шипу. — Теперь надеваем скелеты и начинаем собираться?

— А что ты там, вдали, за рекой, искал? По-моему, нормальный человек и десятой части этих игрушек не потянет. Тебя жадность удушила? Давай возьмем не все? — Сталкеру на самом деле хотелось нагрести как можно больше.

— Я искал транспортное средство. Ты предлагаешь бросить барабан или спирт? — Тут Вадим сделал вид, что вычеркивает из списка позиции.

— По Зоне ездить нельзя. Иначе сразу попадешь в аномалию, — не очень уверенно сказал Шип, отбирая список у Вадима.

— Так говорят лохи, которые и кобылой управлять не могут! Прорвемся!

— Не надо гря… Нет, это опасно, — совсем упавшим голосом, изучая список, произнес сталкер.

— Ладно, не болтай, давай облачайся! — Вадим ткнул пальцем в экзоскелет.

Крепление скелета было не очень сложным. Ступни легко вошли в силовые галоши, с помощью обычных липучек были зафиксированы ноги и руки на силовых элементах. Позвоночник опирался на мягкий задний ложемент скелета. Система стабилизации работала отлично, и Вадим легко сделал первые шаги. Одно только расстраивало — на быстрые движения скелет не отзывался. Быстродействие было невысоким, и попытка поиграть в футбол лафетом зенитной пушки не увенчалась успехом. Даже ударить ногой было невозможно.

— Да, в таком не побегаешь.

Вадим смотрел, как Шип изучал новые ощущения.

— Ну и как тебе скелетик? — спросил Малахов. — Впечатляет?

— А смотри! — Шип неожиданно подошел к стеллажу, подвывая сервоприводами, и легко, взявшись руками скелета за верхнюю полку, поднялся на второй уровень стеллажа.

— Ловок! Раз ты уже там — спускай ящик! — Вадим поднял руки, для того чтобы принять груз.

Сталкер поднял заранее намеченный ящик и передал его Малахову так, словно это была коробка с тортом. Так же легко Вадим поставил его на землю. Работа пошла споро. Через полчаса Шип, перебираясь, как паук, со стеллажа на стеллаж, спустил на пол все необходимые контейнеры.

— Давай спускайся, пойдем покажу, что я нашел! — позвал Шипа Малахов из дальнего конца ангара.

Шип спустился со стеллажа, что оказалось гораздо сложнее, чем подняться на него. Он долго пытался найти способ, но упрямая техника отказывалась выполнять сложный пируэт, и в итоге Шип решил спрыгнуть. Оказалось, что это не самая лучшая идея. Экзоскелет не отработал такого быстрого движения. Шип с трудом поднялся, самое неприятное, что он не мог почесать ушибленный бок.

— Будь осторожней впредь, — заметил Вадим. — Пошли.

Категория: Сергей Слюсаренко - Константа связи | Дата: 9, Июль 2011 | Просмотров: 304