Книга Константа связи – Глава десятая

Броня крепка, и танки наши быстры

И наши люди мужества полны

В строю стоят советские танкисты —

Своей великой Родины сыны.

 

Гремя огнем, сверкая блеском стали

Пойдут машины в яростный поход,

Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин

И Ворошилов в бой нас поведет!

 

Заводов труд и труд колхозных пашен

Мы защитим, страну свою храня,

Ударной силой орудийных башен

И быстротой и натиском огня.

 

Пусть помнит враг, укрывшийся в засаде,

Мы начеку, мы за врагом следим.

Чужой земли мы не хотим ни пяди,

Но и своей вершка не отдадим.

 

А если к нам полезет враг матерый,

Он будет бит повсюду и везде!

На полный газ работают моторы

И по лесам, оврагам и воде.

 

Марш танкистов. 1939 г.

Музыка: Дм. и Дан. Покрасс

Слова: Б. Ласкин

— Я, наверное, тоже нашел то, что мне надо, — ответил Вадим. — Теперь нам на «Янтарь», так ведь?

— Э нет! — сразу возразил сталкер. — До «Янтаря» с голой… с голыми руками нам не дойти.

— Тебе «калаша» мало? — Вадим подобрал оружие мертвого Быка.

— Да нет. Туда без ночевки не дойти уже. Пошли домой, надо запас взять, да и с мужиками перетереть — что и как. Палм что-то молчит… А потом, патроны к ТОЗ-у кончились, куда без него в Зоне, ты что, совсем очумел?

— А что нам палм должен говорить? — удивился Малахов.

— Сразу видать, что ты в Зоне первый раз, — менторски изрек Шип. — Палм — это уши и глаза сталкера. Ну, не совсем, правда, уши. Это как бы уши дистанционные. Все, что случается в Зоне, приходит на палм. Я думаю, когда-нибудь и про меня напишут на всех наладонниках: «Погиб Шип». Это ведь красиво!

— А кто же эту сеть поддерживает? Ты хоть понимаешь, что наличие такой сети говорит о том, что в Зоне существует охрененный информационный комплекс! Это же просто фантастика, не то что ваши кровососы, собаки и кондукторы! — Вадима история с палмом очень заинтересовала.

— Всякое говорят, — протянул сталкер. — То ли сверхразум, то ли тайные хозяева Зоны. А нам-то что? Работает, да и ладно!

— Ясно. Мне тут как раз на базаре, еще за периметром, продали один. — Вадим остановился и выудил из кармана тот самый наладонник, с помощью которого он вошел в Зону. — Он тоже тут работать будет?

Шип с видом эксперта взял наладонник и стал внимательно изучать. Изучение заключалось в том, что он потыкал в экран пальцем, повертел гаджет и, не добившись ничего, вернул устройство назад.

— Странно, — сообщил сталкер. — Тут нет никаких данных о владельце. Палм не регеный. Странное дело… Ну, мы потом, вне Зоны, попробуем с ним что-то сделать. Пока он того…

Обратную дорогу Шип выбрал далеко не прямую. Закон не возвращаться тем же путем он соблюдал строго.

— Вот нам тот лесок обогнуть по срезу немножко, а потом через бурьяны, — объяснял по дороге сталкер. — К сумеркам поспеем.

— А что в этом леске? Не сидят случайно упыри с контролерами?

— Ну, как… Как повезет. Но, надеюсь, проскочим. У тебя ж патроны еще есть? — Шип был настроен оптимистично.

От промозглой сырости болели плечи и колени — влага пропитала всю одежду до самых последних складок. Дождь хлестал так, что казалось, эти холодные струи летят и с неба, и в небо, и слева, и справа, заливают глаза и затекают в рукава, и так было и будет всегда.

— Сколько еще? — Вадим терял терпение.

— Откуда я знаю сколько? Мы в Зоне. Когда придем, тогда и придем. А ты вообще лучше бы нормально укладывал рюкзак, чтобы не греметь, как кладбище столовых приборов, — зло ответил изнуренный Шип.

— Иди в жопу. — Вадим тоже был на пределе. Он попрыгал на месте, и его рюкзак не издал ни единого звука. — Я умею укладывать вещи.

— А что это гремит, как танк на… Ой. — Шип приложил ладонь ко рту, как будто пытался поймать нежеланное слово, готовое сорваться с губ.

Из-за редкого леса уже совершенно явно раздавался металлический лязг.

— Это что за звон? Мелиорация болот в разгаре? — спросил Малахов.

— Хрень какая-то. Чтобы в Зоне что-то ездило, надо очень много и старательно стараться, — с легкой дрожью в голосе ответил Шип.

— В смысле?

— Не может машина ездить по Зоне. Не может! Она сразу влетит в аномалию.

— А если за рулем человек с пониманием?

— Не… ай! Что это? — Шип махнул рукой, показывая куда-то за спину Малахова.

Вадим оглянулся. Ломая хрупкие деревца, на опушку выполз асфальтный каток. Никакого водителя, вернее, оператора в кабине этой машины не наблюдалось. Каток, тяжко перевалив через противопожарную полосу, выполз на непаханое поле, давя стоялые бурьяны.

— Это ты его так испугался? — сдерживая смех, спросил — Это же прямо смерть, какой страшный монстр!

— Тихо! — резко одернул его Шип. Вадим замолчал.

Железный лязг исходил совсем не от катка. Все сильнее и сильнее скрежет тяжелого металла наполнял пространство.

— По-моему, пора валить, — тихо сказал Шип.

— Почему? — спросил Вадим и сразу же понял бессмысленность своего вопроса.

Опрокидывая деревья, кроша покрытую прелой хвоей землю, из леса показалась армада транспортных средств. Рыча моторами, загребая влажный чернозем ковшами, впереди шли три экскаватора. Колеса с давно сгнившей резиной чудесным образом не погружались в грунт, а важно и неотвратимо несли машины вперед.

Вслед за экскаваторами на открытое пространство вылез целый выводок вертолетов. Были они потрепанные, с обломанными лопастями роторов, с выломанными люками и вырванными стеклами иллюминаторов. Но словно в страшной агонии вертолеты угрожающе вращали культями лопастей и плоскостями хвостовых винтов. Неведомая непонятная сила влекла их по земле.

За вертолетами показалась несметная орда пожарных машин. Выйдя из леса, они разорвали воздух воплями тревожных сигналов. Вадим не видел такого множества пожарных машин и такой истерики сирен со времен своей миссии «09.11.01». Пожарки сменили два старых и поломанных танка. Пушки были срезаны автогеном давным-давно. Только чудо спасло гусеницы от разрушения. Правда, у третьего танка была только одна гусеница. И, спасая своего товарища, два других поддерживали его бортами, чтобы он не стал елозить по кругу.

У этого железного марша был предводитель. Горбатый «запорожец», таща за собой на проводах зажигания выпавший из-за ветхости кузова мотор, следовал впереди всей ржавой армии. Время от времени он, каким-то образом ухитряясь оставаться самым быстрым транспортным средством всей армады, останавливался, нервно помигивая разбитыми фарами и попискивая слабым клаксоном. Желтые облупившиеся бока «запорожца» были видны отовсюду, и металлические собратья малыша, услышав его призыв, начинали двигаться чуть быстрее. Но как только главарь уходил в отрыв, машины опять притормаживали, экономя силы. Не выдержав такого неравномерного движения, желтый автомобиль вернулся в самый хвост колонны и, подгоняя, с размаху ударил бампером шагающий экскаватор. Потом «запорожец» вернулся на авангардную позицию.

— Вот же блин. У меня первая машина была «запорожец», — не к месту сказал ошарашенный Малахов.

Техника выползла на поле и застыла, возбужденно урча двигателями. Казалось, орда железных монстров ждала команды. Но вот, ухая и свистя паром, появился последний стальной исполин. К стае присоединился паровой шагающий экскаватор. Откуда он мог взяться в Зоне и тем более откуда он вообще мог взяться, знали только боги. Неуклюже выставляя свои лыжи-хожни, шагающий экскаватор вылез на открытое пространство и замер, нервно посвистывая струйкой пара.

Армада железных воинов ждала приказа, чтобы ринуться в бой. Шип и Вадим словно зачарованные смотрели на этот металлический шторм, не понимая, что происходит.

— У вас такое регулярно? — спросил Вадим.

— Не глупи, впервые вижу, — вполголоса ответил Шип.

— Они что ищут?

— Спроси что-то попроще, — прошипел сталкер. — Если я ни разу такое не видел, то откуда я знаю, что они ищут?

Машины словно только и ждали, чтобы люди голосами выдали себя. Опять взревели на максимальных оборотах моторы, и железная стая ринулась на людей. Уже никто из машин не соблюдал исходного порядка. Первыми, трубно крича, вперед вырвались пожарные машины, за ними экскаваторы. Инвалиды вроде танков и вертолетов, разбрасывая комья чернозема из-под гусениц и сломанных шасси, спешили, но не могли догнать более расторопные машины. А позади, сипя и присвистывая, неотвратимо, как закат, двигался шагающий экскаватор.

— Это что, жопа настала? — поинтересовался Вадим.

— Это, это… — не нашел слов Шип. — ВАЛИТЬ НАДО!!! — заорал он изо всех сил.

Малахов и сталкер, насколько позволяло разведанное пространство впереди, бросились бежать. Железо, словно учуяв дух погони, взревело во сто крат громче и двинулось за людьми. Хрустели от натуги оси, стучали пальцы поршней, выжимая всю мощь из изношенных двигателей. Металлическая орда охотилась на человека.

— Вон туда. — Шип показал на овраг, рассекающий луг, как военная траншея. — Они не перелезут!

— А мы, — сбивающимся от бега голосом спросил Вадим, — перелезем?

Шип только отмахнулся и прибавил ходу. Казалось, что запах горячего масла уже заполняет легкие, и от лязга железа по спине пробегали злые мурашки. Добежав до края оврага, Шип, не раздумывая, прыгнул вниз. Вадим последовал за ним и сразу пожалел. Овраг был достаточно глубокий и с крутыми краями. Сгруппировавшись перед встречей с мокрым песком, Вадим избежал тяжелых травм, но потом, несколько раз перекувыркнувшись, все-таки сильно ударился боком о какой-то шальной корень, торчавший из земли. А вот Шип словно и не падал. Он уже ловко карабкался по противоположной стороне оврага. Вадим последовал за Шипом, скользя подошвами по земле, по хлюпающему от воды песку, и все-таки выбрался из оврага вслед за Шипом. Тот к тому времени уже гордо возвышался на краю обрыва и глядел на приближающуюся железную стаю.

— А если бы там ловушка была? Ты подумал о том, что нас могло ждать в этой яме? — просил Вадим, пытаясь хоть как-то стряхнуть грязь с одежды.

— Так все равно погибать, — философски заметил Шип. — Пойдем отсюда, не хочу я смотреть, как они выть на той стороне будут.

Шип повернулся и зашагал по лугу к дальнему лесу, предварительно бросив гайку. Малахов, понимая, что сталкер прав, покорно пошел за ним.

— В ельнике Сидорович, надо будет поздороваться, — сообщил Шип, показав на деревья.

С этими словами он оглянулся и изменился в лице.

— Ой, мама…

Вадим тоже оглянулся и не поверил своим глазам. Возле оврага шла активная работа. Машины, словно понимая, что преодолеть препятствие им просто так не удастся, начали организованную операцию. Шагающий экскаватор подошел к самому краю оврага и аккуратно, слой за слоем, снимал грунт со склона, делая его пологим. Длинная стрела, метров в девяносто, позволила разрыть землю, не сходя с места. Закончив работу, экскаватор осторожно спустился вниз.

Вадим с Шипом как завороженные смотрели на работу машины. Шагающий экскаватор, забравшись в овраг, стал оттуда обрабатывать второй склон.

— По-моему, у нас осталось совсем немного времени, — произнес Вадим. — Они же не попрутся за нами за Зону?

— Не должны, — с сомнением ответил Юрий. — Надо хоть до Сидоровича добраться, он тут свой.

И они опять припустили по лугу, прокладывая путь к уже недалекому лесу. Тем временем машины дождались, когда экскаватор сделает подходящий спуск и подъем, и продолжили погоню.

Техника выползла из оврага и опять построилась в боевые порядки, только что-то Произошло с экскаватором, и он жалобно загудел, застряв прямо на рабочем месте. Привод одной из лыж не выдержал нагрузки, захрустели шестеренки, и сломанная конечность застыла. Никто из машин не вернулся, чтобы помочь попавшему в беду гиганту. Законы железных организмов оказались жестокими.

Высокий бурьян не давал Малахову и Шипу бежать достаточно быстро, размокшая трава цепляла за ноги, и двигаться становилось все трудней и трудней. Расстояние сокращалось, и Вадим уже стал прикидывать в уме возможные варианты развития событий. Но тут из леса, до которого оставалось метров сто, показался человек.

— О, Сидорович, — обрадовался совсем запыхавшийся сталкер.

Шип остановился, вставил в рот два пальца и свистнул так, что у Вадима зазвенело в ухе. Человек на опушке, кажется, увидел их. Он помахал рукой, полез в карман и достал оттуда какую-то черную коробочку. Потом опять призывно помахал рукой. Беглецы, собрав последние силы, ринулись к нему. Пот Малахову заливал глаза, а легкие, казалось, забились угольной пылью. Каждый шаг отдавался болью в колене, сказывалась старая травма. Но все-таки спасительная опушка приближалась. Сидорович пошел навстречу, впрочем, не очень быстро. Малахов и Шип поравнялись с ним, когда до толпы машин оставалось метров двадцать не более. Сидорович, пропустив людей за спину, поднял черную коробочку в правой руке и нажал на ней кнопку. В воздухе раздался высокий чмокающий звук, словно кто-то отключил автосигнализацию. Машины застыли как вкопанные, заглушив двигатели.

— Чего взбесились?! — заорал на машины Сидорович. — Мало я вам гаек пооткручивал? Вот сволочи! Точно, их кто-то науськал. Ведь никогда без спросу со свалки не выходили, а тут! — Сидорович был вне себя.

— Слушай, откуда тут шагающий экскаватор? — поинтересовался Шип, как только восстановилось дыхание. — Откуда в Зоне шагающий экскаватор? Тут что, карьеры или, там, не знаю что?

— Да сам пришел, говорят. Шел мимо и тормознул на кладбище техники. Ладно, пошли ко мне, передохнете. Сидорович, — представился он Малахову.

— Вадим.

Они обменялись рукопожатием.

— А вообще, что это за полтергейст? И как ты их успокоил?

— Да успокоить проще простого. Эта коробчонка, — Сидорович потряс той самой черной коробочкой, — издает звук, будто у машины сигналку включили и типа заблокировали мотор. А они же тупые, сразу в кому впадают. Привычка. Вот только не пойму, чего они вдруг на вас так вызверились. Нет. Точно, в Зоне кто-то новый шкодит.

Сидорович направился к своему дому, на ходу продолжая говорить:

— А вот, мужики, ходят слухи, что тут с техникой очень интересное место есть. Вроде как кусок шоссе, и на нем из ниоткуда появляется колонна транспорта, совсем странного, не нашего, и метров через сто исчезает. Вроде как в никуда уезжает. И говорят, что транспорт этот вроде как телепатией управляется. Не встречали?

— Нет, — отрицательно помотал головой Шип. — Не встречали, а я даже и не слыхал, а что?

— Да нет, говорят, — не согласился Сидорович, — просто, если бы мне одну такую машинку кто пригнал, ему бы уже всю жизнь не надо было горбатиться и по Зоне шастать. Есть покупатель один, из Эмиратов. Так что, точно не видели?

— Нет, — в один голос сказали Шип и Вадим, уставшие от бега по полю.

— Жаль, — вздохнул Сидорович. — Я бы хорошо заплатил. Так что вы подумайте, вдруг увидите, так сразу ко мне и гоните.

Жил Сидорович в добротной избушке, явно построенной уже после катастрофы. Аккуратные, пропитанные олифой бревна, стеклопакеты на окнах. От жилища веяло миром и достатком. Над трубой вился легкий ароматный дымок, в печи пекся хлеб.

— Ну, заходите, показывайте. — Сидорович открыл дверь, приглашая внутрь.

— Так мы это, без хабара вообще. У нас, типа, экскурсия, — объяснил Шип. — Мы так, поздороваться просто зашли. И уже пора, скоро темнеет, а дел до фига. Спасибо, что помог!

— Да не за что. — У Сидоровича моментально пропал к гостям интерес, и он с радостью попрощался. — Ну, если что, заходите. А к поселку вот тут через лесок по тропинке!

— А чего это ты так сразу решил уйти? — поинтересовался Вадим, после того как они удалились на порядочное расстояние от дома Сидоровича.

— Да он гостям рад, только если ему хабар принесли, а так… С ним лучше ухо востро держать. Угостит, покормит, а потом еще вычтет из хабара при продаже. Знаем мы таких, — ответил многоопытный Шип.

По узкой лесной тропинке пришлось идти гуськом. Пару раз сталкер предупреждал об опасности, один раз переждали, пока ветерок не прогнал бродячую «карусель». Хвойный лес, скорее островок леса, был темен, и что там, в глубине, — совершенно не просматривалось. Но когда Малахов и Шип пошли по тропинке, которая стелилась вдоль сосен, Вадиму показалось, что он увидел в темноте что-то странное.

— Это что тут у вас, диснейленд? — спросил он.

— Где?

— Да вон, в чаще!

И вправду, приглядевшись, можно было рассмотреть, что в лесу происходит активное движение. Когда глаза привыкли к сумраку, картина стала совсем ясной. В чаще развлекались зомби. Они собрались в хоровод и кружились медленно и неотвратимо вокруг нескольких елочек. Те, кому не хватило места в круге, построились в три ряда, как детский хор на утреннике, и гудели что-то диссонансное.

— Что это они? — спросил Вадим.

— Ну, видать, веселятся. Зомби последнее время странные пошли. Если раньше они все толпами бегали, как чумные, так теперь потише стали. Я как-то даже видел одного с гармошкой. Я думаю, они что-то замышляют. В любом случае в зомби надо сначала стрелять, а потом разбираться.

— А зачем в них стрелять? Милые интеллигентные люди. Я вот помню, у нас в жэке был кружок пения и танца для пенсионеров, очень похоже, — улыбнулся Вадим.

— Это ты с ними мало встречался. Зомби — он и в Африке зомби. Валим, пока они нас не увидели.

— Вот паникер, — пробормотал Вадим и последовал за Шипом. — То машин боишься, то зомбей.

Когда они отошли на порядочное расстояние от леса, Вадим спросил:

— Слушай, а когда у зомби поведение поменялось, недавно?

— Да как завалили Радар, так и… — начал рассказывать Шип, но вдруг оборвал себя: — Так, тихо, граница Зоны!

Привычно промелькнула стена белого тумана, и Вадим в сопровождении сталкера вступил в теплый летний вечер вне Зоны.

Категория: Сергей Слюсаренко - Константа связи | Дата: 9, Июль 2011 | Просмотров: 409