Книга Константа связи – Глава девятая

Мы сегодня взяли в плен

Сто четырнадцать гиен,

Захватили десять дотов,

Восемнадцать самолетов,

Сто один мотоциклет,

Сто один велосипед.

 

Нам досталися трофеи:

Сто четыре батареи,

Триста ящиков гранат,

Полевой аэростат

И сто двадцать миллионов

Нерасстрелянных патронов.

 

Корней Чуковский. «Одолеем Бармалея»

— Ну что, допрыгались? Говорил — нельзя к бандитам ходить, ничем хорошим это не кончится! — немедленно заговорил Шип трагическим шепотом. — Что теперь делать будем? Отсюда не убежать. А убежать — достанут потом где угодно!

— Не суетись, Юра. Заперли — не убили. Разберутся и отпустят. — Вадим ощупывал в темноте наручники, которыми он был прикован к трубе.

— А если не отпустят? — не унимался сталкер.

— Ну, это еще посмотрим. Не отпустить нас — это постараться надо. Ты же матерый сталкер! Неужели всякую хрень в Зоне не боишься, а этих испугался?

— Я ничего не боюсь, — пафосно заявил Шип, — но…

— Ну и молодец, что не боишься. Надо пока отдохнуть. Дай я тебе наручники отстегну, — спокойно сказал Малахов, беря Шипа за запястье.

— Как отстегнешь?

— Ну, как себе расстегнул. Булавкой. — Вадим легко освободил Шипа. — Тут сухо, можно поспать.

— А смысл? Вдруг придут, а мы спим. И без наручников.

— Слушай, ты вообще чего в сталкеры пошел? — не выдержал Вадим. — Все тебе не так, из простой ситуации боишься выпутаться.

— Да я!.. — Шип так и не смог сформулировать «что он» и замолк.

— Тихо, не шуми. Может, чего услышу.

Но в гараже никого не было, и сверху не доносилось ни звука. Вадим, пользуясь давней привычкой в операциях спать, когда есть возможность, заснул чутким сном. Тем более что сидеть в темноте, выпучив глаза, смысла не имело.

Пленников разбудил громкий разговор над головой. За ними пришли. Дверь в погреб распахнулась, пропустив внутрь слабый свет.

— Пошли к Сипу, козлы, — раздался голос; это был все тот же коренастый.

Он стоял на краю ямы, а в темноту каземата шагнул незнакомый бандит.

— Слышь, Бык, а они не пристегнуты, — удивленно протянул он, обнаружив, что пленники спокойно сидят посреди каземата.

— Порежу Тырю, суку! — только и сказал приземистый Бык.

— Да что вы, ребята, в самом деле? — дружелюбно отозвался Вадим. — Мы что, звери какие-то? Мы же, можно сказать, сами к вам шли, чего вы на нас так вызверились?

— Много болтаешь, — отрезал Бык. — Так, Стос, накинь им зип-локи на ручки, не фиг так к Сипу вести. Не любит он такого инцеста.

Малахов сжал губы, чтобы не улыбнуться. Руки на этот раз затянули очень туго.

Логово Сипа, похоже, главаря, находилось в соседнем гараже. Но в отличие от импровизированной тюрьмы этот гараж был оформлен с примитивной роскошью. Стены и полы были устланы коврами, под потолком висела несуразная хрустальная люстра с коричневыми хрустальными подвесками. Она явно была трофеем из брошенных домов Припяти. Вадим посмотрел на люстру с недоверием, она могла хорошенько фонить до сих пор.

Сип был немолодым человеком, скорее всего родом с Кавказа. Его крупное лицо украшал нос, формой и цветом похожий на баклажан. Для пущей важности на бандите был шитый золотом халат, видимо, из реквизита какого-нибудь театра. Сложно представить, что такой халат наденет на себя адекватный человек. В левой руке Сип держал мундштук кальяна. При этом из-под рукава халата посверкивал «Брегет». Почему-то Вадим подумал, что это китайская подделка. Слишком уж все в этой «малине» отдавало показухой.

На коленях у Сипа лежал ноутбук, и главарь лениво нажимал клавиши, не обращая внимания на пленников. Потом, словно случайно глянув на них, вяло спросил:

— Что надо? Шо пришли?

— Ничего, мы люди простые, — быстро ответил Шип. — Мы просто шли себе, а тут ваши ребята…

— Простые к нам не приходят. А вот козлы забредают, — перебил сталкера Сип. — Спрашиваю — что надо на моей территории?

— Да что вы, ничего. Просто мы мимо шли, мы же не знали, что здесь ходить нельзя. Вот у нас можно всюду ходить, а здесь, оказывается, нет, — продолжал оправдываться сталкер. — Мы ведь просто, ну типа экскурсия. Вот человек, он на Зону посмотреть хотел.

— Что тебе надо в Зоне? — Сип глянул на Вадима мельком.

— Я путешественник. Я по всему миру путешествую. Даже на Джомолунгме был, — сказал Вадим чистую правду. — Я же не знал, что у вас не везде можно ходить… У нас вот везде можно…

Тут скрипнула входная дверца, и в гараж вошел новый человек. Он не был похож на бандита. Аккуратные брюки, не джинсы, не милитари, а классические темные брюки из тонкого шерстяного сукна. Чистые и наглаженные. Белая рубашка с шейным платком, теплый джемпер и еще более теплая стеганая жилетка. На безымянном пальце золотой, но не пошлый перстень. Судя по всему, человека этого здесь уважали. Стос, усевшийся на табуретку слева от входной двери с «калашом» на коленях, даже сделал вид, что привстал со своего места.

— А, Михаил Иванович! Заходите, тут у нас очень интересные субъекты, — сверкнул фиксой Сип. — Один говорит, что он путешествует по миру, второй вообще ничего внятного не говорит.

— Почему я не говорю! Я честный сталкер! — внезапно взвился Шип. — Я просто по найму работаю!

— И кто же тебя нанял в таком случае? — Михаил Иванович вступил в разговор, не скрывая неприязни к пленникам.

— Ну как кто? — Шип ткнул пальцем в Вадима. — Он.

— В Зоне не нанимают левые визитеры, — мрачно ответил тот, кого назвали Михаилом Ивановичем. — В Зоне без Сипа даже муравья за гусеницей не посылают, понял? А тех, кто без крыши работает, знаешь, что ждет? Сип, давно ты паяльник в руки брал? Пора над памятью поработать.

Речь этого человека разительным образом отличалась от интеллигентного вида и скорее подходила бы Сипу, который в присутствии этого человека вдруг стал говорить как раз нормально.

Сип нехорошо хохотнул. У Шипа то ли от волнения, то ли еще от чего покраснели лицо и лысина.

— Да что, я не понимаю? Чего вы на меня? Я на дядю Сеню работаю. Он меня послал, — растерянно пролепетал сталкер.

Я знаю всех, кто на него работает, не заливай, сейчас ты, красавчик, надолго запомнишь правила! — не унимался Михаил Иванович.

— Я недавно у него, — пискнул Шип совсем безнадежно.

— Сейчас мы узнаем, какой ты дядисенин. — Сип достал сотовый и набрал номер. Вадим удивился, что в Зоне работает связь.

После короткой беседы Сип сообщил:

— Ладно, пусть катятся. Только сюда не суйтесь. — Царским жестом Сип показал, что пленники свободны.

— Пусть сталкер себе идет, — неожиданно опять вмешался Михаил Иванович. — А этот пусть расскажет, что он в рюкзаке тягает и зачем.

— Ну, я пошел, да? — пытаясь не глядеть на Вадима, спросил Шип.

— Иди-иди. Скажи там, на улице, мужикам, что я тебя отпустил. Шмотки свои забери.

— А «калаш» отдадите? Зона как-никак, — уже нормальным голосом спросил сталкер.

— Да, скажешь пацанам. Иди отсюда. — Сип сделал жест рукой, словно отпускал на волю раба.

— Нет, подождите, у меня есть прелестная идея, — остановил сталкера Михаил Иванович. — Зачем нам с серьезным оружием человека отпускать? Пусть возьмет ружье вот этого.

Михаил Иванович кивнул в сторону Малахова.

— Пусть с дробовиком выйдет из Зоны. А не выйдет, так вина на этом пижоне будет. — Михаил Иванович подхватил прислоненный к стене ТОЗ и вручил сталкеру.

— И патроны свои с дробью возьми. — Михаил Иванович подобрал коробку, выпавшую из рюкзака Вадима, и отдал ее Шипу. — Может, зайца подстрелишь. Любишь зайчатину, сталкер? Вижу, любишь, так что спеши, тут кругом псевдоплоти рыскают, тоже, видать, на зайца вышли.

— А может, я завтра? — Шипу история с псевдоплотями совершенно не понравилась.

— Нет, сегодня. — Михаил Иванович громко засмеялся.

— Ну, пока тогда. — Чуть побледневший Шип подхватил рюкзак, оружие и шмыгнул в дверь.

— Вот народ, — буркнул себе под нос Малахов.

— Итак, господин хороший, давайте начистоту, — сказал Михаил Иванович. — Не нравится мне, для начала, скажем, содержимое вашего рюкзака. Странный ты путешественник. А мы таких не любим.

— А что не так с моим рюкзаком? — спросил Вадим.

— Нет, вы посмотрите на этого. — Возмущению Михаила Ивановича не было предела. — Он тут из себя святую невинность строит!

Мужчина подошел к рюкзаку и резко пнул его ногой. Из вещмешка высыпалось пакеты пайков, патроны и остальные вещи.

— А ну подними вон тот кулек! — Михаил командовал, словно он был тут самый главный, без оглядки на Сипа.

Вадим поднял пакет, в котором хранились артефакты Сухого.

— Вот смотри, Сип, — обратился Михаил Иванович к главарю и высыпал артефакты на пол. — Это что, человек погулять вышел?

Вадим не понимал, что было страшного в протухших артефактах Сухого, и подумал, что этому Михаилу Ивановичу совершенно безразлично, куда и зачем шел Малахов. У этого типа, видимо, была одна цель — вывести его из равновесия.

Полностью осознав это, Вадим внезапно успокоился.

— Зачем тебе это? Где взял? — прорычал Сип.

— Я с собой их принес, — ответил Малахов. — Купил в баре. У сталкера. Имя не знаю, лицо забыл.

— Я же говорю, врет он все! — закричал Михаил и наотмашь ударил Вадима по лицу. — Он еще скажет, что весь хабар он сам в Зону принес.

— Ты за кого нас держишь? — Сип хоть и говорил зло, но не срывался в истерику, как Михаил Иванович.

— Да ни за кого не держу, — ответил Вадим, вытирая кровь с лица. — Я просто такие же хотел найти. А то эти протухли. А как называются — не знаю. Взял сталкеру показывать.

— Сип, шлепнуть его надо, мутный человек, — не унимался Михаил.

— Ну, шлепни, — легко согласился Сип.

— Сип, ты знаешь, я таким не занимаюсь. Дай человека, я прослежу, — скорчил брезгливую рожу Михаил Иванович.

— Бык, оформи клиента, — вяло проговорил Сип и, кажется, полностью потерял интерес к происходящему.

Бык молча, словно примитивный робот, подошел к Вадиму, схватил его за связанные запястья.

В вечерних сумерках, под тем же промозглым моросящим дождем, Бык вел Малахова, держа за руку. Вадим отметил, что из-за пояса сзади у бандита торчала рукоятка «Тауруса». А в правой руке Бык сжимал за цевье неизменный автомат. Рядом, чуть позади, шествовал Михаил. Он успел надеть ветровку и накинуть на голову капюшон.

— Допрыгался, хитрый, — бурчал в спину Михаил Иванович. — Вот подумай, стоило ли твоей жизни то, что ты сюда пришел? Хотя уверен, что и жизнь твоя — никчемная, как и смерть. Небось учился, семью завел, а денег нет? Решил в Зоне шахер-махер устроить? А тут такое не проходит.

— Слушай, умник, иди знаешь куда? — сказал Вадим. Голос у него был спокойный, словно он был на прогулке в парке, а не шел на собственный расстрел.

— А ты не нервничай! Чего ты нервничаешь? Вот видишь, уже из себя вышел! — не унимался Михаил Иванович.

Они уже прошли главные ворота, на этот раз не через боковой проход в комнате охранников, а через калитку, которую отпер Бык. Обойдя кооператив справа, вышли по тропинке к небольшому болоту.

— Вот здесь, в трясине, твой труп и сгниет! — Михаил вещал, словно комментатор на стадионе.

— Могу поспорить на патрон для «калаша», что сгниет тут твой труп, — сказал Малахов, глядя поверх голов на туман, встающий над болотом.

— Стой тут, — скомандовал Бык, поставив Вадима у самой кромки болотной трясины.

— Ты меня убивать будешь? — В голосе Вадима промелькнула легкая ирония. — Со связанными руками? Ну, ты и крут. Боишься, да?

— Я? Тебя, вошь? — Бык неспешно вытащил нож и перерезал зип-лок на руках у Малахова.

Бандит поддался на простую провокацию. Не успел он убрать нож, как Вадим, не оборачиваясь, одним движением заломил ладонь Быка внутрь и подхватил выпавшее лезвие. Резкое движение, и бандит рухнул на землю с ножом, торчащим между шейных позвонков. Пока падал труп, Вадим успел выхватить свой «Таурус» из-за пояса Быка.

Михаил Иванович удивленно смотрел на ствол револьвера, направленный ему между глаз.

— Ну и кто теперь здесь главный? — спросил Вадим. — Выбери место в болоте, где гнить собрался.

— Ты хоть попадешь? — только и смог спросить Михаил, все еще пытаясь спровоцировать Вадима.

— Да уж не промажу, не беспокойся. Ты лучше мне расскажи, кто ты такой и что здесь делаешь?

— Я просто ученый… — начал Михаил дребезжащим голосом.

— Обезьяны бывают ученые. Так мне вчера в баре сказал один тип, больно на тебя похожий, — перебил его Вадим. — Что ты тут делаешь в Зоне, в банде?

— Я исследую социальные потоки в Зоне, мне важно знать психологическую атмосферу. — Михаил Иванович был сама любезность. Он заглядывал в глаза Малахову с искренней готовностью сотрудничать и даже дружить.

— Ладно, врать ты можешь кому-нибудь другому. — Вадим знал, что любые исследования в Зоне проводят только под эгидой ООН и никак не люди из России. — Ответь мне тогда. Где найти Байкалова? Человека с оранжевым «ситроеном»?

Михаил Иванович побледнел.

— Не знаю я никакого Байкалова, — отрезал он.

— А что так испугался? Я дьявола вызвал?

— Лучше ты подальше держись от этих дел, только и сказал Михаил. — Я могу тебе помочь.

— Мочи его, Вадим, — раздался голос из глубины леса.

— Ты смотри, Шип! Уже и не чаял, что ты появишься, — улыбнулся Малахов, не отводя взгляда от Михаила.

— Замочить его надо. — Шип вышел из зарослей. — Он же сейчас к бандитам чесанет, и потом они нас по всему лесу будут гонять, как бешеных собак.

— Не суетись, привяжем к дереву, рот заткнем. Часа два будет времени, не догонят.

— Я буду молчать как рыба, — жалобно проговорил Михаил Иванович. От его напора и пафоса не осталось ни следа. — Я действительно никому ничего не скажу, я признаюсь, я был с вами необоснованно жесток, но ведь это просто ошибка, ведь вы можете простить человека, который признает свою вину?

И тут Вадим совершил ошибку. Он на секунду оглянулся на сталкера, повинуясь непонятному порыву. Михаил, воспользовавшись этим случаем, резко, совсем неожиданно для его возраста, ринулся в сторону, Шип, не задумываясь, поднял ружье и выстрелил. Но выстрел произвел совершенно не тот результат, который ожидал Шип. Чтобы остановить убегавшего, сталкер выстрелил в ногу, чуть выше левого колена, с такого короткого расстояния было нетрудно попасть. Левая нога в районе колена от выстрела переломилась пополам и, так как беглец по инерции продолжал движение, болталась на обрывках штанины. Сделав полшага, Михаил с глухим стоном упал.

— Я же… оно же, — растерянно пробормотал сталкер.

— В коробке были патроны, которые я снарядил. С жаканами. Вот теперь ты можешь убедиться, что жакан делает с жертвой, — сказал Вадим и направился к раненому. Правда, я никак не думал, что придется с его помощью охотиться на людей.

Михаил Иванович был без сознания. Из культи, пульсируя, вырывалась струя крови. Малахов расстегнул ему куртку и вытащил из брюк ремень. Потом туго перетянул раненую ногу, пока не перестала хлестать кровь.

— Пойдем, — сказал Вадим Шипу. — Он еще не скоро придет в себя, успеем уйти.

— Да через десять минут набегут псы! Он не придет в себя, — мрачно ответил Шип.

— Ну, дадим ему шанс. Если он очнется раньше, может доковылять до своих друзей. — Вадим и сам не верил в то, что говорил. — Пошли. А то псевдоплоти налетят.

— Тут не бывает псевдоплотей, думаешь, я на тот развод поддался? Я хотел с тобой остаться! — возмущенно сказал Шип и, распаляя свое возмущение, продолжил: — А куда? Ну, пришли мы сюда, и что? Толку от таких походов, кроме того, что теперь у нас надолго проблемы с бандитами? И потеряли все твои игрушки от Сухого!

— Да я помню, что там за игрушки были. Оно нам надо? Таскать лишнее, — махнул рукой Вадим.

— Да, ты прав. В Зоне такого барахла полно. Вот смотри — просто под ногами валяется. И свежий к тому же! — Шип показал на лежащую под деревом «ночную звезду». — Я нашел!

Категория: Сергей Слюсаренко - Константа связи | Дата: 9, Июль 2011 | Просмотров: 376