Глава 4 — Схрон Агропрома

Тайник Борланда находился на болотах Агропрома. Он был отлично защищен, как от посторонних взглядов, так и от радиоактивных выбросов. Вход под землю находился под кучей сваленных бетонных блоков, на первый взгляд намертво впечатавшихся в гниющую почву. Борланд убрал несколько камней, служивших подпорками для тщательно замаскированных колес на рельсовых рейках. Затем навалился на один из блоков и начал толкать. Поначалу сделать это было нелегко, ботинки скользили в грязи, но ему удалось сдвинуть блок с места, и монолитная глыба послушно заскользила по рельсам в сторону. Под ней оказалась закамуфлированная массивная крышка, подняв которую, Борланд оказался над зияющей чернотой люка, отчетливо заметной при свете луны. Сталкер снова достал фонарь и наклонился как можно ниже, чтобы свет не был виден издали.

Посветив по сторонам, он почувствовал прилив хорошего настроения. Старый знакомый схрон находился в том же состоянии, в котором Борланд покинул его в последний раз. Покинули все трое. Он, Патрон и Технарь.

Борланд спрыгнул на утоптанную землю. Люк мягко захлопнулся над его головой, резиновые прокладки качественно гасили звук. Послышался тихий рокот — бетонная глыба над его головой вернулась на место. Система работала безукоризненно точно.

Мгновенно почувствовав себя в безопасности, Борланд осветил фонарем стены землянки. Вдоль них стояли наспех сколоченные стеллажи с самым разнообразным снаряжением и оружием. Все это добро годами собиралось группой сталкеров, передавалось лучшим друзьям, пока в конечном итоге его владельцами не стала тройка боевых товарищей. Они и привели схрон в порядочный вид, превратив его в надежное убежище. Теперь из них в живых остался один Борланд.

Оглядывая закутанные в промасленные тряпки стволы, коробки с боеприпасами, различную электронику, Борланд впервые за два года ощутил себя дома. Он сам горько усмехнулся этому чувству. В остальном мире он перебивался случайными заработками, преимущественно связанными с быстрой ездой, заводил связи, которые рано или поздно забывались, переезжал с места на место. Но ничто не наделяло его ощущением тепла и уюта, кроме этого тайника, где его единственным имуществом был тонкий матрас.

Борланд выключил фонарь и нажал на кнопку, прикрепленную к стеллажу. Загорелась лампа, висящая возле люка. Сталкер стащил с себя промокшую куртку и, преодолев желание вышвырнуть ее в дальний угол, повесил сушиться. Хотя точно знал, что уже ее не наденет. Он также избавился от своего скудного снаряжения и поставил Абакан к остальным автоматам, предварительно разрядив.

Под рукой было множество более подходящей и привычной ему экипировки. Борланд быстро облачился в модифицированный черный комбинезон западного образца. Вшитая в подкладку кольчужная сетка предоставляла дополнительную защиту от огнестрельных и, как постоянно случалось в Зоне, кусаных ран. В прошлые годы Борланд по достоинству оценил превосходные защитные и мобильные качества костюма. Он быстро нацепил на руку часы со встроенным компасом и рассовал по карманам шоколадные батончики, страсть к которым так и не сумел перебороть.

Пояс с кучей разнообразных углублений и ремешков, теплые армейские ботинки, что еще? Бинокль, детектор аномалий и чехол с болтами. Борланд подобрал себе подходящий нож и провел пальцем по лезвию. Пряча клинок в ножны, он совсем некстати вспомнил о кинжале Сенатора и почувствовал необъяснимое желание владеть именно таким оружием. Но все ножи Сенатора исчезли вместе с ним. Или не все?

Борланд снова поймал себя на мысли, что думает о разной чепухе, и сконцентрировался на задаче. Качественное, надежное снаряжение — вот что сейчас важнее всего. До утра он идти никуда не собирался, но нужно быть готовым в любое время покинуть тайник за двадцать секунд. Никогда не знаешь, что может случиться.

Сталкер схватил один из нескольких сложенных в кучу рюкзаков. Этот был спортивным, совершенно новым, с набором излишних гаджетов, вроде солнечных батарей в виде вшитых пластин, которые должны были заряжать мобильный телефон или что-нибудь в этом роде. Борланд сначала хотел взять другой рюкзак, попроще, но все остальные были с какими-то индивидуальными изъянами. Сталкер быстро осмотрел полки тайника и побросал в рюкзак аптечки, консервы, пищевые упаковки и разные полезные мелочи. Туда же отправилась и фляга с минеральной водой, которую Борланд предварительно перелил из бутылки, благополучно простоявшей нетронутой несколько лет. Хороший и долговечный запас питьевой воды — настоящий клад по меркам Зоны. Позволяет купить у нее немного здоровья и времени.

Заполненный наполовину рюкзак занял свое место на полке у лестницы. Настала очередь оружия. Его тоже было в избытке. Борланд привычно отобрал «грозу». Над пистолетом долго не думал — девятимиллиметровый «вальтер» занял свое положенное место в кобуре на правом бедре.

Сев на матрас, Борланд оценил перемены своего внутреннего состояния. Просто поразительно, как может поменять человека чувство безопасности и способность нанести ответный удар. Сталкер улыбнулся, жалея о том, что в тайнике нет зеркала. Он очень хотел посмотреть на себя улыбающегося, запечатлеть этот образ в своем сознании. Давить в себе печаль и развивать оптимизм — это не было его девизом, он вообще не признавал каких-либо установок — но это являлось единственным способом жизнедеятельности, который Борланд мог принять.

Плоды самовнушения сталкер ощутил уже через минуту. Он получил способность думать достаточно трезво. В сущности, все первичные цели его рейда были достигнуты — он вошел в Зону и добрался живым до тайника. Теперь уже можно было составить более конкретный план. Ему нужна была информация. Во-первых, самые свежие и точные сведения о направленных аномалиях и способы излечения. Во-вторых, текущее положение дел в Зоне: кто чей враг, чем занимаются кланы, и тому подобное. И, желательно, все успеть за день.

Решение пришло сразу же — Бар. Центральный Бар Зоны, на территории завода «Росток». Самый обширный источник информации. Борланд предпочел бы не появляться там лишний раз после всего, что успел натворить в свой последний визит, но другого способа не было. К тому же его там не видели два года, а в Зоне это равносильно двум поколениям. Не факт, что жив хоть кто-нибудь из тех, кто знал и помнил Борланда.

Кроме того, в Баре должны были дислоцироваться силы дружественного клана «Долг». На несколько дней они должны были оказать Борланду помощь, если таковая необходимость возникнет.

Значит, решено. Борланд положил «грозу» на расстоянии вытянутой руки и вытянулся на матрасе, закрыв глаза. До рассвета еще несколько часов, а организм сам решит, чем себя занять, будь то сон или размышления.

Воспоминания нахлынули сразу же. Сталкер встретил их с покорностью, позволив подсознанию поставить перед ним те картины из прошлого, которые казались ему наиболее существенными в данный момент…

С тихим свистом клинок пролетел через пространство, отделявшее его от цели, и вонзился в деревянную мишень.

– Восемь, — довольно изрек Патрон, подходя и вытаскивая нож. — Твоя очередь.

Борланд прищурился, принял нож из рук товарища, перехватил поудобнее и метнул. Клинок вошел в доску на треть лезвия.

– Девять и одна десятая, — сказал Борланд, снова вытаскивая нож.

Патрон почесал затылок.

– Как тебе удается бросать нож бесшумно? — спросил он.

Борланд мотнул головой в угол.

– Его спроси, — ответил он.

Сидящий в углу Технарь, казалось, не слышал ничего вокруг. Он был полностью поглощен бритьем, любуясь собой в отражении полированного шлема.

Патрон озабоченно повернулся к Борланду.

– Вы двое знаете какой-то секрет, — пожаловался он.

– Конечно, — подтвердил Борланд. — Мы управляем ножом в полете. Силой мысли. Только никому не говори.

Патрон подумал и заграбастал нож своей огромной ручищей с ладони Борланда.

– Ладно, в другой раз попробую снова, — решил он и, схватив с полки двустволку, сел у стены и принялся ее чистить.

– Как все прошло? — спросил Технарь, не отрываясь от своего занятия.

– Удачно, — ответил Борланд, глядя на него. — Лаваш мертв, свидетелей моего присутствия нет. По крайней мере, живых.

Технарь кивнул.

– На отходе были проблемы, — продолжил Борланд.

– Серьезные? — спросил Патрон, зачем-то дунув в ствол ружья.

– Да не особо, — ответил Борланд.

– Ты вернулся, причем живым, — уточнил Технарь. — Значит, операция прошла успешно.

Глубоко вздохнув, Борланд наконец донес до товарищей последние новости:

– Есть работа. Для всех нас.

– Вот как? — произнес Технарь. — И что это?

– Помочь паре новичков дойти до Заслона.

– Зачем? — спросил Патрон.

– Я не знаю, и это не столь важно, — ответил Борланд. — Важно то, что артефактов у них полные штаны. Я сам видел. Довольно ценные штуковины.

– Полезные? — спросил Технарь, столь же невозмутимо проводя бритвой по щеке.

– Трудно сказать, — произнес Борланд. — Зато денег за них дадут хороших.

– Значит, идем, — согласился Патрон.

– Идем, — подтвердил Борланд. — Я предупредил, что, кроме их и меня, в команде будут еще двое. И это еще не все. Тот, который у них главный, утверждает, что может пройти через Заслон.

Бритва Технаря на мгновение остановилась, и продолжила свое путешествие.

– Каким образом? — спросил Технарь.

– Понятия не имею. Но мы ничего не теряем.

– Где и когда? — поинтересовался Технарь. Патрон не понял, что тот имел в виду, но Борланд быстро уловил суть:

– Завтра на рассвете, у входа на Кордон. Лучше приготовиться к долгому путешествию.

Поворачивая лицо и всматриваясь в отражение на поверхности шлема, Технарь медленно произнес:

– Разумеется, этот, как ты выразился, главный, больше таковым не будет.

– Ясное дело, — подтвердил Борланд. — Я дал ему понять, что ему придется уступить эту роль мне.

– Да без проблем, — сказал Патрон.

– Хорошо, будем разыгрывать этот вариант, — согласился Технарь.

Борланд рассеянно поразмыслил, подкидывая нож в руке. Держа Технаря в поле зрения, он лукаво улыбнулся и сделал быстрое движение.

Нож пролетел в направлении Технаря, чтобы врезаться в пол в полуметре от него. Перебросив бритву в левую руку, Технарь схватил лезвие пальцами правой.

– Не в этот раз, — прокомментировал он, вставая и вытирая лицо полотенцем.

С приветливым выражением Борланд кивнул ему.

– Как тебе удается ловить нож в полете? — спросил он, беря в руки Абакан и оглядывая его на предмет неисправностей.

– Серьезно? — произнес Технарь. — Нужно просто поймать.

– Исчерпывающая теория.

– Практика важнее, — ответил Технарь и метнул нож в живот Борланда.

Машинально заслонившись автоматом, Борланд отскочил назад.

– Эй, ты с ума сошел? — изумленно произнес он, глядя на лезвие, вонзившееся в приклад автомата.

– Вот видишь, — улыбнулся Технарь. — И ты так можешь.

Патрон подал голос:

– Парни, вы не слишком увлеклись?

– Мы уже закончили, — сказал Борланд, вытаскивая нож и убирая его подальше. Он посмотрел на Технаря с опаской. — А если бы я не поймал его?

Технарь изучающе оглядел Борланда.

– Если бы ты не поймал нож, — ответил он. — То я бы его не бросил.

Пока Борланд пытался понять смысл этого утверждения, Патрон отложил двустволку в сторону и поднялся.

– Злые вы, — сказал он. — Вот обижусь и уйду.

Он поднялся по лестнице к люку и нажал на скрытый в стене рычаг. Послышался гул наверху, бетонный блок отъехал на рельсах в сторону. Патрон откинул крышку люка, впустив в убежище струю свежего воздуха, и вылез наверх.

– Оставь открытым, — сказал Борланд. — Проветрим немного.

Он повернулся к Технарю, который стоял напротив него, упершись руками в пояс. В камуфляжных штанах и белой футболке, не скрывавшей мускулистого торса, сталкер выглядел воплощением надежности. Помахав пальцем в направлении ножа, Технарь сказал:

– Есть множество методов самообороны. Все они очень разные, зачастую несовместимые. Для любого человека наиболее оптимальным является лишь один вариант. Он для каждого свой. Все зависит от подсознательной реакции. Например, существует целая система защиты от нападения собаки, базирующаяся на ответной атаке. Но, если при виде нападающего пса твоей инстинктивной реакцией является бегство назад, то в этой системе нет смысла. Придется менять метод и развивать удобные маневры для уклонения, или же коренным образом ломать себя как личность.

– С ножом то же самое, — сделал вывод Борланд.

– Да. И с ножом, и с огнестрельным оружием, и даже с гранатой. Я видел, как ты, хоть и отскочил назад, но все же поймал нож. Значит, ты способен это сделать, это заложено в тебе. И имеет смысл обучать тебя деталям. Хотя самое главное тебе я уже сказал.

Борланд с уважением склонил голову. Затем резко поднял ее и выбросил правый кулак вперед. Технарь увернулся, его рука взметнулась перехватить кисть Борланда, но сталкер уже вернулся в исходное положение. Еще несколько ударов наткнулись на умелые блоки Технаря серединой предплечья. Борланд молниеносным выпадом произвел проникающий удар, который почти достиг цели, и его локоть тут же взяли в замок.

– Проворачивай руку, когда бьешь! — сказал Технарь. — Это увеличивает скорость.

Симулировав боковой удар в голову второй рукой от подбородка, Борланд отвлек внимание Технаря и высвободился. Он заработал быстрее, помня, что в ударах руками куда большее значение имеют ноги. Полностью напрягаясь в моменты ударов, сталкер тут же расслаблялся после их проведения. Скоро он вошел в нужный ритм. Технарь удерживал позицию, внимательно следя за движениями партнера. Затем он перешел в контратаку, но его удары также не достигли цели. Без предупреждения Борланд провел фронт-кик, выбросив ногу вперед. Технарь подсечкой попытался сбить Борланда на землю, но тот предвидел маневр и попросту перекатился через него, схватив за шиворот.

Технарь высвободился, отбив руки Борланда своими. Поменяв позицию, Борланд вернулся на среднюю дистанцию боя. Несколько боковых ударов ребром стопы встретили блоки голенью, а перемежающиеся выпады руками также прошли мимо. Затем Технарь резко присел и ударил Борланда ногой по щиколотке. Сталкер подпрыгнул, произвел удар ногой в голову вперед и вниз, и Технарь, схватив его за стопу и провернув, заставил его упасть на землю.

Смягчив падение, Борланд продолжил вынужденное круговое движение ногами, отбив встречный удар инструктора. Поджав колени к груди, он резко распрямил позвоночник и вскочил на ноги, обогнав Технаря на долю секунды и отыграв несколько очков. Мощным экс-киком он ударил Технаря сверху, попав в ключицу. Инструктор зашатался, Борланд прочно встал на ноги, изогнул верхнюю половину тела вперед и атаковал сразу двумя кулаками по грудной клетке.

Отшатнувшись назад, Технарь встал в стойку и выставил перед собой ладонь.

– Хорошо! — сказал он.

Борланд с внутренним ликованием медленно разжал кулаки, не говоря ни слова. Они кивнули друг другу. Технарь схватил себя за ключицу и повел плечом.

– Это было достойно, — сказал он. — Ты меня приятно удивил.

Ладони мужчин встретились в воздухе, сжавшись в мощный захват, который они тут же разжали. Технарь вернулся к своему месту и стал готовиться к завтрашнему путешествию.

– Скажи мне, — произнес Борланд, стараясь не показать сбившегося дыхания. — Ты вымуштровал стольких людей. Неужели ты ко всем так относишься, как ко мне? Как к равному себе? Обычно инструкторы держат дистанцию.

– Я тоже держу дистанцию, — ответил Технарь, осматривая карманный компьютер. — Со всеми, кроме тебя. Ты особенный.

– Чем?

– У мудрых восточных народов есть хорошая идея, — объяснил Технарь. — Согласно ей, ученик должен быть благодарен за любой полученный в жизни урок. Понимать, что все, что вытворяет с ним инструктор, пойдет ему лишь во благо.

Борланд кивнул, ожидая продолжения. Технарь поднял на него ясные глаза.

– Это и есть объяснение, — произнес он. — Ты не видишь в этом секрета потому, что для тебя это норма. Терпеть, все фиксировать и принимать на заметку. Ты идеальный ученик, и самый способный из всех, кто был у меня за мою жизнь. Всем, кто был до тебя, приходилось закладывать это понимание искусственно. С помощью длинных речей и коротких ударов.

Борланд ощутил прилив радости и гордости за себя, сердце его забилось сильнее.

– Спасибо, Учитель, — сказал он серьезно.

Технарь протянул ему руку, которую Борланд, подойдя поближе, крепко пожал.

– Тебе спасибо, друг, — произнес инструктор с теплотой во взгляде.

Проснувшись, Борланд не сразу понял, где находится. Затем рывком поднялся, стараясь понять, что его разбудило. Дело было в обычном биоритме. Никаких признаков опасности не ощущалось, все было спокойно. Встряхнувшись, Борланд посмотрел на часы. Уже было время рассвета. Нужно двигаться к Бару.

Ему хватило одной минуты, чтобы провести необходимые физические упражнения, заменяющие ему полноценную зарядку. В полном сете сейчас не было необходимости, так как Борланд чувствовал себя вполне хорошо. Поднявшись по лестнице к люку, сталкер нажатием рычага откатил внешнюю маскировку тайника в сторону и впервые подумал, что бы он делал, если бы налаженная Технарем система вышла из строя. Хватило ли бы ему боеприпасов схрона, чтобы пробиться наверх и не похоронить при этом себя самого?

Утренние лучи солнца осветили сталкера. Не хватало только пения птиц, которого в Зоне никогда не услышишь. Борланд вылез наверх, привычно притаившись в строительных блоках, и внимательно оглядел в бинокль окрестности. Все было чисто.

Спустившись вниз за «грозой» и рюкзаком, Борланд покинул убежище. Через минуту он шагал по дороге Агропрома к Свалке. Проходя мимо вчерашней перестрелки со снайпером, Борланд замедлил шаг и на всякий случай еще раз наскоро осмотрелся. Нечего было и думать найти гильзы от винтовки нападающего.

На подходе к Свалке, возле тоннеля, он увидел двух первых за этот день людей. Они стояли полубоком к нему и друг к другу, держа полуопущенные автоматы. Борланд сначала не понял, что за модель. Затем, когда подошел поближе и разглядел, то чуть не высказал выражением лица неподдельное удивление. Бельгийские FN2000, самые дорогие и серьезные стволы в Зоне. Притом на обладателях красивых игрушек красовались самые обычные сталкерские защитные комбинезоны.

– Мир тебе, сталкер, — сказал один из встречающих. Это был коренастый и плотно сбитый парень с особым огоньком в глазах. Повадки и манера держать себя выдавали в нем настоящего мачо, хотя и без лишнего позерства. Девчонки от него явно балдеют. Только в Зоне польза от этих качеств равна нулю. Борланда больше интересовали его боевые навыки, которые, при скромной первичной оценке, были вполне пристойными.

– И вам привет, — обратился он ко второму, который заинтересовал его даже больше. Этот выглядел как типичный студент, у которого все всегда и легко получается. Человек, который обладал не просто обширным интеллектом, но и здравым пониманием этого.

Незнакомцы не были похожи на обыкновенную зашуганную молодежь, которой в Зоне было полно. Борланд задумался, что подобные люди делают в Зоне. Самым вероятным ответом казалась их принадлежность к богатому и скучающему бомонду. Дорогие стволы служили тому доказательством. Поразвлечься пришли молодые люди.

– Меня зовут Уотсон, — представился невозмутимый студент. — Моего друга Фармер.

– Как жизнь? — задал Фармер риторический вопрос.

Борланд кивнул ему и обратился к Уотсону:

– Вы кто такие будете, ребята?

– Мы сталкеры-нейтралы, — ответил Фармер. — Добываем артефакты, если других дел нет.

– Вот оно что, — протянул Борланд. — Значит, когда делать больше нечего? Ну, когда мне тоже станет скучно, я, пожалуй, прогуляюсь по Зоне, подышу свежей радиацией, пособираю артефакты на лужайке. Конечно, настоящий сталкер всегда сильно занят, чтобы отвлекаться на такую ерунду.

Фармер не нашел, что ответить, и слово взял Уотсон:

– Все нормально, сталкер. Просто у нас в самом деле есть дела поважнее.

– Вы, ребятки, не рассчитывайте, что я изображу атомную заинтересованность, — произнес Борланд. — Во всяком случае, если каждому из вас в кайф отвечать, когда я обращаюсь к другому, валяйте.

Он мысленно обругал молодых идиотов.

– Было бы вежливее в ответ представиться, — заметил Уотсон.

– Простите, люди дорогие, — сказал Борланд, настраиваясь на окончание разговора. — Вы не настолько тронули мою душу, чтобы я называл вам имя. Совет могу дать, бесплатный. Вернулись бы вы домой, право слово. А если хотите угробить себя собственным пафосом, то предупредите, где вы намерены это сделать. Я подберу ваши винтовки. Обычно я такого не вытворяю, но ради таких красавиц сделаю исключение.

Ответная реакция Фармера полностью перевернула мнение Борланда о новых знакомых. Сняв с плеча FN, он протянул его Борланду.

– Ты можешь взять, если хочешь, — предложил он.

– В смысле? — спросил Борланд, предчувствуя, что ему опять ответит Уотсон. Так и случилось.

– Ты сталкер Борланд, — произнес студент. — Мы здесь для того, чтобы тебя охранять.

Борланд потратил пару секунд на то, чтобы удержать в себе всплеск эмоций.

– Знаете что, парни, — начал он, умиротворяюще поднимая руки на уровень груди. — Мне сейчас хочется съездить вам по мордам и согнуться в приступе дикого хохота.

Фармер и Уотсон озадаченно переглянулись.

– Ну везет мне по жизни на разных оригиналов, которые с какого-то хрена знают, кто я такой, — продолжил Борланд. — Так, дайте подумать. В последний раз меня после таких слов хотели четвертовать. Вы же дарите в ответ самый навороченный ствол в Зоне. Я, знаете ли, в замешательстве.

– Все объяснимо, — начал было Уотсон, но Борланд его прервал:

– Так как я оптимист, все это мне кажется достаточно гротескным. Но, чтобы отдать должное вашему представлению, я, по идее, должен предварительно вас обезвредить, и уже потом подумать, какого черта здесь творится. И, знаете что? Я, пожалуй, так и поступлю.

Рванув на себя FN, Борланд выхватил его из рук Фармера и, продолжая движение, приложил Уотсона прикладом трофея. Затем он ткнул Фармера дулом автомата в живот и выхватил из его кобуры пистолет, оказавшийся Фортом-12. Сталкер выпустил винтовку в траву, правая рука нашарила собственный «вальтер», и Борланд отступил назад, держа по пистолету в каждой руке.

– Дернетесь, и вам конец, — предупредил он. — Я давно не стрелял с двух рук. Честно говорю, это у меня получается плохо. Но в вас я не промахнусь.

– Нет никаких причин для насилия, — сказал Уотсон.

– Не будет, если ты медленно снимешь с себя оружие и бросишь в траву.

Уотсон, облизнув губы, подчинился. Сняв с себя FN, он аккуратно опустил винтовку, придерживая за ремень.

– Я доволен, что ситуация повернулась таким образом, — сказал он.

– Ты больной? — спросил Борланд.

– Нет, но теперь ты наконец готов слушать. Если для этого необходимо пожертвовать личной безопасностью, мы готовы.

Фармер кивнул, сохраняя на лице серьезное выражение. Борланд собрался было что-то спросить, как Уотсон снова подал голос:

– И, еще маленький момент. Ты можешь задавать любые вопросы, но мой долг тебя предупредить, что ты находишься под прицелом снайпера.

– Снайпера, — повторил Борланд. — Вы почти попали в точку, ребята. Снайпер мне сейчас многое бы объяснил. Мне ночью как раз из-за снайпера пришлось понервничать. Но он, очевидно, немножко близорук, если не замечает, что я держу вас под прицелом. Если бы и был снайпер, который должен вас прикрывать, то он уже застрелил бы меня.

– Посмотри на себя, — устало сказал Фармер. — На грудь.

Борланд скосил глаза к солнечному сплетению и увидел крохотную точку лазерного указателя. Он нервно сделал глубокий вздох.

– Ну, — произнес он. — Думаю, у вас есть, что сказать. Я слушаю.

– Мы тебе не враги, — сказал Уотсон. — И я докажу. Снайпер сейчас спустится.

Уотсон поднял руку и помахал ею. Лазерная точка на груди Борланда исчезла. Сталкер напряженно всматривался в лица необычных знакомых, пока не услышал приближающиеся шаги справа.

– Познакомься, — невозмутимо сказал Уотсон, показывая в сторону. — Наш третий участник.

Борланд повернул голову и чуть не выронил пистолеты. К нему, в защитном комбинезоне сталкеров, со снайперской винтовкой в курах, приближалась девушка со стрижкой под каре.

– Здравствуй, — произнесла она чуть смущенно.

– Ты?! — выдохнул Борланд.

Перед ним стояла Литера.

Категория: Сергей Недоруб - Тайна полтергейста | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 793