Глава 2 — Ночной посетитель

Его разбудил громкий треск захлопывающейся двери. Яркие лампы уставились на него овалами кристально чистых плафонов. Борланд медленно вздохнул, попробовал пошевелить рукой, и что-то острое укололо его в локтевой сгиб. Оторвав тяжелую голову от подушки, он посмотрел на руку. Непослушными пальцами он вытащил из вены иглу капельницы. Только после этого Борланд подумал, что этого, возможно, не стоило делать, но было поздно. В любом случае, какого-либо ухудшения состояния он не почувствовал.

Привыкнув к яркому свету, Борланд рассмотрел помещение получше. Он находился в одиночной больничной палате, в чем его убедили характерные запахи медикаментов и шум в коридоре. Борланд попробовал сесть на кровати и дотянуться до стойки с капельницей, чтобы рассмотреть возможную бирку на флаконе. Никаких пометок не было. Наскоро осмотрев себя, он обнаружил какие-то присоски в районе грудной клетки, и избавился от них тоже. Его нервировала зависимость от медицинского оборудования, и он привык полностью доверять собственному самочувствию.

Как только он закончил с этим, дверь распахнулась, и в палату вошел измученный Капитан.

– О, ну наконец-то! — сказал он с радостью и облегчением. — Долго же ты отсутствовал!

Борланд ощутил резкую боль в голове и снова откинулся на подушки. Капитан уже сидел возле него, внимательно вглядываясь в лицо товарища.

– Как себя чувствуешь? — спросил он и заметил иглу капельницы. — Ты зачем вытащил? Подожди, я сейчас сестру позову.

– Нет, — сиплым голосом произнес Борланд, хватая его за руку. — Не надо. Что случилось?

– Ты попал в аварию, — ответил Капитан. — И сейчас в больнице. Сильных повреждений не получил, слава «Ревентону» и его подушкам безопасности.

Борланд, постепенно привыкая к свету, осмотрел помещение.

– Это не похоже на больницу, — сказал он.

– Отдельная палата, — уточнил Капитан. — Я тебя оформил в документах, показал твои права на машину. Убедил, что владельцев «Ламборджини» не стоит ложить в общую камеру.

– Машина была всем, что я имел, — сказал Борланд.

– Но им-то знать об этом ни к чему, — ответил Капитан, чуть понизив голос. — Главное для тебя сейчас — вылечиться.

Борланд постарался смириться с мыслью, что последняя вещь, представлявшая практическую ценность, для него потеряна. Осознание этого одарило его покоем и короткой минутой полного безразличия. Боль в голове ушла.

– Сильно меня потрепало? — спросил он.

Капитан потер висок и ответил:

– Сложный вопрос, брат. Ты даже не сломал ничего. Но что-то с тобой не так.

– Что не так?

– Я не знаю, брат. У врачей спрашивал — понять не могут. В общем, анализ крови у тебя взяли.

– И что там? — спросил Борланд с плохим предчувствием.

– Да как сказать, — Капитан с трудом подбирал слова, старался сохранять спокойное выражение, но мускулы лица выдавали в нем отчаяние. — Словом, пробирка с твоей кровью разбилась.

– И что, нельзя было взять новую пробу?

– Пробирку никто не ронял, брат. Она разбилась сама. Стояла среди остальных образцов и лопнула. Медсестре успокоительное потом вводили.

У Борланда потемнело в глазах.

– Что это значит? — спросил он. — В моей крови что-то не так?

– Судя по приборам, все в норме. Позже взяли новую порцию, наскоро исследовали — все пучком. Отложили пробирку в сторону… То же самое. Маленький взрыв и куча осколков. Минут через пятнадцать после того, как ее слили с тебя.

Капитан умолк с виноватым видом. Борланд постарался унять дрожь в пальцах и сжал их в кулаки. Но его начало трясти все сильнее.

– Как остальные? — тихо спросил он.

– В поряде. «Корвет» вытащили из воды, чинить будут очень долго. Кайнам сломал руку в двух местах и получил сотрясение. Жить будет.

– Как Морфей? — продолжил Борланд еще тише.

– С ним о’кей. Успел остановиться, когда я сказал заканчивать гонку. Он не видел, что с тобой случилось, его «Порше» в момент остановки занесло.

– А Литера?

– Тоже в порядке. Только пока мы к тебе бежали, она уехала. Даже из машины не вышла.

Борланд с грустью покивал. Образ красного «Вайпера» вновь взошел в его голове, принеся с собой новую волну боли. Гравиконцетрат…

– Что ты ей потом сказал? — спросил он. — Она сумела описать, как я навернулся?

– Я не спрашивал, — покачал головой Капитан.

– Почему? Мне нужно знать, как авария выглядела со стороны.

– Не могу в этом помочь, — вздохнул Капитан. — Я не видел Литеру после гонки.

– Как? Почему?

– Я не знаю, где ее искать.

Борланд провел рукой по губам.

– О чем ты? — спросил он. — У тебя нет ее контактов?

– Нет. Я сожалею.

– Пробил бы через общих знакомых. Ты же видел ее в заезде.

Капитан встал и с печалью уставился в окно. Снова переведя взгляд на томящегося в ожидании Борланда, он замотал головой.

– Извини, брат, — сказал он. — Я о Литере не знаю вообще ничего.

Прошло долгих десять секунд, прежде чем Борланд воспринял ответ.

– И это все, что ты можешь мне сказать? — ответил он.

Капитан покачал головой.

– Прости, брат, — смиренно сказал он. — Я не знаю.

– Ты… Ты же видел ее в заезде! Наводил справки!

– Прости, брат, — повторил Капитан дрожащими губами. — Я солгал. Видит Бог, я не хотел, чтобы так случилось. Я ничего не знаю об этой девчонке. Я просто хотел, чтобы эта долбаная гонка состоялась. Вот и все. Она нарисовалась за день до гонки, сказала, что согласна участвовать в открытии сезона. И мы ударили по рукам.

Борланд закрыл глаза и стал молиться, чтобы это оказалось страшным сном. Кошмары, что преследовали его в часы забытья после аварии, показались детскими сказками в сравнении с реальностью.

– Совсем забыл, — хлопнул рукой по лбу Капитан. — Она же приходила к тебе сегодня.

– Когда?! — вскрикнул Борланд, не обращая внимания на новый приступ боли.

– Утром. Я заходил к тебе и разминулся с ней на выходе. Не успел ничего спросить, она убежала очень быстро.

Борланд старался собрать мысли вместе, но они не желали его слушать.

– А кровь у меня когда брали? — спросил он.

– Вчера, — ответил Капитан. — Если ты думаешь, что Литера что-то тебе вколола, можешь забыть. Я уже обдумывал этот вариант. Но она приходила позже.

Со стоном Борланд снова сел на кровати и уставился на Капитана изможденным взглядом.

– Послушай меня, — сказал он. — Я хочу, чтобы ты пошел в регистратуру и просмотрел всех, кто ко мне приходил. Она должны была расписаться и оставить свои данные.

– Я уже разузнал это, — ответил Капитан, глядя грустными и честными глазами. — Сразу, как увидел ее. Сперва подумал было, что вы успели пообщаться, но преследовать ее не стал, решил, вдруг я ошибаюсь, и с тобой что-то случилось. Тут же проверил в журнале посетителей, порасспрашивал всех, кого можно было. Она не расписывалась. Отказалась наотрез. Здесь при визитах в частную палату нужно паспорт показывать — может, это ее напугало.

– Как же ее пропустили?

– Ее и не пропустили. Она лишь говорила с твоим врачом. Насколько я понял, он ничего не захотел объяснять незнакомой девчонке. И она, похоже, ушла, а на выходе я на нее и наткнулся.

Борланд поразмыслил немного.

– Больше ничего? — спросил он.

Капитан развел руками в стороны.

– Она плакала, — ответил он.

– Плакала?

– Да. Не просто пара слезинок для приличия. Она была в ужасном отчаянии и сильно рыдала. У меня сердце упало, решил уже, что ты преставился.

Наступило напряженное молчание.

– Я ничего не понимаю, — признался Борланд.

Капитан с грустью покивал.

– Я тоже, — сказал он и сунул руку в карман. — Тут, в общем… Твоя доля с заезда. Морфей от своей отказался в пользу вас с Кайнамом, а Литера, вероятно, за своей частью уже не явится. Так что вы всю сумму делим на вас двоих. Это твоя половина.

– Спасибо, — ответил Борланд, глядя на толстый конверт. — Оставь на столике.

– Может, мне пока у себя сохранить?

– Не нужно. Пусть будет у меня.

Капитан пожал плечами и положил конверт рядом с Борландом.

– Лечение все равно за мой счет, — предупредил он. — А обломки твоей машины у меня в гараже. Позже разберем, вдруг что-то удастся продать.

– Спасибо, — сказал Борланд, ощущая себя совсем паршиво из-за того, что не может полностью открыться последнему оставшемуся у него другу. — Выходит, Литера была единственной, кто видела, что со мной случилось?

– Сожалею, брат. Да.

– А на месте аварии… Там, где я навернулся, ты ничего странного не заметил? На земле например. Или, скажем, в воздухе?

Капитан поразмыслил.

– Нет, — ответил он. — Все было нормально. Провели полное расследование, конечно. На месте аварии не нашли никаких следов диверсии или других признаков, что это было построено… Слушай, брат, я ручаюсь, что никто из моих ребят не копался в твоей машине!

– Нет, нет, что ты, — успокоил его Борланд. — Я просто так спросил. Мало ли. Улики какие-нибудь.

Капитан дернул головой, отрицая возможность злого умысла.

– Пойду я, брат, — сказал он. — В связи с этой чертовой гонкой много дел скопилось. Везде не успеваю.

– Конечно, — кивнул Борланд с признательностью — Я понимаю. Огромное спасибо, что помог.

– Не вопрос. Это наш долг.

– Ты где эту фразу услышал?

– Что?

– А, неважно, — произнес Борланд. — Удачи тебе. Заходи, если что.

– Завтра заскочу, — сказал Капитан, вставая. — Ты тут с докторшами не шали.

– Не буду, — усмехнулся Борланд.

– Ну, удачи тогда.

Борланд пожал протянутую руку и Капитан скрылся за дверью. Когда его шаги затихли, Борланд осторожно вытащил из-под одеяла мобильный телефон Капитана.

– Не суди строго, дружище, — бормотал он, набирая номер.

Шесть часов спустя к регистратуре подошел молодой парень с таинственным блеском в глазах.

– У меня срочный визит по вызову, — доложил он и тут же направился вверх по лестнице.

Борланд слышал, как пришедшего кто-то догонял, а речь перемежалась тихой руганью и его вежливыми комментариями.

– Сожалею, к нему нельзя.

– Мне можно, — ответил ночной посетитель, бесцеремонно распахивая дверь палаты. — Мне он обрадуется, будьте уверены…

Он остановился, глядя на Борланда и постепенно расплываясь в улыбке. Борланд уже сидел на кровати с зажатой между пальцев крупной купюрой.

– Я приму гостя, если не возражаете, — сказал он. — Это вам за беспокойство. Спасибо огромное.

Визитер с ухмылкой взял у него банкноту и передал растерянной девушке в белом халате, после чего захлопнул за ней дверь.

– Ну, здравствуй, — сказал он, пожимая Борланду руку.

– Привет, Орех, — ответил Борланд. — Я в порядке, но у нас мало времени. Переходи к делу.

Орех бросил на пол спортивную сумку и раскрыл ее.

– Вот тебе одежда и документы, — сказал он. — Все на твой размер. Я не спец, так, прикинул примерно.

– Это мелочи, лишь бы налезло, — отмахнулся Борланд. — Что по теме дня?

– Хреново, — ответил Орех. — Как ты позвонил, я сразу примчался на набережную. Все осмотрел, никаких следов аномалии. Даже голубя убрали.

– Я пролетел через нее. Должен был остаться артефакт.

– Он бы и остался, если бы ты погиб. Но ты же не умер.

– Есть предположения?

– Есть, — кивнул Орех. — И вполне конкретные. Я пробил детали через сталкерский портал. Описание твоей проблемы нашел очень быстро. Предупреждаю, тебе это не понравится.

Борланд насторожился. Бывшие сталкеры, выбравшиеся из Зоны живыми, в недавнем времени создали собственный сайт в интернете с описанием атрибутов Зоны — аномалий, артефактов и прочего. Сайт был замаскирован под игровой портал. За все время его работы об истинной сущности сайта никто не догадался.

– Что со мной? — произнес Борланд.

– Дела идут паршивее некуда. Тебя накрыло аномалией. Это была Воронка. Жить тебе осталось неделю.

– Неделю? — переспросил Борланд, в то время как комната закружилась у него перед глазами. Беспомощное ожидание смерти было одной из его основных фобий, во многом обусловившей его бешеный образ жизни.

– Воронка, — повторил Орех. — Огромный направленный гравиконцентрат. Я не знаю, как оно будет на самом деле, но все говорит о том, что ты скоро умрешь. Кровеносная система перестанет работать. И конец. Прости, друг.

– Первый раз слышу о направленных аномалиях.

– О Воронках направленного действия известно очень мало. Лишь то, что они при захвате двух и более жертв иногда работают выборочно, а их добыча еще живет какое-то время… Но согласись, сама она там появиться не могла.

– Черный Кристалл? — спросил Борланд. — Ты думаешь, ее кто-то поставил там для меня?

– Ты не понял, — покачал головой посетитель. — Воронку ставили не на тебя. Воронку ставили на Литеру. Кто бы ни был причастен к этому, у него власть расставлять аномалии за пределами Зоны безо всяких Черных Кристаллов. И ему очень не понравилась твоя новая подруга.

Борланд в очередной раз попытался собрать воедино все элементы загадки, и снова у него ничего не вышло.

– Литера, — произнес он. — Давай по пунктам. Мы с тобой завязали с Зоной два года назад. Я живу, никого не трогаю. Тут появляется девчонка на дорогой машине, и кто-то ставит на нее ловушку. Да еще таким диким способом.

– Все верно, — подтвердил Орех.

– И ты хочешь сказать, что это простое совпадение?

– Я ничего не хочу сказать, — уточнил Орех. — О Литере тоже искал везде, где можно, и о красном «Додже». Полный ноль. Никто не знает, кто она, откуда, и кому мешала.

– Значит, не там ищем, — сделал вывод Борланд, вставая с кровати и хватая принесенную Орехом одежду.

– Ты уверен, что уже готов выписаться? — спросил Орех.

– Я уверен, что не готов спокойно подыхать, — ответил Борланд, натягивая штаны. — К тому же я отлично выспался, пока ждал тебя.

Он вынул из принесенного Капитаном конверта несколько банкнот и сунул их Ореху.

– Держи, — сказал он, засовывая конверт в карман. — Спасибо, дружище.

Орех аккуратно спрятал деньги, наблюдая за Борландом с подозрением, и спросил:

– Не хочешь обратиться к Марку?

Борланд покачал головой.

– Нет, — сказал он. — У него свои проблемы. Не думаю, что он может помочь делом или консультацией. Да и ты тоже со мной лезть не думай. У каждого из нас теперь своя жизнь.

Набросив летнюю куртку, он подошел к подоконнику.

– Куда ты? — обеспокоился Орех.

– Я выбираюсь отсюда, — ответил Борланд, пытаясь открыть окно. — Я не могу… Помоги мне.

– Что ты намерен делать, Борланд? Куда ты пойдешь?

Орех помог Борланду открыть окно.

– Мне нужно в Зону, — сказал Борланд твердо. — Если и есть возможность спастись, то только в Зоне.

– А если не получиться?

– Никаких «если» быть не может.

– Да у тебя не хватило сил самому даже окно открыть!

Борланд заскочил на подоконник, взялся рукой за раму и улыбнулся.

– Мне уже лучше, — сказал он. — Удачи тебе, Орех.

Совершив прыжок на землю, он скрылся в ночи.

Орех покивал, прислушиваясь к своим мыслям, и вернулся к кровати. Сев на нее, он углубился в размышления.

Скоро в коридоре послышались быстрые шаги, и в палату вошел запыхавшийся Капитан.

– Я мобильник забыл, я… — он осекся, заметив Ореха. — Ты кто?

– Друг, — ответил Орех, проходя мимо него и кладя в его руку телефон. — До свидания.

Капитан оторопело смотрел на окно.

– Где Борланд? — спросил он.

– Он выписался, — ответил Орех, шагая по коридору. Подмигнув на прощание девушке за стеклом приемной, он вышел на улицу навстречу ночному оживлению курортного города.

Категория: Сергей Недоруб - Тайна полтергейста | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 868