Глава 25 Дыхание Зоны

Открыв глаза, Марк обнаружил, что лежит на земле под деревьями неподалеку от собственного дома, а рядом стоит собака и смотрит на него.

Откатившись в сторону, Марк выхватил пистолет – и опомнился. Перед ним стоял обыкновенный пес самого добродушного вида, глядя преданными глазами и виляя хвостом. Марк перевел дух, осмотрелся и увидел лежащую Полину.

Склонившись над ней, он тихонько похлопал ее по щеке, и девушка открыла глаза.

– Что?.. Где мы?..

Марк бережно приподнял ее и прижал к себе.

– Все получилось, солнышко, – сказал он, гладя ее по спине. – Ты вернулась.

– Куда вернулась?..

Марк ткнулся носом в ее шею, и все напряжение последних лет, о настоящей силе которого он даже не подозревал, вылилось в приступ хохота. Полина недоуменно смотрела на него.

– Мы дома, – сказал он, прекращая смеяться и утирая слезы. – Мы переместились домой.

– Мы что?

– Сенатор отправил нас домой.

– Какой сенатор?

– Пойдем на нашу скамейку. – Марк поднял ее с земли. – Мне нужно очень многое тебе рассказать.

Он отложил на будущее размышления о том, как Сенатор узнал, где он живет, и каким образом догадался, что автобус будет проезжать именно по Гидропроектовской.

До улицы оставалось совсем немного, когда сталкерское чутье подсказало Марку: что-то не так. Он замедлил шаг и оглянулся. Пес все так же махал хвостом им на прощание, радостно высунув язык.

Из высоких кустов за ним показалась морда огромного зверя с зелеными глазами. Тихое рычание заставило собаку подскочить на месте. Заскулив, пес пробежал между Марком и Полиной и пулей вылетел на улицу.

Девушка тоже обернулась и увидела подступавшую химеру. Полина охнула и вцепилась в руку Марка.

Марк отстранил ее и тихо сказал:

– Беги.

– Куда? – Полина не сводила глаз с химеры.

– Куда угодно. Пожалуйста. Я прошу тебя, беги.

Девушка всхлипнула и быстро, то и дело оглядываясь, пошла вперед, к улице.

Все подошло к логическому завершению. Марк медленно направился к химере, глядя на грациозную хищницу и мысленно благодаря за то, что она дала ему достаточно времени. Химера была уже совсем близко. Марк вдруг подумал, что ее дети не обязательно родились в Зоне. Вполне могло быть, что они вышли из Монолита вместе с химерой, а до этого все они были – кем? Одной неразлучной семьей? Мать и трое маленьких детей…

Он остановился. Химера подошла совсем близко, наклонилась к нему и оскалилась. А потом миновала его и неторопливо вышла на улицу. Марк ошеломленно смотрел, как она оглядывается по сторонам, никак не реагируя на вопли прохожих и визг тормозов.

Секунду спустя сталкер рванулся за ней, сжимая в руке пистолет, потому что химера направилась к Полине. Девушка уже перешла на другую сторону улицы и стояла на тротуаре, с ужасом прижав ладони к щекам. Увидев, что химера приближается, Полина вскрикнула и бросилась к своему дому.

Марк, едва увернувшись от грузовика, перебежал через дорогу.

И как же это он не понял с самого начала такой простой вещи! Химере никогда не был нужен он сам. Расплата должна была стать соразмерной преступлению.

Полина обогнула их с Марком лавочку и продолжала бежать к своему подъезду. Химера настигала ее, и Марк выстрелил монстру в затылок.

Пуля заставила животное проехаться по асфальту. Полина забежала в подъезд. Марк догнал не успевшую подняться химеру, перескочил через нее и в лучших традициях Арены выстрелил в хищную пасть. Чудовище мгновенно полоснуло его когтями, пропоров рукав комбинезона.

Марк отлетел к подъезду.

Химера встала и направилась к нему.

Марк тоже встал, медленно отступил назад и остановился в дверях подъезда.

Он знал, что не позволит химере убить Полину. Он перегрызет хищнице горло, раздавит на месте или сунет собственную руку в пасть, чтобы монстр подавился.

Двор мгновенно опустел, но на балконы выходили услышавшие выстрел люди.

Химера приближалась, раскрыв пасть. Марк слышал прерывистое дыхание Полины у себя за спиной.

– Прости, – сказал Марк химере. – Я не хотел этого.

Разумеется, она его не поняла. Или поняла? Даже если и так, могло ли это помочь ему и Полине? Марк так никогда и не узнал этого.

Из подвальной отдушины у подъезда выбрался маленький замызганный хромой котенок. Увидев химеру, он тихо замяукал.

Химера чуть повернула голову. И закрыла пасть.

Из отдушины один за другим вылезли еще два котенка, таких же маленьких и грязных, с тоскливыми глазами.

Больше не обращая внимания на застывшего Марка, химера неслышной поступью приблизилась к ним. Медленно наклонив огромную голову, она обнюхала каждого из сжавшихся в комочек котят. Один из них, рыжий, осторожно встал на задние лапки, вытянул мордочку и лизнул химеру в нос.

Вздернув голову, химера издала громкое продолжительное рычание. Потом пригнулась, и котята, неумело цепляясь за ее шерсть, взобрались ей на голову.

Химера встала в полный рост и посмотрела на Марка. Полина испуганно выглядывала из-за его плеча. Закат мягко освещал хищницу. Благородством прежнего Монолита веяло от этого удивительного создания, и Марк наконец догадался, кого ему напоминает блеск этих зеленых глаз.

Химера повернулась и грациозными прыжками унеслась со двора, унося с собой трех маленьких котят, удобно устроившихся между ее ушей. Она возвращалась домой, унося с собой своих новых детей.

Марка и Полину больше не видели в Зоне. Исчезновение всех туристов попросту официально отменили, признав предыдущие свидетельства и постановления ложными. Все могло сложиться гораздо хуже, если бы не некоторые меры, предпринятые Борландом, когда автобус оказался на границе Барьера.

Как только автобус окружили бойцы с автоматами, один из военных в чине не меньшем, чем майор, с пистолетом в руке и на полусогнутых ногах подобрался к двери автобуса, которую Борланд услужливо открыл для него. Стоило майору заглянуть внутрь, предварительно придав лицу грозное выражение, как Борланд закончил бодрый рапорт в офис туристического агентства о благополучном окончании несколько затянувшейся поездки в Чернобыльскую Зону, после чего отрубил радиосвязь. Не сделай он этого, вполне могло случиться, что автобус так бы и сожгли на месте, не дав никому выйти. Система была суровой и безоговорочной. Все, что выходит из Зоны, подлежит уничтожению.

Теперь сделать так было нельзя, и расправа была заменена на разбирательство. Однако ни от кого из задержанных не удалось добиться внятных показаний.

В Припять отправились шесть туристов.

Вернулись тоже шесть.

Военные не знали, что на месте молодого парня в гражданской одежде раньше была девушка. Свой комбинезон Орех благоразумно снял и выбросил еще по пути к Барьеру, поэтому его тоже приняли за участника экскурсии.

Никто не распорядился навечно отослать туристов в исследовательский центр или в другое не столь отдаленное место. Они были проблемой, а кому нужны проблемы?

И туристов, и водителя, и экскурсовода вывезли на ближайшую станцию: а дальше, мол, домой добирайтесь сами.

Это ни в коем случае не касалось Борланда, на расправу с которым приехал сам полковник. Вероятно, он тоже принадлежал к тем, кого в полевых условиях называли «сэр», но Борланд не стал дожидаться его появления, чтобы спросить о причинах столь странного обращения. Когда полковник прибыл на место, Борланда уже и след простыл. Стащив с вешалки халат и прикинувшись одним из ученых, прибывших с другой стороны Барьера для изучения опасного сталкера, Борланд не только уехал на военном джипе в неизвестном направлении, но и успел предварительно загнать местному ученому торговцу уникальный хабар, полученный им от Ореха, а до этого созданный Марком. Так что единственным вещественным доказательством послужил издевательски выглядевший артефакт Грави, положенный между двумя половинками Слюды, разрезанной вручную. Оба артефакта, равно как и их вполне низкая стоимость, были отлично известны полковнику. С выражением его лица, когда он узнал, что именно Борланд продал за несколько тысяч евро, могла посоперничать лишь вытянутая физиономия торговца, получившего за свои деньги сочетание копеечных артефактов. Впрочем, через минуту он потерял и это, когда полковник в бешенстве выбросил артефакты в окно, где их и съел патрульный пес, хотя никто его этому не обучал.

Брошенный джип нашли километров за сорок, на обочине. Искать Борланда, который запросто мог поймать попутку, было делом совершенно безнадежным, поэтому за поиски никто не взялся.

Больше известий от Борланда не было. Вернее, почти не было. Через несколько месяцев Марк получил письмо из Западной Европы. Оно было доставлено на адрес Полины, который в связи с выпавшими на долю девушки испытаниями можно было как-то найти в Интернете через туристическое агентство, но предназначалось Марку. Имя отправителя было Марку незнакомо, и он был уверен, что в природе такого человека не существует. Вскрыв конверт, не отходя от почтового ящика, он извлек фотографию «Ламборджини Ревентон». На обороте было написано: «Еще одна сбывшаяся мечта».

Зона никуда не исчезла. Хорошо было уже то, что границы Барьера не пришлось расширять. Монолит успокоился и затаился до иных времен. Сталкеры, вслед за военными, начали совершать вылазки на территорию, ранее скрытую куполом. Одним из них был Ханта. Он, с исцарапанной физиономией, пришел в Бар вместе с верным Варягом и заявил, что на него напали три не то маленькие химеры, не то огромные кошки. В скором времени подобные истории начали повторяться все чаще.

В сталкерских компаниях, собиравшихся ночами у костров, ходили слухи об огромной химере, воспитавшей трех маленьких бездомных котят как родных детей. Поговаривали, что их силуэты можно увидеть на закате каждого дня в любом месте, если всматриваться в нужном направлении.

И еще долго в ночных просторах Зоны слышался хищный рев четырех созданий, нашедших в Зоне свой дом и ставших одной семьей.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 678