Глава 24 Песочные Часы

Марк опустошенно продолжал сидеть в кресле.

Борланд в очередной раз проверил состояние Ореха, чтобы убедиться в том, что молодому сталкеру ни на йоту не стало лучше. Потом вернулся к Марку и сел рядом.

– Вот тебе и сплоченная команда, – произнес он. – Выходит, у каждого из нас была своя цель. А общей у нас не было. Ты искал свою девушку. Орех хотел поучиться у тебя чему-то. Сенатор просто к своим возвращался, получается. Контролер, твою мать…

Борланд ударил по ручке кресла.

– Патрон пошел со мной потому, что за пределами Зоны у него нет друзей. Я и Технарь были его друзьями. Технарь… Черт побери, он хотел спасти свою дочку! А я пристрелил его, как раненую собаку! Марк, а зачем я в Зону пришел, знаешь?

Марк покачал головой:

– Нет.

– И я не знаю. Мне показалось, что это то, что я должен сделать. Хотя кому должен? Сколько тут ни брожу, так и не сумел найти причину, по которой я здесь. Выручать никого мне не надо было. Закон за мной не гонялся. Выходит, ради острых ощущений пришел, или как? За хабаром?

– За хабаром, – повторил Марк.

– Ты так думаешь? Но я даже и хабара не взял. Может, я на самом деле обычный наемник со своей философией?

– Скорее, исследователь, – ответил Марк.

«Хабар… – подумал он. – Сенатор что-то говорил про хабар…»

– Ореху еще предстоит узнать, насколько ценен может оказаться для сталкера хабар, – произнес Марк медленно и поднял голову. – Что у тебя есть из хабара?

– Купить хочешь? – спросил Борланд. Он дотянулся до рюкзака и стал вытаскивать все артефакты, которые у него были. Марк хватал их и внимательно осматривал.

– Огненный Шар… Вспышка… – бормотал он. – Душа… Слюда… Капли… Грави… И ты молчал?

– А зачем трубить на каждом углу?

Марк сгреб артефакты в охапку и бросился к Ореху. Сев на пол возле парня, он вытащил нож и начал разрезать Слюду на части.

– Что ты делаешь? – спросил Борланд. – Из одного два? В детстве так меня мама конфетами угощала. Разрежет одну на части и говорит: «Вот тебе несколько». А я еще и радовался, что вместо одной дали много.

Марк положил Грави между половинками Слюды, и оба артефакта начали медленно сплавляться в один.

– Правильно, – сказал Борланд. – Теперь осталось только полить кетчупом.

– Если умело пользоваться свойствами артов, – произнес Марк, глядя на радужные переливы всей конструкции, – то ими можно спасти жизнь человеку. Именно это имел в виду Сенатор.

– Ты что намерен делать?

– Маленькое хирургическое вмешательство.

Борланд смотрел, как Марк кладет модифицированный артефакт рядом с головой Ореха и принимается за новые.

– Я размягчу поврежденные ткани вокруг раны, – возбужденно сказал Марк, вонзив нож в Капли и оставив там. – Затем извлеку пулю. Если нужным способом использовать Огненный Шар, то Орех продержится в течение операции. Если у него есть другие шрамы или раны, они тоже раскроются на время, и это может привести к новым проблемам.

– Увы, – сказал Борланд. – Я не ношу с собой медицинские карты команды.

– Мне бы очень помог Выверт…

– Выверт есть у Ореха! Помнишь, как мы излома положили? Ты своим кораллом вызвал аномалию, она поглотила ладошку излома и дала Ореху арт.

– Посмотри в его рюкзаке!

Марк сунул руку в карман Ореха.

– Уже не надо, – сказал он, глядя на коричневые шероховатости Выверта.

Он вытащил нож из Капель и посмотрел на возникшее красное свечение клинка.

– Я чем-то могу помочь? – спросил Борланд.

– Ничем. Если будешь нужен, я позову.

Борланд рассеянно кивнул, отходя в сторону. Мысль о возможном спасении Ореха подняла ему настроение. Он решил выйти наружу, глотнуть свежего радиоактивного воздуха. Без сомнения, это было лучше, чем застоялый радиоактивный воздух.

Оказавшись на крыльце кинотеатра, он неторопливо огляделся и тут же отпрыгнул к двери.

– У нас гости, – сообщил он, вбежав в кинозал.

Марк быстро глянул на него:

– Кто?

– Ты работай, работай, – успокоил его Борланд, схватив «Грозу». – А я им чаю приготовлю.

И выскочил из зала.

С юга, по проспекту Ленина, к кинотеатру неслись мутанты Зоны. Основная масса была еще довольно далеко, но отдельные особи отделяло от крыльца всего несколько десятков метров. В основном это были чернобыльские собаки и кабаны. Борланд хорошо видел оскаленные морды и острые клыки тварей. Чуть позади бежали изломы и кровососы.

Щелчок затвора – и первые пули скосили ближайших собак. Борланд, оставив дверь в фойе открытой, спустился со ступенек и направился к ним, стреляя короткими очередями. Первая перезарядка отняла четыре секунды, вторая – всего две. Граната из подствольника разметала оставшихся собак первой волны.

Расставив лапы, кровосос с рычанием бросился на Борланда. Тот увернулся и ударил его ботинком по искореженному уху, сделав сальто вбок. Приземлившись на обе ноги, сталкер, не глядя, треснул кровососа прикладом, развернулся и выстрелил двумя одиночными тому в голову.

Клешня подоспевшего излома метнулась к нему, и Борланд резко упал на спину. Костюм смягчил падение, и клешня пролетела над ним. Борланд, не вставая, расстрелял излома. Оттолкнувшись спиной от асфальта, он вскочил и поменял магазин.

– Марк! – заорал он. – У меня здоровья осталось процентов на шестьдесят!

Его крик донесся до зрительного зала.

– Сейчас, – пробормотал Марк, глядя на красную от крови пулю.

Схватив отрезанную часть артефакта Вспышка, он засунул ее в рану Ореха и прижал руками.

– Пятьдесят! – снова завопил Борланд.

На него бежали новые собаки. Борланд выхватил нож, вонзил в глаз прыгнувшему на него мутанту и, тут же выдернув клинок, располосовал морду второму псу.

– Сорок процентов!

Марк увидел, как артефакт растворился в огнестрельной ране.

– Давай, возвращайся! – прошипел он сквозь зубы и ударил Ореха ладонью по груди.

Орех застонал и открыл глаза.

– Вот так, – прошептал Марк. – Просыпайся, сталкер.

Борланд увернулся, и очередная псевдособака пролетела мимо него.

На собак ушел весь магазин. Мутанты уже не бросались, а осторожно брали сталкера в полукольцо.

– Я знаю, что для вас благо, – пробормотал Борланд, позволяя отстрелянному магазину упасть на землю и вставляя на его место другой, последний.

Не успел он вскинуть автомат, как излом и кровосос дружно рванулись к нему. И тут у него за спиной загрохотали выстрелы. Кровосос заревел, замедлил шаг и осел на асфальт, а излома отбросило назад.

Борланд быстро оглянулся. На ступенях, с «калашом» в руках, стоял Орех. Энергия молодого сталкера, казалось, заполняла все вокруг. Он не выказывал никаких признаков ранения и был совсем мало похож на себя самого в прошлом. Уверенный и жесткий взгляд парня, его поза, четкость движений были сравнимы разве что с повадками опытных ветеранов-сталкеров. Чуть опустив автомат, он быстро взглянул на Борланда и снова взял на прицел монстров Зоны.

Марк со своей G36 стоял сзади и выше него, у самых дверей. Покончив с кровососом, он начал выборочно отстреливать самых опасных тварей Зоны, находившихся поблизости.

Борланд послал мутантам очередной подарок из подствольника и попятился к крыльцу.

Неистовый вопль со стороны электростанции заставил и людей, и мутантов замереть на месте. Через несколько секунд земля содрогнулась.

Толчки прошли по всей Припяти. Потеряв равновесие, Борланд упал на землю. В один миг он осознал свое положение. Скорее всего, произошел очередной выброс, а он лежит на асфальте, на открытой местности.

Борланд рассмеялся. Громко и звонко.

К нему неторопливо направился кровосос, словно понимая, что добыча уже никуда не денется. В следующий момент в спину кровососа врезался невесть откуда взявшийся автобус, и монстра бросило на асфальт.

Только через несколько секунд Борланд понял, что случилось. По обеим сторонам от кинотеатра, в южном направлении, проплыла мягкая энергетическая волна. Ее масштабы и центробежный характер распространения ясно говорили о том, что источник поля находится далеко за кинотеатром. Желтоватое свечение обволакивало все, что попадалось ему на пути, включая сталкеров и мутантов. Когда оно прошло перед кинотеатром, на дороге возник небольшой белый с розовыми полосками автобус. Сбив кровососа, он вильнул в сторону и, завизжав покрышками, остановился.

Выхлопы двигателя внутреннего сгорания наполнили воздух.

Не веря своим глазам, Марк перепрыгнул через все ступеньки разом и, не выпуская из рук винтовку, помчался к автобусу. Подбежав, он забарабанил по двери, как сумасшедший, и она со щелчком открылась.

Толстый водитель был смертельно бледен.

– Он прямо перед носом у меня… – испуганно, срывающимся голосом сказал он, глядя на человека в непонятной форме и с оружием.

Схватившись за поручень, Марк забрался в салон. Кроме водителя и женщины-экскурсовода, в автобусе было шесть пассажиров, и все женского пола. Он сразу увидел прелестную девушку у окна. Она широко открытыми глазами смотрела на изрядно заматеревшего парня, которого видела всего несколько часов назад. Он стоял в проходе автобуса и шумно дышал, в комбинезоне «Свободы» и с опущенной винтовкой в руке. У него был безумный взгляд.

– Марк… – неуверенно произнесла она.

Сталкер рванулся к ней, схватил с сиденья и заключил в объятия.

– Что?.. Что?.. – задыхаясь, еле смогла сказать Полина. – Откуда?..

– Я объясню, – прошептал Марк в самое драгоценное ушко в мире, не видя и не ощущая ничего вокруг. – Я все тебе объясню.

В автобус забрался Борланд.

– Служба безопасности Украины! – рявкнул он и оглядел салон, остановив взгляд на Марке и Полине.

Позади автобуса прозвучала автоматная очередь. Кто-то из женщин завизжал.

Полина испуганно отвернула занавеску, увидела прямо за стеклом морду слепого пса, прыгнувшего на автобус, и тоже взвизгнула.

Водитель уже покинул свое место и упал на живот в проходе, закрыв голову руками. Женщина-экскурсовод согнулась в кресле.

Борланд пробрался мимо водителя и бухнулся за руль.

– Ну, поехали, – сказал он с удовольствием, привычно сжав баранку, и понял, как сильно соскучился по транспорту. Хоть и не совсем такому.

Переключив передачу, он тронул автобус с места.

Орех на ходу запрыгнул внутрь, на прощание дав еще одну очередь по мутантам. Переключением тумблера Борланд закрыл дверь и начал набирать скорость.

Подземные толчки снова сотрясли Припять.

Проехав по улице Курчатова, Борланд свернул на Лазарева, и автобус помчался по прямой. Огромное здание с гербом бывшей великой державы покачнулось, и герб обрушился вниз. Борланд, вывернув перед обломками, поразился его размерам. Торговый центр по правому борту просто развалился на части.

Онемевшие от страха и непонимания происходящего пассажирки во все глаза смотрели в окна. Водитель уже не лежал, а сидел на полу, хватая воздух ртом, как рыба. Экскурсовод была на грани обморока. Марк, пригнувшись, стоял рядом со съежившейся в кресле Полиной и одной рукой обнимал ее за плечи. Орех с тревогой смотрел в заднее окно. Автобус преследовала орава тварей. Собаки и кровососы перемещались длинными прыжками, а изломы перелетали на своих огромных клешнях.

Борланд едва успел затормозить, а потом объехать только что родившуюся Электру. Зона наконец добралась сюда, простирая невидимые щупальца по всей территории, которую недавно хранил в себе Заслон.

Автобус проскочил поворот на Набережную и помчался к улице Спортивной. Там можно было выехать из города. Когда Борланд сбавил скорость у поворота, огромный участок дороги впереди провалился, и автобус чуть не въехал в образовавшуюся яму.

С проклятиями Борланд изменил курс, и автобус помчался по Гидропроектовской.

Марк прижался подбородком к голове Полины, вкусно пахнущей шампунем, а потом взглянул через плечо Ореха. Толпа монстров скрылась из виду, зато теперь за автобусом гигантскими прыжками неслась огромная черная химера. Марк видел ее сверкающие глаза.

Дыхание Зоны все же настигло его.

Борланд тоже увидел чудовище в зеркале заднего вида и увеличил скорость. Однако химера не только не отстала, но, напротив, обогнала автобус и, умчавшись вдаль, остановилась и развернулась. Позади нее вдруг возникло странное голубое пятно, по форме напоминающее Заслон. Оно висело метрах в трех над дорогой, закрывая проезд.

Борланд начал тормозить.

– Она не даст нам уйти! – крикнул Марк. – Я должен вас покинуть!

– Ага, – отозвался Борланд. – Сейчас, только остановлюсь и двери открою. Ты совсем из ума выжил?

Водитель уже пересел с пола в свободное кресло у окна, и Орех без труда подскочил к Борланду.

– Марк прав! – заявил он.

Автобус продолжал сбавлять ход.

Понимая, что у него нет доказательств, кроме предчувствия, Марк прокричал:

– Мне нужно туда, вон в то пятно! Вместе с Полиной! Только так химера отвяжется от вас!

Сам не зная почему, он точно знал, что это не аномалия.

– Во время движения разговаривать с водителем запрещается! – ответил Борланд. – Поэтому заткнись. Сейчас попробую ее обдурить. Сброшу ход до черепашьего, а потом рвану по тротуару. Пристегните ремни!

– Все равно догонит, – сказал Орех.

– Ничего, попетляем по дворам, задурим ей голову… Прорвемся!

Химера была совсем близко. Она стояла неподвижно и не мигая смотрела на медленно подъезжающий автобус.

Борланд повернул руль влево, и автобус въехал на тротуар. Мотор тут же взревел, автобус вновь начал набирать скорость – но секундой раньше Орех потянулся к тумблеру и открыл дверь.

Марк схватил Полину за руку, буквально сдернув с сиденья, и вместе с ней выпрыгнул из автобуса позади еще ничего не успевшей сообразить неподвижной химеры. Они угодили прямо в голубое дымчатое пятно – и исчезли.

– Ах, ты… – только и сумел сказать Борланд, все больше разгоняя автобус.

Химера пропала. Монолит уже гудел так громко, что заглушал шум двигателя. Дома вокруг рушились, по асфальту змеились трещины.

Промчавшись по улицам, автобус протаранил шлагбаум КПП и вырвался за город.

Когда широкая стена Барьера появилась вдали, сердце у Борланда замерло. Он разглядел людей и автоматические турели, разворачивающиеся в сторону автобуса.

– Нет, нет, не нужно, – пробормотал он. – Не стреляйте…

И тут же заметил справа какое-то движение.

Надвигающаяся с севера полупрозрачная масса была похожа на цунами. Волна выброса, самого страшного по концентрации ярости Монолита, поглощала остатки города.

Волна пронеслась позади автобуса. Накрыв всю территорию уже не существующего Заслона, она исчезла. Город просто погас, словно перегоревшая лампа, оставив на мгновение огромное черное пространство. Затем раздался громкий хлопок, и Припять образца 2006 года снова появилась, целая и невредимая.

Борланд остановил автобус на территории военного лагеря.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 630