Глава 20 Город отчаяния

Они прошли не менее километра, прежде чем Марк понял, что именно показалось ему странным. Местность ничем не была похожа на ту Зону, к которой он привык. Обычно он обходил аномалии стороной при их появлении на экране бесшумного детектора, пристегнутого к рукаву, и научился механически отмечать их в сознании, думая при этом о чем-то другом. Большинству сталкеров такая тактика показалась бы самоубийством, но Марк настолько слился с Зоной, что аномалии были для него препятствием не большим, чем ямы или поваленное дерево. Старые проводники нашли бы что сказать о сталкере, сумевшем приобрести годовой опыт выживания за неделю. Только не знали они, что у Марка было времени намного больше.

Территория с редеющим лесом, по которой шли сейчас сталкеры, вообще не была Зоной как таковой. Кропотливо выработанное «чувство Зоны» бездействовало. Марк видел только естественную природу данного климатического пояса, столь привычную его органам чувств на Большой Земле. Радиоактивный фон был в норме – в сталкерской норме, а не общеустановленной. Но, поскольку Заслона больше не существовало, было бы странно удивляться отсутствию разницы в уровне радиоактивного загрязнения. Конечно, внутри купола должно было фонить не меньше, чем за его пределами, и даже больше. Однако Зоны не чувствовалось. Ни аномалий, ни артефактов не попадалось. Марк не сразу подобрал подходящее сравнение – все вокруг выглядело так, словно второго взрыва никогда не было. Обыкновенная местность образца 2006 года, относительно безопасная для экстремального туризма.

Сталкеры вышли на шоссе и направились в сторону города. Рыжий лес остался далеко позади и справа. По обеим сторонам от дороги простирались непаханые поля. Только сейчас Марк понял, что именно эту картину он и ожидал увидеть. Осознание того, насколько правильными оказались его предположения, заполнило сталкера тихим восторгом.

Борланд шел в хвосте группы. Он молчал, фиксируя все изменения в пейзаже и поведении команды. Сталкерам начало казаться, что они благополучно вышли из Зоны и скоро встретят первые обитаемые поселки, троллейбусы и работающие заводы.

Когда они миновали дорожный указатель на двух столбах с облупившейся надписью «Припять», у Борланда окончательно сформировался перечень вопросов к Марку, но момент был явно неподходящий для того, чтобы их задавать. Зона, к которой они привыкли, осталась далеко позади, в двух часах ходьбы. Солнце клонилось к горизонту, и становилось ясно, что при самом благополучном раскладе команда будет вынуждена заночевать в Припяти. Но чувства опасности при этом не возникало – до того бывший атомоград был похож на заурядный населенный пункт, жители которого просто еще не вернулись с работы.

Но, углубляясь в городские кварталы, они начали понимать, что никто и никогда в этом месте с работы уже не вернется. Опустевшие пространства оживленного когда-то города начали давить на психику похлеще самых меланхоличных районов Зоны. Первые дома, построенные по новаторскому в свое время принципу треугольной застройки, смотрели на сталкеров пустыми глазницами разбитых окон. Осиротевшая детская площадка выделялась на общем фоне как красноречивый памятник искренней мечте о светлом будущем. Печальнее скрипящих на ветру, давно несмазанных качелей могли быть только качели безмолвные. Для многих детей они стали последним воспоминанием времен беззаботного, но несправедливо короткого детства.

Обломки крытой автобусной остановки перемешались с прогнившими досками деревянной скамьи. Сухие деревья выставили мертвые ветви в пространство. Запертые двери сберегательной кассы не вызывали никакого желания их отпереть. На побитой облицовочной плитке лежала ржавая табличка, указывающая путь до ближайшего пожарного шланга, в котором нельзя было надеяться найти хоть каплю воды. Прямо на дороге валялись обломки стульев, ящиков, детская коляска без одного колеса. Высокие темно-красные флагштоки грустно уставились в небо.

Миновав этот квартал в гробовом молчании, команда пересекла улицу Леси Украинки и вскоре вышла на проспект Ленина. Огромный герб СССР возвышался на двенадцатиэтажном жилом доме, символизируя столь же огромных масштабов обесцененную идеологию.

Сталкеры дошли до главной площади Припяти. Горсовет… Дом культуры «Энергетик»… Гостиница «Полесье»…

Город был одним большим артефактом, к которому можно прикоснуться, но нельзя унести с собой. И правом на владение этим артефактом не обладал никто. Самое большее, что можно было с ним сделать, это побывать в нем. Этого заслуживали только те, кто мог сюда добраться.

Борланд смотрел по сторонам и чувствовал, что в нем что-то меняется.

– Пятьдесят тысяч человек, – тихо произнес Марк. – Один из девяти атомных городов державы. Один из важнейших транспортных узлов… Всего сто километров до Киева…

– Давайте посидим где-нибудь, – умоляющим голосом сказал Орех. – Только не на улице. На мозги давит…

Да, этот город давил сильнее самых мрачных подземелий. Орех мечтал только об одном – найти подходящую нору, забиться в нее и заснуть на много часов.

Марк осмотрелся и направился к кинотеатру «Прометей».

Кинозал был подходящим местом – достаточно большим, чтобы не чувствовать себя взаперти, и в нужной степени маленьким, чтобы на время скрыться от пространств опустевшего города.

Сняв рюкзаки, сталкеры расселись по креслам, через два-три места друг от друга. Теперь им стало почти уютно.

– Я и не знал, что это будет… так, – сказал Орех. – Свихнуться можно.

– Ты прав, – кивнул Марк. – Одному здесь остаться было бы тяжело.

– Одному здесь верная смерть, – подал голос Эльф.

Он вытащил пачку сигарет, но, поколебавшись, сунул ее обратно в карман. Впервые за все время в Зоне почувствовав себя неудобно, он так и не осмелился закурить в почти священном для сталкеров месте.

Марк коротко взглянул на Сенатора. Шаман просил провести его через Заслон. Он, Марк, выполнил просьбу. Чего же Сенатор хочет? Быть простым наблюдателем? Что ж, его право.

Борланд сидел, сцепив пальцы и опустив голову.

– Эй, – позвал его Марк.

Борланд повернулся и безучастно посмотрел на него. Марк несколько натянуто улыбнулся:

– Мы дошли.

На лице у Борланда не дрогнул ни один мускул.

– Наша экспедиция завершена, – сказал Марк. – Мы прошли даже дальше, чем договаривались. Спасибо тебе за все. Я обещал тебе артефакты. Они тут есть, просто их нужно поискать. Я могу показать тебе…

– Нет здесь артефактов, – перебил его Борланд.

– Они есть, просто…

– Помолчи.

Борланд встал, прошел вперед и остановился у первого ряда кресел. Его мощная фигура на фоне светлого, хоть и потемневшего от времени экрана смотрелась особенно внушительно.

– Здесь нет никаких артефактов, – повторил он. – Если бы ты пожил в Зоне столько, сколько я, то сам научился бы распознавать необходимые условия для возникновения артефактов. Но поговорить я хочу о другом.

Он помолчал, обвел всех взглядом и продолжил, вновь обращаясь к Марку.

– С тех пор как началась эта экспедиция, я постоянно старался понять, что движет тобой. Ты был очень загадочен, Марк. И я терпел это. До поры до времени.

– Мы с тобой договорились, – возразил Марк. – И решили, что я не стану выкладывать свои мотивы.

– Небольшая поправка. Я решил единолично, что до определенного момента буду терпеть твои секреты. И не более того. Но дальше я терпеть не намерен.

– Если ты считаешь, что я планировал кинуть тебя с артефактами, то ты не прав. Ты можешь пойти со мной туда, куда я скажу, в последний раз меня послушаться. И артефактов тебе хватит до конца жизни.

– Я передумал, – произнес Борланд, и температура в зале словно упала. – Мне вполне будет достаточно, если ты просто расскажешь, что все это значит.

– Что ты хочешь узнать?

– Сейчас я перечислю, что меня интересует. Ты очень не похож на обычного сталкера, Марк. В ночь перед выходом, пригласив Технаря и Патрона в команду, я с их помощью и при участии нужных людей узнал о тебе все. Когда ты пришел в Зону, как, что с собой пронес и чем занимался. И так и не смог прийти к определенному выводу. Но в одном я был уверен точно: в твоих действиях есть система. Ты пришел в Зону в таком виде, словно, наоборот, вышел из нее. Снаряжение, уровень знаний, опыт сталкера со стажем… Хотя и со специфическим стажем. Простая сталкерская куртка, в которой даже по Кордону бродить опасно. Хорошая техника стрельбы, уникальные способы обезвреживания аномалий, полное отсутствие навыков лидера. Отдельный приз достается хрустальной фляге с концентрированной аномалией внутри в качестве секретного оружия. Все наводило на мысль об опытном сталкере-одиночке, покидающем Зону с беспорядочным набором остатков снаряжения и трофеев. С той существенной разницей, что ты не уходил, а приходил. Взял с собой кучу артефактов, которых нет на Кордоне и точно нет за пределами Зоны… Конечно, если в мире нет другой Зоны.

Сенатор с интересом поднял голову. Эльф нервно облизнул губы.

– Ты сошел с ума, – сказал Марк. – Нигде в мире больше нет другой Зоны.

– Может, и нет, – ответил Борланд. – Может, и есть. В любом случае, я не рассчитываю получить от тебя честный ответ. Но я еще не закончил. Согласно полученным сведениям, у тебя с собой было еще кое-что. Весьма заметный предмет, хотя и не уникальный. Не хочешь сказать всем, что это?

– К чему весь этот допрос? – спросил Марк.

– Тогда я отвечу сам. Ты пришел в Зону с гитарой.

Орех чертыхнулся про себя. Он совершенно забыл, что как раз на это ему указывал старый проводник Мифуна в баре.

– Я взял ее по глупости, – спокойно ответил Марк. – И разбил на второй же день.

Борланд взглянул на Эльфа:

– Эльф, ты ничего не хочешь добавить?

– А что я, я вообще ни при чем… – смущенно пробубнил длинноволосый сталкер и отвернулся.

Борланд вновь перевел взгляд на Марка:

– Марк, посмотри на меня и скажи, что гитара, которую ты откопал в Рыжем лесу, не твоя.

Марк посмотрел на него.

– Не мог бы ты повторить вопрос? – попросил он.

Борланд моргнул.

– Но перед этим подумай, что я имею право послать тебя к черту и покинуть вас всех навсегда. Я предлагал тебе артефакты, ты отказался. Наши обязательства друг перед другом снимаются. Экспедиция закончена, и закончена успешно. Если ты намерен и дальше надоедать мне, то я вас покину. И раз уж мы заговорили об этом… То я в любом случае сделаю это до того, как зайдет солнце.

– Хорошо, – произнес Борланд ровным голосом. – Тогда я пока что снимаю вопрос, а ты посидишь какое-то время. Договорились?

Марк никак не отреагировал.

– Продолжу, – сказал Борланд. – Итак, ты уже в самом начале вызвал достаточно вопросов, чтобы тебя на всякий случай тихо похоронили в аномалии. Но народ на юге Зоны вежливый. И теперь я перехожу к самой экспедиции, точнее, к особенностям ее маршрута. Три точки Зоны. Столько мы, по твоим словам, должны были посетить, чтобы снять Заслон. В первой ты просмотрел документацию и отказался взять ее с собой, но милостиво позволил сделать это мне.

Борланд вынул из кармана вчетверо сложенный листок бумаги и развернул его.

– Узнаешь?

Марк не отвечал, настороженно глядя на Борланда.

– Это именно та бумажка, в которую ты тогда ткнул пальцем и сказал, что это как раз то, что нужно. Я потратил достаточно времени, чтобы изучить все, что тут написано. И не нашел там совершенно ничего ценного. Я даже уверен, что ты по памяти не скажешь, что тут написано. И в самом деле, кому может понадобиться обращенное к повару пожелание встретить за ужином мясные тефтели, от руки нацарапанное на чистом бланке путевого листа?

Орех широко открыл глаза. Эльф хохотнул.

– На координаты схрона, согласись, похоже мало, – Борланд убрал листок. – Дальше мы посетили Темную долину, в которой лично я потерял достаточно много, во всех отношениях. Меня не было с тобой в лаборатории, но журнал я все же раздобыл. Это случайно не он?

С этими словами Борланд вытащил из другого кармана свернутый трубкой журнал.

Марк прикрыл глаза, откинулся на спинку кресла и сцепил руки на животе.

– Эта штука еще меньше походит на какие-либо координаты или шифр. Хотя там тоже куча разной ерунды. А с третьей лабораторией получилось совсем непонятно. Мы туда не пошли. Тебя удовлетворил подземный отсек в лагере ученых. И знаешь, что мне показалось необычным? То, что он был пуст.

Орех тихо присвистнул и покосился на Марка с опаской.

– И теперь в воздухе повисает новый вопрос, – сказал Борланд. – Какая связь может быть между наугад выбранной запиской, журналом для заметок и полным отсутствием третьего документа?

Борланд по очереди посмотрел на каждого из четырех сталкеров. Все сидели неподвижно.

– Полагаю, на этот вопрос ты тоже не ответишь, – сказал он, швыряя журнал на пол. – Поэтому отвечу я сам. Связи никакой. Эти бумаженции тебе не нужны. И никогда не были нужны.

Марк открыл глаза, глядя на Борланда как на актера на сцене.

– Наконец, мы подошли к Заслону, – продолжал тот. – Где благополучно и выяснилось, что весь предыдущий путь, потеря двух напарников, все проблемы, которые мы преодолели с таким трудом, были ради того…

Борланд перевел дух и, не сдержав эмоций, выкрикнул:

– Чтобы ты пришел в Рыжий лес, к своему собственному схрону, и снял Заслон тем способом, о котором знал заранее. Заранее!

Борланд пнул ногой журнал, заставив его отлететь в сторону, и подошел к тому ряду кресел, где сидел Марк.

– Пользуясь при этом заранее заготовленной гитарой, – тихо сказал он. – Ты меня за идиота держишь? За каким дьяволом тебе понадобилось ползать по подземельям, подставляя всю команду под удар, если это не было нужно?

Марк поднял на него тяжелый взгляд:

– У нас был договор. Я должен снять Заслон, ты должен меня сопровождать.

– Да, мать твою! Договор. Нечестный договор. Я не знаю, какого хрена ты забыл в лабораториях, но, что бы там ни было, это не имеет отношения к Заслону. А имеет самое прямое отношение к нам. Потому что Патрон и Технарь погибли на пути к этому. А я, Орех и Сенатор рисковали шкурой, чтобы помочь тебе выполнить, как оказывается, совершенно левое задание! Теперь отвечай мне, что все это, черт бы тебя побрал, значит?!

Марк поднялся.

– Ты хочешь ответ? Ну, хорошо.

Он взял с соседнего кресла свой рюкзак.

– Вот тебе ответ. Видеть тебя не хочу. Винтовку свою можешь забрать, мне она больше не понадобится. Я ухожу. Вздумаешь меня преследовать – прибью.

Он выбрался из ряда и пошел к выходу.

Борланд быстрыми шагами догнал его. Марк резко повернулся, выставив рюкзак перед собой, и Борланд ухватился за лямки.

– Что? – спросил Марк со злостью. – Остановишь меня?

Борланд покачал головой.

– Нет, – сказал он, не отпуская рюкзак. – Ты прав. Я не имею оснований тебя задерживать. Но ты же не будешь против, если я посмотрю, что за шмотки ты принес с собой. Так ведь?

Он чуть улыбнулся с горечью в глазах и тут же, рванув рюкзак на себя и повернувшись на месте, выдернул его из рук Марка. Прикрывая рюкзак корпусом, как футболист прикрывает от соперника мяч, Борланд быстро расстегнул молнию и вывернул содержимое на пол.

Зеленый костюм вывалился первым. Следом посыпались две аптечки, три магазина к G36, несколько банок с едой и разнообразные артефакты. Последним выпало что-то, завернутое в белую ткань. Сверток покатился по наклонному полу, развернулся, и там обнаружился черный кристалл.

– Доволен? – спросил Марк.

Борланд оглядел предметы на полу. Никаких идей у него не возникло.

– Вполне, – ответил он и всучил пустой рюкзак Марку.

– Я, пожалуй, пойду покурю, – неуверенно сказал Эльф. – Я быстро. Тут, у дверей.

Вставший было Сенатор снова сел в кресло и отвернулся. Подошедший Орех забрал у Марка рюкзак и принялся собирать в него вещи.

– Знаешь что, – сказал Марк, – мы через столько всего прошли. Спасали друг другу жизнь, и не по одному разу. Я уже было решил, что мы стали друзьями.

– Да, – подтвердил Борланд. – Мы действительно через многое прошли. Но только когда я буду знать, через что именно, я смогу сказать, сделало ли это нас друзьями.

Никто из них больше не проронил ни слова, пока Орех не вернул рюкзак Марку.

– Костюм я складывать не умею, поэтому затолкал кое-как… – виновато произнес он.

– Спасибо.

Марк взял рюкзак за лямки и, ни на кого не глядя, коротко сказал:

– Прощайте.

Он повернулся спиной к Борланду и Ореху и шагнул к выходу. Чтобы наткнуться на ствол пистолета.

У выхода стоял Эльф.

– Дай сюда! – прошипел он с такой яростью, что Марк растерялся.

Эльф выхватил у него рюкзак и отскочил назад, не опуская пистолета.

– Ты что, сдурел? – изумленно спросил Марк.

Эльфа словно подменили. Ярость исказила его лицо, безумные глаза сверлили сталкеров с ненавистью фанатика.

– Вы все жалкие черви! – закричал он. – Не подходите! Всех поубиваю!

– Эй, эй, тише, тише, тише, – начал приговаривать Борланд, делая успокаивающие движения руками. – Все нормально, парень. Ты чего чудишь? Хочешь выбраться отсюда? Мы тебе поможем…

Он сделал осторожный шаг к Эльфу.

– Назад! – крикнул тот и выстрелил вверх, отчего Борланд сразу же замер на месте.

Длинноволосый сталкер, шумно дыша, впился глазами в Марка:

– Ты… ты! Ты недостоин властвовать над ним!

– Спокойно, – ровным голосом сказал Марк. – Тут все свои.

– Свои?! – взвился Эльф, сорвавшись за визг. – Я никогда не был с вами! Вы, сборище недоумков! Я убью вас всех!

– Тише, – медленно проговорил Борланд. – Ах ты гад. Не зря я тебе морду разукрасил. Не хочешь еще раз? Я – очень.

– Сила Монолита со мной! – произнес Эльф, широко раскрыв глаза. – Он зовет меня! И я иду к нему! Я иду…

– Что? – тихо спросил Марк.

– О, нет, – пробормотал Борланд.

– Он зовет меня… – страстно пролепетал Эльф. Пистолет в его руке затрясся.

– Приготовься, – еле слышно сказал Борланд Марку.

– Монолит зовет…

Эльф закатил глаза и покачнулся.

Борланд и Марк одновременно рванулись на него. Пистолет выплюнул свинцовую смерть.

Падая и теряя сознание, Марк успел услышать неразборчивые вопли, которые сопровождало несколько выстрелов. Тьма навалилась на него, и мир исчез.

…Он пришел в себя, когда кто-то нажал на определенные точки на его лице. Марк со стоном повернул голову. Пелена, застилавшая зрение, постепенно спадала.

– Что случилось? – спросил он, едва услышав собственный голос.

– Все хорошо, мой друг, – ответил голос Сенатора, под который хотелось снова заснуть. – Ты легко отделался.

Собравшись с силами, Марк сел на полу. Боль пронзила тело. Болели грудь и живот. Марк осмотрел себя и обнаружил отметины пуль на костюме.

– Тебе очень повезло, – сказал Сенатор.

Он сидел на корточках рядом с Марком. Его лицо было серым, и он придерживал одну руку другой.

– Ты ранен!

– Пуля застряла в кости, – произнес Сенатор с вымученной улыбкой. – Но мне это не доставляет столько боли, сколько доставило бы вам. Я вытащу ее сам.

Марк поискал взглядом вокруг себя. Борланд сидел, прислонившись к стене. Глаза его были закрыты.

– Он жив, – заверил шаман. – Ему досталось четыре пули, но и защита его костюма получше, чем у твоего. Врачебной помощи не понадобилось.

Марк, держась за кресло, поднялся на ноги.

– А где Орех?

Сенатор тоже поднялся. Проследив за его взглядом, Марк сделал шаг и заглянул в проход между рядами.

Молодой сталкер, закрыв глаза, лежал на спине и зажимал руками рану на животе.

Марк свалился в кресло рядом с ним и потерянно прошептал:

– Орех…

– Его костюм не такой прочный, как ваши, – сказал Сенатор. – Ему досталась всего одна пуля. Но она, к сожалению, достигла цели. Я использовал все ваши аптечки и сделал, что мог.

– Он выживет?

Шаман вздохнул:

– Увы, я не всесилен…

Марк закрыл лицо руками.

Борланд дернул головой и хрустнул шеей.

– Где Эльф? – спросил он сиплым голосом.

– Ушел, – ответил Сенатор. – Я не стал преследовать его, нужно было помочь Ореху. Рюкзак Марка он унес с собой.

Борланд, кряхтя, встал и, шагнув к креслам, взглянул на умирающего сталкера.

– Ну что, Марк? – произнес он. – И что теперь делать? Посмотри на него.

Марк ничего не ответил, и Борланд повторил громче:

– Посмотри на Ореха!

Марк отнял руки от лица.

– Достаточная ли это цена для того, чтобы ты открыл свои секреты? Мне ты не хочешь говорить. А ему скажешь? Он имеет право знать?

У Марка задрожали губы.

– Марк, – сказал Сенатор, садясь в кресло предыдущего ряда, – послушай своего друга. Их у тебя не так много осталось. Успокой собственную душу. Расскажи нам все. А я пока займусь своей раной.

– Да, – сказал Марк. – Я расскажу вам все…

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 597