Глава 19 Схрон Рыжего леса

Самая северная из доступных территория Зоны встретила сталкеров мрачным и унылым пейзажем. Теперь справа от дороги возвышались неприступные скалы, а слева тянулся мертвый лес с неестественно ржавой листвой. Казалось, острые края листьев могли посоперничать с бритвами, и это было недалеко от истины.

Вскоре команда поравнялась с поднятым шлагбаумом возле КПП.

– Везде одно и то же, – пробурчал Орех. – Заводы, шлагбаумы, какие-нибудь стройки.

– На развитие земель было потрачено довольно много сил, – сказал Борланд. – Люди работали с радостью, строили на совесть. Но получилось, как всегда… Ну, вперед, к Заслону.

Марк покачал головой и остановился:

– Не совсем так. Сначала в другое место.

– Это куда же еще? – спросил Борланд.

– Думаю, вы хотели бы знать, зачем мы посещали подземелья.

Борланд присвистнул:

– Неужели я дожил до момента истины? Мы все внимательно слушаем.

– Не думайте, что я буду сильно вдаваться в детали, – сказал Марк. – Потому что я в них вообще не буду вдаваться. Если коротко, то мне недоставало всего лишь одной детали. А именно, мне нужно было узнать, где находится тайник в Рыжем лесу.

– Что за тайник? – поинтересовался Орех.

– Там спрятано то, что способно влиять на энергетическую оболочку, которую вы называете Заслоном.

– Оружие? – спросил Сенатор.

– Вроде того, – усмехнулся Марк. – Скажем так: это за свою историю разбивало множество сердец.

Борланд взглянул на него:

– Ты не можешь прямо сказать?

– Я лучше покажу, – ответил Марк. – За мной.

Он свернул с дороги и направился в лес.

– Эй, Марк, нас подожди, – крикнул Борланд и шагнул за ним. – Чей это схрон, кто его сделал?

Изнутри КПП послышался стук.

Тут же на будку были направлены три ствола. Команда молча переглянулась и подошла поближе к запертой на висячий замок двери, в которую кто-то отчаянно молотил.

– Стоит открыть, – сказал шаман.

– А случайно не ну его на хрен? – возразил Борланд.

Стук прекратился – кто бы ни находился внутри, он не мог не понять, что его услышали.

– Знаете, – протянул Орех, – это мне кое-что напоминает.

– Точно, – сказал Марк. – Думаю, не у одного меня ощущение дежавю.

– Я поставлю всем пиво, если там снова окажется то же рыло, – пообещал Борланд.

Одиночным выстрелом Марк сбил замок. Сенатор подошел к двери и толкнул ее.

Сталкеры не смогли сдержать короткого приступа хохота, глядя на растерянное лицо находящегося внутри человека с длинными светлыми волосами.

– Выходи, – пробурчал Борланд, опустив оружие.

Эльф вышел из будки.

– Здравствуйте, – сказал он.

– Тебе тоже привет, – ответил Марк. – Как ты оказался здесь?

– Шел по артефакты с напарником, – ответил Эльф, смущенно улыбаясь. – Ушел из Темной долины через час после вас. В Баре встретил одного знакомого, решили выйти на промысел. Но он обманул меня и запер здесь, пока не найдут «монолитовцы».

– А нашли мы, – сказал Орех.

– Да, спасибо. Я затаился, когда услышал голоса, а затем крикнули: «Марк, подожди!» – и понял, что это вы.

– Понятно, – сказал Марк. – К югу отсюда чисто. Можешь идти.

– Спасибо, я… – Эльф замялся. – А можно мне с вами? Я не могу вернуться с пустыми руками, автомата нет, и все добро у напарника осталось. В Зоне я много кому должен. Мне нельзя назад.

Борланд потер подбородок. Старый долг, грузом висящий на его шее, требовал платежа. Он глянул на Марка и встретил понимающий взгляд.

– Хорошо, – сказал Борланд, вытаскивая «вальтер» и протягивая его обрадованному Эльфу рукояткой вперед. – Мы тут, надеюсь, ненадолго. Если что полезное отыщешь до Заслона, все твое. Пойдешь замыкающим.

– Спасибо, – повторил Эльф.

Команда вошла в лес.

– Это не помешает планам? – шепнул Борланд, подойдя к Марку.

– Помешает ли нам человек, вместе с которым мы прошли тоннель в Агропроме? Нет. Не думаю. Он не может помешать. Да и планов, по сути, больше не осталось.

– Ты так и не сказал о схроне. Чей он?

– Чтобы узнать все, мне нужно видеть сам тайник.

Борланд начал вспоминать содержание обоих документов, найденных ранее. Ничего похожего на координаты тайника там, кажется, не было.

– Хотел бы я постичь ход твоих мыслей, – сказал он.

– Он прост. Но не каждого заинтересует.

– А я всегда хотел стать эрудитом.

– Тогда объясни, почему здесь такая необычная растительность?

Борланд осторожно уклонился от острого листка и ответил:

– Что тут объяснять? Зона.

– Я могу дать тебе аналогичное объяснение. Я здесь именно потому, что существует Зона.

– Не говори мне, что это твое призвание.

– Я не верю в призвания. Только в самоконтроль.

– Ну, почему же, – усомнился Борланд. – Есть, например, люди, которым изначально хорошо даются цифры. А другой их видеть не может без отвращения, он вообще в душе своей художник.

– Наши таланты – всего лишь начальный капитал, данный нам природой. Никто не устанавливает для нас правила поведения. Проявив немного трудолюбия, в любом деле можно склонить весы в нужную тебе сторону.

– Звучит как хороший повод обговорить подробности за ящиком пива.

– Не думаю, что у нас будет возможность для этого.

– Мне удастся когда-нибудь привить тебе хоть немного оптимизма?

Марк остановился у небольшой поляны, если так можно было назвать свободное от бурых деревьев выжженное, с редкими порослями фиолетовой травы пространство. Там лежал полуразвалившийся вертолет.

– То, что я нахожусь здесь, уже порождено оптимизмом, – сказал Марк. – Необъяснимым и нелогичным, держащимся на слабой надежде оптимизмом.

Он подошел к вертолету. Туго набитый рюкзак с упакованным защитным костюмом упал на землю, прокатился пару метров и замер, прислонившись к покореженной кабине. Рядом легла винтовка.

– Это оно и есть? – спросил Борланд.

– Да.

Марк опустился на колени и вытащил клинок из ножен на левом рукаве. Воткнув его в землю перед вертолетом, сталкер заметил, что нож входит только до половины лезвия. Едва заметная улыбка скользнула по его лицу. Марк начал копать, рукой отгребая землю.

Борланд, Сенатор, Орех и Эльф стояли поодаль, не делая попыток помочь или помешать ему. Все понимали, что это личное дело организатора путешествия.

Орех чувствовал душевный подъем, глядя, как его кумир в натуральном смысле слова докапывается до истины.

Борланд подумал было о том, как в Зоне относятся к присвоению чужих схронов, но, в порядке исключения, оставил эти суждения при себе.

Сенатор смотрел по сторонам, словно следя за реакцией Зоны на вмешательство в ее секреты.

Эльф с удивлением наблюдал за действиями Марка. Он не упустил выгодного момента, чтобы перекурить, и сейчас дымил сигаретой, делая глубокие затяжки.

Наконец Марк закончил копать и поднялся, глядя на что-то, лежащее перед ним.

– Думаю, вам будет это интересно, – сказал он, вытирая испачканные землей руки о комбинезон.

Команда подошла поближе.

Первым дар речи обрел Борланд. Присев на корточки рядом с открытым ящиком, врытым в землю, он предположил:

– Похоже, тебя накололи.

– Нет, – ответил Марк. – Это именно то, что нужно.

В тайнике лежала гитара.

Орех смотрел на нее во все глаза. Он никогда раньше не видел таких. Гитара была во много раз лучше всех, что имелись в Зоне, вместе взятых.

Марк бережно вытащил ее и оглядел со всех сторон.

– Чудесно, – прошептал он и провел пальцами вдоль нейлоновых струн.

– Это то, за чем мы шли? – спросил Борланд. – Или я чего-то не понимаю?

Марк его не слышал. Присев на рюкзак, он положил гитару на колено и начал настраивать, пробуя струны и подтягивая колки.

– Короче, Орех, дуй в лес, нарви укропу и приволоки пару фазанов пожирнее, – распорядился Борланд. – Сенатор, снимай плащ, будет вместо подстилки. Эльф тем временем наколет дров, а я разведу костер.

– Твое недоумение вполне понятно, – сказал Марк. – Но это должно помочь нам в завершении последнего этапа операции.

– Достаточно. Если ты сейчас скажешь, что намерен бить гитарой по куполу, я тебе поверю.

– Ты сам все увидишь. Лучше прикрой путь до Заслона. Все это закончится через сотню метров.

Не выпуская гитару из одной руки, Марк другой рукой поднял рюкзак и нацепил на плечо. Наклонился и забрал винтовку. И уверенно направился дальше.

Борланд обогнал его. Где это видано, чтобы в голове цепочки сталкеров шагал человек с гитарой!

Через две минуты группа вышла из Рыжего леса.

Открывшаяся перед ними картина впечатляла. Борланд находился у Заслона уже в шестой раз, но понимал, что никогда не привыкнет к эпическому зрелищу. Плотная стена, словно состоявшая из крепко сбитого дыма, огибала огромный участок Зоны плавной дугой и поднималась вверх, к небесам. Справа и слева была видна узкая полоса земли между Заслоном и лесом. Где-то дальше заканчивался Барьер. Это была крайняя северная точка Зоны, свободная для доступа. По данным спутникового наблюдения, диаметр Заслона составлял пятнадцать километров. Рассмотреть подробности спутник по необъяснимым причинам отказывался. Один раз он уже сломался, когда долго разглядывал Заслон своими сверхсовременными линзами. Борланд всегда считал, что это обычная легенда Зоны. Но, когда оказывался у Заслона, был готов верить во все подряд. Магический купол являлся убедительным подтверждением тезиса о том, что в мире много чудес.

Орех, которому это зрелище было в диковинку, обалдело разглядывал Заслон с открытым ртом.

Сенатор и Эльф не проявили особых эмоций – первый в традиционной манере прикрыл глаза, второй осмотрел стену и снова закурил.

Марк окинул взглядом Заслон, снял рюкзак и присел на него. Левую ногу он вытянул немного вперед, положил на нее инструмент, и таинственная завеса Зоны впервые услышала звук гитары.

Сталкеры благоговейно внимали. Даже человек, которому в детстве на ухо наступил контролер, с первых нот понял бы, что Марк играет профессионально. Похоже, это была импровизация. Музыка разительно отличалась от звуков, которые приходилось выслушивать этой печальной земле за многие годы.

И Заслон начал меняться.

Волны дыма на поверхности купола несколько замедлили свое движение, затем поменяли направление. Сталкиваясь, темно-серые сгустки неведомой материи создавали небольшие фонтаны и завихрения. В одном месте их цвет сменился на светло-серый, и это пятно стало растекаться по всему куполу. Вскоре вся видимая часть Заслона превратилась в буйствующую феерию светлого дыма, который реагировал на звуки гитары мириадами колебаний, слившихся в общий танец. Купол слегка изогнулся и рассеялся на множество дымчатых формаций, быстро слившихся в одно гигантское облако. Облако пульсировало в такт музыке.

Эльф упал на спину, в страхе глядя на огромную дымчатую фигуру, похожую на вышедшую из моря нимфу. Он был не единственным, для кого облако превратилось в танцующую девушку. Ничего больше не замечая вокруг себя, Орех упал на колени и стал молиться. Борланд за все время лишь один раз нашел в себе силы перевести взгляд на Марка, а Сенатор словно окаменел.

Облако стало расплываться, теряя очертания. Когда гитара умолкла, оно воспарило вверх и развеялось.

Заслона больше не существовало.

Марк поднялся в полной тишине, глядя на раскинувшуюся перед ним долину. Сделав несколько шагов вперед, сталкер ступил на землю, о которой годами мечтали все, кто имел хоть какое-то отношение к Зоне. Он повернулся и посмотрел на свою команду. Взгляд его был уверенным и решительным. Так могли выглядеть только великие первооткрыватели, и никто не сомневался, что Марк действительно был из их числа и навсегда им останется.

– Поздравляю тебя, мой друг, – сказал Сенатор, и в его голосе проскользнули эмоции. – Тебе удалось.

Борланд подошел поближе и посмотрел на новый пейзаж. Он старался запомнить каждое мгновение и знал, что никогда не увидит ничего более удивительного. Теперь он был полностью спокоен и уверен в том, что человек может добиться желаемого. Все предыдущие испытания стоили того, чтобы быть здесь. Здесь и сейчас.

Марк снова посмотрел на долину.

– Припять, – сказал он. – Там, впереди, город отчаяния.

– А за ним Чернобыль, – добавил Сенатор.

Отсюда был виден и безжизненный город, и атомная электростанция. Воздух был пропитан присутствием чего-то опасного, чужеродного. Это была Зона, такая, какой она стремилась сохранить себя, властвуя над мертвым городом, сокрывшись от людей под непроницаемым колпаком, оберегая свои секреты с помощью самых страшных ловушек.

Борланд, как никогда раньше, почувствовал себя сталкером до мозга костей. Его тянуло туда, вперед, к нехоженым дорогам. Он сразу подумал, что облако могли увидеть даже с самых южных территорий Зоны и что сюда, быть может, уже летят военные вертолеты. Хотя вряд ли – сначала военные проведут разведку с помощью сталкеров. Или забросят боевой отряд «монолитовцев». В любом случае, у них есть не менее часа, а то и суток, прежде чем кто-то организует бросок в Припять.

Однако, думал он, спешить не следовало. Зайти в новую Зону было можно, но недалеко. Полноценную экспедицию нужно совершить позже, после хорошего отдыха, с новым оружием и снаряжением.

– Кто-нибудь идет туда? – спросил Марк.

– Сейчас нет, – ответил Борланд.

– А когда?

– Ты торопишься?

– Может, немного посидим? – робко предложил Орех. – Подумаем, что дальше делать.

Борланд посмотрел на Марка. Тот молчал.

Может быть, вся задача Марка сводилась именно к тому, чтобы снять купол и этим удовлетвориться, но Борланд не хотел в это верить. Он старался найти связь между всеми странными действиями Марка и результатом, однако детали никак не хотели складываться в общую картину.

Пять минут спустя Марк и Орех с Эльфом сидели кружком и насыщались консервами, изредка поглядывая на север. Сенатор расположился чуть поодаль, он не отводил взгляда от ЧАЭС. Борланд, оккупировав гитару Марка, наигрывал сталкерский трэш из местного фольклора. Играть на нейлоновых струнах было не очень удобно, но ему нравилось. Тем более что мысли его были далеко, хотя ничего путного в голову не приходило.

Сказав собеседникам что-то смешное, Эльф поднялся и подошел к Борланду.

– Ну, ты как? – как-то смущенно спросил Борланд.

Эльф с удивлением посмотрел на него:

– Нормально.

– Я тебя… того… не очень сильно?

Эльф понял и махнул рукой:

– Пустое. Со мной такое не в первый раз. Но никто не давал мне за это блок сигарет. Я бы даже сказал, оно того стоило.

Борланд кивнул.

– Я видел, как хоронили твоих друзей, – сказал Эльф.

У Борланда кольнуло внутри, и он помрачнел.

– «Долговцы» закопали их у старой мельницы. Патрона и Технаря положили рядом, вместе с четырьмя людьми клана. Отдельно от мародеров.

Борланд промолчал и лишь постукивал пальцами по корпусу гитары.

– Вы сняли Заслон, – сказал Эльф, прикуривая новую сигарету от огонька старой. – Я впечатлен. Никогда не видел ничего подобного. Странно, что вы не сделали этого раньше.

– А когда раньше? – недоуменно спросил Борланд. – Как дошли, так и сделали.

– Ну, не мне решать, конечно… Но, если бы я знал, как прорваться через Заслон, и мог это сделать, то не стал бы терять времени. Не знаю, что может быть важнее этого.

– Мы и не знали, – сказал Борланд. – Марк понял это только недавно.

– Как же недавно, если это его собственная гитара?

Не вникнув в смысл последних слов, Борланд опустил голову и уставился на красивый инструмент. Внезапно у него пересохло в горле.

– Что ты сказал?

– Да ничего… Я говорю, непонятно, зачем устраивать схрон с гитарой в Рыжем лесу и потом где-то бродить целую неделю.

– Но это же не тайник Марка. Он никогда тут не был. Я за это ручаюсь.

– Не был, – согласился Эльф. – Этот схрон устроили по его приказу.

Борланд ошалело потряс головой.

– Эй, тебе нехорошо? – обеспокоенно спросил Эльф.

Борланд сглотнул и сказал, стараясь, чтобы голос звучал твердо:

– Все в порядке. Откуда тебе известно про схрон?

– Откуда известно мне?! Да это кому только не известно! Половина Бара тебе подтвердит, что на прошлой неделе с Кордона на север прошло двое шакалов из клана «Грех», и у одного была гитара! Поскольку им самим такой гитары не достать, то ясно, что они выполняют какое-то задание. Или ты хочешь сказать, что не знал, что именно Марк раскапывал в собственном схроне?

– Постой, – Борланд поднял ладонь. – Ты точно уверен в своих словах?

– Чел, это не подлежит сомнению. Гитара принадлежит Марку и была его собственностью с самого начала. Он пришел с ней в Зону. И эта яма у вертолета – его собственный тайник. И всегда им был.

Эльф выбросил окурок и пожал плечами:

– Да и вообще, почему бы тебе не спросить у него самого? Смотри, он уже идти собирается.

Марк с помощью Ореха снова пристраивал рюкзак на плечи.

Когда Борланд с Эльфом приблизились, Марк сказал:

– Мы идем в Припять. Вы с нами?

– Да! – воскликнул Эльф.

– Тогда вперед.

Марк уверенно зашагал на север. Орех с Эльфом направились за ним.

Борланд, чувствуя себя как человек после жестокого розыгрыша, молча смотрел им вслед.

– Вперед? – тихо сказал Борланд. – Конечно, вперед. У меня вопросы к тебе. Много вопросов. И ты, клянусь честью, ответишь на все.

Бросив гитару на землю, он до боли сжал руку в кулак и пошел за Марком.

Оставшийся в одиночестве шаман бережно спрятал гитару обратно в схрон, закрыл крышку ящика и наскоро присыпал землей. Прислушавшись к чему-то, он отправился догонять своих товарищей. Разбитый вертолет грустно махнул ему на прощание лопастью винта, слегка покачнувшейся под порывом радиоактивного ветра Зоны.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 627