Глава 17 Болт это сила

Марк направился в комнату, где расположился Доктор.

Глядя на ошеломленного Ореха, Борланд готов был держать пари, что сам выглядит так же.

– Кто-нибудь объяснит мне, что все это значит? – спросил он.

– Только не я, – сказал Орех.

– Не тревожьтесь, друзья мои, – подал голос Сенатор. – Можно только радоваться, что одной проблемой у нас меньше.

– Когда я чего-то не понимаю, – заявил Борланд, – это значит, что на одну проблему у меня больше. А может, даже на полторы.

Марк набросил рюкзак на плечи и взял винтовку. Доктор, крутанувшись на кресле, повернулся к сталкерам:

– Уже уходите? Так быстро?

– Да, дела не ждут, – сказал Марк.

– Я вас запомню надолго. Вы просто уникальная команда. Пожалуй, соблаговолю проводить вас.

– И чем же это мы так уникальны? – полюбопытствовал Борланд, но Доктор предпочел сделать вид, что не расслышал вопроса.

Когда они уже были в двух шагах от выхода, внутренняя дверь распахнулась, и в бункер ворвались четверо крепких мужчин в камуфляже и масках. На выходящих уставились черные дула «абаканов».

– Ой-ой, – сказал Борланд, поднимая руки. – Вы кто, ребята?

– Все на выход! – прорычал один из налетчиков. – По одному! Стволы оставить!

Команду обыскали и забрали все оружие. Двое держали выходящих под прицелом, еще двое сверлили их взглядом в тамбуре. Марк вышел последним, за Болотным Доктором.

Вокруг входа расположился с десяток таких же бойцов с автоматами. Лишь у двоих были снайперская винтовка и «РПГ». Неподалеку стояли три армейских джипа. В центре возвышалась крепкая фигура человека средних лет в военной форме с нашивками полковника.

– Это все? – спросил он тихим, но вселяющим трепет голосом.

– Так точно, сэр, – отчеканил последний боец, вышедший из бункера.

«Сэр?» – подумал Марк с удивлением.

– Сталкеры, – сказал полковник на чистом русском языке, явно родном для него. – И Доктор. Очень интересно. Я даже знаю, что с вами делать. Что же вы так плохо с Доктором поступили?

Борланд удивленно поднял брови.

– Мы не… – начал он, но полковник выхватил пистолет и выстрелил в землю у ног сталкера.

Звук выстрела разорвал туман, спугнув спустившихся было ворон. Борланда обдало брызгами грязи.

– Это удобнее, чем орать «молчать» во все горло, – спокойно сказал полковник.

Борланд покорно кивнул.

– Вот так-то лучше, – полковник опустил пистолет. – Думаю, не нужно лишний раз говорить, что я имею полное право расстрелять всех вас на месте.

Ответом послужило молчание.

– И тем не менее я это сказал, – добавил полковник. – Значит, этот раз был не лишним. А сказал я, чтобы дать вам понять: вы мне обязаны уже самим фактом того, что все еще дышите.

Он окинул взглядом всю команду.

– Мне неинтересно, куда вы идете и зачем. Конечно, вы искали здесь ученых, чтобы сбыть им что-то из хабара. Что именно, мне тоже неинтересно. Значение имеет лишь то, что вы так плохо поступили с Болотным Доктором. Пустили ему пулю в лоб, разграбили бункер и были убиты при попытке к бегству.

Марку понадобилось все самообладание, чтобы хранить молчание.

– Есть и другой, более приемлемый для вас выход, – продолжал полковник. – Доктор останется у нас и вернется в бункер в целости и сохранности. Из остальных… – он указал на Ореха. – Ты, пацан, тоже вернешься в бункер, не хочу я брать грех на душу. Остаются трое… Многовато, пожалуй. Так, ты почему без защиты? – спросил он Сенатора.

– Мне так удобнее, – сказал Сенатор.

– Каждому свое, – хмыкнул полковник. – Ты тоже не годишься, а тратить броню на тебя жалко. Составишь компанию Доктору. А вот вы…

Он сделал шаг вперед и придирчиво, с головы до ног, осмотрел Марка и Борланда.

– Да, то, что нужно, – сказал он удовлетворенно. – Стрелять умеете?

– Умеем, – буркнул Борланд.

– Сейчас вы будете спасать ваших товарищей.

Марк напрягся. Борланд тоже был предельно собран.

– Если конкретнее, вы сделаете для меня одно дельце. Увести остальных.

Когда его приказ был выполнен, он снова обратился к Марку и Борланду:

– К северу отсюда засел снайпер. Он перестрелял нескольких моих ребят, в том числе и тех, которые были посланы его обезвредить. Кроме того, был сбит один из наших вертолетов, и я не знаю как. Мне это, черт возьми, не нравится. Вы разберетесь. В противном случае я разберусь со всеми вами. Понятно?

– Да, – мрачно сказал Борланд.

– Тогда вперед. Или есть вопросы?

– Как насчет оружия? – спросил Марк.

– Оружия? – удивился полковник. – Никакого оружия вам не положено. У меня осталась всего одна оптика, и тратить ее на вас я не собираюсь.

– Как же нам его брать? – Борланд смотрел на полковника, как на сумасшедшего. – Голыми руками?

– Как хотите. Боюсь, что, дав вам оружие, я лишь обеспечу новые проблемы своему отряду. Да и где гарантия, что вы не скроетесь, бросив своих товарищей на произвол судьбы? Впрочем, могу дать наводку. Где-то там лежат мои убитые парни. У них были хорошие стволы. Удачи.

Марк и Борланд переглянулись и пошли прочь от бункера, чувствуя, как дула «абаканов» смотрят им в спины.

– Хорошо хоть, что рюкзаки не забрал, гад, – сказал Борланд.

– У тебя там оружие?

– Увы, все позабирали. Но ими хоть прикрыться можно в случае чего. А если их бросить, то будет легче бежать.

Сталкеры осторожно шли по скользкой земле, иногда проваливаясь по щиколотку в болотную жижу. Каждый раз при этом раздавался всплеск, который был хорошо слышен в тишине.

– Вертолеты стихли, – сказал Марк.

– А как еще? Один сбит, остальные, думаешь, будут круги нарезать?

– Никаких трупов что-то не наблюдается.

– В этом тумане мы могли пройти мимо них и не заметить. На твоем бинокле детектора тепла нет?

– Нет.

– И на моем тоже. Черт! Ничего не могу придумать!

– Уверен, что сэр полковник поделился бы всеми полезными сведениями, – произнес Марк и чуть не оступился, – если бы они у него были. Значит, никакой информации у него нет. Несколько человек погибли – следовательно, ни одна из тактик нападения не помогла.

– Это все понятно. Главное другое: что ты предлагаешь делать для исполнения желания сэра полковника?

– Ничего не предлагаю, – признался Марк. – У меня нет полезных идей.

– Тогда давай бесполезные!

– Вернуться и попытаться одолеть сэра полковника с его отрядом голыми руками. На это шансов может быть побольше, чем снять снайпера, который еще непонятно как нас видит.

– Ну, нет! Это, конечно, бесполезная идея, но все же чересчур бесполезная, чтобы нам пригодиться.

– Как снайпер рассмотрел цель в таком тумане? Должно быть, они близко к нему подобрались.

– Тогда нам близко подходить нельзя.

– А что там дальше, впереди? – спросил Марк. – Ты же тут был, должен помнить.

– Так, дай подумать. Если мы не сбились с курса и идем на север, то сбоку и спереди должны быть холмы. А до них одна равнина. Никакого укрытия.

– Поищем трупы и заберем оружие.

– Какой смысл? Если они с оружием не смогли завалить снайпера, то почему это должно получиться у нас?

Впереди, в десятке метров над землей, полыхнуло что-то синее. Раздалось длинное, меняющее частоту гудение. Жижа взметнулась фонтаном и полилась на сталкеров. Они тут же упали и прижались к земле.

– Что это?! – крикнул Марк.

– Мать твою… – Борланд выплюнул жижу. – Вот пес паршивый! Ты какого хрена развалился? Бежим отсюда!

Борланд вскочил на ноги.

– Куда?! – спросил Марк, последовав его примеру.

– За мной!

Борланд принялся скакать зигзагами с одной кочки на другую. Гудение раздалось еще дважды, раздробив ствол трухлявого дерева в первый раз и взбурлив болотную жижу во второй. Марк прыгал вслед за Борландом, следя за дыханием.

Впереди проявились очертания чего-то плоского, висящего в воздухе, и Марк узнал лопасть вертолета. Потом показался и сам геликоптер, осевший на левый бок.

– Сюда! – крикнул Борланд и присел у кабины.

Марк мгновенно очутился рядом. Было жарко, внутри машины потрескивал огонь.

– Проверю оружие, – сказал Марк, показывая на обгорелое тело в остатках военной формы, лежащее в траве неподалеку.

Он подполз к трупу и, морщась, расстегнул закопченную кобуру на поясе.

– Патроны есть, – сказал он, вернувшись.

– Один «вальтер» на двоих. Хоть что-то…

– А что это гудело?

– Самый убойный ствол в Зоне, – пояснил Борланд. – Винтовка Гаусса.

– Гаусса? В Зоне и таким оружием пользуются?

– А где им еще пользоваться, как не здесь?

– Я об этом кое-что знаю, – сказал Марк, стаскивая рюкзак. – Снаряд из ферромагнетика разгоняется конденсатором и вылетает по инерции из ствола.

– Здесь кое-что другое, – покачал головой Борланд. – Используется энергия артов.

Марк вытащил из рюкзака артефакт:

– Видел такое когда-нибудь?

– Нет, – сказал Борланд, глядя с любопытством. – Что это?

– Редкий арт, порожденный аномалией Обливион.

– И чем он нам может пригодиться?

Марк с трудом нацепил артефакт на ствол пистолета.

– Разгонит пулю во много раз, – сказал он. – Наша альтернатива Гауссу. Отсюда мы можем снять снайпера.

Борланду явно понравилась данная комбинация.

– Пуля не испарится? – спросил он.

– Испарится, но энергии тепла хватит, чтобы поразить цель.

– Как ты попадешь? Ты же не знаешь, где он.

– Он выстрелит, и я определю его по вспышке.

Борланд осторожно высунулся, и снаряд Гаусса, пущенный в него, угодил в лопасть вертолета.

– У тебя хорошо получалось бегать по болотам, – сказал Марк. – Не хочешь попробовать еще раз?

– Не очень, – ответил Борланд, глядя на модифицированный пистолет в руке Марка. – Но, полагаю, вопрос был риторический.

– Сделай короткий забег и возвращайся в любом случае.

– Да уж не утоплюсь с горя, наверное.

– Тогда пошел!

Борланд вскочил и скрылся в тумане. Марк моментально высунулся и прицелился примерно туда, где находился снайпер. Синяя вспышка и специфический звук выстрела из винтовки Гаусса возвестили о том, что снайпер тоже не медлил. Прицелиться не было никакой возможности, так как артефакт загораживал весь обзор. Однако в прицельной стрельбе и не было необходимости. Мысленно молясь, чтобы у него все получилось, Марк нажал на спусковой крючок.

Пистолет дернулся в его руке. Обливион Лост разлетелся на тысячи кусков, которые сразу же испарились. Полыхнуло жаром, остро ощущавшимся даже вблизи горячей кабины вертолета. Тепловое излучение унеслось вдаль, и по Марку тут же был выпущен новый заряд из винтовки Гаусса.

Сталкер быстро спрятался за кабиной. Снайпер снова промахнулся. Тут же из тумана показался Борланд и нырнул на свое прежнее место.

– Снайпер мажет просто чудовищно, – сказал он, запыхавшись. – Я, конечно, этому только рад, но не попасть из Гаусса несколько раз подряд! Даже по движущейся цели, если вполне способен ее видеть… Это, по меньшей мере, странно.

– Но военных он все же перестрелял, – возразил Марк. – Хотя они, вероятно, не бегали.

– Ты попал в него?

– Сложно сказать, попал или нет, но это не сработало.

– А артефакт где?

– Нет его. Он одноразовый.

– И что нам теперь делать?

Марк снова сунул руку в рюкзак и вытащил два новых Лоста:

– Последняя парочка.

– Ты намерен повторить? Может, лучше разработаем новый план?

– Уже разработан. Сможешь дотянуться до той железяки?

Борланд проследил за вытянутой рукой Марка.

– Попробую. Хочешь удлинить ствол?

Он добрался до валяющегося в траве обрезка гладкой трубы и вернулся.

Несколькими движениями Марк засунул ствол пистолета в трубу. Борланд покачал головой:

– В жизни не видел ничего более безумного. В момент выстрела труба слетит, когда затвор дернется назад. К тому же ты собьешь прицеливание. Эта штука просто вылетит у тебя из рук.

– Нам нужен всего один выстрел. Придется рискнуть.

На другой конец трубы Марк нацепил один из артефактов. Второй отдал Борланду.

– Теперь слушай внимательно, – сказал он. – У нас всего одна попытка.

– Слушаю.

– Сейчас ты повторишь забег. Я встану и положу трубу вон на ту лопасть, что близко к земле. Мне нужен будет хоть какой-то упор. Затем ты пробежишь мимо меня и положишь второй артефакт на лопасть, точно перед трубой. После этого снова уходи и возвращайся только после моего выстрела.

Борланд показал на арт, сидящий на конце трубы:

– У тебя же есть один.

– Но два лучше.

Борланд потер лоб.

– Пора мне перестать удивляться твоим словам, – произнес он.

– Готов? Пошел!

Борланд снова ринулся в туман.

Придерживая трубу, Марк встал в полный рост и высунулся из-за кабины. Сейчас он был уязвим для снайпера, но очень рассчитывал на Борланда. Труба с артефактом легла на тяжелую лопасть накренившегося вертолета, свисавшую так низко, что до земли оставалось метра полтора. Снайпер выстрелил еще дважды, прежде чем Борланд, показавшись из тумана, пробежал мимо Марка, на мгновение замедлившись и положив артефакт на лопасть. От резкого движения Борланда Лост прокатился вверх по лопасти к центру винта и начал обратное движение. Снова пропела винтовка Гаусса, и ударивший поблизости снаряд дал Марку понять, что его взяли на прицел и через секунду смерть его настигнет.

Артефакт на миг оказался в нужном месте, и сталкер выстрелил из своего импровизированного ружья.

И хотя, как и предполагал Борланд, труба слетела со ствола «вальтера», девятимиллиметровая пуля успела встретить на своем пути сначала один, а потом и другой Обливион Лост. Звуковой удар был похож на взрыв. Сгусток излучения накрыл цель. Снайпер вспыхнул как головешка, гребень холма, служивший ему укрытием, превратился в жижу.

Марк облегченно вздохнул.

Борланд подошел к нему, шумно отдуваясь.

– Нелегко прыгать по кочкам, – сообщил он. – Ты попал в него.

– Да, – сказал Марк и засмеялся. – Это было что-то.

– Жив буду, обязательно расскажу об этом в баре. Ты молодец, ничего не скажешь. Ну что, пойдем назад?

Марк с сомнением посмотрел в туман:

– Чтобы нас там пристрелили?

– У нас нет выбора.

– Наши шансы договориться с сэром полковником возрастут, если мы принесем ему добавочную информацию. Например, о том, кем был снайпер. Или разыщем его людей. Может, среди них есть просто раненые. Военные ничего нам не сделают, если мы принесем живым хотя бы одного их соратника.

– Вы так думаете, сэр Марк? Они могут решить, что отыскали бы раненых и без нашей помощи.

– Мы ничего не теряем, сэр Борланд, а приобрести можем многое.

– Хорошо, будь по-твоему.

Сталкеры отошли от вертолета и начали прочесывать местность.

Вскоре Марк показал рукой:

– Смотрите, сэр Борланд, я вижу одного.

Они подошли к лежащему телу.

– Этот готов, – констатировал Марк. – О, нет! – Он быстро отвернулся.

– Да, – спокойно кивнул Борланд. – Снаряд угодил в живот. Именно так винтовка Гаусса и действует. Дырка получается сантиметров в тридцать. Зависит от того, чем зарядить и как стрелять.

– Если так, нам нет смысла искать раненых, – сказал Марк, глядя в сторону.

– Правильно. Значит, нужно возвращаться. Однако оружие этого бедняги я возьму.

Борланд нагнулся и поднял за ремень «Абакан»:

– Вот теперь мне намного лучше. Ну, что ты? Пора привыкать. Да, это мерзко, я знаю. Но что поделать?

Марк повернулся, изменился в лице и выхватил пистолет.

– Что?.. – начал Борланд.

Выстрел из «вальтера» заставил его отскочить в сторону.

– Эй, полегче! – крикнул Борланд.

– Он пошевелился! – сказал Марк, вновь целясь в труп.

– Марк, только тише, – обеспокоился Борланд, глядя на свежее пулевое отверстие во лбу мертвого военного. – Он уже давно мертв. Вот, сам посмотри! С такими развороченными кишками не живут.

В стороне раздался протяжный хрип. Борланд посмотрел туда и чуть не свалился рядом с трупом. Из тумана вышел человек. Он волочил ногу, его руки висели как плети, голова покоилась на плече. Глаза навыкате и высунутый язык довершали картину. Апофеозом служило сквозное отверстие в груди, через которое можно было бы свободно просунуть автомат.

– Зомби, – сказал Борланд, похолодев. – Они были зомбированы в момент смерти или сразу же после.

За ходячим трупом появилось еще двое. У одного не было головы. Превозмогая тошноту, Марк поднял пистолет, но Борланд его опередил. Очередь из «Абакана» попала в живот одному из зомби, а потом автомат заклинило. Упавшего зомби метким выстрелом добил Марк.

С проклятиями Борланд принялся было перезаряжать автомат, но тут же сообразил, что запасного магазина у него нет. Он вставил на место прежний и начал дергать затвор. Автомат отказывался работать, и Борланд, размахнувшись, ударил безголового зомби, не причинив тому особого вреда. Мертвяк взмахнул рукой и отбросил Борланда назад мощным ударом.

Никто в Зоне, даже Болотный Доктор, не знал, как функционируют зомби. Обычно им хватало пули в голову, чтобы успокоиться навсегда, но попадались и безголовые особи, и даже такие, у кого не было половины тела. Бывало, что другая половина жила сама по себе. Хотя жизнь – неподходящий термин для существования после смерти. Как бы то ни было, но пули снимали все вопросы.

Марк трижды выстрелил в безголового, навсегда его успокоив. Оставался еще один. Бывший военный со сквозной дырой в груди провел рукой у пояса и вытащил нож. Марк навел пистолет на него и нажал на спусковой крючок. Пистолет щелкнул вхолостую.

Попятившись, Марк споткнулся о труп и упал. Зомби, промычав что-то нечленораздельное, попросту свалился на сталкера, приблизив к нему свое зеленое лицо. Марк схватил руку с ножом, который зомби пытался вонзить в него. Мертвец был гораздо сильнее, чем человек. Нож приближался. Марк со стоном попытался вывернуть лезвие, но у него не получилось. Еще буквально два сантиметра…

Громкий выстрел разнес голову ожившего покойника. Марк вывернулся из-под тела, окончательно ставшего трупом, и откатился в сторону.

Рядом стоял полковник с пистолетом в руке. С ним была примерно половина его отряда.

Марк поднялся на ноги, молча глядя на офицера.

– Мы услышали необычный выстрел, после которого снайпер замолк, – сказал полковник. – И поспешили к вам. Где второй?

Марк огляделся. Борланда нигде не было видно.

– Неважно, найдем и его. Вы сэкономили мне массу ресурсов. Не узнали, кто там стрелял?

– Зомби, – сказал Марк. – Уверен, что снайпер был зомбирован, как и ваши люди.

– Вот как?

– Да, – Марк старался быть как можно более убедительным. – Все говорит об этом. Постоянно стрелял чуть позднее, чем нужно, ни разу не поменял позицию. Он только механически открывал огонь по всему, что увидит. Это был зомби.

– Так почему мои люди стали превращаться в зомби? – спросил полковник. – Выброса вроде не было. Или я его не заметил?

– Бросайте оружие! – вскричал Марк.

– Не понял?!

– Бросьте! Иначе вы все умрете!

– Что ты несешь?!

Полковник вздрогнул всем телом. Один из его людей резко согнулся, тут же распрямился и очередью из автомата срезал своего ближайшего соседа.

Марк бросился бежать.

Люди подверглись атаке самого опасного после химеры монстра Зоны – контролера.

Этот человекоподобный мутант, в первую очередь, был лишен именно моральных качеств человека. Возможно, он никогда их и не имел. Контролер мог полностью или частично подчинять своей воле любое живое существо: как людей, так и других мутантов. Все, что было живым или хотя бы теплым, могло стать бездушным мясом, слепым исполнителем воли контролера, который, как правило, собирал группы ходячих монстров для охраны себя самого. При этом он свободно мог как убить разум подчиненного создания, так и оставить. Одна из его привычек во время атаки человеческой группы – отнимать личность, в первую очередь, у людей с оружием. Поэтому и пострадали военные из отряда полковника.

До Марка доносились вопли солдат, отчаянно сопротивлявшихся ментальному натиску контролера. Автоматные очереди смешались с душераздирающими криками тех, кого монстр приказал убить их же напарникам. Марк мчался, не разбирая дороги. Перемахнув через поваленный ствол, он едва не растянулся на земле, но тут же выпрямился, намереваясь бежать дальше, – и наскочил на самого контролера.

Монстр в изумлении уставился на сталкера, который не закричал лишь потому, что тело ему не повиновалось – мутант мигом взял его под контроль. В голове Марка задребезжало, и эти отвратительные звуки заполнили всю его сущность. Мысли начали уплывать, оставляя лишь пустоту.

А в это время Борланд успел добраться до позиции снайпера. После удара зомби он заметил в тумане приближающихся военных и затаился, посчитав, что Марк и сам справится с живыми мертвецами. А когда началась атака контролера, он, подобно Марку, счел нужным скрыться как можно дальше, но выбрал осмысленное направление на позицию снайпера.

Винтовка Гаусса лежала на склоне холма. Борланд схватил ее и выругался – магазин со снарядами был поврежден выстрелом Марка. Однако сама конструкция, включая модернизированный источник энергии, фрагмент артефакта Вспышка, осталась целой.

Борланд отсоединил магазин и присел на колено, приложив прицел к глазам, чтобы рассмотреть, что происходит.

Как он и думал, оптика Гаусса свободно пробивала туман. Он не знал почему, но не ломал над этим голову. Через несколько секунд он увидел Марка и контролера и присвистнул.

– Любой снаряд из ферромагнетика? – опустив винтовку, пробормотал он. – Разгон конденсатором…

Глаза его искали что-нибудь металлическое, чем можно было бы выстрелить, но ничего подходящего не находили.

– Катушка, соленоид…

Борланд похлопал себя по карманам и замер. А потом извлек то, что ему было нужно.

Контролер подавлял волю Марка, отдавая ему простейший приказ – не двигаться. Сталкер не мог пошевелить даже пальцем. И тут болотная лужа в стороне была потревожена чьей-то вступившей в нее ногой.

Атака контролера немного ослабла – часть психокинетического влияния монстр перенаправил на новый объект. Марк смог открыть глаза. Звон в голове поутих, но двигаться он все еще не мог.

В нескольких метрах от него стоял полковник. У него не было одного уха, перебитая рука бессильно свисала. Ему удалось остаться в живых после схватки с собственными зомбированными подчиненными.

Контролер недовольно зачавкал и перевел на военного еще больше внимания. Тот из последних сил поднимал здоровую руку с пистолетом, целясь в голову мутанту. Хотя контролеру понадобилось совсем немного усилий, чтобы подчинить его, полковник успел пустить в ход оружие и прострелить контролеру ногу.

Мутант заревел, мигом отпустив сознание Марка. Полковнику же достался телепатический импульс такой силы, что его разум перегорел, как лампочка. И все-таки, выполняя последний приказ сознания, рука поднесла пистолет к виску – и раздался выстрел. Мертвое тело военного, умершего человеком, упало в болото, навсегда выйдя из-под чьего-либо управления.

Марк прыгнул к контролеру и ударил его в морщинистое лицо. Звон вернулся, но Марк продолжал избивать монстра, чувствуя, как с каждым ударом его влияние слабеет, чтобы затем вернуться с новой силой. В отчаянии он схватил контролера за горло и принялся душить.

Борланд взглянул на предмет, вытащенный из кармана.

– Болт – это сила, – сказал он, опуская его в дуло винтовки. – Болт – это аргумент.

Когда прозвучали последние выстрелы полковника, Борланд занял позицию для стрельбы. Сначала ему показалось, что Марк победит контролера врукопашную, но очень скоро он понял, что на это рассчитывать не стоит.

Поймав в прицел голову контролера, Борланд выстрелил. Мощнейший конденсатор, расположенный посередине ствола, на миг притянул болт со страшной силой и тут же отпустил, отчего тот вылетел из винтовки Гаусса, преодолев расстояние до цели быстрее, чем пуля. И разнес голову контролера.

Борланд выдохнул, вскочил и помчался к Марку. Тот, закрыв глаза, сидел на земле.

– Друг, ты жив? – тяжело дыша, спросил Борланд.

Он оттянул веко Марка.

– Давай, приходи в себя!

Марк дернулся и очнулся. Потер лоб.

– Контролер мертв?

– Да. Будь уверен. Сам-то как?

– Вроде цел.

– Ну, тогда вставай. Вставай, Марк.

Борланд помог ему подняться.

– Они все мертвы, – сказал Марк.

– Да. Пойдем к бункеру.

Добравшись до бункера, они увидели лежащие у входа тела мертвых военных.

– Влияние контролера дошло досюда? – спросил Марк.

– Похоже на то. Но сам бункер должен сдерживать телепатические волны.

– Ты уверен?

– Есть только один способ узнать.

Борланд потянул на себя дверь и открыл ее. Они с Марком зашли в бункер.

Доктор, Сенатор и Орех сидели на полу в помещении за внутренней дверью.

– Привет всем, – сказал Борланд.

– Все в порядке, – добавил Марк.

– Слава богу! – выдохнул Орех.

Борланд посмотрел на Доктора:

– Марк подвергся воздействию контролера.

Целитель Зоны тут же встал и сказал Марку:

– Пойдем, сталкер. Я осмотрю тебя в лаборатории.

– Что здесь случилось? – спросил Борланд, когда Доктор с Марком ушли.

– Мы не знаем, – ответил Сенатор. – Нас завели сюда и караулили под прицелами автоматов. Затем снаружи запросили помощь, и все военные ушли. Никого не заботило, что мы возьмем оружие ученых и ударим им в спину. Похоже, у них были дела поважнее.

– Да, дела были явно серьезными, – подтвердил Борланд. – Если расскажу, не поверите.

Вскоре появился Доктор.

– С Марком все в порядке, – успокоил он. – Немного шокирован, только и всего.

– Тогда нужно уходить, – сказал Борланд.

– Да, так будет лучше для всех. Если вас тут схватят, расследование будет коротким.

Доктор посмотрел на Сенатора:

– Почему ты не вмешался?

– У каждого свой путь, – сказал Сенатор.

– Ты не мог немного подкорректировать события?

– Доктор, – вступил в разговор Орех, – там был отряд военных.

– Он мог разобраться с отрядом военных за одну минуту, – отрезал Доктор. – Причем не причинил бы никому вреда.

Борланд оценивающе оглядел Сенатора.

– Ладно, – сказал он устало. – Что случилось, то случилось. Где наше оружие?

– Они его забрали, – сказал Орех. – Сейчас поищу.

– Пошарь в джипах.

– Ага.

Молодой сталкер вышел.

– Я, пожалуй, тоже там поброжу, – сказал Сенатор.

– Давай, – ответил Борланд и сел в углу, прикрыв глаза.

Из коридора вышел Марк.

– Доктор, я знаю, что вы не можете распоряжаться собственностью ученых. Но все же можно ли как-нибудь договориться о том, чтобы взять один из комбинезонов?

– Просто бери, – ответил Доктор. – Я запишу его на себя. Вы спасли мне жизнь. А я – к сожалению или к счастью – смертен, как и все остальные. Какой ты хочешь?

– Зеленый.

– Зачем тебе зеленый? – удивился Доктор. – Вещь, конечно, довольно дорогая и от радиации отлично защитит, но, видно, ученых финансируют уж больно хорошо. Такой комбинезон здесь лишний. В нем внутри действующего реактора работать, а не в Зоне. Тут вполне хватает обычных средств защиты.

– И все же я хотел бы его. Не на себя, а с собой.

Доктор пожал плечами:

– Дело твое. Пойдем, заберешь. Только не тот, что в нише, в коридоре. Там с него кое-что посдирали. Там, дальше, есть другой, целехонький. Я покажу тебе, как его можно очень компактно сложить, так, что он поместится в твой рюкзак.

Они ушли. Борланд, оставшийся в одиночестве, сидел, наслаждаясь тишиной. И вдруг его пронзила мысль: почему Марк сказал, что планы меняются?

Он быстро поднялся и пошел к люку.

Коридор был пуст. Откуда-то издалека, из-за угла, доносился голос Доктора.

Борланд открыл люк и начал спускаться по лестнице, залитой светом вспыхнувших ламп.

И остановился, так и не закончив спуск.

Он ожидал увидеть все, что угодно. Кучу оборудования, колбы с секретными разработками, базу данных, архив. Но только не это.

Борланд растерянно глядел на белые стены и пол.

После посещения этого отсека Марк сказал, что узнал все то, ради чего они проделали этот путь, и теперь Заслон можно снять. Однако сведения, которые должны были помочь проникнуть через Заслон, самую главную загадку не только Зоны, но, пожалуй, и всей планеты, здесь находиться просто не могли.

Отсек был совершенно, вопиюще, безнадежно пуст.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 564