Глава 11 Это наш долг

В пунктуальности Капкану отказать было нельзя. Борланд провел в заточении ровно час, прежде чем вниз спустились двое бандитов. Один, включив свет, встал у лестницы с автоматом наизготовку, второй принялся отпирать клетку.

– Завтракать? – поднявшись на ноги, спросил Борланд.

– Ужинать! – ответил мародер с раздражением.

Борланд, не ожидавший ответа, удивился.

– Братишка, будь другом, объясни сталкеру, что его ждет, – попросил он.

Мародер открыл замок, но распахивать дверь не торопился.

– Отведут наверх, узнаешь, – буркнул он.

– Тебе что, трудно? Это же моя последняя просьба!

Мародер свирепо взглянул на него и процедил:

– Тебя разорвут на части.

– Ну да, – сказал Борланд грустно. – Мотоциклами.

Дверь открылась, и мародер встал на пороге.

– Выходи.

– Братишка, мы друг другу не враги, сам знаешь, – снова заговорил Борланд. – Многого не прошу. Просто дай мне нож. А я сам себя порешу. Или скажешь, я на тебя набросился, а ты меня ножом. Идет?

– Еще чего, – сказал мародер. – Хочешь, чтобы я оказался на твоем месте?

– Не окажешься! – Борланд возбужденно сделал шаг вперед. – Капкан все поймет, точно говорю, все поймет! – Он судорожно сглотнул. – Ну, дай нож, я тебя умоляю! Избавь меня от мук! У тебя мать есть? Жена? Дети? Ты хочешь выбраться из Зоны человеком?

– Пасть закрой! – заорал мародер.

Борланд бросился к нему и прижал плечом к решетке.

– Брат, пожалей, не губи душу свою!

Мародер попытался оттолкнуть его от себя. Краем глаза сталкер заметил, что второй бандит, опустив автомат, направляется к ним, и заныл еще громче:

– Ведь все там будем! А он спросит тебя: «Чему ты в жизни не научился?» А ты и ответишь: «Не научился сам с себя наручники стаскивать».

Рука Борланда с висящим на ней браслетом врезалась мародеру в живот. Плечом сталкер не дал ему согнуться. Второй рукой он вытащил у бандита нож, мигом отодвинулся и полоснул мародера по горлу. Тот осел, изумленно глядя на Борланда и издавая булькающие звуки.

Сталкер выскочил на второго мародера, в черной накидке, не успевшего вскинуть автомат. Одно движение – и лезвие полоснуло по пальцам, державшим ствол. Следующим взмахом ножа Борланд перерезал второе горло.

Спрятав автомат под снятой с мародера накидкой и набросив на голову капюшон, Борланд осторожно поднялся по лестнице. Наручники на левой руке он прикрывал рукавом.

Лестница вывела его в сырой коридор, освещенный тусклыми лампочками без плафонов. Все говорило о том, что это здание – недострой советских времен. Борланд бесшумно пошел по коридору, заглядывая в комнаты, дверями которых служили наспех приваренные решетки без замков. Там лежали матрасы и кое-где стояли бочки, в которых горел слабый огонь. Не было видно ни одного человека, и Борланд был почти уверен, что все ушли на торжественное мероприятие, то бишь его, Борланда, казнь. Значит, скоро сюда заявится толпа мародеров, обеспокоенная долгим отсутствием посланных за ним людей.

Он был в трех шагах от очередного дверного проема, когда оттуда высунулся человек с короткоствольным автоматом.

Борланд приготовился к прыжку, но прыгать на противника не стал.

Это был Эльф.

Борланд остановился напротив и взглянул ему в глаза. Длинноволосый парень открыл рот, собираясь что-то сказать.

Борланд хмыкнул.

От мощнейшего удара ногой в солнечное сплетение Эльф полетел назад, на каменную террасу, откуда только что вышел. Борланду стало гораздо лучше.

Эльф стукнулся головой о бетон, не в силах даже вдохнуть. Автомат отлетел в сторону. Борланд сделал несколько медленных шагов, а потом прыгнул и врезался коленом правой ноги в живот Эльфа, а локтем в шею.

– Не задавать вопросов, на которые знаешь ответ, – повторил он слова Капкана и начал методично бить поверженного противника в лицо.

Эльф сначала издавал невнятные звуки, затем перестал. Глаза его закрылись.

Борланд перевел дух и впервые огляделся, слегка досадуя, что не сделал этого раньше. Вокруг не было ни души. Луна кое-как освещала окрестности. Сталкер заметил несколько недостроенных жилых корпусов, две вышки и темную массу деревьев неподалеку от высокого забора, уходящего в темноту. Нужно было двигаться вдоль забора – возможно, где-нибудь удастся перелезть через него. Но сначала предстояло пересечь открытое пространство.

Борланд взглянул на Эльфа, лежащего без сознания. Коротко поразмыслив, он сбросил накидку, взвалил Эльфа на плечо, оставив его автомат валяться на террасе, и направился к забору. Осведомитель с чистой среди сталкеров репутацией – фигура для Капкана ценная, и Борланд надеялся, что в случае проблем можно попробовать поставить свои условия.

Он уже приближался к деревьям, когда оттуда раздался голос:

– Хватит, сталкер. Не утруждайся.

Включились прожекторы, и Борланд невольно заслонился ладонью. Оказалось, что под деревьями стоят люди в черных куртках мародеров с накинутыми капюшонами, держа в руках автоматы. За ними виднелись мотоциклы. Быстро оглянувшись, Борланд обнаружил, что и сзади уже появились мародеры, отрезая ему путь к бегству. Без сомнения, его здесь ждали. Только не думали, что он будет без конвоя.

Сам того не ведая, он своими ногами пришел на место собственной казни.

– Не подходите! – крикнул Борланд. – У меня ваш человек!

Один из мародеров сделал шаг вперед, и сталкер узнал Пинцета.

– Начинайте, – приказал глава отряда.

Несколько человек взмахнули руками, и не успел Борланд ничего сообразить, как получил удар в плечо, а потом в живот. Кажется, это были камни. Досталось и Эльфу. Борланд сбросил его на землю, и тут же камень угодил ему в лоб. В голове зашумело, глаза залила кровь. Борланд упал на колени, а затем повалился рядом с Эльфом.

Метание прекратилось. Борланд непослушной рукой нащупал ствол автомата и приставил дуло к голове Эльфа. Перед глазами плавали круги.

– Не подходите, – с трудом сказал он. – Я убью его… Не подходите.

Мародеры во главе с Пинцетом направились к нему.

«Пристрелю Эльфа и буду отбиваться до последнего патрона, – решил сталкер. – Если получится…»

Голова раскалывалась от боли, и Борланд боялся, что вот-вот потеряет сознание.

Он уже приготовился нажать на спусковой крючок, когда неподалеку послышалось громкое пение.

Мародеры остановились. Борланд не мог разобрать слов. Похоже, пели на каком-то неизвестном ему языке.

Решив пока не стрелять, он, сделав усилие, сел и начал искать глазами неведомого певца, который, судя по звукам, подходил все ближе. И наконец попал под свет прожекторов.

Это был Сенатор.

– Не стрелять! – крикнул Пинцет. – Это излом! Надо его допросить и узнать, как он прошел через нашу оборону.

Сенатор прекратил петь и остановился.

– Сними плащ! – приказал Пинцет и передернул затвор автомата. – И покажи руки!

Сенатор быстрым движением распахнул плащ и чуть развел руки в стороны.

Оказалось, что он весь перехвачен ремнями, увешанными самым разнообразным холодным оружием. Стальные лезвия отражали свет прожекторов. Там были несколько длинных и коротких, прямых и изогнутых ножей, различные виды сюрикенов и небольшие бумеранги.

Сенатор сделал движение рукой – и Пинцет с проклятием выронил автомат и схватился за металлический стержень, вонзившийся ему в предплечье. Несколько мародеров начали стрелять. Сенатор молниеносно поменял позицию, его ладонь метнулась к поясу и вылетела вперед. Блеснула сталь – и один из мародеров упал навзничь с четырехконечной звездой в кадыке. Пули взрыхляли землю вокруг Сенатора, а он быстро по замысловатой траектории приближался к мародерам, опережая каждый их выстрел, делая высокие прыжки и приземляясь в неожиданных позах. Плащ на миг закрыл Сенатора, вперед полетели два новых лезвия, и еще два бандита свалились, выпустив прощальную очередь в небо. У последнего из стрелявших Сенатор выбил из рук автомат, а затем вонзил кривой нож в сердце.

– Убить его! – прогремел голос Пинцета.

Мир словно раскололся от грохота выстрелов. Борланд в полузабытье приник к земле и, невзирая на усилившуюся головную боль, успел отметить про себя, что автоматы мародеров звучат несколько странно. Он понял, что это подает голос «Гроза» – очевидно, на поле боя появилась третья сторона.

Затем крепкие руки приподняли Борланда.

– Эй, не время спать, – сказал знакомый голос.

Борланд приоткрыл глаза.

– Иннах… – пробурчал он и почувствовал укол в шею.

Боль стихла, в голове сразу перестало шуметь.

Борланд поднял голову и уставился на присевшего перед ним человека с инъектором в одной руке и винтовкой в другой.

– Марк! – обрадованно сказал он. – Ты какими судьбами?

Марк протянул ему свою винтовку:

– Потом расскажу. Прикрой.

Борланд сел и, послушно кивнув, взял винтовку, забыв, что рядом лежит автомат. Марк склонился над Эльфом, делая ему такую же инъекцию.

– Ты что! – крикнул Борланд и, поднявшись, оттолкнул Марка от Эльфа. – Это же гад!

Марк распрямился – и тут неподалеку от них взорвалась граната.

Сталкеры упали и начали откашливаться и протирать глаза. Зато Эльф с воплем вскочил, заметался, а затем, пошатываясь, побежал к дому. Мародеров на его пути не было – все они укрылись от огня за деревьями.

Марк выхватил из кобуры «форт». Он заметил рядом с Борландом автомат, но посчитал его разряженным, поскольку тот лежал, как ненужная вещь.

– Нужно отходить! «Долговцы» накрыли Темную долину! Думаю, они справятся с мародерами и без нашей помощи! Где Технарь?

– Стой! А почему бы нам не помочь…

Борланд не договорил, потому что пули вонзились в землю совсем рядом с ним. Он откатился в сторону, а Марк, поднявшись, начал быстро пятиться назад, стреляя на огни «калашей» мародеров.

– Отходим к забору! – крикнул он.

– Нет, я уж повоюю, – отозвался Борланд.

Он вскинул винтовку и увидел лежащий в траве предмет. Это была фляга Марка, отцепившаяся от пояса, когда тот упал. Борланд подполз и забрал ее. Боковым зрением он заметил движение в стороне – оказалось, это Сенатор, вокруг которого лежали, по меньшей мере, шесть тел.

– Повоюем, – пробормотал Борланд.

Марк сделал еще несколько выстрелов и отступил к кустам у забора. «Долговцы» вели огонь из-за забора метрах в сорока от этого места. Он перезарядил пистолет. И тут кто-то прыгнул на него сзади. «Форт» вылетел из руки Марка. Сталкера швырнуло на землю, но он тут же вскочил и, крутанувшись на месте, нанес удар в лицо нападавшему – высокому человеку в длинном черном балахоне. Тот лишь слегка покачнулся. Два сильных ответных удара отбросили Марка назад, и он упал.

Человек в черном начал приближаться к сталкеру. Это был Пинцет, которого недавно ранил Сенатор. Пинцет уже вытащил из раны сюрикен и теперь держал его в руке.

Марк поднялся, рассматривая Пинцета, как охотник оглядывает подстреленного кролика. Мародер сделал выпад, целясь в Марка заостренным стержнем, но тот уклонился так быстро, что Пинцет не сумел даже толком рассмотреть его пируэт. Еще три выпада ушли впустую. Сталкер даже не пытался атаковать или защищаться, постоянно уходя в сторону. Пинцет ускорил темп, сделав движения более резкими. Однако Марку ничего не стоило его опережать. Подручный Капкана даже не знал, что такое возможно, равно как и не имел представления о способе рефлекторного управления телом.

И все же и у него были свои сильные стороны. Сделав новый выпад, Пинцет принялся размахивать сюрикеном, приближаясь к Марку. Прием был опасен и малоэффективен, но сталкер остался без оружия, так что Пинцет имел шанс его серьезно поранить.

Однако Марк вновь молниеносно увернулся и проскользнул за спину противнику. Сцепив обе руки, он нанес Пинцету сокрушительный удар по затылку. Тот пошатнулся и упал.

А когда поднялся на ноги, увидел направленный на него пистолет, который Марк успел подобрать. В следующий момент пуля пробила мародеру переносицу, и он замертво рухнул на землю.

Марк сел, прислонившись спиной к забору. Нужно было немного отдохнуть, да и лезть под пули как мародеров, так и «долговцев» ему совсем не хотелось.

Тем временем бойцы «Долга» из-за забора продолжали стрелять по бандитам. Те огрызались, укрывшись среди деревьев. Почти все прожекторы погасли, но света для того, чтобы вести бой, вполне хватало.

Борланд, лежа в траве, попытался поддержать «долговцев» огнем, но его тут же засекли. Вокруг засвистели пули, и он перекатился на другое место и затаился.

Сзади послышалось шумное сопение. Борланд оглянулся и увидел приближающуюся к нему могучую фигуру Патрона. Здоровяк обеими руками держал в руках огромный агрегат – шестизарядный гранатомет револьверного типа «РГ-6». Из поворачивающегося барабана с громкими хлопками вылетели гранаты – и в рощице раздались взрывы и вопли бандитов.

Но это был еще не конец. Из окна дома вдруг загрохотал крупнокалиберный пулемет. Борланд вновь было вжался в траву, но оказалось, что пулемет бьет по «долговцам».

Патрон бросил разряженный гранатомет, присел и сдернул со спины ружье. И вдруг откуда-то из-за пределов освещенного пространства выскочил высокий человек и бросился к нему. Борланд узнал араба Саида.

– Патрон, берегись! – крикнул Борланд, вскидывая винтовку и целясь в араба.

И похолодел, услышав щелчок. В винтовке Марка кончились патроны.

Здоровяк уже увидел Саида, на бегу выхватившего из складок одежды кинжал. Не вставая, Патрон прицелился, но араб успел ударом ноги отвести ствол в сторону. Прогремел выстрел в никуда, Саид дважды взмахнул ножом и помчался к дому.

Патрон уронил ружье, обеими руками схватился за горло и повалился в траву. Борланд бросился к нему и попытался зажать рану, из которой хлестала кровь.

– Держись, дружище, – бормотал он. – Держись, пожалуйста…

Патрон взглянул на него, и Борланду показалось, что он увидел самый ободряющий взгляд за всю свою жизнь. Выдохнув в последний раз, Патрон медленно прикрыл глаза и замер.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 585