Глава 9 Катушка

Солнце почти зашло, когда фляга Борланда в последний раз обошла сталкеров, подарив каждому по глотку бодрящей огненной жидкости.

Команда расположилась в железнодорожном ангаре. Борланд приказал сразу направляться сюда. Военные в своем рейде в Агропром могли идти только с Кордона, поэтому все южные пути автоматически считались перекрытыми. После всего пережитого нарваться на патруль было бы очень жестоко.

Прислонившись к металлическим перилам, Марк сидел, не думая ни о чем. Мозг требовал отдыха, но спать он не мог. Привычные звуки радиоактивной Зоны успокаивали, вой собак и визжание чернобыльских свиней, более известных как «псевдоплоть», казались прекрасным пением по сравнению с гулом призрачного поезда и треском липучек на каменном потолке над бездной.

Позволив всем спокойно посидеть минут двадцать, Борланд лаконично обрисовал ситуацию.

Им требовался отдых, как физический, так и душевный, но идти в южный бар было нельзя из-за военных. Убежище Борланда в Агропроме по понятным причинам исключалось. Северный бар, подконтрольный «Долгу», был недалеко, но после него пришлось бы возвращаться назад, а при этом могли возникнуть затруднения. «Долговцы» в любое время могли нагрянуть в Темную долину (Борланд не стал уточнять, что это связано с гибелью основного лидера мародеров – Лаваша). Согласно правилам клана, обратно на опасный участок они уже никого не пропустят, так что любой дружественный «Долгу» сталкер, попав накануне их собственного рейда в бар «100 рентген», назад уже не вернулся бы, как минимум, в течение двух-трех дней. И неважно, какие дела были у него – «долговцы» культивировали золотое правило охранников высшей лиги, согласно которому с любым подзащитным субъектом можно поступать по усмотрению телохранителей, если это служит безопасности субъекта. Подзащитными «Долга», по мнению самого клана, являлись чуть ли не все одиночки Зоны, а угрозой выступал каждый мутант или мародер. Таким образом, в баре можно было встретить заставу «Долга», бойцы которой запросто могли отобрать у них на время оружие и отвести под конвоем в укромное место, а то и в тюремную камеру.

Медлить и оставаться на Свалке тоже было нельзя. Где бы ни находилась лаборатория Темной долины, ее следовало найти как можно скорее и закончить с ней все дела, после чего отправляться на север с чистой совестью. «Долговцы» могли заполонить Долину своими патрулями, и что-либо в ней искать или куда-то проникнуть стало бы практически невозможно.

Из всего сказанного вытекал простой вывод: идти в стан мародеров нужно сегодня.

Вопреки собственным ожиданиям, Марк испытал лишь облегчение. Казалось, после тоннеля уже не может быть никаких серьезных неприятностей. И все же он понимал, что чувство это ничем не обосновано, и в Зоне хватает и других опасностей.

Борланд закончил объяснение. Он не брал в расчет присутствие Эльфа. Длинноволосый нервный одиночка его не волновал – судя по всему, тот практически ни с кем не контактировал.

– Не обижайся, сталкер, – произнес Борланд, глядя на Эльфа. – Мы признательны тебе за помощь, но у нас свои дела, а у тебя свои. Самым лучшим для тебя будет идти на север. Там сейчас безопасно. Может, свидимся еще в баре.

Эльф, который уже полчаса не переставал курить, помотал головой:

– Спасибо за совет. Но мне в баре делать нечего. Единственный хабар, что у меня был, это липучки. А мы их почти все израсходовали.

– Мы дадим тебе кое-что из полезного хабара, – предложил Марк.

– Я могу вам помочь, – сказал Эльф. – Одному мне в Зоне тяжело.

Орех понимающе кивнул, но промолчал.

– У нас достаточно собственных стволов, – сказал Борланд несколько настойчивее.

– Я могу помочь информацией, – уточнил Эльф.

– Какой?

– О том, где находятся подземелья Темной долины.

Воцарилось молчание.

– Откуда тебе это известно? – спросил Технарь.

Эльф пожал плечами:

– Не все ли равно?

– Ты прав, – признал Борланд. – Но ты там был?

– Нет, – ответил Эльф, снова затягиваясь и мотнув головой, отчего лицо его скрылось за волосами, так, что была видна лишь сигарета. – Но место знаю. Плохая была история. Не хочу вспоминать.

Марк украдкой взглянул на Борланда, затем на Эльфа:

– Раз плохая, зачем тогда идешь?

– Кто сказал, что я пойду в подземелья? Я туда не спускался и желания нет! Просто покажу вход. А дальше вы уж сами…

Борланд подумал и сказал:

– Ну, хорошо. У кого есть вопросы?

Вопросов не было.

– Тогда всем почистить оружие, произвести ревизию припасов и отдыхать один час, – объявил Борланд и принялся разряжать «Грозу».

Сталкеры закончили с процедурами и переложили снаряжение поудобнее. Боеприпасов оставалось еще достаточно для того, чтобы сделать быструю ходку в Темную долину и затем добраться до северного бара.

Марк вытянулся на спине и стал смотреть в потолочные балки. Подняв в памяти все последние события, он ощутил холодное спокойствие. Это был его личный аналог счастья. Чувство безоговорочной победы то и дело выглядывало из глубин подсознания, словно намереваясь заполонить все его существо. Оставалось сделать совсем немного, хотя еще не была пройдена даже половина пути.

– Подъем, – сказал Борланд.

Марк открыл глаза и обнаружил, что ему удалось немного вздремнуть.

– Час уже прошел? – спросил он.

– Время я не засекал, но час всегда длится столько, сколько я скажу, – ответил ведущий.

– А сколько, по-твоему, длится жизнь? – спросил Марк, набрасывая на плечи рюкзак.

– О-о-о, братишка, жизнь всегда длится вечно. Все готовы? Идем по прямой. Остерегайтесь военных с южной стороны.

Команда вышла из укрытия. Было уже достаточно темно, чтобы не опасаться привлечь внимание случайного наблюдателя. Разглядеть шестерых закамуфлированных сталкеров и одну фигуру в сером плаще можно было разве что в бинокль и если знать, кого и где искать. Стояла тишина, словно вокруг был обычный лес. В определенном смысле Зона и была не более чем лесом. Однако хождение по Зоне в темное время суток требовало большего внимания, нежели в светлое. Борланд попробовал включить детектор аномалий, но прибор вновь тревожно запищал, показывая стрелкой на Марка. Выход нашелся быстро – Сенатор неожиданно заявил, что отлично видит в темноте. Непонятно только, почему он не сообщил об этом раньше, еще в подземельях Агропрома. Шевеля в воздухе пальцами левой руки, улавливая понятную лишь ему одному информацию, сталкер в плаще пересек два опасных участка, и остальные прошли по его следам.

Через десять минут сталкеры вступили в Темную долину. Марк ожидал встретить зловещее скопление полуразвалившихся притонов, но Долина больше напоминала обычное фермерское хозяйство. Несколько гектаров земли, покрытой зеленью, были разбиты на квадраты, отгороженные друг от друга заборами. Правее виднелось болото, но не радиоактивное, как на Свалке, а вполне обычное.

Команда дошла до асфальтированной дороги, возле которой возвышалось простенькое каменное строение – автобусная остановка.

– Все тихо, – сказал Технарь, внимательно оглядевший весь горизонт в бинокль, насколько позволяли сгущающиеся сумерки.

– Куда дальше, Эльф? – спросил Борланд.

Эльф уже вытащил сигареты, но, услышав вопрос, спрятал обратно.

– На юго-восток, – показал он рукой. – Там башенный кран. Лаборатория сразу под ним, но вход внутри здания. Я покажу.

– Ты точно не хочешь рассказать, откуда тебе известно о лаборатории? – спросил Марк.

– Это Зона, – сказал Эльф таким тоном, словно его ответ все объяснял. – Здесь самое главное – информация. Информация может выручить больше, чем ствол или самый крутой хабар. Вот я помаленьку и фиксирую все, что слышу.

– Тоже вариант, – согласился Борланд. – Тогда веди.

Команда двинулась за Эльфом и подошла к распахнутым воротам какого-то здания явно не жилого назначения. Впереди, слева, находился крытый склад, а правее стоял кран, уходивший вершиной в темнеющее небо. Вокруг были разбросаны стянутые проволокой по нескольку штук ржавые трубы. Железобетонные блоки с дырками, известные каждому мальчишке, которому выпало счастье провести детство рядом со стройкой, также имелись в изобилии. Из них торчали штыри арматуры. Борланд всегда гадал, зачем в строительных блоках делают отверстия – для экономии материала или же по иным причинам?

Эльф показал на ворота:

– Нам сюда.

Внутри оказалось полно всяких труб с вентилями. Вероятно, по этим трубам уже много лет ничего не бежало. Борланд рискнул включить фонарь и внимательно оглядел каждый угол. Было непохоже, чтобы тут кто-то жил.

– Почему это место не захвачено мародерами? – спросил Марк.

– Именно потому, что захватить его легко, а удержать трудно, – ответил Борланд. – Слишком много огневых точек понадобится выставить, чтобы проконтролировать местность. Иными словами, ненадежно.

Эльф провел команду мимо труб, свернул, потом еще раз – и сталкеры оказались в довольно большом пустом отсеке, пол которого был вымощен мелким кафелем. Единственным проходом дальше была лестница, ведущая вниз.

– Нам сюда? – спросил Марк.

– Да. Там, внизу, дверь. Мало кто знает, куда она ведет, но другого входа под землю нет. Если тут есть лаборатория, то вход только здесь.

– Спасибо, Эльф, – сказал Марк.

Длинноволосый сталкер махнул рукой.

– И вам не попадать, – ответил он небрежно. – Ну, я на воздухе подожду.

Когда Эльф ушел, Борланд еще какое-то время задумчиво смотрел ему вслед.

– Все в порядке? – спросил Марк.

– Да так, мысли кое-какие появились, – ответил Борланд и повернулся к лестнице. – Но ничего такого, что стоило бы озвучивать.

– Как знаешь, – сказал Марк и начал спускаться по ступеням.

Внизу был узкий коридор, в конце которого обнаружилась массивная запертая дверь. Марк поискал замочную скважину, но нашел лишь электронный замок.

– Так и должно быть? – спросил Орех.

– Вероятно, – сказал Марк.

– И как нам это открыть?

– Пока не знаю.

– Отойди в сторону, – сказал Борланд, и Марк подчинился. – Технарь, давай.

– Ты хочешь сбить замок? – спросил Марк с сомнением.

– Так точно. Но немного другим способом.

Технарь отложил в сторону винтовку, присел перед замком и несколько секунд его осматривал. Затем удовлетворенно хмыкнул, стащил с себя рюкзак и извлек оттуда странное приспособление, составленное из нескольких электронных устройств, соединенных шлейфами. Марк узнал лишь наладонный компьютер, назначение остальных вещиц было ему неизвестным.

Экран компьютера засветился мягким синим светом. Технарь несколько раз нажал на него ногтем мизинца правой руки и вытащил из рюкзака блестящий металлический предмет, похожий на конусообразную пробку. Прилепив его на дверь рядом с замком подобно магниту, сталкер провел ногтем по экрану сверху вниз – и пробка щелкнула.

– Один замок открыт, – сказал Технарь. – Осталось еще четыре.

Борланд с гордостью взглянул на Марка:

– Что скажешь?

Марк одобрительно кивнул и спросил:

– Как это устроено?

– Не очень сложно, – ответил Технарь.

Вверху, вдалеке, раздались выстрелы, и Борланд схватился за «Грозу».

Выстрелы повторились. Коридор внезапно осветился множеством настенных ламп дневного света.

– Эльф, – сказал Марк тревожно.

Сталкеры затихли, держа оружие наготове. Вверху раздались крики и топот ног.

– К нам идут, – сказал Патрон.

– Невозможно, – пробормотал Борланд. – Если только…

Он не договорил и чуть наклонился к Технарю:

– Долго еще?

Пробка вновь щелкнула.

– Осталось три, – ответил Технарь.

– Может, сигнализация какая стоит? – спросил Орех.

– Исключено. Катушка всегда работает безопасно.

– Как в старые добрые времена, – почти ласково сказал Сенатор и протянул руку к Марку. – Дай мне фонарь. Орех, ты тоже. Вот так, теперь у вас руки свободны.

Кто-то уже с криком громко топал по кафелю, приближаясь к лестнице.

Когда катушка открыла третий замок, в конце коридора показался человек. Это был мародер – в типичной черной ветровке и фирменных штанах с двумя белыми полосками.

Борланд нажал на спуск. «Гроза» четырежды вспыхнула, и мародер с воплем скрючился у стены. Сверху раздались яростные крики.

– Быстрее никак? – спросил Борланд.

– Нет. Держите оборону, – ответил Технарь, водя ногтем по экрану наладонника.

Четыре ствола смотрели в сторону лестницы. Снова раздались звуки шагов, и вниз сбежали уже двое мародеров. Наткнувшись на тело сообщника, они поняли свою ошибку, но было поздно. Прогремели выстрелы, и бандиты с проклятиями осели на пол.

– Остался один, – сказал Технарь.

– Другие уже не сунутся, – заверил Борланд. – Но огнем выжечь могут. Технарь, давай!

– Готово! – воскликнул тот. – Тяните!

Патрон взялся за ручку и с силой потянул дверь на себя. Она поддалась с большим трудом.

– Замок все еще пытается закрыть дверь, – объяснил Технарь, хватая винтовку и целясь в конец коридора. – Моя катушка борется с ним, но ее энергии недостаточно.

Борланд на секунду оглянулся.

– Орех, двигай за дверь, – скомандовал он. – Ты протиснешься. Будешь толкать изнутри.

Орех молча бросился выполнять приказ.

С лестницы быстро высунулась рука с пистолетом. Комбинезон Борланда глухо хлопнул, приняв на себя пулю и прервав в самом начале устный комментарий сталкера, который стал бы не совсем цензурным.

Марк выпустил длинную очередь, но рука уже исчезла.

– Все внутрь! – рявкнул Борланд.

– Иди, Марк, – сказал Сенатор. – Я за тобой.

Марк, быстро глянув на товарищей, метнулся назад и оказался за дверью, рядом с Орехом. Сенатор быстро прошел следом. За ним вломился Патрон. Оттолкнув Ореха, он начал придерживать дверь изнутри, не давая ей закрыться.

С лестницы вновь начали стрелять.

– Уходим! – выстрелив в ответ, проорал Борланд Технарю, и тот потянулся за своим рюкзаком.

Борланд попятился к двери и увидел, как к нему катится граната.

– Ложись, – сказал он необыкновенно спокойным голосом, и едва подхвативший рюкзак Технарь упал лицом вниз.

Борланд резко бросил «Грозу» вперед обеими руками и тоже упал. Автомат прошелестел по полу, стукнулся о гранату и заставил ее откатиться.

Взрыв заглушил отчаянные предсмертные крики и проклятия. С потолка и стен посыпались штукатурка и осколки плитки, коридор наполнился пылью. Несколько ламп лопнуло, добавив на пол еще и разбитое стекло. Затем все стихло.

Борланд попытался подняться, но не смог. Протерев глаза, он разглядел неподалеку от себя высокую фигуру с автоматом в руке. Модель Борланд не разобрал, но широкое дуло подствольного гранатомета было ему хорошо знакомо. Там появились и другие люди.

Нащупав рукой кобуру, Борланд вытащил пистолет.

– Не двигаться, сталкер!

Коротко усмехнувшись, Борланд остался лежать, молча наблюдая, как подствольник поднимается в сторону открытой двери. А потом, извернувшись и вскинув «вальтер», почти не целясь, выстрелил в замок. Пуля сбила катушку, и дверь захлопнулась, преодолев сопротивление Патрона.

Выстрела в голову не последовало. Борланд не успел направить оружие в сторону противников – сразу несколько человек набросились на него, прижали к полу и вырвали пистолет из его руки.

– Поднимите его, – велел главарь, опустив автомат.

Борланда подняли, придерживая с двух сторон и приложив горячее дуло к его виску. Рюкзак мигом срезали и передали дальше. Кто-то забрал у него нож. Технарь стоял на коленях, с руками за головой. В него целились из двух автоматов. Здоровенный мародер дергал дверную ручку, но безрезультатно.

Главарь отряда мародеров подошел вплотную и снял капюшон. На Борланда уставились суровые и безжалостные глаза крепкого человека средних лет.

– Имя?

Борланд улыбнулся до ушей, раскрыв глаза как можно шире.

– Саня Пятачок, – ответил он с пафосом. – Но друзья называют меня Мегакабан.

Лидер наклонил голову и сжал пальцы в кулак, но бить не стал.

– Как открыть дверь? – спросил он.

– Не знаю, мужик, не знаю, – охотно ответил Борланд. – Наш компьютерщик остался внутри. Но, если ты дашь мне пилочку для ногтей, я решу твою проблему, какая бы она ни была.

– Ты не сможешь решить даже собственную, – сказал лидер мародеров голосом, от которого стыла кровь в жилах. – Хотя скоро ты согласишься отдать все, что имеешь, ради пилочки для ногтей, чтобы вскрыть себе вены. Уберите его.

Борланда толкнули в спину, и он послушно пошел к лестнице.

Борланд не произнес ни слова, пока его выводили наверх.

Внизу раздался выстрел.

«Технарь…» – подумал он, и у него сжалось сердце.

Снаружи стояло не менее десятка мародеров с автоматами в руках. Они молча смотрели на Борланда. Сталкер поискал глазами Эльфа, живого или мертвого, но нигде не увидел. Хотя уже знал, что не увидит.

Борланд горько улыбался, пока на его запястья надевали наручники, а на голову – мешок.

Он пытался считать шаги и прикидывать направление, в котором его вели, но вскоре сбился. Он слышал, как кто-то из мародеров открыл огонь и как затем взвизгнул чернобыльский пес. Судя по звукам шагов, его сопровождали не менее четырех бандитов. Сталкера провели по каким-то доскам, затем по траве и по ступеням куда-то наверх. Наконец с его головы стянули мешок.

Борланд оказался в недостроенном помещении. В стенах из облупившегося красного кирпича были два оконных и один дверной проем с открытой сейчас решеткой, на которой висел замок. Под потолком горела лампа. Из мебели были только железный стол и деревянный стул, на котором восседал человек в зеленом плаще. Жестокие глаза буравили Борланда взглядом маньяка-коллекционера.

Второй человек, находившийся в комнате, имел куда более странный вид. Он был облачен в грубый то ли халат, то ли балахон с множеством складок, из широких рукавов которого выглядывали необычайно крепкие, жилистые, темные руки; такие руки могли быть у жителей ближневосточных стран. На голове его красовался тюрбан, а лицо закрывал повязанный платок. Взгляд незнакомца пылал не просто жестокостью, но ненавистью. Борланд не имел представления, что этот субъект может делать в Зоне. Очевидно, кто-то давал ему укрытие. А чем черт не шутит, в Зоне запросто могут находиться самые настоящие арабские террористы. Хотя в телевизионные новости Борланд никогда не верил.

– Наконец-то, – сказал человек за столом. – Поговорим?

– Я уже беседовал с твоей шестеркой, – ответил сталкер. – Там, внизу. Или это был твой начальник?

– Беседовал, значит, – покивал мародер. – Из Пинцета получился бы отличный воин, не будь он так разговорчив с пленными. Твое счастье, что ты никогда не узнаешь, что он делает со схваченными сталкерами и почему получил такое имя.

Борланд хранил молчание.

– Я не из тех, кто задает вопросы, ответы на которые известны заранее, – продолжал мародер. – Поэтому я не намерен с тобой возиться и сразу все тебе объясню. Мое имя Капкан. Поверь мне, здесь все произносят его с уважением.

Борланд не стал возражать.

– Рядом со мной Саид, – слегка качнул головой Капкан. – Он именно тот, кем ты его себе представляешь.

Саид даже не пошевелился, свирепо глядя на сталкера.

– До вчерашнего дня главным в Темной долине был Лаваш. – Капкан сделал паузу и постучал пальцами по столу. – Мой брат.

Борланд неслышно вздохнул.

– А твое имя мне также известно, – произнес Капкан, откинувшись на спинку стула и сцепив пальцы. – Ты сталкер-одиночка Борланд, убийца моего брата. И тебе будет воздано за это сполна.

Борланд понял, что все игры окончились. Выдерживать взгляд Капкана было тяжело, но он с этим справился.

– Что ж, – сказал он мрачно. – Тут даже нечего добавить.

– Нечего, – согласился Капкан. – Твоя участь была решена, когда мой брат еще не успел упасть на землю Зоны с простреленной головой. Оставалось тебя только найти. Ты умрешь через час.

– Почему не сразу? – спросил Борланд.

– Твоя смерть послужит примером для остальных. Пусть увидят, что бывает с теми, кто идет против нас.

Борланд посмотрел на неровный пол, собрался с мыслями и снова поднял взгляд на лидера мародеров.

– Я прошу проявить ко мне уважение, как к победителю твоего брата, – начал он, сжимая и разжимая кулаки в наручниках. – И сказать мне перед тем, как я умру. Кто сдал меня? Никто не знал, что Лаваша убил я. Меня сдал клан «Долг»?

– Я удовлетворяю твою просьбу, – ответил Капкан. – Тебя сдал не «Долг». Тебя вообще никто не сдал. Ты пришел сюда с командой, которая нам не нужна. Но привел тебя сюда наш осведомитель.

– В моей команде был предатель? – спросил Борланд, впившись ногтями в ладони.

– В твоей команде был мой человек, – уточнил Капкан. – И он не предавал тебя, так как никогда на тебя не работал. Он знал, кто убил моего брата, поскольку считает, что самое важное в Зоне – это информация, а слухи разносятся по Зоне быстро. Он помог вам добраться до Икс-восемнадцать и позвал отряд Пинцета на перехват. Как это для тебя ни печально, но тебя здесь ждали.

– Эльф, – горько сказал Борланд, глядя вниз и мотая головой. – Мерзкая погань…

– Поэтому ты здесь, твоя команда навсегда заперта в лаборатории, и возле единственного выхода дежурят мои люди, – подвел итог Капкан. – Что касается твоего приятеля, то его убили, а труп съедят собаки.

Борланд усилием воли выбросил из своей головы улыбку Технаря.

– Делай, что намерен делать, – произнес он и умолк.

Капкан поднял вверх палец, и в комнату вошли двое мародеров. Они снова набросили мешок на голову Борланда и поволокли вниз, всячески оскорбляя его. Очевидно, подобная практика обращения с пленными была хорошо отработана. Сталкер не сопротивлялся, зная, что это бесполезно. Когда с него сняли мешок, он уже находился в какой-то звериной клетке в подвале здания. Мародер с руганью толкнул его в спину, не потрудившись снять с него наручники, и Борланд упал на холодный пол. Скрипнула дверь на петлях, громыхнул замок, и мародеры ушли, выключив свет.

Сталкер кое-как поднялся на ноги и в темноте добрел до единственного узкого окна в полутора метрах над полом. Заглянув, он не увидел ничего, кроме звездного неба и луны. Вдали послышался вой собак, который окончательно лишил сталкера самообладания.

С бессильным стоном Борланд стукнулся головой о железные прутья клетки и сел в углу, готовясь к томительному ожиданию.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 720