Глава 6 Вне закона

Сергей НедорубПесочные Часы

Перед восходом солнца трое сталкеров подошли к шлагбауму, служившему границей между территориями кланов.

Ночь прошла спокойно. Сенатор не стал будить никого из сталкеров, отбыв дежурство за них обоих. Марк проснулся сам, и на свой безмолвный вопрос продолжавшему сидеть все в той же позе Сенатору получил столь же безмолвный ответ: «Ничего не изменилось». Орех, продрав глаза и услышав о решении включить Сенатора в группу, только заулыбался.

Марк переложил снаряжение по-другому и коротко велел выдвигаться. Орех быстро раскидал потухшие головни, подхватил автомат и встал прямо, при этом ни капли не пытаясь кого-то копировать, отчего Марк снова позавидовал его простоте.

Сенатор застегнул плащ и потуже завязал пояс. Накинув капюшон, почти полностью скрывший лицо, он, с прутиком в руке, занял позицию справа от Марка. Орех, повесив автомат за плечо, шагал слева. Осознание важности предстоящего дела и стоимости его достаточно простого по меркам Зоны, но впечатляющего в его глазах снаряжения натуральным образом возвысило молодого парня. Думая о знакомых девчонках и корешах, оставленных им в родной местности, он в то же время зорко следил за окрестностями.

На пути к шлагбауму Марк локализовал сразу четыре новых Трамплина. Писк детектора аномалий предупредительно возвестил о ловушках. Обкидав их болтами, Марк определил границы ловушек, тем самым делая аномалии видимыми для других, менее удачливых сталкеров. Сенатор молча следил за ним, лишь один раз указав прутиком в сторону, и Марк скорректировал свои расчеты, моментально догадавшись, чего от него хотят. Похоже, Сенатор и в самом деле был отчасти шаманом. Хотя почему отчасти? Нет четкого определения всему, на что способен человек, равно как и пределов этим возможностям.

Орех, отличавшийся орлиным зрением, молча оглядывал местность в поисках противников, будь то стадо кабанов, слепые собаки или вооруженный человек. Заметив в кустах движение, он быстро приготовил автомат к бою, а в следующую секунду, услышав характерное рычание, сделал четыре одиночных выстрела. Марк, поглощенный обезвреживанием одного из Трамплинов, даже не заметил кабана в кустах. Туша наполовину вывалилась из зарослей и осталась лежать без движения. Сенатор никак не среагировал, только одарил Ореха теплым взглядом, вторично за сутки вогнав того в краску.

К шлагбауму подошла уже не маленькая группа одиночек, а почти команда сталкеров, каждый из которых прикрывал других по своей линии.

На месте сбора они увидели впечатляющую картину. Между бывшим контрольно-пропускным пунктом и осевшим на одно колесо обшарпанным пассажирским автобусом, на фоне металлических ворот с нарисованными красными звездами, стояли в одинаковой позе три человека одного роста, облаченных в закрытые комбинезоны наемников с противогазами. Темные глазницы масок уставились на подошедших сталкеров. Один из троицы держал в руках разновидность снайперской винтовки Драгунова, стоившей достаточно много в этих местах, чтобы считаться редкостью. Палец в толстой перчатке почти лежал на курке. У второго был ОЦ-14 «Гроза», автоматно-гранатометный комплекс, очень серьезное оружие. Третий имел при себе ставшее классикой гладкоствольное ружье системы SPAS-12. Все эти детали Марк подметил автоматически, прикидывая свои шансы, которые оказались неутешительны. Точнее, оказались бы при необходимости принять бой.

– Впечатляет, – сказал Марк. – Еще бы танец маленьких утят, и было бы совсем замечательно.

Стоящий в центре наемник принялся что-то говорить сквозь противогаз, энергично жестикулируя. Наружу вырывалось лишь глухое «бу-бу-бу». Спокойствие Сенатора, с интересом рассматривающего троицу, разительно контрастировало с полной растерянностью Ореха.

– Я должен что-то из этого понять? – спросил Марк, держась за лямки рюкзака.

Наемник продолжил с большим усердием, мотая головой, потрясая оружием, стуча себя кулаками в грудь и даже один раз перекрестившись. Затем он подпрыгнул, раскинул руки в стороны и поклонился.

У Ореха отвисла челюсть.

Наемник выпрямился, стащил с себя противогаз – и перед сталкерами предстал хохочущий Борланд.

– Я говорю, танец с саблями нам подошел бы больше, – сказал он, утираясь перчаткой.

Орех чертыхнулся, а Марк кивнул Борланду.

Два других «наемника» тоже сняли противогазы, и оказалось, что они совершенно не похожи друг на друга.

Первый, со снайперской винтовкой, выглядел как голливудский актер, специализирующийся на ролях суперагентов в обличье плейбоя. Возраст его был примерно таким, когда с футбола переключаются на теннис. Аристократичный взгляд, узкие губы и четко очерченный, гладко выбритый подбородок создавали образ любителя тонкой работы.

Второй же был его полной противоположностью. Коротко стриженный румяный здоровяк символизировал собой грубую пробивную силу. Лицо его было разукрашено нанесенными углем полосами, и оставалось только удивляться, что в могучих лапах нет шестиствольного пулемета. Однако в глазах здоровяка светилось почти детское простодушие. За спиной у него висело какое-то дополнительное оружие. Судя по перетягивающим грудь ремням, еще, по меньшей мере, два ствола.

– Будем знакомы, – сказал Борланд. – Вот этого парня с винтовкой зовут Технарь. Шутить с ним не надо вообще.

Технарь прикрыл глаза и медленно кивнул.

– А вот этот, с шотганом, откликается на имя Патрон, – указал Борланд на второго. – С ним шутить можно. Но после того как вы это сделаете, он быстро найдет способ убедить вас, что лучше бы вы шутили с Технарем.

– Да ладно, Борланд, – сказал Патрон, ухмыляясь, отчего его щеки стали еще толще. – Не пугай своих товарищей.

– Теперь мы все станем товарищами, – сказал Борланд и посмотрел на Сенатора. – А это что за фрукт?

– Это Сенатор, он изъявил желание идти с нами, – сказал Марк и начал покусывать губы в неприятном ожидании.

– С нами? – переспросил Борланд.

Он поморгал, внезапно дернул головой, словно отгоняя муху, и потер ладонью лоб:

– Да без вопросов! Пусть идет.

Марк с некоторым удивлением посмотрел на него. Он не ожидал, что Борланд согласится без всяких вопросов.

– Значит, принимаешь? – с облегчением уточнил Марк.

– Конечно, – сказал Борланд. – Какие проблемы, в самом деле? Давай, объясни парням план, так сказать, из первых уст.

– Да, сейчас. – Марк собрался с мыслями. – Значит, дело вот в чем. Нам нужно посетить определенные участки Зоны южнее Заслона и собрать нужную информацию в научных лабораториях. Их точное местонахождение я буду указывать по мере продвижения. Затем мы идем к Заслону и снимаем его. Как его снять, станет мне понятно после посещения всех нужных мест. Вот, собственно, и все.

Борланд обвел взглядом товарищей:

– Вы поняли, парни?

– Я все понял, – сказал Патрон.

Технарь опять молча кивнул.

– Вот и ладушки, – сказал Борланд и снова обратился к Марку: – Теперь скажи, что ты можешь им предложить.

– Дорогие артефакты. Шанс узнать, что там, за Заслоном. Больше ничего предложить не могу…

– Годится, – довольно сказал Патрон. – Артефакты. Это хорошо.

И он сплюнул себе под ноги.

Технарь поднял вверх два пальца и впервые подал голос:

– У меня вопрос. Куда конкретно мы пойдем? Перечисли места, пожалуйста.

– Агропром, Темная долина, Янтарь и Рыжий лес.

Технарь молча покивал.

– Так, с этим покончили, – сказал Борланд. – Вижу, экипировка у вас неплохая. Оружие я сейчас дам, как и обещал. Патрон!

Патрон извлек из-за спины один из стволов и передал Борланду. Тот протянул оружие Марку:

– Это твое. Немецкая штурмовушка G36, для тебя в самый раз. Не тяжело?

– Нет, – сказал Марк, оглядывая оружие. Такое он видел впервые, но изящная винтовка ему сразу понравилась. – Чем стрелять буду?

– Кто у нас в группе Патрон? Вот у него патроны и возьмешь. Орех, у тебя что? Все та же хреновина, которой ты мне вчера в спину тыкал? Малыш, она ни на что большее и не годится. Она сбивается и греется, как паровоз. Дай сюда.

Орех беспрекословно отдал Борланду автомат. Борланд, размахнувшись, бесцеремонно забросил его в кусты.

– Я не разбираюсь в оружии, как все вы, – потупившись, сказал молодой сталкер. – Мне только «калаш» и знаком.

– Ну, так будет тебе «калаш». Патрон, порадуй мальца пирожком.

Патрон оценивающе взглянул на Ореха, довольно крякнул и извлек из-за спины второй ствол, оказавшийся последней моделью автомата Калашникова.

– Держи, – он подал автомат обрадованному Ореху. – Этот намного лучше, ты уж мне поверь.

Орех прижал автомат к себе, как лучшего друга.

– И кто у нас остается? – Борланд посмотрел на Сенатора. – Для тебя оружия нет. Не припасли, уж прости.

– Все в порядке, – успокоил его Сенатор. – Я не пользуюсь огнестрельным оружием.

– Пацифист, что ли? – недоверчиво спросил Борланд. – Ну, дело твое. Пойдешь в середине. У кого какие вопросы?

Сталкеры промолчали, и он махнул рукой:

– Выдвигаемся.

Шестеро не похожих друг на друга людей цепочкой начали движение в сторону НИИ Агропрома. Борланд шел ведущим, за ним топал Патрон, сжимая широкими ладонями SPAS-12. За его спиной почти не было видно Ореха, который внимательно осматривал холмы и то и дело любовался новым автоматом.

Марк шагал вслед за Орехом, оценивая собранную группу. Ночное напряжение ушло. Вчерашняя эмоциональная вспышка разрядила его, и сталкер снова был поглощен собственным заданием. Он с удовлетворением сделал вывод, что пока все в порядке. Группа собрана, и процесс наконец пошел. Скоро он получит ответы на все вопросы.

За спиной Марка неслышно ступал Сенатор, иногда проводя пальцами по кончикам высоких стебельков травы. В застегнутом плаще, в накинутом капюшоне, без оружия и снаряжения, он выглядел новой разновидностью обитателей Зоны или очередной инкарнацией излома – человекоподобного существа, у которого одна из передних конечностей была чудовищно деформирована и служила молотом для сокрушения ходячей добычи. Чувствовать Сенатора за спиной было одновременно и хорошо, и плохо, но Марк знал, что тот является последним штрихом к тому, на что обычно внимания не обращают. Сенатор таинственным образом создавал атмосферу, энергетическую оболочку, в которой можно было мыслить в нужном направлении. Тем более что замыкал отряд Технарь, и ощущать спиной его взгляд было не очень приятно. Хотя Марк и не мог сказать определенно, чем Технарь ему не нравится.

Они добрались до западного района Свалки. Здесь не видно было признаков чьего-либо присутствия, и Борланда это насторожило. Обычно непрошеных гостей хватало, поскольку местность была усеяна остатками стройматериалов – кругом валялись обломки бетонных блоков, второпях сброшенные с грузовиков еще при первом взрыве, прогнившие доски, куски кирпича, камни и щебень. Раньше тут были еще кучи песка и угля. Но песок давно разнесло ветром по всей Свалке, а уголь растащили за первый же год, успев даже пару недель за него повоевать. Радиоактивный фон не превышал допустимого по меркам Зоны уровня, так что строительный хлам возле дороги в НИИ был отличным местом для укрытия или засады. Окружающая местность простреливалась вплоть до холма, за которым начиналась принадлежащая Бару территория, то есть практически до центра исхоженного квадрата Зоны. Так что мало кто мог пройти к Агропрому со стороны Кордона, не рискуя напороться на засаду мародеров, хотя зачастую там можно было увидеть и мирных сталкеров, перекуривающих во время переходов. Борланд всегда удивлялся, почему эта местность еще не оккупирована ни одним кланом. Если бы он создавал собственный, обязательно расположился бы именно здесь.

Он приказал всем залечь и осмотреться.

Впереди, справа, красовался огромный ангар, в котором можно было столкнуться с полным набором неприятностей, от маленьких до больших. Из ангара в сторону Агропрома тянулись рельсы, терявшиеся в глубинах напичканного аномалиями тоннеля, через который Борланд не пошел бы ни за какие коврижки. Тут и там на рельсах стояли красно-коричневые грузовые вагоны, их мародеры прошерстили в первые же месяцы после своего прибытия в Зону. Борланд, который не застал те времена, услышал об этом от одного из проводников, когда их язык еще можно было развязать бутылкой водки.

Прямо перед ними булькало радиоактивное озеро – в сущности, мелкая и широкая лужа, посреди которой возвышался почерневший, грубо сколоченный деревянный крест. В его центре был прибит противогаз. Подобные могильники встречались по всей Зоне, это был наиболее почтительный способ погребения отдавшего за тебя жизнь друга или лидера клана. В данном случае тело просто растворили в озере, так как хоронить по всем правилам в Зоне очень неудобно. Но находились сталкеры, для которых подобный ритуал был последней возможностью не одичать и сохранить в себе что-то человеческое. Иногда у креста был закопан ящик со всем снаряжением, оставшимся у погибшего. В случае необходимости сталкер, знающий о схроне, мог воспользоваться им для пополнения собственных запасов – так покойный товарищ помогал оставшимся в живых и после своей гибели. Шерстить схроны без строгой необходимости считалось крайней степенью мародерства – за подобное святотатство кланы могли объявить войну дерзкому беспредельщику.

У Борланда были собственные воспоминания, связанные с этим озером Свалки. Однажды он убегал от преследователей из клана «Свобода», у которых по заказу торговца украл отличный защитный костюм СЕВА. Патроны у него кончились, и единственной возможностью спрятаться от погони было озеро. Поскольку СЕВА был полностью герметичным и включал в себя систему воздухоснабжения с закрытым циклом, Борланд погрузился в озеро с головой и замер на дне. Не имея возможности хоть как-то узнать о намерениях «свободовцев» и о том, где они находятся, Борланд просто выжидал. Выжидал долго, пока прилегающая к костюму ткань не начала размягчаться и трещать. Он уже знал, что внешние слои костюма выкипели и окислились дочиста. Вынырнув, Борланд какое-то время не мог понять, действительно ли он на поверхности – наружное стекло шлема расплавилось и облепило внутреннее непрозрачным слоем кварца, снизив видимость до нуля. Лишь помахав руками, он не обнаружил сопротивления окружающей среды и понял, что уже находится на воздухе. Сделав наугад шагов сорок, чтобы достоверно оказаться на земле, даже рискуя при этом вступить в аномалию, Борланд нащупал бетонный блок и с силой разбил шлем об острый угол. С четвертого раза ему удалось снять часть переднего осколка, после чего он получил возможность хоть немного обозревать окружающее. Оказалось, что «свободовцы» ушли и на горизонте ни души. Борланд покатался в грязи, чтобы смешать с ней капли шипящей жидкости, и, провозившись не меньше часа, все-таки содрал с себя костюм по кускам. Задание было провалено, но он остался жив.

Левее озера простиралась асфальтовая дорога в Агропром. Над ней висела легендарная Птичья Карусель. Легендарная потому, что была постоянной и не менялась после выбросов. Иногда в нее забредали кабаны, чьи визжащие туши поднимало в воздух, закручивая в спираль со страшной силой и разрывая на мельчайшие клочки. Порой туда засасывало каркающих ворон, кружащихся над аномалией в поисках готовой добычи в виде нашинкованной чернобыльской свинины.

Борланд ждал долго, припав к прицелу «Грозы». Полученная два месяца назад у «долговцев», она была очень эффективна на такой дистанции, и можно было в случае чего воспользоваться подствольником. Однако главную роль играл сейчас Технарь, осматривающий местность через оптику снайперской винтовки. Марк тоже вглядывался в горизонт через перекрестье прицела собственной G36, открыв для себя, что стрелять на расстоянии намного легче: и ты не смотришь врагу в глаза, и он тебя не видит. Окажись сейчас перед ним голова противника, о котором знаешь достоверно, что он убьет тебя без причины, Марк выстрелил бы не задумываясь. Осознание этого породило в нем странное чувство, которое у другого человека могло очень скоро перерасти в азарт. Марк даже поймал себя на мысли, что все проблемы в экспедиции можно будет решить вот так – из безопасного места, мощным оружием, будучи облаченным в защитный костюм, в окружении напарников. Без сближения с врагом.

Лежавший рядом Орех медленно описывал дулом автомата дугу градусов в двадцать, хотя проку от «калаша» в такой ситуации было немного. Марк подумал: что, если Орех именно сейчас испытывает то самое состояние, в котором человек в прицеле кажется не более чем мишенью в тире, за которую выпадет подарочный пакетик чипсов и где стоимость выстрела не превышает цены трех сигарет?

Сенатор смотрел на ангар, и Марк снова задумался, почему Борланд принял его в группу – неизвестного сталкера, безоружного и, что самое главное, безо всякой защиты. Как бы Сенатор ни чувствовал Зону в целом и аномалии в частности, это не спасет его от радиации. Марк понимал, что ответы придут сразу же, когда вопрос встанет наиболее остро, и гадал, не принесут ли новые факты новые проблемы.

Чего можно ожидать от сталкеров, вообразивших себя друзьями Зоны? И насколько это разнится с поступками, на которые способны те, кто действительно этими друзьями является? Не принимать во внимание наличие у Сенатора собственных интересов Марк не мог.

Патрон ни о чем не думал. Он лежал и, прикрывая тыл, смотрел в ту сторону, откуда они пришли. Заряженный SPAS-12 был готов угостить картечью случайного кабана, выскочившего из кустарника.

Вскоре Технарь поднял вверх большой палец, и Борланд коротко скомандовал двигаться дальше.

Сталкеры миновали бетонное укрытие, пройдя по белой известке и щебню. Осторожно обойдя Карусель, они вышли к распахнутым металлическим воротам, которые блестели так, словно были установлены только вчера. Борланд лишь на секунду задержал на них взгляд и двинулся дальше. Группа прошла мимо ржавого «запорожца», от которого остался лишь каркас с рваными сиденьями, и счетчик Гейгера у Борланда коротким звуком возвестил о том, что рассматривать остатки некогда считавшегося модным транспортного средства не стоит. К счастью, Борланд не принадлежал к оригиналам, ставящим на свои детекторы реалтоны, отчего техника, учуяв аномалии, начинала изливать веселые мелодии мобильников.

Асфальтовая дорога вела к развилке. Правое ответвление шло почти параллельно исходящим из тоннеля железнодорожным рельсам, которые заканчивались на территории хозяйственной части НИИ Агропрома. Борланд повел группу по левой дороге, уходившей к административному зданию. Пройдя мимо старого автобуса, сталкеры вышли к белому плиточному забору. У дороги возвышался открытый шлагбаум, за ним стоял бензовоз, уставившись на сталкеров пыльными фарами. На невысоком столбе у шлагбаума были установлены в два горизонтальных ряда с десяток разбитых, с торчащими проводами прожекторов.

Ступив на территорию института, Борланд осторожно огляделся, затем жестом пригласил следовать за собой. С одной стороны находился контрольно-пропускной пункт, ныне оставшийся без какой-либо мебели. С другой был забор из белого кирпича, угол которого осыпался, делая видимой торчащую за ним деревянную вышку. Борланд пошел вдоль забора.

– Почему тут так тихо? – спросил Марк. – Это нормально?

– В Зоне нет понятия нормы, – ответил Борланд, и в этот момент мимо его уха просвистела пуля, ударившая в мусорный контейнер.

Звук выстрела пришел мгновением позже. Сталкеры тут же сломали строй: Борланд метнулся к контейнеру, чтобы спрятаться за ним, и Марк последовал его примеру. Патрон упал на асфальт, успев отбросить в сторону Ореха. Сенатор просто присел на корточки, а Технарь остановился и приготовился открыть огонь.

Стреляли со стороны здания института.

Технарь сделал шаг вбок, и тут раздался новый выстрел, уже сзади, со стороны КПП. Технарь бросился на асфальт и откатился к Патрону. Судя по тому, как он дернулся перед падением, пуля пропорола самый край его защитного костюма.

– Мать твою! – проскрежетал Борланд, вскидывая «Грозу».

Он начал стрелять по КПП, и к нему тут же присоединился Марк. Оттуда раздался короткий вопль – и все стихло.

Тем временем Технарь, Патрон и Орех принялись наугад поливать огнем здание института. Борланд повернулся в ту сторону, бросив Марку:

– Прикрывай тыл!

Не хватало еще, чтобы появился новый снайпер. Звуки чужих выстрелов однозначно указывали на то, кем были противники. Стреляли из автомата Калашникова, явно оснащенного снайперским прицелом. В Зоне был только один сорт бойцов, пользующийся подобными штуками…

– Он на крыше! – громко, перекрывая выстрелы, сказал Сенатор.

– Не давайте ему высунуться! – крикнул Борланд. – Патрон, к Марку!

Быстро посмотрев по сторонам, он зигзагами побежал к зданию. Следовало перехватить стрелка до того, как тот сменит позицию.

Сталкер оказался в вестибюле и, переведя «Грозу» в режим одиночной стрельбы, начал тихо подниматься по лестнице, перешагивая через две ступени сразу. Нигде никого не было видно.

Добравшись до последнего этажа, он обнаружил прикрепленную к стене железную лестницу, которая вела к открытому люку в потолке. Борланд поднялся по ней и осторожно выглянул на крышу.

«И каких детей только в Зону не заносит», – подумал он.

Снайпер тупо сидел совсем рядом, спиной к нему, даже не подумав о таком повороте событий.

– Хаджа-Баджа! – рявкнул Борланд.

Снайпер выхватил пистолет, вскочил и повернулся. Борланд от пояса выстрелил из «Грозы», попав в защищенную бронежилетом грудь противника. Тот сделал два шага к краю крыши. Примчавшиеся снизу пули подкосили его, и он выронил пистолет. Борланд выстрелил еще дважды, в голову, – и снайпер с криком полетел на асфальт.

Борланд выбрался на крышу и осторожно приблизился к краю. Посмотрел вниз. Орех стоял с оружием наготове, а Технарь нагнулся над распростертым на асфальте телом и обыскивал карманы. Сенатор продолжал сидеть на корточках. Марк с Патроном выглядывали из-за контейнера.

– Посмотрите, кто он такой! – крикнул им Борланд, показывая рукой на КПП.

Спустившись вниз, он направился к Технарю и Ореху:

– Спасибо, молодцы. Орех, к тебе это тоже относится.

Вопреки ожиданиям Борланда, Орех не расцвел как майская роза, а сдержанно кивнул. Взрослеет парень.

Борланд повернулся к возникшему рядом Сенатору:

– И тебе спасибо, дружище. Только что ты здесь делаешь без оружия?

Казалось, он только сейчас понял, что этот вопрос нужно было задать раньше.

Сенатор промолчал, а Борланд, словно забыл, о чем спрашивал, шагнул навстречу приближающимся Патрону и Марку:

– Что нашли?

Патрон молча протянул ему удостоверение.

– И вот еще, – Технарь отдал «корочки» из кармана упавшего с крыши снайпера.

– Сержант Левчук, – сказал Борланд. – Та-ак… А это у нас кто? А это у нас рядовой Михедов. Очень интересно.

– Так это были… – начал Орех.

– Военные, – закончил Борланд, постукивая «корочками» по ладони. – Мы с вами, друзья мои, первыми же противниками заимели военных. Форма мне кое-что сказала, как и эти «калаши» с установленной оптикой.

Наступило молчание.

– И что теперь? – спросил Марк.

– Ничего, – ответил Борланд. – Они напали первыми.

– И кого устроит это объяснение?

– А ничего никому объяснять не придется, – сказал Борланд и посмотрел на мертвого снайпера, куклой лежащего на асфальте. – Они не зачищали местность, действовали непрофессионально и не по уставу. Дважды выстрелили без предупреждения и никого не сумели убить. Это не просто военные.

– Дезертиры, – подвел итог Технарь.

– Точно. Дезертиры, – подтвердил Борланд. – А значит, люди вне закона.

– Какого закона? – тихо спросил Марк.

– Любого закона. Лю-бо-го. Они преступники по законам государства и, смывшись в Зону, себя добровольно приговорили. Обратно из Зоны можно выйти только через сталкерские каналы, а у дезертиров их нет. Им все враги – и сталкеры, и военные, и торговцы.

– Но почему они убежали? – Марк не сводил глаз с тела дезертира. – Может, они просто хотели выжить. Спрятаться здесь.

– Я не стану разубеждать тебя, дружище, – мягко произнес Борланд. – Наоборот, при всех членах команды признаю, что ты прав. И что дальше?

Марк не нашел ответа.

– Они устроили засаду, – продолжал Борланд. – Они стреляли в нас. Мы были вынуждены открыть ответный огонь. Ты можешь предложить другой вариант?

– Но могло же быть так, что они просто хотели напугать нас, – возразил Марк. – Ты сам же говоришь, что они стреляли первыми, но никого не убили. Может быть…

Он замолчал, потому что Борланд шагнул к нему и опустил руку ему на плечо:

– Запомни свои предположения, Марк. И подумай о них, когда проведешь несколько дней в боевых условиях Зоны.

Они стояли, окруженные остальной командой.

Марк закрыл глаза, а когда открыл, в них читалось прежнее спокойствие.

– Все? – спросил Борланд. – Пойдем дальше?

– Пойдем, – ответил Марк.

Борланд кивнул, посмотрел на других сталкеров и прочел готовность на их лицах.

– Мы совсем близко, – сказал он. – Почти у цели.

Он, поманив остальных за собой, направился к мусорному контейнеру, завернул за него и остановился. И Марк только сейчас увидел дыру в асфальте, хотя недавно находился буквально в метре от нее. Борланд указал дулом автомата вниз:

– Добро пожаловать в Икс-семнадцать.

Категория: Сергей Недоруб - Песочные Часы | Дата: 9, Июль 2009 | Просмотров: 827