Андрей Абин (Andrewabin) — ДОЛГАЯ ДОРОГА

Бар – центральный домик маленькой деревушки, в которой жили те, кто волей случая стал трудягой Зоны, сталкером. Бармен Гарик – бывший завскладом. Хитрый, прижимистый, такие люди нигде не пропадут, всегда отыщут уютное местечко под солнцем, на котором можно сладко есть, крепко спать и особо не надрываться на работе.

Справа от двери на стенке висела в рамочке книга Стругацких «Пикник на обочине». Чуть выше ее красовалась надпись: «Настольная книга сталкера». Морщась и кряхтя, я прихлебывал из кружки горячий бульон. Плевать, что он из концентратов, главное, что пахнет курицей и горячий. С похмелья это то, что нужно. За столом напротив меня сидел мой вчерашний собеседник. Гость из Европы, тудыть ее растудыть. Только рожа его была уже не такая лощеная, как вчера, – под правым глазом налился красивый синяк. Очень красивый, я бы даже сказал – душевный. Это обстоятельство согревало душу и, учитывая мою неприязнь ко всяким иностранцам, дополнительно лечило от похмельного синдрома.

– А если вы такие крутые и могущественные, чего ж тогда просто не вывезете его, – я кивнул в сторону профессора, – отсюда? Зачем вам понадобился я?

– Да ты нам, собственно, и не нужен. Это доктор настаивает на том, чтобы мы включили в операцию и тебя. А вывезти просто так действительно не можем. Ты ведь знаешь, Зона оцеплена тройным кольцом. Связей моего начальства хватает только на то, чтобы меня потом выпустили обратно. Во всяком случае, здесь, на юге Зоны, ситуация контролируется украинскими властями. На севере – другое дело. Там подконтрольная НАТО территория, где возможности нашей организации многократно возрастают. Все уже готово для встречи профессора. У нас там имеется научная лаборатория, прямо на территории Зоны. Оттуда можно будет легко вывезти его в Европу и предоставить политическое убежище. Мы уже смогли вывезти из страны вашу жену и дочь, профессор.

– Неужели?! – встрепенулся молчавший до сих пор Зинченко.

– Да, их поселили в хорошей гостинице, на полном обеспечении, готовят новые документы. Они ждут вас, профессор, передавали вам привет.

– Ты слышал, Степан?! – Зинченко схватил меня за руку. – Это чудо! Это… это…

Пожилой ученый не смог выразить словами охватившие его чувства и заплакал.

– Степан, я прошу тебя, соглашайся! – Мокрыми от слез глазами Семен Иванович Зинченко смотрел на меня, как на икону.

– А где доказательства того, что и на самом деле все так, как ты говоришь? – спросил я у европейца.

Тот хмыкнул и полез во внутренний карман.

– Вот письмо от вашей жены. – Он протянул Зинченко конверт. – Я думаю, ее почерк не вызовет у вас сомнений?

Ученый схватил конверт, открыл его и впился глазами в текст. На лице его блуждала улыбка счастливого идиота. В этот момент я понял, что соглашусь вывезти профессора.

– А вы знаете, куда и чем бить, сволочи. – Я, прищурившись, смотрел европейцу в глаза, борясь с желанием огреть его чем-нибудь тяжелым.

– Знаем, – легко согласился он, – знаем.

– И что, вот так, запросто, вы устраиваете наши дальнейшие судьбы, даете новые документы и все такое прочее, не требуя ничего взамен?

– Ну почему же? Просто так ничего не бывает. Для начала я дам вам мини-камеры. Вы должны будете заснять все, что увидите по дороге. Потом вы, профессор, выступите с докладом о том, что ваше правительство проводило в Зоне различные эксперименты, опасные для человечества. Ну и, в конце концов, мы получаем вас самого, с вашими знаниями. Таким образом, вы отработаете услуги нашей организации и правительства.

– А я? А мне какой резон рисковать?

– Ну, и для тебя работенка найдется. По специальности. Нам нужны люди с опытом работы в Зоне. И потом, что ты теряешь, капитан, а? – Теперь настал черед европейца заглянуть мне в глаза.

Да уж. Что я теряю? Я потерял все еще тогда, в 2012-м, когда пошел служить по контракту. Размечтался о кренделях небесных! Карьеру хотел сделать! Вот она, карьера моя, из аномалий артефакты таскать, потом продавать их или на жратву и шмотки выменивать. На патроны те же, на водку… А профессия у меня редкая, даже фантастическая. Сталкер! О как! Не верите? Я тоже сначала не верил. Не хотел верить, что вместо спасателей нам пришлют заградительные отряды. А в то, что будет второй Чернобыль, похлеще первого, который в 1986 году случился, не верил вообще никто. Точнее, не хотел верить. Конечно, ведь Европа, мать бы ее так, денег отвалила на саркофаг. Похоронили джинна, залили бетоном. Так-то оно так, да только наш пытливый ум всегда что-нибудь новое измыслит. В чернобыльской Зоне, зоне отчуждения, не только ведь саркофаг был, там и лаборатории оборудовали секретные. А что? Удобно! Оцепили все кругом, мол, радиация, опасно и все такое прочее. А сами целый комплекс отгрохали. Под землей, конечно, чтоб со спутников не увидали. Да только шила в мешке не утаишь. Опять сработал пресловутый «человеческий фактор», и рвануло! Да так, что весь мир за голову взялся и в штаны наложил. Они ведь там, в лабораториях своих, и вирусами, и бактериями, и еще черт-те чем занимались. Физики-химики, блин! И дозанимались. Тут уж радиацией одной не обошлось. Вирусы-болячки полезли. Да и генетики там, оказывается, тоже не дремали. Супер солдатов делали. Наделали, блин. Теперь нечисти всякой без счета. Оцепление постоянно держать надо, чтоб мутанты различные мирное население не беспокоили. И ведь мало того, что «накрыло» по площади гораздо больше, чем в первый раз, так еще и растет Зона. Каждый месяц растет, метра на два. Аномалии все чаще появляются в новых местах, мутанты все дальше лезут. Весело, в общем. Когда рвануло, то эвакуировали только верхушку: командование наше и начальство лабораторий. Больше никого вывозить не стали. Вирусов боялись. Поэтому окружили плотным кольцом, а тех, кто выйти пытался, на месте расстреливали. Слава богу, что детей в Зоне не было. Только научники, солдаты, обслуживающий персонал да самоселы на окраинах. В первое время померло много от радиации, болячек каких-то. А все, кто выжил, в кучки сбивались и пытались самостоятельно к Большой земле выйти. Да только все напрасно было. Зараженную территорию окружили тремя рядами колючей проволоки и оцепление выставили. Огонь без предупреждения открывали. Потом, когда паника улеглась немного, между населением новоявленной Зоны и солдатней из оцепления установились, так сказать, торгово-рыночные отношения.

Выпускать из Зоны никого не выпускали, а вот артефакты всякие, аномалиями порожденные, скупали с большой охотой, чтобы потом перепродать их в несколько раз дороже. Кому перепродать? Да мало ли кто их свойства исследовать захочет. Частные лаборатории растут как грибы после дождя. Кто скупал? А все кому не лень. По большей части из военных, солдаты, прапорщики. Офицеры рук не марали. Они свою долю от нижних чинов получали. Иногда объявлялись, так сказать, «частные лица». Эти, бывало, прямо в Зону приходили. Туда, где мы обосновались, на окраину то есть. Придут, заказ сделают кому-нибудь из сталкеров и назад уходят. Потом за «товаром» возвращаются. Вот и сейчас на моего собеседника не обращали почти никакого внимания. Косились иногда завистливо, ведь «частники» платили куда лучше вояк.

Кроме них еще иногда беглецы всякие объявляются. Кто от тюряги бежит, кто еще от чего-то. Так и пополняют наши ряды. Спросите, как я тут оказался? Очень просто оказался. По контракту в охране одной из лабораторий служил. Мне тогда казалось, что это не служба, а предел мечтаний. Во-первых, год за два шел, а во-вторых, жалованье очень даже приличное. А когда рвануло, решили эвакуироваться своими силами. Дотопали до границы Зоны, а по нам там огонь открыли. Вот такая история. Теперь сталкерю помаленьку да гражданское, так сказать, население Зоны от мутантов защищаю по мере сил. «Ну, кажется, изложил заказчику всю подноготную».

– Одно условие: он, – я указал пальцем на как раз входящего в бар парня по имени Сергей, – идет с нами.

– Как вам угодно, – выдохнул европеец и откинулся на спинку стула. – Давайте теперь обсудим ваш маршрут, – сказал он и развернул на столе карту.

Как-то само собой мне досталась роль командира нашего маленького отряда. Проложили по карте маршрут. Выходило, что топать нам без малого три дня.

– Мне пора, – сказал европеец, когда мы закончили колдовать над картой. – Вот, – он ногой придвинул ко мне под столом вещмешок. – Тут камеры, медикаменты и деньги. Вам ведь нужно купить какое-нибудь снаряжение, припасы, вот и купите. Я думаю, ты сам знаешь, где достать все необходимое.

Я кивнул.

– С камерами обращаться очень просто, но на всякий случай имеется подробная инструкция. Камер четыре штуки. Я рассчитывал на то, что доктор пойдет не один. До встречи!

– Погоди, – я придержал собеседника за руку, – а где гарантия, что, когда мы с Серым приведем доктора, твои дружки нас не порешат?

– У нас нет никого, кто знает Зону с этой стороны. Вы будете первыми русскими сталкерами, попавшими к нам. Вы много знаете и умеете. Мы ценим таких людей. До встречи в лаборатории.

Лысый, я теперь его только так и называл, поднялся и ушел. А я, не теряя времени, подхватил его мешок и пошел собираться в путь-дорогу.

На сборы ушел остаток этого дня и еще весь следующий. Наконец рюкзаки были упакованы, и мы готовились провести свою последнюю ночь в нашем скромном жилище. В углу комнаты потрескивала буржуйка. Серега, солдат-первогодок, чистил свой автомат, доктор что-то писал в блокноте.

– Что ты там пишешь, Иваныч? – спросил я, прихлебывая горячий чай из железной кружки.

– Это письмо моей семье. Если я не… если мы… короче, если что, то передай это моей жене.

– Не дрейфь, Семен Иваныч! – подмигнул ему Серый. – Дойдем, куда мы денемся!

– И все же… – Профессор протянул мне блокнот.

– Я верну его вам через три дня.

Затрещала лежащая на столе рация. Сквозь помехи пробился голос Гарика.

– Степан, слышишь меня? К тебе снова гость. Тот же, что вчера был.

Мы молча переглянулись. Что-то пошло не так. Лысый не должен был возвращаться.

– Пусть идет, – ответил я бармену.

Через несколько минут Лысый грелся у нашей буржуйки.

– Планы немного меняются, – объявил он, – я иду с вами. Ваши спецы взяли моего напарника. Вернуться не могу. Успел только передать сообщение домой и еле унес ноги.

– С нами так с нами, – пожал плечами я. – Припасов хватит, снаряга у тебя своя. Вот только с оружием неувязочка.

– Оружие у меня есть, – Лысый показал пистолет, – только патронов мало. Две обоймы всего.

– Мне Гарик недавно обрез предлагал, – вспомнил Серый. – Может, спросить у него?

– Денег почти не осталось.

– У меня и денег немного есть. – Европеец достал из кармана тонкую пачку купюр.

– Ну, тогда, Серега, дуй к Гарику. Может, и вправду найдется у него что-нибудь. И вот еще что, возьми у него пузырь. На посошок выпьем.

Серым утром мы вышли из деревни и пошли по обочине размокшей грунтовки. Я остановился и оглянулся назад. Вот и все, прощайте, ребята, Гарик, спекулянты-прапорщики. Идите вы все на..! Первое время идти было легко, даже в карту смотреть не надо было. Ближе к полудню мы решили устроить привал. Сели под большим тополем на обочине. Серый закурил, Иваныч достал из рюкзака термос с чаем. Я разложил на коленях карту.

– Скоро придется сходить с дороги, – сказал я присевшему рядом Лысому. – Дорога ведет в другую деревню, а нам надо севернее.

– Но ведь можно свернуть севернее возле самой деревни, к тому же в ней можно будет заночевать. – Лысый прикурил от зажигалки и выпустил дым в сторону. Легкий ветерок пригнал дым обратно.

– Знаешь, – повернулся к нему Серый, – я предпочел бы ночевать среди поля, чем там.

– Почему? – удивился Лысый.

– Потому что, по слухам, там обосновались малоприятные создания. Снорки или кровососы. А может, и те, и другие сразу.

– Это кто такие?

– Это, – Иваныч отхлебнул чая, – такие результаты генетических экспериментов. Получены путем…

– Иваныч, – перебил я его, – давай отложим лекции на потом. По дороге объяснишь человеку. Я скажу коротко: с этими тварями лучше не встречаться, особенно ночью.

– А так нам придется ночевать под открытым небом? – спросил Лысый.

– Не совсем. К вечеру нам нужно добраться до этого лесочка. – Я ткнул пальцем в карту. – Там и заночуем. Надо торопиться, до него еще километров пятнадцать топать.

Не успели мы сделать и ста шагов, как предупреждающе затрещали дозиметры.

– Серега, проверь по сторонам, обойти можно или нет.

– Радиация? – Лысый говорил тихо, наверное, от волнения.

– Да. Тут в Зоне знаешь, как бывает? Присыпало землей какую-нибудь железку, она и фонит. Хотя стоишь посреди поля и ничего такого рядом не наблюдается.

Вернулся Сергей.

– Можно обойти справа. Метров через тридцать.

– Так, давай, Серый, первый топай, Иваныч за тобой, ты, – я повернулся к европейцу, – за Иванычем. Только иди след в след, ни полшага в сторону! Я замыкающий.

Обошли мы радиоактивное пятно и двинули дальше по огромному, заросшему сорняком полю. Серый и я время от времени бросали вперед и по сторонам гайки с привязанными к ним лоскутками ткани, чтобы лучше было видно.

– Это зачем?

Я посмотрел на Лысого и усмехнулся.

– Эх, беда с вами, с иностранцами! Сразу видно, что Стругацких не читал! Гаечки эти нам заместо миноискателя. Только не мины, а аномалии указывают. Вот, смотри…

Я размахнулся и кинул гайку подальше вправо, туда, где над землей дрожало едва заметное марево. Как только гайка достигла границ марева, так ухнуло, будто воздушный шар лопнул.

– Степан, псы! – Зинченко одной рукой крепко ухватил меня за рукав, а другой указывал на приближающуюся к нам свору собак.

– Быстро в круг, оружие к бою! – Я присел, потянул за собой иностранца. Серега и Иваныч и без команды присели, взяли автоматы на изготовку.

– Красиво идут! – прищелкнул языком Серега. – Как в кино!

Псы и вправду шли красиво. Впереди трусил вожак. Крупный, похожий на волка. За ним так же неторопливо (а зачем спешить, если добыча ни убежать не сможет, ни спрятаться) бежали еще с десяток крупных собак.

– Значит, смотри, – говорил я Лысому, – у тебя обрез, так что подпускай поближе. Шагов на двадцать, а потом пали. Понял?

Он нервно кивнул.

– И ни в каком разе не вздумай убегать – схарчат в момент!

Собаки тем временем приблизились и бросились на нас, стремясь побыстрее преодолеть разделявшее нас расстояние.

Затарахтел короткими очередями автомат Иваныча. Мы с Серегой стреляли одиночными, почти над самым ухом жахнул обрез. Половина псов уже валялась на земле, а остальные кружили вокруг нас, не давая прицелиться. И куда-то делся вожак. Вдруг из-за спины у меня выскочила серая молния! С огромной силой вожак ударил грудью в спину Иванычу. Не успел профессор упасть, а пес с рычанием рвал на нем куртку, стремясь добраться до шеи. Как по команде кинулись остальные псы. Мы отстреливались, отбрасывали их ногами и снова стреляли. Обрез Лысого молчал, зато он сам орал так, что перекрывал шум боя. Улучив момент, я глянул в его сторону и увидел, что он бьет вожака ножом, всаживая лезвие в бока твари почти на всю длину.

Две оставшиеся собаки, наверное, самые умные (или самые трусливые), улепетывали со скоростью ветра! Обессиленный, лежал Лысый, уткнувшись носом в землю и крепко сжимая рукоять окровавленного ножа. Рядом в луже крови валялся труп вожака. Серега помог профессору подняться на ноги. Тот хоть и был весьма помятым, но, как говорится, отделался легким испугом. Спас капюшон брезентовой куртки-штормовки. Помешал псине вцепиться в шею Иванычу.

– Ты бы его еще грызть начал, – сказал я, рассматривая труп вожака.

– Оружие заклинило, наверное, – ответил Лысый.

– Такие ружья не клинит, скорее осечка. А ты молодец!

Подошел Зинченко и протянул Лысому ладонь.

– Вы спасли мне жизнь. Я этого не забуду!

Европеец пробурчал что-то себе под нос и стал рассматривать убитого пса.

– Какая странная собака… – задумчиво произнес он.

– Это гибрид с волком, – пояснил ему Серега. – Жаль, времени нет, чтобы шкуру снять, – с досадой добавил он.

– А зачем тебе шкура? – удивился Лысый.

– Куртка из шкур псевдособак – так тут называют этих тварей – дорогого стоит. Если сталкер носит такую куртку – это бывалый, крутой сталкер. И все-таки, я сейчас! – Он побежал назад и вскоре вернулся с отрезанным хвостом псевдособаки. – Держи! Твой первый трофей! – Он торжественно протянул хвост Лысому.

Тот без особого энтузиазма принял трофей и стал вертеть его в руках, не зная, куда пристроить.

– Погоди-ка… – Серый принялся шарить по своим многочисленным карманам. – Вот! – Он вытащил на свет божий маленький моточек суровых ниток и с их помощью прикрепил хвост к рюкзаку Лысого.

…Весело потрескивал костер, выбрасывая искорки вверх. Они летели, слегка кружась, и, поднявшись достаточно высоко, гасли.

– Они как звезды, только наоборот, – сказал европеец, – звезды падают вниз, а искры летят вверх.

– А конец у всех один, – буркнул ему в ответ Сергей.

– Ну, зачем так мрачно. Важно не то, что они сгорают, а то, для чего они это делают и как. Вот эти искры, например, прежде чем погаснуть, согрели нас своим теплом. Или могут отпугивать от нас разное зверье.

– Будем надеяться, что зверье отпугивать им не придется. – Сергей поднялся с земли и потянулся. – Пойду-ка я сам отпугну его.

– Против ветра не становись! – бросил ему вслед Лысый и снова уставился на огонь.

– У тебя имя есть? – спросил я Лысого.

Он поворошил в костре прутиком.

– Курт мое имя.

– Немец?

– Угу, потомственный фашист! – Курт засмеялся и посмотрел на меня.

– В смысле?

– Мой дед был танкистом во время Второй мировой.

– Ты это… – я немного замялся, подбирая слова, – там, в баре, я погорячился слегка. Меня по пьяному делу часто на защиту национально-патриотической гордости пробивает.

– Все нормально, я все понимаю. Ты офицер, а я тебя вербовать пришел. По сути, склонять к предательству. А если… – Он не успел договорить, потому что вернулся Серый. Вид у него был встревоженный.

– Снорки! – сказал он, понизив голос почти до шепота, и оглянулся в темноту.

– Чего?

– Снорки, говорю! Я дохлого снорка нашел, чуть в штаны не наложил, думал, живой, сволочь!

– Так! – Зинченко быстро зашнуровывал ботинки. – Значит, спать сегодня не придется?

– Спать надо, но вполглаза и с пальцем на спуске. Дежурить будем по двое. Первая смена моя. Кто со мной?

Серый и Курт вызвались одновременно.

– Серый, иди покемарь. Будешь в паре с Иванычем. А сейчас я с Куртом.

– И все-таки, мне так и не рассказали о снорках, – напомнил Лысый.

– Ты фильм «Обитель зла» смотрел? Ну, там еще Мила Йовович в главной роли.

– Смотрел когда-то…

– Вот там такие твари были, которые по стенам лазили, помнишь?

– Да вроде.

– Так вот, снорки на них очень похожи, только почеловечнее будут, в плане внешности.

– Откуда они такие взялись?

– В генетических лабораториях пытались создать суперсолдат, – вступил в беседу Зинченко. – Они должны были оставаться людьми, только обладать гораздо большей силой, ловкостью, быстротой реакции и прочими параметрами по сравнению с обычным, пусть даже очень хорошо подготовленным бойцом. Потом, когда вырвался на свободу вирус, он, видимо, внес свой вклад в изменение генотипа этих солдат, превратив их в снорков. И вот мы имеем то, что имеем.

– И много их тут, в Зоне?

Зинченко тяжело вздохнул.

– Около сотни.

Костер потрескивал по-прежнему, однако уюта возле него уже не было. Я вслушивался и всматривался в темноту, на другой стороне полянки то же самое делал Курт. Беспокойно ворочался Иваныч. Видно, сон к нему никак не шел. Да и немудрено. А вот Серега, похоже, все-таки уснул. Хрустнула сухая ветка. Или, может, показалось? Я снял автомат с предохранителя. Снова раздался тихий хруст, на этот раз вроде бы ближе. Я весь превратился в слух, доверяя ушам в этой темноте больше, чем зрению. Вспотели ладони, а кровь застучала в висках. Вдруг тишину разорвали два выстрела из обреза и душераздирающий крик Курта. В тот же миг передо мной с ревом выскочил снорк. Я заорал и выпустил в него длинную очередь. Затарахтели выстрелы по другую сторону костра, рядом со мной короткими очередями плевался в темноту Серегин автомат. Ночь наполнилась сплошным ревом, в который слились крики людей, автоматные очереди и рычание снорков.

Все прекратилось так же внезапно, как началось. Я тяжело дышал, дергая автоматом из стороны в сторону, готов был открыть огонь на любое движение. Прыгал по кустам яркий луч Серегиного фонарика, матерился Иваныч и стонал, ругаясь на чистом немецком, Курт.

– Что у вас там, Иваныч?

– Курта зацепили! Нога!

Серый витиевато выругался.

Я подхватил свой рюкзак и подбежал к Курту. Дела его были неважные. Правая нога ниже колена была залита кровью. Света от костра не хватало, чтобы рассмотреть все как следует.

– Степан, дай воды и подсвети фонарем! – Зинченко положил автомат и склонился над раненым. Я протянул ему флягу с водой и достал свой фонарь.

Зинченко срезал мешающую ткань штанины и промывал, как мог, рану водой.

– Хреновые дела… – комментировал он, – когтями знатно распахали! Шить надо! Дай аптечку!

Я протянул ему коробку. Зинченко вколол Курту антибиотик, обезболивающее и принялся зашивать раны. Курт тихо стонал сквозь зубы и ругался на родном языке.

До утра никто так и не смог уснуть, кроме Курта. Он уснул под воздействием лекарств и шока. Когда рассвело, мы увидели в нескольких метрах от костра трупы трех снорков – землистого цвета тела человекоподобных существ. Пришедший в себя Курт сфотографировал их, как и трупы напавших на нас днем псов. Серега выудил из своего рюкзака кусачки (запасливый парень!) и, кряхтя от натуги, добыл когти всех снорков.

– На сувениры, – пояснил он Курту. – Брелоки там или еще чего…

Позавтракав разогретой на костре тушенкой, мы пошли дальше. Курт при малейшем движении испытывал сильную боль в ноге и был так слаб, что самостоятельно передвигаться не мог. Пришлось сделать носилки из двух молоденьких деревьев и спального мешка Иваныча. Продвигались мы с черепашьей скоростью – переть по лесу носилки с раненым то еще удовольствие!

Когда мы почти вышли из леса, шедший впереди Иваныч вдруг взял оружие на изготовку и жестами заставил нас остановиться. Все-таки есть от Зоны польза – некогда неуклюжий человек после нескольких месяцев пребывания здесь двигался не хуже профессионального охотника за скальпами из какого-нибудь племени мюмба-юмба. Я мысленно похвалил Зинченко и вышел на исходную позицию. За кустами была старая, невесть кем и для чего вырытая яма. На дне ее копошилось и скулило какое-то существо.

Подойдя ближе, я увидел, что это снорк. Он был ранен. Его правая рука (или лапа?) была почти полностью оторвана. Видимо, это был один из тех, которые напали на нас ночью. Увидев нас, снорк зарычал, оскалив ряд острых белых зубов.

– Не стрелять! – крикнул я Серому и профессору, которые уже вскинули автоматы к плечу. – Я думаю, что нужно его хорошенько заснять на камеру. Мало кто видел снорка живым и практически безопасным.

В это время снорк с яростным рычанием попытался выпрыгнуть из ямы и броситься на меня. Невольно я отскочил назад. Если бы тварь не была раненной, ей бы удалось задуманное.

– Ладно, давайте принесем сюда нашего иностранного натуралиста, я думаю, ему будет интересно.

Курт несколько раз сфотографировал снорка. При этом мы дразнили тварь палками, чтобы она показала себя во всей красе. Снорк сначала бесился, пытался выбраться из ямы, но вскоре бросил это занятие и только злобно рыкал на нас. То ли рана давала о себе знать, то ли он осознал бесплодность своих попыток. В конце концов он уселся на дно и стал злобно таращиться на Курта. Курт убрал фотокамеру в чехол, посмотрел несколько секунд твари в глаза, потом вдруг схватил обрез и разрядил один за другим оба патрона в снорка. Вторым выстрелом он попал в голову, и картечь разнесла череп.

– Это ты погорячился, – сказал Иваныч Курту. – Черепушку нужно было целой оставить. Серый бы ее на сувениры взял. Хороший бы получился брелок.

Сергей посмеялся удачной шутке и подошел к носилкам.

– Взяли, что ли…

– Нет, теперь моя очередь. – Иваныч оттеснил его в сторону. – Теперь ты, Сереженька, дорогу указывай.

– Ага, значит, как по лесу через кусты носилки тащить, так Серый, а как в поле по ровному идти, так Иваныч!

– Да нет, просто в лесу аномалий не было.

– А, так я у вас теперь вроде миноискателя, да?

– А чего ж ты хотел, Серый? Молодым, как говорится, везде у нас дорога!

– Видал?! – подмигнул Серега Курту. – Совсем пенсионеры совесть потеряли!

Вот так мы и шли, беззлобно препираясь и шутя. А как же иначе? В Зоне без юмора никак нельзя. Мозги закипят быстро, и не заметишь, как заграбастает тебя Зона своими когтистыми лапами, скрутит, как мокрую тряпку, и сожрет, не подавится.

…Солнышко припекало чувствительно. Теплый в этом году сентябрь выдался. Как раз кстати подул свежий ветерок. Тихонько подул, ласково, жаль только, что в спину. Когда в лицо такая свежесть идет, то приятнее. И даже сил вроде прибавляется. Не успел я насладиться ветерком, как Серый, шедший метрах в десяти впереди, остановился и дал знак стоять нам.

– Ты чего? – подошел я к нему, когда мы с Зинченко опустили носилки на землю.

– Ветер странный какой-то.

– Почему странный? – Я вдохнул побольше свежего воздуха. – Отличный ветерок, свежий, приятный. – Ветер немного усилился.

– Посмотри на облака.

Я посмотрел на небо. В нем неподвижно висели редкие облака.

– Ну? Что такого?

– Облака стоят, а ветер есть.

Я почесал за ухом. А ведь и вправду, как это может быть, что тут, внизу, дует ветер, а наверху нет?

– Думаешь, «воронка»?

– Ага.

– Тогда давай разведаем границы и обойдем подальше.

Мы разошлись в стороны, оставив Иваныча с Куртом. Я пошел влево, а Серый вправо. Шагов через пятьдесят я уже почти не чувствовал дуновения и повернул назад. Серый помахал мне рукой, показывая, что и с его стороны дорога открыта. Вдруг его словно сильно дернули за руку. Он отлетел на несколько шагов в сторону и упал. Не успел он встать на ноги, как его снова поволокло по земле. Серый больше не пытался подняться, а полз на четвереньках. Было видно, что двигаться ему очень трудно. Я бросился на помощь, на бегу скинув рюкзак. Зинченко успел раньше. Он с разбегу плюхнулся на живот и схватил Серегу за куртку. Через секунду и я, лежа на животе, держал своего напарника за другую руку. Здесь дул ветер. Такой сильный, что свистело в ушах и трудно было дышать. Пятясь, как раки, мы с Иванычем тянули Серого из аномалии. Серый помогал нам, отталкиваясь ногами. Сантиметр за сантиметром вытягивали мы нашего друга из ловушки. Зона очень неохотно отпускала свою добычу. Однако и в этот раз мы победили. Подняться на ноги было выше сил. На четвереньках мы отползли от «воронки» на безопасное расстояние и повалились на пожухлую траву. Некоторое время мы только тяжело дышали.

– Эй, герои! – Курт как мог приподнялся на своем ложе. – Если мы продадим эти кадры в Голливуд, то вы станете кинозвездами! – Он смеялся, показывая нам мини-камеру.

Серый сел и дрожащими руками достал сигарету, прикурил.

– Да уж, – он выпустил в небо струю дыма, – интересное кино.

– Вы хотя бы понимаете, что мы видели?! – Зинченко вскочил на ноги. – Это же рождение новой аномалии!

– Ну и что?

– Как что?! Этого никто никогда не видел!

– Хотите, я назову ее вашим именем, когда стану наносить на карту? Тогда все сталкеры будут знать, что тут есть воронка Зинченко.

– А что? – согласился профессор. – Звучит!

– Ладно, ребята, я пойду подберу свой рюкзак, а вы не рассиживайтесь. Время уже к обеду, а мы мало прошли. И так отстаем от графика.

Идти было тяжело, несмотря на то что путь наш сейчас пролегал по полю. Хуже всего пришлось Курту. У него начался жар.

– Нам нужна вода, – сказал Зинченко. – Раны нужно промыть и перевязать. Может, здесь есть поблизости ручеек? – спросил он сам у себя без особой надежды в голосе. И стал осматриваться по сторонам, словно так он мог заметить какой-нибудь источник воды.

– Взгляни, Степан, что это там?

Я подошел к Зинченко и посмотрел в том направлении, куда он показывал рукой.

– Бульдозер, похоже.

В том, что посреди поля стоял бульдозер, не было ничего странного. Брошенная техника – обычное дело в Зоне. Видимо, раньше это поле принадлежало какому-нибудь фермерскому хозяйству.

– Может, пойти проверить, вдруг в нем есть горючее? Тогда можно будет ехать.

– Ты прав, Иваныч. Серый, пойдем проверим.

Нам повезло – бак был почти полный. Второй раз нам повезло, когда бульдозер завелся. Быстро разобравшись с управлением, мы подъехали к Иванычу, который хлопотал возле Курта.

Лес, маячивший впереди, оказался просто посадкой. Ее мы объехали по грунтовой дороге и в лучах заходящего солнца увидели вдалеке группу построек. Это не было похоже на дома. Скорее на ферму. Мне лично не очень хотелось соваться на неразведанную территорию. Однако там могла быть вода, так необходимая сейчас нашему товарищу.

Сергей не стал въезжать на ферму на бульдозере. Он остановился метрах в пятидесяти.

– Не глуши мотор, Иваныч, – сказал он Зинченко. – Если услышишь шум и если мы не вернемся через полчаса, то езжай стороной как можно дальше.

Не торопясь, подходили мы с Серегой к постройкам. Кто знает, что таится там, за темными провалами окон, за старыми кирпичными стенами? Солнце уже почти полностью скрылось за горизонтом. Вовсю пели сверчки, стараясь перекричать друг друга.

Мы замерли возле входа в первое из строений. Не знаю, как Серый, а я был на пределе. Дважды вытирал об одежду потные ладони, а сердце стучало, как барабан. Серега приготовил фонарик. Жестами мы договорились, что на счет «три» врываемся в помещение. Серега показывал на пальцах: «один», «два», «три»!

Метался по сторонам луч фонаря, я тяжело дышал и был готов открыть огонь по любой тени, по всему, что шевельнется, будь то хоть снорк, хоть человек, хоть мышь! Мы быстро прошли через всю постройку, проверяя каждый угол. Чисто! Так же быстро проверили остальные такие же строения – чисто! Я достал из внутреннего кармана куртки плоскую пол-литровую флягу, дрожащей рукой свинтил колпачок и с жадностью приложился. Помнится, так же поступал и сталкер из «Пикника на обочине». Только я пил не коньяк, а абсент собственного приготовления.

Постройки стояли квадратом, образуя довольно большой внутренний двор, посреди которого обнаружился колодец. В одном из углов двора сгрудились различные сельскохозяйственные приспособления – плуги, сеялки и тому подобное. Пока я осматривался и разводил костер, Серега пригнал бульдозер и помог Иванычу перенести Курта к огню.

Вода в колодце оказалась чистой. Притащив Иванычу ведро воды, мы оставили его заниматься перевязкой, а сами раздобыли другое ведро, подвесили его над огнем и варили суп из двух банок тушенки и пшена, прихваченного с собой профессором.

– Ну, как там? – Я протянул Иванычу походный котелок с горячей похлебкой.

– Хреново. – Он поковырял в котелке ложкой. – Уснул. Гангрена у него, похоже. Резать надо. Если через день-два не прооперировать, то…

Иваныч поставил котелок и вытащил из рюкзака бутылку водки и стаканы.

– Давайте-ка, ребята, за удачу, чтоб добрались поскорее.

Ночь прошла спокойно. Утром Курту стало лучше. Во всяком случае, он старался нам это показать, но мы-то знали, какая тень маячила у него за спиной. Доели остатки супа, выпили на дорожку. Курт пил больше всех.

Перед отъездом решили еще раз осмотреть все. Здесь могла найтись солярка. Пара канистр про запас нам не помешала бы.

– Степан, смотри, что здесь! – Зинченко показывал мне большой, похожий на дверь, люк в полу. – Как думаешь, что там?

– Да уж вряд ли склад удобрений… Серый, помоги!

Под тяжелым люком оказались ведущие вниз ступени.

– Ну что, проверим? – спросил меня Серега.

Я потер щетину.

– Давай! Что-то я не слышал, чтобы на фермах были подвалы, в которые ведут такие люки. А ты, Иваныч…

– Да знаю, знаю, – проворчал профессор. – Не глушить мотор и через полчаса ехать не оглядываясь.

Внизу обнаружилась бронированная дверь. После некоторых усилий мы смогли приоткрыть ее. В образовавшуюся щель пробился свет электрических ламп. За дверью было тихо. Мы слышали только собственное дыхание.

– Ну что? Взяли?

Тяжело, со страшным скрипом дверь поддавалась. Не хотело подземелье раскрывать свои тайны. Однако победила дружба. Тяжело дыша, мы стояли, направив автоматы в узкий бетонный коридор, освещенный забранными решетками лампами. Тихо. Осторожно вошли в коридор. Под ногами громко хрустела бетонная крошка. Через несколько шагов справа в стене обнаружился проход. Видимо, это было караульное помещение. Жесткий топчан у стены, стол, пульт с тумблерами и лампочками. Телефон. Вот и все убранство. Несколько металлических шкафов у другой стены. За столом сидел солдат. Точнее, то, что от него осталось – обглоданный скелет в камуфляжной форме с погонами сержанта украинской армии. Рукой скелет сжимал тлефонную трубку. На углу стола лежала книжка. «Устав караульной службы», – прочитал я.

Серый вопросительно кивнул головой. Я махнул в сторону коридора, пошли, мол, дальше. В конце коридор разветвлялся. Налево была казарма. Тут тоже валялись скелеты разной степени сохранности. Ничего интересного. Так же молча мы пошли в правый коридор. Здесь был арсенал, радиорубка и еще одна бронированная дверь в конце.

– Рация работает! – прошептал мне Серега. – Может, Курт сумеет связаться со своими?! Пусть пришлют вертолет!

– Давай притащим его сюда!

Оставив Иваныча на бульдозере, мы снова спустились в подвал. С носилками тут было бы очень неудобно, поэтому я тащил Курта на спине. Нам снова повезло. На этот раз потому, что Курт умел обращаться с радиостанцией. Пока он менял частоты, пытаясь связаться со своими, я и Серега наведались в арсенал. Была бы моя воля – я бы все забрал! Но увы! Пришлось ограничиться ручным пулеметом Калашникова, патронами и ящиком гранат «РГД-5». Как и положено, запалы хранились отдельно от гранат. Перетащив добычу в радиорубку, мы принялись вставлять в гранаты запалы. Теперь нам было чем заняться, пока Курт щелкал переключателями и нес какую-то тарабарщину на немецком.

Неожиданно радио захрипело и выдало ответную фразу на немецком. Курт радостно завопил. Через пару минут разговора он повернулся ко мне.

– Им нужны наши координаты.

Я протянул ему карту, отметив на ней наше примерное местоположение. Курт передал координаты, выслушал ответ и выключил радио.

– Вертолет сможет забрать нас через десять километров отсюда. Вот тут… – он показал на карте место. – Идем скорее!

Серый перекинул через оба плеча набитые гранатами противогазные подсумки, повесил за спину «РПК», а на шею – автомат. Я снова взвалил Курта себе на плечи. В это время заскрежетала дверь в конце коридора. Из двери выходило человекоподобное существо с длинными когтистыми руками и шевелящимися щупальцами вокруг рта.

– Кровососы! – заорал Серый, вскидывая автомат. Длинная очередь прошила существо поперек груди. Я развернулся и побежал к выходу. Сзади Серый прикрывал мой отход. Он орал дурным голосом и стрелял почти беспрерывно. Я свернул за угол, добежал до караулки и развернулся, удерживая автомат одной рукой. Из-за угла выбежал Серега. На ходу он менял магазин.

– Беги, Степан, их там до черта!

Из-за угла выскочили два кровососа.

– Пригнись!

Я срезал одного из них длинной очередью. Повезло – попал в голову. Поравнявшись со мной, Серый развернулся и расстрелял вторую тварь. А в коридор вбегали все новые кровососы. Теперь к ним присоединилась парочка снорков. Серега громко выматерился, отбросил заклинивший автомат и снял с плеча «РПК». Загрохотал пулемет, защелкали по бетонному полу пули. Один снорк распластался на полу с разорванной головой. Другой запрыгал, как мяч, подбираясь все ближе. Кровососы оказались умнее. Они вернулись за угол и иногда выглядывали, выжидая момент для атаки. Снорк был почти рядом, когда я наконец всадил в него длинную очередь. Серый поставил пулемет на сошки и лег. Он стрелял короткими очередями, не давая тварям выйти из-за угла. По ступенькам вниз сбежал Иваныч.

– Что у вас?..

– Забирай Курта! – рявкнул я ему. – Мы вас догоним.

Без возражений Зинченко потащил Лысого наверх. Я пятился за ним задом, держа коридор на прицеле.

– Серый, давай! Я прикрою!

Серега поднялся с пола, подбежал ко мне. В это время у него из груди брызнула кровь. Серегу подняло от пола и швырнуло в стену. Воздух передо мной сгустился, потемнел. Кровососу трудно долго оставаться невидимым.

– Сука-а-а-а! – Я оглох от собственного крика. Пули рвали тварь в клочья, пока затвор не застрял в крайнем заднем положении. Это кончились патроны. Я присел возле Сереги. Он зажимал рану рукой и сучил ногами.

– Сейчас, сейчас, держись… – Я попытался подтащить его к лестнице. Оглянулся – из-за угла высунулся кровосос.

– Оставь, Михалыч, – прохрипел Серый. Дрожащими руками он вытащил из противогазного подсумка две гранаты. Он протянул их мне.

– Я прикрою… – прохрипел он и зашелся кровавым кашлем.

Я поднял пулемет и выпустил пару очередей по осмелевшим тварям. Кровососы спрятались за угол.

– Давай… – Серый вновь протягивал мне гранаты.

Пелена застилала мне глаза. Неужели еще и контролер?! Нет, просто плачу. Я вытер слезы рукавом и выдернул чеки из гранат.

– Прощай! – Я крепко обнял Серого.

Поливая все пулеметным огнем, я пятился по ступеням. Я стрелял почти вслепую – слезы ручьями лились из глаз. Наверху я захлопнул люк, бросив сверху бесполезный пулемет без патронов. Иваныч уже забрался на рычащий мотором бульдозер и сел за рычаги. Как только я запрыгнул в кабину, он без лишних слов рванул с места. Только пыль заклубилась. Грохнул огромной силы взрыв. Даже на бульдозере мы чувствовали, как содрогнулась земля. Серый нас прикрыл, навсегда похоронив всю ту нечисть в старом бункере.

Полчаса мы неслись, не разбирая дороги. Один раз проехали прямо сквозь аномалию «трамплин». В тот момент нас тряхнуло, гулко хлопнул воздух… И еще раз… Нас оглушило, но все же мы вырвались из аномалии. Бульдозер оказался «трамплину» не по зубам.

…В стальном брюхе транспортного вертолета мы плыли над Зоной. А может, уже и за ее пределами. Мне было все равно. Я забился поглубже в угол, чтобы никто не мешал, и раз за разом прикладывался к фляге. В соседнем отсеке врачи уже колдовали над ногой лежащего под капельницей Курта. Ногу ему отрежут, а жить будет. Инвалиды в Европе не то что наши. Зуб даю – через пару месяцев у Курта будет такой протез, что он и в футбол играть сможет! Нам с Иванычем тоже предлагали медицинскую помощь. Мне сейчас ничего не нужно было, кроме как напиться, Иваныч тоже без царапинки. Только вроде как двинулся маленько. Сидит, поет:

– Солнце красит красным цветом стены древнего Кремля. Просыпается с рассветом вся советская земля!

На фотографию семьи при этом смотрит. Ну да ничего, это шок у него. Пройдет скоро. Вон, эскулап импортный уже ему укол вкатил. Успокоительное, наверное. Совсем устал старик. В его годы надо внуков нянчить, а не по Зоне шляться. Ничего, все теперь наладится. А я вот выпью еще. Помяну рядового Кабанченко Сергея, павшего смертью храбрых хрен знает где, в долбаном секретном бункере.

В голове уже гудело и ухало. Перед глазами вставали то кровососы, то снорки, то Серый. Я говорил с ними, кажется, еще смеялся. Где-то на грани сознания я еще понимал, что перебрал абсента и теперь у меня глюки. Однако, пока хватало сил подносить флягу ко рту, я пил, глотал зеленый яд, воспетый не побывавшими в Зоне поэтами.

Категория: Сборник - Чистое небо | Дата: 8, Июль 2009 | Просмотров: 477