Виталий Мельник — НОВАЯ ЖИЗНЬ

Солнце клонилось к закату, окрашивая небо в багровые тона с белыми разводами облаков. Именно в это время надо быть наиболее осторожным, ведь аномалиям все равно – день сейчас или ночь, а вот другим порождениям Зоны – нет. В такое время дневные создания ищут убежища, а ночные начинают выходить на охоту, поэтому имеется большая вероятность встретиться и с теми, и с другими. К тому же Андрей (а в сталкерской среде Андрон) относил себя к созданиям дневным, пусть и рожденным не в Зоне, а за ее пределами. Чувство самосохранения ему было не чуждо, и до захода солнца следовало найти убежище, чем он сейчас активно и занимался, буквально уткнувшись носом в карту. Которую он по случаю приобрел у своего друга сталкера Гнома, прозванного так из-за ампутированных по колени ног (после неудачной встречи с аномалией). Обычно Андрей шел проверенными путями там, где он бывал не раз, но сейчас, избегая нежелательной встречи с уголовниками, ему пришлось сделать незапланированный круг и оказаться в незнакомой местности. Каждый шаг, несмотря на сгущающиеся сумерки, приходилось делать с осторожностью, чтобы не попасть в природную топь болота или рожденную Зоной аномалию. Правда, данная местность не особенно ими изобиловала, и пока, потратив лишь с десяток шариков подшипника, Андрей обнаружил лишь одну «карусель», к слову, не отмеченную на карте Гнома. Он продолжал монотонно продвигаться по болоту, пока не увидел впереди небольшой островок с чахлой березой в центре. Что ж, лучшего места для ночевки не найти. Еще пятнадцать минут, и Андрей осмотрел островок. Не обнаружив ничего опасного, присел на землю, опершись на ствол дерева. Сняв рюкзак, быстро утолил голод консервами, этой нехитрой едой сталкера, чутко прислушиваясь к царившей вокруг тишине. Где-то далеко на востоке взвыла охотящаяся стая собак. Разложив спальник, он оставил включенным детектор аномалий. Ствол «винтореза» прислонил к дереву, сняв его с предохранителя, патрон уже был дослан в патронник.

Забравшись в спальник, достал из наплечной кобуры «Гюрзу», проверил еще раз обойму, положил пистолет себе на грудь, после чего, успокоившись, закрыл глаза. Сон, словно витавший рядом, быстро принял в свои объятия уставшего сталкера.

…Транспортный «Ми-8», натужно урча, низко летел над раскинувшейся внизу Зоной, неся в своем чреве оборудование научной экспедиции номер три и жену с дочерью главы экспедиции Пономарева, что являлось грубым нарушением всех инструкций. Но деньги и влияние как на территории Зоны, так и за ее пределами сыграли свою роль. Летчики, несмотря на то что весь полет проходил нормально, а до базы экспедиции оставалось две минуты лета, нервничали, ведь с самого начала все пошло не так. Сначала при погрузке два контейнера с оборудованием слетели с погрузчика, сломав ногу одному из работяг обслуживающего техперсонала, потом эти незапланированные пассажирки, и вдобавок ко всему вояки сопровождения не прибыли вовремя, а задерживать борт дольше уже было нельзя, так и взлетели без них. Установленная на вертолете аппаратура регистрировала и анализировала все аномалии, над которыми он пролетал, занося их в компьютер и выдавая оптимальный маршрут полета.

Когда впереди уже показалась навигационная мачта базы экспедиции, детекторы внезапно взвыли, тут же затихнув, и вся аппаратура на борту вырубилась. Вертолет, перестав слушаться управления, начал кружиться на месте вокруг своей оси, медленно приближаясь к земле. Крик женщины и ее дочери стих в яркой оранжевой вспышке новой, неизвестной доселе аномалии, поглотившей вертолет и сжавшейся в точку спустя мгновение.

Искореженный «Ми-8» появился мгновение спустя в другой части Зоны и сразу рухнул вниз. Если бы кто-то смог заглянуть в его изуродованное чрево, то увидел бы, что внутри в отсеке и кабине все было покрыто толстым слоем инея, а груз, тела пассажиров и пилотов – отсутствовали.

Тихий плеск шагов идущей по болоту девочки, с интересом всматривающейся в непроглядную ночь, нарушил тишину. Она была одета в когда-то светлое платье, теперь измазанное и превратившееся в лохмотья, сползшие гольфы и сандалики, в руках у нее была кукла Барби, а за спиной – пустой школьный рюкзачок. На вид девочке было лет шесть, и она абсолютно не испытывала страха от того, что оказалась ночью в незнакомом ей месте. Продолжала идти, не боясь попасть в трясину или быть съеденной заживо ночными обитателями болота Зоны. Она вздрогнула, лишь когда позади нее раздался протяжный, зазывающий вой, к которому тут же присоединился еще один, еще и еще… вышедшей на охоту стаи. Собаки быстро нагнали свою жертву, забредшую далеко в болото. Девочка не пыталась убежать, кричать или плакать, она лишь сильней прижала к себе куклу, когда окружившая стая бросилась на нее. Первым прыгнул вожак, оскалив клыки, целясь в открытое горло. Горячая кровь брызнула в разные стороны, орошая все вокруг. Девочка не издала ни звука, лишь злобное рычание дерущейся за добычу стаи нарушало тишину…

Андрей закричал, моментально проснувшись. «Гюрза» была уже у него в руке. Вскочив, он увидел окутавший островок туман. Ужас, навеянный сном, медленно отпускал его из своих объятий, бешено стучавшее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Опустив пистолет, сталкер прислушался. Вокруг царила абсолютная тишина. Медленно и методично он осмотрел остров, не обнаружив ничего подозрительного, после чего вернулся к березе и застыл на месте. Она сидела там, на земле, закутавшись в его спальник и внимательно глядя на него. Это была девочка из его сна.

– Здрасте, – ляпнул, не придумав ничего лучше, Андрей. Его маленькую гостью трясло. Сначала он подумал, что от страха, но, видя, как девочка кутается в еще не потерявший его тепло спальник, понял, что ей очень холодно. Мысли метались, как шальные, но справиться с ними он не мог, хотя, казалось бы, ему, бывалому сталкеру, давно пора привыкнуть к выходкам Зоны, и он бы нисколько не удивился, увидев здесь потерпевший крушение НЛО с экипажем или сборную Англии в полном составе, гоняющую мяч по болоту, но вот увидеть ребёнка в центре Зоны он не был готов.

Поражало то, что девочка была точь-в-точь как во сне. Даже кукла Барби, голова которой выглядывала поверх ее измазанных рук. Что это все означает, времени думать не было. Туман рассеивался над болотом, и нужно было спешить, до границы Зоны с Периметром, за которым расстилалась нормальная земля, было километров пятнадцать, а это очень много по меркам Зоны, кроме того, уже вечером ожидался очередной Выброс. Достав из рюкзака запасную куртку, Андрей надел ее на девочку, осталось только закатать рукава – и в путь. Все расспросы он решил отложить до лучших времен. Сверившись с картой, Андрей мысленно проложил наиболее короткий и безопасный путь, избегая мест с сильным заражением, ведь защитный комбинезон был только у него. Сложив спальник и вскинув рюкзак на плечо, сталкер присел на корточки перед неожиданной спутницей.

– Ну что, раз уж мы теперь напарники, давай знакомиться. Меня зовут Андрей.

Она продолжала молчать, лишь пожала плечами.

– Ну что ж, тогда в путь. И он, подхватив потеряшку, усадил ее себе на шею. Как ни странно, ее веса он почти не чувствовал, лишь едва ощутимую дрожь и холод, исходящий от ее тела. «Только б не было переохлаждения», – подумал он, ступив в едва достигавшую до щиколоток болотную жижу.

Темп они держали хороший, позади уже было около четырех километров, а по времени они опережали график движения. Туман полностью рассеялся, пригрело солнышко, и его молчаливую спутницу перестало знобить. Все шло нормально, и это настораживало Андрея, уж слишком легко отпускала его Зона с необычной находкой. Пока им попались лишь две аномалии, к тому же Андрей умудрился найти два довольно редких артефакта, правда, не без помощи своей новой напарницы. Первый артефакт – это была «ночная звезда» – он заметил лишь после того, как сидящая на шее спутница, довольно бесцеремонно ухватив его за волосы, повернула голову в нужном направлении. Второй была «вспышка». Он обнаружил ее сам, изучая местность через оптику ПСО-1 «винтореза».

Позади осталось болото, а солнце зависло в зените, когда он почувствовал, как напряглась девочка. Впереди был намеченный им проход между мерцавшими аномалиями. Ровная просматривающаяся местность, а дальше начинались густые заросли бордового кустарника, и чуть в стороне – ржавый остов военного «Урала». Андрей прислушался, детекторы аномалий и движения молчали, ничто не вызывало опасения. Вскинув винтовку, он принялся изучать в оптику заросли кустарника, когда маленькая рука его напарницы указала на «Урал», или, точнее, на то, что от него осталось. Как попал сюда «Урал», трудно сказать, нормальных дорог здесь поблизости не было, до ближайшего блокпоста или военной части километров пятнадцать. Дважды осмотрев остов машины, он уже было решил, что девочка ошиблась, но вдруг внимание Андрея привлекло едва заметное на таком расстоянии серое облако, двигавшееся вдоль борта «Урала» туда и обратно, периодически замирая на месте. И тут он увидел причину появления такого количества мух.

Это был зомби, бывший вояка-срочник, раздувшийся и начавший разлагаться на жаре. Но поведение зомби было странным, он не бродил бесцельно по местности, а чего-то ждал, словно находился в засаде. Это означало лишь одно: где-то рядом – контролер. А притаиться он мог лишь в зарослях кустарника. Расстояние было оптимальным для его «винтореза», а вот контролер до них не дотянется. Зато он может натравить зомби. И то, что он пока этого не сделал, могло означать, что контролер их пока не заметил. Ссадив спутницу на землю, Андрей вновь приник к прицелу винтовки и начал медленно и методично обшаривать взглядом заросли кустарника. И он нашел его, контролер стоял, глядя в сторону «Урала», ближе к правому краю зарослей, почти сливаясь с ними своей темно-коричневой кожей. Глухо хлопнула винтовка, приятный толчок приклада в плечо, и пуля «СП-6» вошла в висок контролера, голова которого брызнула ярко-красными ошметками мозга. Вот тут началось самое интересное: зомби, потеряв своего хозяина, посыпались из-за «Урала» как горох. Было их пятеро, четверо бывших военных и один сталкер, судя по обрывкам экипировки, из одиночек. Пока они бесцельно суетились, выйдя из-под контроля, Андрей успел снять двоих. Оставшиеся, надо отдать им должное, быстро сориентировавшись, ковыляя, побрели в их сторону. Девочка жалобно застонала – это был первый звук, который она издала за все время. Но это не отвлекло Андрея. Расстояние позволяло ему, спокойно прицелившись, поразить оставшихся зомби. Последний, а это был сталкер, упал на землю с развороченной головой в ста метрах от них. Повесив винтовку на плечо, Андрей собрался было вновь пристроить девчушку на плечи, но та, вытерев слезы, упрямо покачала головой.

– Ну, нет так нет, – согласился вслух он и взял ее за руку, предварительно вытянув из кобуры и сняв с предохранителя «Гюрзу». Они медленно пошли в сторону «Урала». Ему пришлось проверить каждого зомби, прежде чем они подошли к покореженной машине. Правда, его спутница спокойно отнеслась к этому. Тело контролера он проверять не стал, ему и отсюда были видны широко раскинутые в стороны трехпалые лапы и густая лужа крови, вытекшая из остатков головы контролера. Медленно Андрей начал обходить «Урал», выдерживая расстояние. Когда притаившийся за машиной зомби прыгнул на него, первый выстрел снес тому голову, и обезглавленное тело по инерции сбило Андрея с ног, благо он успел оттолкнуть девочку.

Скинув с себя разлагающееся тело зомби, измазавшись в зеленом гное и слизи, Андрей попытался встать, когда еще один мертвяк, напоминавший ходячее анатомическое пособие, схватил его за ноги, выбравшись по пояс из земли. Андрей выстрелил еще два раза в голову зомби, и в этот миг сильный ментальный удар лишил его сознания.

И все же он успел подумать: куда делась девочка и почему контролеров было двое? Чье-то прикосновение к его лицу привело Андрея в сознание, ознаменовавшееся резкой пульсирующей болью и головокружением, – так реагировал организм на ментальный удар контролера. Открыв один глаз, на большее он был неспособен, Андрей разглядел склонившуюся над ним его молчаливую спутницу, на лице которой было волнение. Увидев, что он пришел в сознание, девочка улыбнулась, правда, улыбка получилась какая-то грустная.

– Не переживай, со мной все в порядке, я еще немного полежу, и мы пойдем.

Судя по расположению солнца, он пробыл без сознания около часа, а значит, их фора во времени исчезла. Надо было спешить, все меньше времени оставалось до Выброса. С трудом, но он сумел подняться, по-стариковски кряхтя и морщась от накатывавшей волнами боли. Сейчас его волновали только две вещи: где его пистолет и что стало со вторым контролером? Ответ на первый вопрос он нашел рядом с тем местом, где упал. Подняв «Гюрзу», Андрей обнаружил, что в обойме осталось семь патронов, – странно, ведь стрелял он только три раза, но тут его внимание привлек еще один труп. Вне сомнения, это был второй контролер, его тело лежало возле кабины «Урала», а пустые глазницы уставились в небо. Андрей насчитал как раз недостающие восемь пулевых отверстий. Одно в переносицу, два попадания в глаза, следом шли перебитые локтевые суставы, развороченная дыра в левой груди там, где находилось сердце, и завершали картину раздробленные выстрелами колени. У Андрея сложилось впечатление, что контролера распяли в наказание, только вместо гвоздей использовали пули его пистолета. Но вот вспомнить, как это у него получилось после ментального удара контролера, он не смог. Дикая мысль коснулась его, он взглянул на девочку – та сидела на корточках, гладя руками волосы своей куклы. Нет, это бред, она бы и пистолет в руках не удержала, не то что выстрелить восемь раз точно в цель.

– Ну что, в путь, – сказал Андрей вслух. Она тут же поднялась, приблизившись, взяла его за руку, и вновь на ее лице появилась грустная улыбка. Трупы, лежащие вокруг, она словно не замечала, находясь в своем детском мире, где не было места этой жестокой реальности. А он вновь ощутил холод ее рук, и еще казалось, что потихоньку он сходит с ума. Сначала девочка из сна, теперь этот странный труп второго контролера, а ведь эти порождения Зоны были одиночками и никогда не охотились вместе. Много вопросов и пока все без ответа. Что ж, на Большой земле у него будет время обдумать все, только бы покинуть Зону.

Дальнейший их путь прошел без приключений, они быстро двигались по зараженной местности. Андрей все чаще задавал себе вопросы: что ему делать, когда они достигнут его поселка, как ему, не привлекая внимания государственных осведомителей, узнать, кто эта девочка и где ее родители, и что делать, если ему не удастся их отыскать? Отогнав хмурые мысли, Андрей сосредоточился на пути.

Первый периметр напоминал о старой границе Зоны, но с тех пор она значительно расширилась. О прошлом напоминали лишь остатки колючки, покосившиеся вышки и заброшенные блокпосты. Андрею пришлось воспользоваться штык-ножом, чтобы разрезать ржавые нити колючки и проделать проход. Оставались три километра до второго периметра и нормальной незараженной земли. Здесь шансы попасть в аномалию или столкнуться с живыми порождениями Зоны были минимальны, а вот наткнуться на патруль военных или засаду мародеров – очень велики. Но, видимо, в этот день они выбрали весь лимит приключений и достигли бетонного забора второго периметра уже спустя час, когда день лишь начал клониться к закату. Еще полчаса ушло на то, чтобы убедиться, что лаз под забором никем не охраняется и опасности поблизости нет. Сняв рюкзак, Андрей пролез первым, следом его спутница, а впереди был редкий пролесок и его дом.

– Ну, пошли, осталось немного.

Каждый раз, когда он возвращался и видел свой дом, он ощущал накатывающуюся усталость и спокойствие. Так было и в этот раз, но сейчас у него оставалось еще одно дело. Тихо скрипнула выкрашенная в зеленый цвет калитка, а короткая тропка привела их к двери дома. Ключ был, как всегда, на месте, в желобе слива крыши. Открыв дверь, он приглашающе махнул рукой, девочка с интересом вошла в дом, разглядывая все вокруг.

– Ну что ж, ты обустраивайся пока, а мне надо еще, кое-что доделать, – сказал Андрей. Она замерла, внимательно посмотрев на него, кивнула головой.

– Ну, вот и ладно, – он присел перед ней. – Ты так и не вспомнила свое имя?

Девочка пожала плечами.

– Хорошо, я буду через час. – После чего он торопливо вышел из дома. Андрею почему-то казалось, что она знает больше, чем говорит, хотя говорить она не может или не хочет. Но он уже решил, что будет делать. В баре, как всегда в такое время, было шумно и мало свободных мест. Поздоровавшись со знакомыми сталкерами, он подошел к барной стойке, кивнув бармену. Тот лишь ухмыльнулся, приняв рюкзак Андрея, поставил перед ним на стойку бокал пива и ушел в подсобку, что-то напевая себе под нос. Андрей успел сделать лишь пару глотков, когда бармен вернулся, и положил на стол стопку купюр.

– Мне нужна информация, пропадали ли в последнее время в Зоне дети, – тихо проговорил Андрей. Бармен хмыкнул и ополовинил лежащую стопку. Голос его был хриплым, и казалось, слова даются ему с трудом.

– Вчера из Зоны не вернулся транспортный «Ми-8», летевший на станцию к умникам. Говорят, на борту была семья одного из ученых. Вертолет сегодня утром нашли, правда, пустой, а в обед вернувшиеся из поиска военные сталкеры притащили тела погибших лётчиков и женщины, а точнее то, что от них осталось. Их нашли в двух километрах от места падения вертолета у болот, а вот тело девочки ищут до сих пор. А теперь пей пиво или убирайся, мне нечего больше тебе сказать.

Андрей молча сгреб деньги со стойки и вышел из бара. В раздумье он шел домой. Машинально заскочил в открытый бывшими сталкерами магазин, приобретая еду и обдумывая услышанное. Значит, это девочка из вертолета, мать погибла, но жив отец. Что ж, выход на ученых у него был, но сегодня он не успеет передать новость. Придется дождаться утра, а там уже к обеду ее отец будет знать, что его дочь жива. Теперь понятно, почему она все время молчит, пережив шок аварии вертолета и гибель матери.

Когда он ступил на порог, уже стемнело. Где-то в сарае пел свою песню сверчок. Андрей не стал включать свет, а взяв с окна свечу, зажег ее. Он быстро нашел девочку – свернувшись калачиком и прижав к себе куклу, она спала на диване. А на ее лице была улыбка. Стараясь не скрипеть половицами, он прошел к шкафу, достал плед и накрыл спящую гостью. Перекусив на скорую руку, Андрей лег на веранде и тут же уснул, сказалась усталость похода в Зону и пережитое там. Ему снился сон из детства, когда он болел и мать не пускала его на улицу, где играли его друзья. Он сидел у окна и смотрел на падающие хлопья снега и красивый узор на стекле морозного дня, где он выводил пальцем свое имя. Проснулся он от лучей солнца, светивших прямо в глаза. Андрей подскочил, взглянув на часы, выругался про себя: он проспал, время уже шло к обеду. Почему-то в доме, несмотря на палящее летнее солнце, было очень холодно. Войдя в комнату, он замер: вся комната – стены и потолок искрились от покрывавшего их инея. Он рванулся к дивану, уже зная, что ее там не будет. Плед был аккуратно сложен у шкафа, под ногами раздавался приятный хруст изморози, словно он летом оказался посреди зимы. И тут он увидел окно, на котором среди морозных разводов детским почерком было выведено имя Настя, а на подоконнике лежала ее кукла. Андрей вышел на улицу, ощущая внезапно возникшую пустоту внутри, словно с уходом девочки он потерял что-то очень важное и нужное. Не закрывая дверь, он пошел в сторону бара, что-то подсказывало ему, что это еще не конец и все интересующие его новости он узнает там. Бар гудел, никто не заметил его прихода, лишь бармен хмуро провожал его взглядом, пока он не занял свободное место за столиком. Андрей не стал ничего заказывать, превратившись в большое ухо, а новости были, причем довольно интересные.

Началось все глубокой ночью, когда несколько сталкеров, засидевшихся в баре допоздна, дружной компанией шли в дом, который они снимали для ночевок перед очередным выходом в Зону и для хранения артефактов и экипировки. И каково было их нетрезвое изумление, когда вместо двери на пороге их ожидала груда покрытых инеем щепок, а внутри весь дом тоже был покрыт инеем. Из ценных вещей пропал лишь новый, только недавно купленный у ученых за большие деньги детектор аномалий. Все остальное: деньги, оружие, артефакты, лежавшие в том же тайнике, – никто не тронул. И никто бы не поверил этой пьяной компании, если б не еще три подобных случая проникновения в дома, хозяева которых, лишь проснувшись, обнаруживали пропажу нескольких предметов, при том что взять можно было гораздо больше и куда более ценные артефакты. Но ночной вор руководствовался лишь понятной ему одному логикой. Таким образом, за ночь деревня лишилась двух новейших детекторов и двух автоматов, являвшихся новыми секретными разработками министерства обороны, изготовленных и разработанных для армейского спецназа и военных сталкеров, действующих в условиях Зоны. Также, по неподтвержденной информации, из сейфа бармена исчезли экспериментальные костюмы для проникновения в наиболее зараженные участки Зоны. Прочие ценные вещи, как и в остальных случаях, остались нетронутыми. Теперь понятен этот тяжелый взгляд бармена при его появлении, придется искать новые точки сбыта артефактов.

Мысленно Андрей распрощался с выторгованным неделю назад у ученых сканером. Но больше его волновал вопрос: зачем это было делать маленькой девочке и была ли она все той же Настей после аварии вертолета и гибели всех находившихся на борту или это очередной новый фокус Зоны? Так ничего и не заказав, Андрей вышел из бара, не спеша поплелся в сторону дома. Распахнув дверь, он увидел, что солнце сделало свое дело и иней исчез. Приятно удивил нетронутый тайник, все его вещи были на месте. Казалось, постарев разом лет на тридцать, он, тяжело вздохнув, сел на крыльцо, глядя на горизонт, где начиналась Зона, почему-то вспомнил ее грустную улыбку и холодное прикосновение рук.

…Она медленно шла в глубь Зоны, девочка лет шести в порванном платье, без куклы, но с объемным детским рюкзачком за спиной, из которого торчали стволы автоматов. Смотрелось это неестественно – ребенок в центре Зоны, куда не каждый взрослый рискнет идти, да еще этот рюкзачок, который она так легко несла, словно не ощущая его веса. Это была странная девочка, она легко обходила все аномалии, ее не трогали порождения Зоны, пропуская дальше, а она продолжала идти без устали. Остановилась лишь у большой лужи светло-зеленого цвета, напоминавшей желе или кисель. Сняв с плеч рюкзак, девочка бросила его в центр этого зеленого образования. Вместо того чтобы погрузиться на дно, рюкзак окутался белыми испарениями и внезапно исчез. Лужа не была очередной аномалией Зоны, это были врата, через которые Зона получила свои первые артефакты из мира вне Зоны. Теперь девочка могла использовать не только тот материал, что попадался ей в Зоне, но и за ее пределами корректируя свои поиски. Ощутив мысль-благодарность, Настя улыбнулась своей грустной улыбкой и обратилась к серому небу Зоны:

– Не трогай его больше, он не вернется никогда. – Ее голос был тихим, но наполненным несвойственной ее возрасту силой.

Она была первой и удачной попыткой Зоны создать охотника за артефактами, она стала первым сталкером Зоны, идущим за хабаром за ее территорию, в мир некогда родной, а теперь враждебный, она была первой, но не последней.

Глава научной экспедиции профессор Пономарев опорожнил очередную бутылку водки, но алкоголь уже давно не действовал на него, словно он пил воду, и не было ожидаемого забытья и хоть временного отдыха от боли внутри его, боли от потери и одиночества. Он взглянул на часы – девять вечера. Поднявшись из-за стола, открыл дверь бокса и, оказавшись на улице, медленно пошел к ближайшей караульной вышке. Отделение спецназа, несущее охрану научной базы, привыкло к такому поведению профессора после гибели его семьи.

Поднявшись на вышку, Пономарев смотрел на восток, где в трехстах метрах от бетонного забора базы возвышался холм, поросший белой травой. И вздрогнул, когда она появилась вновь, его дочь Настенька. Он не стал кричать и бежать на тот холм, как делал это много раз до этого при ее появлении. Он стоял, глядя на нее, и слезы текли по его лицу, а вместо боли одиночества ощущал тепло и умиротворение. Как и всегда после своей гибели, Настя, помахав ему рукой, исчезала, словно утренний туман, чтобы следующим вечером появиться вновь.

Андрей сидел на крыльце, глядя на горизонт, туда, где начиналась Зона, куда он перестал ходить сразу после исчезновения Насти, хотя желание было. Но каждый раз что-то удерживало его, и он осознавал, что этот поход в Зону будет для него последним. Она продолжала приходить каждую ночь, оставляя после себя детскую подпись на замерзшем стекле окна, холод в доме и каждый раз новый артефакт на подоконнике. Все попытки подкараулить ее ни к чему не привели. Каждый раз она приходила и уходила незамеченной.

…В баре было пусто в такое время, отсутствовал даже бармен за стойкой, тишину нарушал лишь работающий телевизор…

«Власти обеспокоены участившимися случаями исчезновения детей вблизи тридцатикилометровой зоны отчуждения от зараженной местности, где продолжает жить от пятнадцати до сорока тысяч мирного населения. Все попытки местных властей при содействии военных пока не дали никаких результатов в розыске пропавших…»

Моя догадка блестяще подтвердилась, помещение действительно было огромным. Я не знаю, что здесь было лет тридцать назад, но, вероятно, что-то масштабное. Не обнаружив ничего подозрительного, я снова спрятал автомат за пояс, и, подтянувшись, выбрался наружу.

Категория: Сборник - Чистое небо | Дата: 8, Июль 2009 | Просмотров: 847