Ваганов Максим (Gunslinger) — «ВАМПИР»

СборникЧистое небо

Часть I
Мост

Выдержка из ОРАО (Общий Реестр
Аномальных Объектов)
от 27.07.2039 г.
РАЗДЕЛ 3
«СПЕЦИФИЧЕСКИЕ АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ» П. 2
Патогенная область (далее – ПО) – сравнительно небольшая область пространства (от нескольких кв. м. до 1—2 кв. км). Данная аномалия характеризуется ярко выраженным эффектом интенсивного поглощения различных видов энергии. На сленге сталкеров ПО получила название «вампир». Впервые обнаружена в 2037 году в статической области Зоны с кодовым названием «мост».
ОПИСАНИЕ.
Отличительные визуальные признаки: нет.
Воздействие на электронику и человека.
1. ОБОРУДОВАНИЕ.
В зоне действия «вампира» наблюдается практически мгновенная разрядка блоков питания любого типа и емкости, отказ электроники, полная потеря информации на всех типах магнитных и электронных носителей данных без какой-либо возможности ее последующего восстановления.
С точки зрения систем связи и радарного слежения данная аномалия является так называемой мертвой зоной.
Работоспособность внутри ПО сохраняется исключительно у механических устройств.
2. ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЧЕЛОВЕКА.
Для людей ПО крайне опасна. У сотрудников института, находившихся внутри аномалии с целью ее исследования, фиксировались следующие симптомы: тошнота, головокружение, общая слабость, расстройства психики и нервной системы.
При длительном пребывании внутри ПО (от 20 мин. и более) у людей отмечено появление галлюцинаций, беспричинного страха, возникновение различных фобий. Нахождение в «Вампире» более сорока минут влечет за собой полное психофизическое истощение организма и как следствие летальный исход.
3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ДРУГИМИ АНОМАЛЬНЫМИ ОБЪЕКТАМИ.
Наличие аномалий других типов, а также каких-либо известных артефактов внутри ПО не зафиксировано. Предположительно ПО поглощает энергию аномальных образований, попавших в зону ее действия, таким образом уничтожая их.

Средства защиты: не существует.
Внешние отличительные признаки: не обнаружены.
Системы дистанционного обнаружения: в разработке.
Уровень опасности для жизни: А9 (максимальный).

Отчет составлен руководителем сопроводительного отряда группы «Тени» Авдеевым К.Л.
14.11.2038 г.
Отчет рассмотрен и подтвержден научной комиссией по классификации аномальных объектов
16.11.2038 г.

* * *

«Статическая область Мост… Словоблуды яйцеголовые» – Сергей с хрустом смял лист отчета и резким движением швырнул бумажный ком в грязно-коричневую траву перед собой. Клочок белой бумаги, отлетев на пару метров, застрял ярко-белым пятном между жесткими стеблями травы и теперь мерно колыхался вместе с ними под легким дуновением ветра.
Он сидел на большом трухлявом пне, в тени деревьев, на самом краю леса. Высоко над ним в бездонном серо-голубом небе пылал стоящий почти в зените раскаленный шар солнца. Редкие белые облака медленно ползли куда-то на восток. Легкий ветерок тихо шуршал листьями деревьев над его головой, вяло и неспешно гнал волнами заросли высокой коричневой травы, покрывавшей плотным ковром всю территорию от леса до самого каньона впереди. Очередное лето в безумном круговороте времени подходило к своему апогею, безжалостно выжигая в пыль истерзанную землю.
Сергей поднял уставшее лицо к выгоревшему небу и зажмурил глаза от яркого солнечного света. Небесная бездна тут же сменилась зыбкой ярко-алой пеленой. Зачем он здесь? Очередной параноик, ищущий разгадки несуществующих тайн? Трус, убегающий от себя и от мира? Идиот, возомнивший себя кем-то вроде пирата двадцать первого века, ищущий несметных сокровищ на свалке безумия? Кто он здесь?.. Сталкер, сталкер, сталкер… Безумец…
Он выругался и огляделся вокруг. В паре метров справа в высокой траве остывал свежий труп огромной дикой собаки, последней и самой упрямой из небольшой стаи, взявшей его след еще на рассвете.
Сталкер довольно хмыкнул. Он достал зверя в момент его последнего решающего прыжка короткой и точной очередью разрывных из «Тайфуна». Любое нормальное животное мгновенно отдало бы концы от таких ран, а пес еще несколько долгих минут бился в дикой агонии, разрывая лапами землю вокруг себя и упорно пытаясь добраться до намеченной жертвы.
Псы увязались за ним еще рано утром, в самом начале маршрута, и гнали его по Зоне добрых три часа, пытаясь взять в кольцо и прикончить, но, к счастью, на этот раз сталкер оказался умнее и проворнее. Хоть он и выиграл схватку, но это дорого стоило. За время погони он порядочно измотался и потратил половину боезапаса к «Тайфуну». Его преследователи оказались на редкость шустрыми и, похоже, прекрасно знали, что такое оружие, но, как говаривал один его хороший знакомый, твари опаснее человека, который твердо вознамерился выжить, во вселенной не существует. Так в результате и вышло.
Сталкер закурил и принялся с интересом рассматривать клубящуюся вдали серую стену тумана. До моста от места, где он сидел, оставалось метров сто, не больше. Это был его последний привал перед почти самоубийственной вылазкой.
Да, он всегда был рисковым человеком, но к полоумным идиотам себя все-таки не относил, а потому прекрасно отдавал себе отчет в том, на какой риск собирается сейчас пойти. На первый взгляд от его затеи и вправду порядочно несло безумием, но при хорошо продуманной подготовке поставленная задача казалась очень даже выполнимой.
Ранним утром на КПП блокпоста Сергей был спокоен и абсолютно уверен в себе, даже перекинулся парой пошлых шуточек с часовыми, но после выхода в Зону всю его уверенность как рукой сняло. Где-то в темных глубинах души зародился и начал назойливо ворочаться червячок смутной тревоги. С каждым шагом, приближавшим его к намеченной цели, в голове появлялись все новые и новые аргументы против этой затеи. Один за другим они всплывали на поверхность сознания, подобно некоей общеизвестной гадости, и всячески пытались расшатать стройный и простой план сталкера, а после схватки со стаей псов он уже почти решился повернуть назад. Почти. В непродолжительной и жаркой схватке разума с натурой афериста верх, так сказать, взяла природа. Сергей решил довести начатое до конца.
Сталкер улыбнулся сам себе и подумал:
«Ва-банк играем, молодой человек… Ва-банк… Сколько у тебя шансов не остаться гнить там, на мосту? Судя по всему, не так уж и много. Н-да… Как там у классика: „Любопытство не порок…“ Не можешь ты жить, как все нормальные люди. Не-е-ет, не можешь. Тебе обязательно нужно найти самое изысканное дерьмо и со всего маху в него вляпаться. – Улыбка на его лице стала чуть шире. Он так и продолжал сидеть с закрытыми глазами. – Гурман ты хренов. Любопытство, Серж. Азарт. Да, именно азарт. Он, между прочим, опасен не только в казино, но и в банальной жизни тоже. Хотя что такое наша жизнь без азарта и любопытства? – Сталкер открыл глаза и с явным удовольствием затянулся почти истлевшей сигаретой. – Что-что?.. Тупое животное существование. Вот что».
Сергей достал еще одну сигарету, прикурил ее от окурка старой и осмотрелся, ища взглядом силуэт человека, но вокруг пока было тихо и безлюдно. Он дожидался здесь своего старого приятеля Крига с некоторым специфическим снаряжением, без которого вся его затея с мостом и выеденного яйца не стоила.
К сожалению, даже будучи ооновским наемником, сталкер мог пронести в Зону только официально разрешенные вещи. Все эти чертовы конвенции, пакты, договоренности, целые своды никому не нужных правил и законов, разработанных на бесконечных бюрократических совещаниях «в верхах», не создавали для таких, как он, ничего, кроме проблем и головной боли. Но мнение сталкеров в политических делах во внимание не принималось, так что приходилось полагаться только на собственную изобретательность и услуги людей вроде Крига.
Сергей бросил быстрый взгляд на часы – 11:30. Генрих опаздывал уже на полчаса, но с этим, к сожалению, ничего нельзя было поделать. Оставалось только сидеть и ждать. Криг должен был прийти к условленному месту в любом случае, даже если не смог выполнить заказ. Сталкер покачал головой и выругался. Он ненавидел беспомощное ожидание. С малых лет ненавидел. Смирившись с неизбежным, он удобней устроился на пне и занялся равнодушным созерцанием пейзажа.
Время шло, Криг не появлялся. Машинально блуждающий по округе взгляд сталкера снова зацепился за убитого пса. На трупе животного уже собралось несколько ворон. Птицы сосредоточенно выдирали мясо из ран мертвого зверя, периодически злобно каркая и толкая друг друга. Сергей грустно улыбнулся, глядя на эту картину, и подумал:
«Как это похоже на нас… Мы ведь так же злобно копошимся в этой гниющей ране планеты, пытаясь выдрать из нее свой кусок посочнее да подороже. С остервенением грызем глотки другим, чтобы больше урвать себе. Обозвали себя сталкерами – легендой двадцать первого века… А ведь в большинстве своем мы всего лишь банда мародеров, прикрывающих банальную жажду наживы показным героизмом и самоотверженностью. По сути, такое же вечно голодное воронье…»
Он впечатал очередной окурок каблуком ботинка в пыльную землю и глянул в сторону моста. Сквозь серую пелену густого тумана проступали лишь призрачные очертания массивных металлических конструкций. Теоретически где-то там, в этой мутной мгле, и была скрыта основная цель его самонадеянной вылазки – лаборатория НК-7 «Мираж». Легендарное и таинственное место. По дошедшим до него крупицам информации, именно там и создали первого контролера. Более того, этот комплекс являлся сердцем всех разработок в области психотронного оружия. Многие из тех, с кем Сергей говорил о «Мираже», выражали глубокие сомнения в реальности этого места. Лабораторию НК-7 было принято считать одной из легенд Зоны. Местным фольклором.
Сталкер вынул из кармана на рукаве бронекостюма тонкую прямоугольную пластину из серого металла, размером не больше пачки сигарет. Всю поверхность железки покрывала сложная система прорезей дырочек и бугорков. Он поднял пластину к небу и принялся разглядывать на просвет сложный узор из разнокалиберных отверстий.
«Ну что, майор? Похоже, на этот раз у тебя действительно есть хороший прутик. Как? Рискнешь колупнуть все это секретно-таинственное дерьмо поглубже?»
То, что он держал в руках, было ключом от лаборатории. Механическим ключом. Единственное доказательство ее существования. Хотя, с другой стороны, учитывая обстоятельства, при которых эта железка попала к нему, она могла быть и липой. В голове сталкера снова закопошились нехорошие догадки:
«Механический ключик… Разумно… „Вампир“ не позволит пронести через себя какой-либо электронный прибор. В том числе и пластиковую карточку с магнитной полосой или чипом… Хм… Вот только есть у нас одна неувязочка, правда? – Он вопросительно кивнул пластине-ключу, будто та могла ему ответить. – А знаешь, в чем неувязочка? Нет? Ладно. Изложу. По той информации, которую удалось нарыть, лаборатория НК-7 существовала до появления второй Зоны и была расположена вне пределов первой. На „чистой“ земле нет никаких „Вампиров“, да и в первой Зоне их тоже не было. Вот и спрашивается, господа хорошие, на кой икс вам тогда механический ключ? Что мешало сделать его электронным? Новая хитроумная система замков? Вряд ли… Прихоть проектировщиков? Тоже маразм… А может быть, мост с „Вампиром“ не такая уж и аномалия? Как, собственно, и многое остальное… Ну, например, новые виды животных, явившиеся следствием спонтанных мутаций, вызванных повышенным радиационным фоном. Ну, мутации еще ладно, но вот сам факт того, что в результате получились устойчивые и жизнеспособные организмы, заставляет задуматься. Вероятность подобного, при условии неуправляемости мутационного процесса, почти равна нулю, а в нашем случае нолик вышел с палочкой. И не с одной. Кроме того, произвольное изменение или нарушение основополагающих законов физики, химии, биологии в локальных областях пространства… В этом случае – вообще без комментариев. Хотя факты остаются фактами. Похоже, дядюшка Эйнштейн, вы были всего лишь жалким фокусником. Кто-то по-крупному вас переплюнул. – Сергей рассмеялся. – Н-да… Высшее образование опасно для здоровья психики. Вопросы, вопросы, вопросы… Так и рехнуться недолго. Интеллект – вредная штука». Вопросов действительно хватало с лихвой, а все ответы находились по ту сторону моста на почти километровой глубине. Честно говоря, Сергея пугало то, что именно он мог узнать, добравшись к своей цели, а кое-какие неприятные догадки у него имелись.
Данные о местонахождении лаборатории и ключ от нее попали к Сергею, можно сказать, в результате фантастического стечения обстоятельств. Три месяца назад он вернулся в родной Львов с намерением проведать парочку закадычных друзей и немного отдохнуть от работы. Ясное дело, Сергей заскочил на один из рынков города с намерением закупиться всем необходимым для теплой дружеской посиделки, но вот когда он наконец выбрался из деловито копошащейся толпы и уселся в такси, то обнаружил в кармане плаща кое-что лишнее – небольшой плотный сверток без каких-либо подписей и маркировок.
Поначалу он воспринял это как некую парадоксальную случайность или розыгрыш, но когда наконец уединился в своей квартире и открыл сверток, то понял, что все намного более серьезно, чем он предполагал.
Внутри пакета оказался ключ, пара неумелых схематических чертежей и отпечатанная на принтере записка без подписи. В ней содержалась просьба одного из бывших сотрудников «Миража» найти лабораторию и вытащить на свет божий то, что там творилось. Этот таинственный сотрудник утверждал, будто знает о цели пребывания Сергея в Зоне и о его удачливости в определенных вещах, поэтому вверяет именно в его руки дальнейшую судьбу лаборатории. Кроме того, записка содержала в себе еще ряд инструкций на тот случай, если Сергей решится за это взяться. В тексте упоминался некий стимулятор Т10, который якобы должен помочь ему пройти мост.
Сначала сталкер отнесся к этому делу весьма скептически и с немалой долей подозрения, но все же, вернувшись в Зону, он начал аккуратно и обстоятельно собирать по крупицам информацию о «Мираже» и об этом загадочном стимуляторе. Найти следы ученого, будто бы передавшего Сергею место нахождения лаборатории и ключ, так и не удалось. Кроме того, сталкер потратил два месяца на вычисление возможной слежки за ним, но ничего не обнаружил. Наконец, выяснив все, что только было возможно по данному поводу, он убедился, что и лаборатория, и Т10 абсолютно реальные вещи. Взвесив все «за» и «против», он все-таки решился попробовать…
За спиной Сергея громко хрустнула ветка, и сталкер резко развернулся, перехватывая поудобней «Тайфун». Тревога оказалась ложной. В паре метров от него сквозь заросли густого подлеска с пыхтением продирался Криг. Сталкер шумно выдохнул, опустил автомат и крикнул приятелю, подняв в приветствии руку:
– Здравствуй, Криг! Я уж думал, что кавалерия пожаловала. – Он указал стволом «Тайфуна» на облепленный птицами труп собаки.
Кригу наконец удалось продраться сквозь плотный кустарник, и он, нервно стряхивая с защитного костюма ветки и листья, подошел к Сергею.
– Извини за задержку, друг, но старина Генрих летать пока не научился.
Генрих Криг, немец русского происхождения, был хорошим приятелем Сергея и одним из самых старых сталкеров. Он, можно сказать, превратился уже в неотъемлемый элемент в мозаике жизни Зоны. Генрих зарабатывал себе на жизнь не столько добычей сведений и артефактов, сколько тем, что доставлял наемникам вроде Сергея так сказать «специфическое» оборудование и снаряжение непосредственно в Зону. Как ему это удавалось, не знал никто. На все попытки расспросов он отвечал коротко и лаконично: «Коммерческая тайна, господа».
– Я смотрю, ты уже успел тут нагадить. – Генрих пожал протянутую руку и с интересом уставился на птичью пирушку. – Там еще парочка холодненьких валяется. – Он указал небрежным жестом себе за спину. – Тоже твоя работа?
– Пришлось, – кивнул Сергей. – Плотно на хвост сели. – Он поморщился, вспоминая утреннюю травлю.
– Большая скотинка. Упитанная… Была… – Генрих еще раз окинул оценивающим взглядом мертвую тушу, покачал головой и, кряхтя, уселся на здоровенный пень рядом с Сергеем.
За глаза Крига называли Кабаном. Кличка привязалась из-за внешности, вызывавшей однозначную ассоциацию именно с этим животным. Ростом он был пониже Сергея, кряжистый, хорошо упитанный, с мясистым лицом и крупной головой, посаженной на мощной короткой шее. Криг чем-то смахивал на греко-римского борца, ушедшего на пару лет в пивной запой. В его маленьких хитрых глазках всегда блуждал озорной огонек. Старый сталкер относился к той породе убежденных оптимистов, которые даже в крестах на кладбище видят только знаки плюса. За это его Сергей и уважал. В Зоне трудно было сохранить позитивные взгляды на жизнь.
– Значит, ты все-таки решился? – Генрих вопросительно уставился на Сергея.
– Риторический вопрос. – Сергей улыбнулся приятелю.
– Не факт… Не факт. – Криг покачал головой.
– Все достал?
– Да. Нехилую задачку ты мне на этот раз подкинул.
– Ну, за это тебе и платят.
– Тоже верно. Держи. – Генрих вынул из кармана черный продолговатый футляр, пакет с взрывателями к гранатам и, отдав все это хозяйство Сергею, деловито завозился со своим автоматом, наигранно сварливо бурча под нос: – Клинит, сволочь. Чуть не угробился из-за него. Долбаная железка… И все-таки, Серега, ты тот еще псих. Может, передумаешь?
Сергей пропустил его слова мимо ушей и сдвинул фиксатор защелки на футляре. Крышка со звоном открылась. Внутри в специальных зажимах красовались два пневмотуба с янтарной жидкостью и синей надписью «Т10» на стекле ампул. Судя по медзаключениям, которые удалось откопать в институтской документации, доза этого чудесного коктейля могла поднять на ноги даже труп.
Сталкер чертыхнулся. Ему пришлось отвалить 24 000 евро за эти два нечастных шприца. Официально получить Т10 в одиночный рейд он не мог по закону. Как выяснилось, этот стимулятор выдавался только по разрешению спецкомиссии особым разведподразделениям при выходе на крайне опасные для жизни задания. Так что пришлось с трудом и скрипом доставать его по левым каналам. Если у него при обыске найдут хоть один такой шприц – 10 лет тюрьмы и пожизненный запрет на работу в Зоне гарантированы. Вот только без такого чудесного подарка науки на мост можно было даже и не соваться.
– Остальное? – Сергей вопросительно уставился на Генриха.
– Как мы условились. Полный комплект снаряжения в тайнике. На, держи. – Криг сунул Сергею тонкий металлический цилиндр.
– Что это?
– Небольшая страховка. Аварийный маяк личной разработки. Недалеко отсюда до 20:00 будет вертеться группа армейских сталкеров. Их командир – мой хороший знакомый. Твой маяк у них на постоянном пеленге. Если что-то пойдет не так, выбирайся с моста и включай приборчик. Спецы тебя найдут и вытащат отсюда. Советую заныкать маячок как можно ближе к мосту. Мало ли… Вдруг далеко идти не сможешь.
– Спасибо за заботу, – буркнул Сергей и сунул хромированный цилиндр маяка в карман.
– Мне нет резона терять хорошего клиента. Кстати, о твоей затее. Я тут порылся по своим каналам и кое-что выяснил… Э-э-э… Не угостишь старика сигареткой? – Генрих изобразил на лице виновато просительное выражение профессионального нищего, на что Сергей с улыбкой молча протянул открытую пачку сигарет.
– Ого! «Данхил»! Жируем, батенька, жируем. – Криг осторожно вынул из пачки сигарету и, слегка ее помяв, закурил с блаженным видом.
– Ты там вроде что-то выяснил? – напомнил Сергей.
– А! Ну да. Короче, мост до тебя пытались перейти еще два сталкера – Гот и Клин. Слыхал о таких?
– Клина не знаю, а Гот – это тот, который первым «хрустальный шар» из зоны притащил?
– Ага. Только мне больше по душе название «философский камень». Уж не знаю почему… На камень этот артефакт совсем не похож… Ну да ладно. Не об этом речь. – Генрих мастерски выпустил пару аккуратных колечек дыма. – Клин по-серьезному засветился год назад на Цитадели. Он первым придумал, как туда можно попасть.
Сергей аж присвистнул. Цитаделью называли одно из устойчивых фантомных образований Зоны. Внешне оно напоминало черную башню сюрреалистического вида около тридцати метров в высоту. Цитадель в радиусе полукилометра окружала плотная стена постоянно перемещающихся аномалий всевозможных типов. Многие предполагали, что в этом скопище движущейся смерти есть какая-то система, но определить ее никому не удавалось.
– Насколько я знаю, подойти к Цитадели не смог пока никто. – Сергей вопросительно уставился на Генриха.
Старик хитро сощурил глаза и ответил:
– Не все делятся своими секретами с первым встречным. Среди сталкеров, как и в любой другой профессии, есть свой замкнутый круг профессионалов высшего полета, которые владеют несравнимо большим количеством информации, нежели остальная толпа.
– А масонскую ложу они еще в Зоне не завели? – съязвил в ответ Сергей.
– Да ладно тебе. – Криг щелчком отправил окурок в бреющий полет. – Это вполне закономерный процесс. Заматереешь, сам таким будешь.
– Посмотрим. Так что с этими двумя суперменами?
– Угробились. Предположительно.
– В смысле?
– Не вернулись с моста. Наблюдательная группа видела, как парни вошли в туман, и на том все. Ни слуху ни духу. А ребята были грамотные. Сам понимаешь.
– Зачем их туда послали?
– Официально – разведрейд, а на самом деле – тайна, покрытая мраком. До них туда трижды отправляли группы армейских сталкеров. Результат во всех случаях тот же. Воякам там как медом помазано. – Генрих задумчиво уставился куда-то вдаль.
Сергей только многозначительно улыбнулся. Его совсем не удивлял подобный интерес военных. Судя по рассказу Генриха, он не ошибся в местоположении «Миража».
– Спасибо за информацию, старина.
– Спасибо за информацию?! Серж, ты вообще понял, о чем я тебе говорю? С моста еще никто, пойми ты наконец, НИКТО не возвращался! По крайней мере, я о таком не слышал ни-ког-да!
– Не кипишись, Генрих. Всегда бывает первый раз. – Сергей поднял с земли еще одну сухую ветку и, не целясь, запустил в копошащихся на трупе пса ворон. Деревяшка пролетела мимо. – Везет гадам.
– Ну, с вояками все понятно. У них вечно какие-то тайны. А вот тебе там что понадобилось? – Генрих ткнул грозно указующим перстом в сторону моста. – Зудит в одном месте?
– У всех свой резон. Вернусь, может, и объясню. – Сергей повернулся к Генриху и язвительно добавил: – Узкому кругу профессионалов высшего полета, естественно.
В ответ Генрих понимающе кивнул, сделав философскую мину, и сухо произнес:
– Хрен с тобой. Как любил говаривать Гот, мир его праху: «Стало скучно и тесно на Земле, так вали в ад. Там, говорят, бесконечность. Причем для каждого своя, эксклюзивная».
На пару минут воцарилось молчание. Каждый из собеседников думал о своем. Сергей заговорил первым, прерывая затянувшуюся паузу:
– В любом случае, Генрих, спасибо за снаряжение. И за информацию тоже спасибо. Если я все просчитал правильно, то еще свидимся, а ты станешь первым человеком, после меня, понятно, который будет знать наверняка, что находится с той стороны. – Сергей кивком указал на мост и дружески хлопнул Генриха по плечу. – Да, кстати. Ты детонаторы проверял?
Криг угрюмо зыркнул на собеседника и ответил:
– Не боись. Все в лучшем виде. Деление шкалы – полсекунды, как ты и просил. – Он замолчал, пристально посмотрел в глаза Сергею и добавил: – Ты точно хорошо подумал?
– Да, – Сергей утвердительно кивнул, придирчиво изучая детонаторы.
– Ну, твое право, а вместо напутствия запомни одно: есть вещи, о которых публике лучше не знать. Даже избранной публике.
Сергей оторвался от снаряжения и удивленно уставился на Крига. В глазах старика на секунду мелькнуло какое-то странное выражение, похожее на смесь понимания и суеверного страха. Старик отвел взгляд в сторону, и выражение крайней серьезности на его лице тут же сменилось привычной веселостью.
– В общем, давай, с Богом! – Криг с кряхтением поднялся на ноги, покрутил пальцем у виска и двинулся в лес, бросив через плечо:
– Надеюсь скоро тебя увидеть!
Сергей не ответил. Он тоже на это надеялся. И даже больше, чем Генрих. Сталкер проводил старика тяжелым задумчивым взглядом, а когда тот скрылся в густых зарослях подлеска, еще раз осмотрел местность вокруг и подумал:
«Зона… Похоже, я знаю, что ты такое… Мир страха, боли и воплощенных кошмаров. Сбывшаяся мечта безумных романтиков. Опиум для изголодавшихся душ. Новый смысл бытия для тех, кто окончательно озверел от тоски и однообразия человеческой жизни. До чего же мы докатились, если чувствуем себя по-настоящему живыми только в этом аду…»
Сергей выругался и вернулся к подготовке снаряжения. Руки сталкера привычно ощупывали разгрузочный жилет, проверяя ремни, клапаны карманов, крепления ножей и прочее, а в голове в это время царила полная пустота. Неприятная, похожая на холодный, равнодушный ко всему вакуум пустота.
Спустя несколько мгновений он поймал себя на том, что его снова бьет нервный озноб.
Сталкер глухо застонал и резко сжал дрожащие пальцы в кулаки, пока не почувствовал боль в суставах. Его уже порядком достал этот непонятный мандраж. Он сделал пару резких вдохов и разжал побелевшие от напряжения кулаки.
За два года пребывания в Зоне он успел прославиться среди сталкерской братии своей, как здесь выражались, «категорической обезбашенностью», но даже ему эта затея с каждой минутой начинала казаться все более и более… эксцентричной, что ли, а если уж говорить честно, то и вовсе идиотской. Особенно после этого разговора с Генрихом.
Чтобы немного успокоиться, Сергей снова присел на пень, вынул из подсумков гранаты и принялся менять в них детонаторы на те, которые принес Криг.
«Все, Серж! – Сергей хлопнул себя ладонями по коленям, закончив замену электронного запала в последней гранате. – Пора катапультировать твой бесценный зад с этого удобнейшего пенька и заняться делом».
Сталкер как-то нехотя поднялся и водрузил рюкзак на пень рядом с кучей гранат, рывком открыл клапан и вынул на свет божий набор пластиковых планок, шириной чуть больше ладони, и четыре небольших колеса. Быстрыми умелыми движениями он собрал из всего этого легкую, вместительную тележку. Последним штрихом в конструкции стал длинный ремень, прикрепленный к торцу нехитрого транспортного средства.
Сергей критично оглядел конструкцию и на минуту представил себе, как будет выглядеть человек в натовском бронекостюме, тянущий за собой цветастую развеселую тележку, предназначенную скорее для садовода-любителя, нагруженную оборудованием и оружием. Его разобрал смех. В тележку отправились гранаты, пакет свинцовых кубиков, пистолет с запасными обоймами, пара оставшихся после драки с местными обитателями рожков к «Тайфуну», да и сам автомат. Кроме того, две кассеты для подствольника, лопата, здоровенный нож-мачете, литровая фляга с водой и рюкзак.
Трофейный «Гарпун» он решил оставить при себе, хотя, собственно, стрелять внутри «вампира», по уверению ученых, будет не в кого.
«Гарпун» был уникально эффективным, но крайне неудобным оружием. Он представлял собой переделанный дробовик, в котором вместо стандартного ствола имелась связка из десяти тонких стальных трубок. Боеприпасом для «Гарпуна» служил патрон специальной конструкции с десятью стальными сверлами внутри, вдобавок начиненными мощным нейротоксином. При выстреле ружьишко выбрасывало пучок этих стрел в цель. На расстоянии до ста метров такое оружие однозначно валило любое живое существо. Изначально «Гарпун» разработали для борьбы с оборотнями, но он вполне годился и для уничтожения людей в кевларовой или даже облегченной стальной броне. Единственным и очень неприятным минусом этого оружия была его однозарядность. Да и процесс смены боеприпасов был крайне неудобен и долог.
Свою идею с тележкой Сергей счел чуть ли не гениальной. Везти в ней львиную долю снаряжения будет явно легче, чем тащить его на своем горбу. Возможно, этот простой ход сэкономит ему силы и увеличит время, в течение которого он сможет двигаться через аномалию, не используя стимулятор.
Сталкер забросил на одно плечо «Тайфун» с «Гарпуном», на другое повесил рюкзак. Он совсем уж собрался уходить, но, когда наклонился за ремнем тележки, его взгляд снова упал на пиршествующих ворон. На губах Сергея проступила злобная усмешка. Он все же не удержался от навязчивого желания – вынул из подсумка гранату, установил механический таймер на три минуты, выдернул кольцо предохранителя и бросил тикающий подарок к трупу собаки. Вороны не обратили никакого внимания на странную штуковину, упавшую рядом с их лакомством. Сергей поднял тележку и зло бросил птицам:
– Так сказать, от нашего стола – вашему… Приятного аппетита, сволочи пернатые.
Сталкер развернулся и не спеша двинулся к мосту. Подойдя вплотную к полосе тумана, он остановился и поставил тележку в траву. Взрыв грянул буквально через секунду. Столб пыли, кусков мяса, выдранной травы и разорванного в клочья воронья взметнулся в небо. Сталкер оглянулся через плечо. При виде этого месива, медленно оседающего на грешную землю, ему почему-то полегчало на душе.
С моста сбегала асфальтная дорога, но уже в метре она обрывалась рваной кромкой в коричневой траве. Сергей нагнулся над краем асфальта и запрятал под него маяк Крига. Что-то прикинув, он достал из рюкзака три острых стальных кола с резьбой на другом конце и моток тонкой лески. Колья он завинтил в специальные гнезда трех ручных гранат и сунул за пояс. Катушку с леской бросил в карман. Он решил, что оставить за собой пару растяжек не помешает. Повесил на плечо «Гарпун», проверил крепление двух боевых ножей, поудобней примостил гранаты. Потом он выключил ПДА и, упаковав в герметичный пакет из толстого пластика, затолкал в рюкзак. Туда же отправились обе запасные батареи, нашлемная камера, медицинский сканер, GPS-маяк. Оставшиеся на руке часы были механическими. Старая добрая швейцарская «Омега», купленная на первый сталкерский гонорар.
Сергей перекрестился и двинулся к стене тумана.
Он стоял вплотную к клубящемуся серому мареву, собираясь с силами для решающего шага. Напряженно прислушивался к своим ощущениям, вдыхая сыровато-затхлый запах ощутимо холодного тумана, почти касавшегося его лица. В душе Сергея застыло ледяное спокойствие. Полная равнодушная отрешенность. Такое чувство, наверное, возникает у человека, который знает наперед о грядущей беде и уже нашел в себе силы смириться с ее неизбежностью, – спокойствие смирения. Именно смирения.
Подобное состояние было знакомо ему с самого детства. Как правило, оно предшествовало очень серьезным неприятностям, а вот перед успешно завершавшимися делами его, наоборот, трясло от приступов неудержимого волнения. Вот только менять принятые решения, руководствуясь страхом и прочими подобными аргументами, было как-то не в его правилах. Он всегда считал слова «судьба», «рок» и тому подобные отмазками для трусов. Сергей старался по мере возможности не позволять себе спихивать личную дурь на некие мифические стечения обстоятельств и потустороннюю злую волю, а подобные предчувствия он относил к факторам скорее мешающим, нежели способствующим успешному выполнению работы. Вот и сейчас он просто послал все свои предчувствия длинной дорогой и просто шагнул в туман.
Как только сталкер прошел сквозь серую стену, его словно стальным ломом пригвоздили к сырому асфальту. По всему телу омерзительно скользкой холодной волной прокатилось ощущение истерического ужаса. В бездонных глубинах напряженного сознания яркой вспышкой встрепенулось нечто древнее, почти забытое, и молнией рванулось наверх. На стоящего в немом оцепенении человека обрушилось море неопределенных страхов и совершенно диких, неописуемых ощущений.
Ярче всего в нахлынувшем месиве эмоций проступили страх и узнавание. Сергей непроизвольно дернулся. Мышцы в области солнечного сплетения свело неприятным болезненным спазмом. Горло мгновенно пересохло. На лбу выступили крупные капли холодного пота.
Он стоял посреди асфальтной полосы как громом пораженный и лихорадочно силился понять, что именно разбудило в нем этот первобытный ужас, смешанный с необъяснимой паникой. Взгляд сталкера метался вокруг, пытаясь определить источник потенциальной угрозы, а мозг с бешеной скоростью анализировал полученную информацию.
Видимость внутри серого облака, покрывавшего мост и огромную территорию за ним, была лучше, чем он предполагал. Полоса черного от влаги, растрескавшегося асфальта исчезала в серой мгле где-то метрах в десяти-двенадцати впереди. Сергей же рассчитывал максимум на три-четыре метра, не больше. Он четко видел ржавые поручни и металлические конструкции мостовых опор слева и справа от себя. Дальше, почти на пределе видимости, темнел остов БТРа. Никаких аномалий или чьего-либо присутствия. Никакого движения вокруг. Мир перед его глазами походил на объемную голограмму, сделанную по выгоревшей фотографии. Абсолютная неподвижность и никаких признаков угрозы.
Медленно, одна за другой текли секунды, но ничего не происходило. Все вокруг словно застыло в напряженном ожидании неумолимо надвигающейся беды. Бесконечно тянущееся затишье перед колоссальной бурей.
Сергей продолжал ошарашенно оглядываться, так и не сдвинувшись с места, и вот, наконец, он почувствовал это – ТИШИНА. АБСОЛЮТНАЯ тишина. Ни единого звука или шороха. Шум ветра, шелест травы и листьев, карканье ворон – все это разом исчезло, будто в фильме, который крутили перед его глазами, внезапно закончилась звуковая дорожка. Он не слышал даже собственного пульса и шума крови в ушах. МЕРТВАЯ тишина. Мертвая. Другого слова разум не находил.
Как только он ощутил, а вернее сказать, осознал окружающее гробовое безмолвие, страх и паника тут же пошли на убыль. Сталкер несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, плотно закрыв глаза, – помогло.
Немного придя в себя, Сергей еще раз внимательно осмотрелся и попробовал трезво оценить ситуацию. Окружающая его тишина действительно поражала воображение.
Похоже, именно это гробовое безмолвие и породило захлестнувшую его волну ужаса. Подсознание среагировало на него быстрее, чем разум, и дало сигнал тревоги. Почему? Не может тишина пугать до такой степени. Видимо, где-то в глубинах наследственной памяти человека таилась информация о чем-то подобном. Реакция его психики была молниеносно быстрой. Так реагируют только на опасность крайней степени. С чем связано это непонятное чувство узнавания? Что он узнал? Какой аналог этой аномалии подобрала его память?
Еще пару секунд назад, находясь в приступе паники, одно короткое мгновение он готов был поклясться чем угодно, что знает абсолютно точно, что такое «вампир», что он уже был здесь, но внезапное озарение исчезло так же неожиданно, как появилось. Растаяло, подобно мимолетному сновидению, оставив после себя лишь чувство сильной необъяснимой тревоги.
«Зараза. Весело тут встречают… – Сталкер поежился и вытер перчаткой пот со лба. – Неудивительно, что у яйцеголовых за двадцать минут съезжала крыша… Слабонервные у нас нынче деятели науки… Отставить панику, боец! Шевели ногами. Тут нельзя стоять на месте…»
Выждав еще несколько секунд, он осторожно двинулся вперед. Звуки шагов и дребезжание тележки, бойко подскакивавшей на трещинах в асфальте позади него, доносились будто бы откуда-то издалека и сопровождались при этом легким глухим эхом.
Сергей остановился и тихонько свистнул – тот же эффект.
«Так, похоже, пошли первые глюки… Пока терпимо…»
Он прошел еще несколько метров и остановился. Ему вдруг показалось, что воздух, подобно воде, начинает сопротивляться движениям его тела. Навязчивое чувство тревоги, намертво засевшее внутри, резко усилилось. Сталкер ощутил, как начали подрагивать руки, и смачно выругался. Он отпустил ремень тележки, немного постоял, привыкая к новому ощущению и пытаясь унять панику. Наконец, более-менее справившись с собой, он сделал один широкий шаг вперед. Сопротивление воздуха резко возросло.
«Еще шагов десять, и можно будет плыть, как под водой… Козлы научные. Написать об этом они забыли».
Сталкер вернулся назад, поднял брошенный ремень и двинулся к стоящему впереди БТРу.
Когда он поравнялся с броневиком, то уже чувствовал себя так, будто идет по дну озера. Его движения стали медленнее, сердце забилось быстрее. Сергей остановился и принялся осматривать ржавый остов боевой машины.
«Н-да… Всего пара метров, а уже прилично плющит. Что же будет дальше? – Сергей хлопнул ладонью по корпусу БТРа – из-под перчатки на асфальт посыпалась ржавчина. – Бедный броневичок. Старость – не радость. Ну, пора расставлять подарки».
Откатив пинком ноги тележку дальше вперед, он снял с пояса одну из заготовленных гранат и начал ее прилаживать под днищем машины. Острый стальной штырь с трудом пролезал сквозь узкую трещину в асфальте. Наконец с помощью упорства и такой-то матери ему удалось зафиксировать гранату. Установив механический таймер на полсекунды, сталкер принялся колдовать с леской, натягивая ее между деталями броневика и ржавыми поручнями. Один конец практически невидимой тонкой нити он закрепил на предохранительном кольце, которое вынул из гранаты почти до предела. Таким образом, любой, кто неосторожно заденет леску, получит по ногам заряд мелких стальных шариков. А может, и не только по ногам. Да и взрывная волна свое сделает.
Работенка вроде была совершенно нетрудной, но Сергею показалось, что он не леску натягивал, а пытался катить БТР. Когда он выпрямился, закончив с ловушкой, пот ручьями лился по лицу, дыхание окончательно сбилось с ритма, сердце бешено колотилось в груди, но чувство тревоги немного ослабело. Он сделал пару глубоких вдохов, пытаясь привести организм в порядок. Теперь для полной верности такую же растяжку желательно было поставить и с другой стороны броневика.
«Похоже, все-таки придется обойтись одним подарком…»
Сталкер прикинул, что если начнет ставить вторую гранату, то это ему дорого обойдется.
«Интересно, что здесь за фигня с воздухом?» – подумал он и принялся разглядывать серую мглу, плотным саваном окружавшую мост со всех сторон. Где-то там, высоко вверху, сквозь туман смутно проступали очертания бледно-желтого солнца. Ему показалось, что вокруг стало темнее, как бывает в ранние сумерки. «Хм… Давление выше? Да нет. Непохоже на давление. Может, просто меньше концентрация кислорода или глюки с гравитацией? Блин, фигово без приборов…»
Сердце потихоньку успокаивалось. Дышать стало заметно легче. Сергей сунул моток с леской в карман и уже собрался продолжить движение, как вдруг по ушам резанул абсолютно неуместный здесь звук.
– З-здравствуйте. – Тонкий, совсем детский голосок.
Сталкер дернулся, словно от удара, и замер. По спине вдоль позвоночника пробежала волна неприятного холода. Постоянно преследовавшее его чувство тревоги резко переросло в панику и подпрыгнуло до пиковых показателей. Он еле сдержался, чтобы не вскрикнуть.
«Ребенок?!! Здесь?!»
Его разум упорно отказывался верить в то, что слышали уши.
«Паранойя? Расстройство психики… Да. Вроде бы в отчете были такие симптомы… Может, просто глюки?» – мысли неслись в голове адским галопом.
Уцепившись за слабую надежду, Сергей начал медленно разворачиваться на звук, одновременно сбрасывая с плеча «Гарпун». Его разум не сразу осознал то, что услышал.
Замершее на секунду сердце снова забилось о ребра паровым молотом, но то, что сталкер увидел дальше на мосту, заставило его буквально остановиться – метрах в пяти от него на мокром асфальте дороги стоял мальчик с небольшим цветастым мячом в руках.
– Ни хрена себе!
Сергей стоял как прибитый и ошалело рассматривал фигурку мальчика лет десяти, стоящего посреди одной из самых опасных аномалий. Сталкер всеми силами пытался заставить мозг хоть как-то это воспринять.
Наконец, с трудом задавив приступ страха, он внимательно оглядел мальчишку: простенькие штаны из зеленой ткани, кроссовки на босу ногу, поверх измазанной футболки камуфляжная куртка, явно не по размеру, вьющиеся черные волосы торчат во все стороны. На лице ребенка удивление и страх.
– Дядя, ты кто?
Сергей снова дернулся и чуть не нажал на спуск «Гарпуна». Голос ребенка заметно дрожал.
– Я кто?! – Сергей не узнал собственный голос. В нем явно звучали истерические нотки. Мальчик, видимо, тоже их почувствовал и отступил на шаг назад.
– Ты здесь откуда, мальчик? Как ты сюда попал?!
Ребенок отступил еще на шаг, немного помолчал и, заикаясь, выдавил, указывая рукой себе за спину на другую сторону моста:
– С-с т-той сторон-ны.
Сергей глянул за спину ребенка и не увидел там ничего, кроме тумана.
– Ты что, издеваешься?! – Сталкер нервно рассмеялся.
Мальчик отрицательно замотал головой, не отрывая испуганный взгляд от сталкера. Мяч выпал у его из рук и, несколько раз подпрыгнув, с глухими ударами покатился к перилам моста. Сергей проводил ошарашенным взглядом цветастую игрушку, выделявшуюся ненормально ярким пятном на фоне общей серости. Он продолжал стоять неподвижно, как статуя, целясь в мальчика из «Гарпуна».
«Что это за фигня, блин, такая?! Откуда здесь дети?! – Он нервно сглотнул. – Галлюцинации… А не слишком ли круто для глюков, господа ученые?»
Он пригляделся к мальчику внимательней – вроде бы ребенок как ребенок.
– Тебя как зовут?
– Д-денис.
– Ты знаешь, где находишься, Денис? – Сергей так и не опустил «Гарпун», продолжая внимательно следить за пацаном. Его мозг упорно отказывался верить, что это ребенок, а прорвавшийся сквозь пелену паники внутренний голос настоятельно требовал нажать на спуск винтовки.
«Какого хрена?! Мне что, взять и вот так просто пальнуть в ребенка?! Бред какой-то…»
Сергей, не спуская взгляд с ребенка, чуть отвел в сторону ствол «Гарпуна» и повторил вопрос:
– Ты знаешь, где находишься?
Мальчик почему-то дернулся, как от пощечины, и с трудом произнес:
– Н-на мосту…
Сталкер согласно кивнул. Что-то с этим мальчиком было не так. Какая-то мелкая деталь выбивалась из общей картины, но Сергей никак не мог определить, какая именно. Его разум тупо твердил: «Это нормальный ребенок», но внутренний голос уже не просил, а просто орал в голове единственное слово: «Стреляй!» Он никак не мог выбрать, какая оценка ситуации правильная. Видимо, его порядочно сбивала с толку абсурдность происходящего. Единственное, что пока приходило в голову, – это задать следующий тупой вопрос:
– А мост где? – Внутренний голос Сергея продолжал упорно бить тревогу. Дышать стало немного труднее. То ли от волнения, то ли мост упорно делал свое дело.
Мальчик хотел было ответить, но вдруг осекся и начал удивленно оглядываться. Через несколько долгих, как вечность, мгновений он наконец выдавил:
– Я не знаю… А г-где он? – Ребенок жалобно уставился на сталкера.
«Приехали…»
Сергей вдруг ни с того ни с сего глянул на цветастую игрушку, мирно лежащую у ржавых поручней моста. Он уже и забыл о мячике, выпавшем из рук мальчишки.
«Яркий! – Слово прогремело в голове, словно кто-то крикнул ему в ухо из мегафона. – Он слишком яркий!!!»
Взгляд сталкера начал быстро шарить вокруг, пытаясь сравнить насыщенность цветов асфальта, его бронекостюма, ржавой поверхности БТРа. Среди всего этого мячик действительно казался ненормально ярким, КАК И ОДЕЖДА МАЛЬЧИШКИ.
То, что произошло в следующее мгновение, показалось Сергею нереальным бредом. «Гарпун» в его руке чуть сдвинулся в сторону мальчика, и указательный палец, повинуясь инстинкту, просто нажал на спуск.
Грохот выстрела прозвучал, словно из другой вселенной. Сквозь пороховой дым Сергей увидел, как за спиной мальчишки образовалось грязно-алое облако кровавой пыли, а потом тщедушное тельце сложилось пополам и отлетело на несколько метров.
Внутри сталкера все обмерло. Лоб покрылся холодной испариной. В голове не осталось ни единой мысли. К горлу медленно подступил ком тошноты. Он тупо смотрел на скрюченный труп ребенка и не мог поверить в то, что видел. Оружие выпало из разжавшихся пальцев и гулко ударилось об асфальт. Ноги подогнулись, и сталкер опустился на колени.
«Зачем?! Что ты творишь, гад!!!»
Сергей со всей силы треснул себя ладонью по лицу. Перед глазами поплыли цветные пятна, но в голове немного прояснилось. Шок начал отходить. Он, шатаясь, поднялся и, медленно переставляя ватные ноги, двинулся к трупу мальчишки.
Подойдя вплотную, Сергей склонился над маленьким телом и застыл с выражением глубокого удивления на лице. Денис лежал лицом вниз. Сталкер тупо смотрел на разорванную куртку у него на спине и не верил своим глазам. На разодранной в клочья одежде не было крови. ВООБЩЕ НЕ БЫЛО!
Сергей с силой тряхнул головой. Он до боли зажмурил глаза и снова открыл их.
Ничего не изменилось.
Наконец собравшись с силами, он пинком ботинка перевернул тело мальчика на спину и тут же шарахнулся назад от неожиданности.
– Ни фига себе!!!
Еще мгновение назад перед ним стоял десятилетний мальчишка, а сейчас он смотрел на обглоданный полуразложившийся труп человека, который умер намного раньше. В пустых глазницах копошились черви. Из щек и горла были просто выдраны куски плоти. Желудок Сергея сдался окончательно, и он согнулся в приступе рвоты, падая на колени.
Справившись с собой, он с трудом встал и поплелся, продираясь через густой, как кисель, воздух к лежащему на земле «Гарпуну», стараясь при этом не оглядываться на тело мальчишки. Чтобы хоть как-то отвлечься от месива мыслей в голове и стоящего перед глазами кошмарного зрелища, Сергей принялся перезаряжать оружие. Руки дрожали и слушались его с трудом. В конце концов он все-таки справился с процессом перезарядки и повесил «Гарпун» на плечо.
«Нормальная такая галлюцинация… Какого черта ты стрелял, Серега? Нет, ну, в результате все правильно, но…»
Сергея шатнуло так, что он чуть не упал.
«Ого! Стоять, боец! – Дурнота и шок медленно проходили. – Живность, блин, в „вампире“ не водится… Уроды яйцеголовые!»
Сталкер вынул из оказавшейся рядом тележки флягу с водой и прополоскал рот, пытаясь избавиться от привкуса рвоты. С третьей попытки ему это более-менее удалось.
«Мертвый мальчик… Ребенок-зомбак в комплекте с галлюцинацией… Что-то новенькое. И все-таки почему же я выстрелил? Чушь какая-то. Полный маразм… Докатился ты, Серега, – по деткам палить без разбору. Пусть даже и мертвым… Блин, да откуда здесь дети…»
Сергей оглянулся на БТР. Нити растяжки отсюда видно не было.
«Вот и хорошо… Идем дальше или как, Серж?»
Он так и стоял все это время с флягой в руках. Окружающая его серость нагоняла тяжелую тоску. На душе стало противно. Захотелось просто плюнуть на все это, лечь на асфальт и ни о чем не думать.
«Э-э-э-э нет. Так не пойдет!»
Сергей плеснул в перчатку воды из фляги и обтер лицо. Вроде полегчало.
«Пройдемся еще чуток, а там будет видно».
Он бросил флягу обратно в тележку и поднял с земли ремень.
«Ну что, Серж? Идешь?»
Сталкер сам себе кивнул и двинулся дальше в туман, стараясь не смотреть в сторону мертвого мальчика.

Часть II
Схватка

Он наконец-то дошел до первого грузовика. Впереди еще четыре машины, считая БТР в голове колонны, и всё – мост закончится. Осознание того, что часть пути уже пройдена, вместо утешения лишь усилило тоску и усталость.
Сергей выпустил из руки ремень тележки и тяжело привалился к поручню моста, пытаясь хоть немного прийти в себя. Каждую мышцу, каждый сустав в его теле ломило тяжелой ноющей болью. Глаза слезились. Дыхание вырывалось из груди свистящим хрипом. Дико болела голова. В мозгу раскаленной занозой сидело одно-единственное навязчивое желание – упасть на асфальт и просто сдохнуть.
Бесцельно блуждающий взгляд сталкера остановился на груде пятнистого тряпья, лежавшей прямо на дороге в паре метров впереди. Он присмотрелся внимательней – еще один покойник. К горлу тут же подкатила волна тошноты. Он пошатнулся и, с трудом держась за поручни, медленно сел на асфальт. За годы службы в армии Сергею всякого пришлось насмотреться. Теперь он воспринимал мертвецов всего лишь как некую неприятную деталь пейзажа, не более того, и не должен был так реагировать. Но тем не менее реагировал. Видимо, «вампир» пытался разбудить в нем человека, вытаскивая наружу и усиливая слабости нормальной, не искалеченной еще зверством и безжалостным равнодушием, психики.
«Господи… В какое же зверье мы превратились… Воронье… Тупое, вечно голодное воронье…»
Ослабевшая рука соскользнула с мокрого металла поручня, и Сергей, заваливаясь набок, задел лицом ржавую арматуру. Боль от сравнительно слабого удара показалась просто адской. Перед глазами поплыли цветные круги, но сознание резко прояснилось. Нахлынувшая тоскливая боль отступила.
– Сволочь… Ты просто хитрая и беспомощная сволочь, – прохрипел он серой мгле.
Сталкер застонал и, упираясь дрожащими руками в асфальт, попробовал встать на ноги. Получилось только со второй попытки. Голова кружилась, но, несмотря на это, картинка перед глазами была на удивление четкой. Он прекрасно видел труп человека на дороге, стоящий рядом ржавый грузовик армейского конвоя, даже различал сквозь грязное лобовое стекло скалящееся в вечной улыбке лицо мертвого водителя.
Сергей пошатнулся и сделал шаг вперед, чтобы не упасть. Левая половина лица неприятно ныла. Он провел рукой по щеке и посмотрел на перчатку – крови не было. Сталкер искоса глянул на стоящую рядом груженую тележку. Идея действительно себя оправдала: тащи он все снаряжение на хребте, загнулся бы намного раньше. Пару раз глубоко вдохнув, выравнивая ритм разбушевавшегося сердца, он уже собрался было поднять с земли ремень и пройти на остатках сил еще хотя бы с десяток метров, максимально оттягивая момент приема стимулятора, как вдруг далеко за его спиной глухим тяжелым ударом прогремел взрыв.
Сталкер замер.
«Опля! Кажись, подарок…»
Его мысль резко оборвал новый звук – низкий, густой, вибрирующий рык, медленно переходящий в хриплый, безжалостно режущий по ушам свист. Он, словно удар кувалды по стеклу, расколол могильную тишину аномалии, нахлынул, подобно волне, отражаясь ужасом в каждой клетке тела, в каждом измотанном нерве, захлестнул разум истерической паникой, граничащей с безумием, и стих.
Ноги сталкера подогнулись, и он медленно опустился на колени. Тень надежды, мелькнувшая в первое мгновение после взрыва, исчезла без следа.
«Значит, не люди… Плохо… Хана тебе, Серж… Так, мать твою, быстро на ноги, идиот!!!»
Сталкер вскочил с асфальта и, не обращая внимания на резкий приступ головной боли, огляделся в поисках укрытия – кроме ржавого грузовика, прятаться было негде. Он быстро выдернул из тележки «Тайфун». Каждое движение отдавалось волной режущей боли в мышцах, но сейчас это не имело никакого значения. Бегло проверив оружие, Сергей пинком отправил тележку в туман и забрался под днище грузовика. На мгновение ему показалось, что сейчас он потеряет сознание от боли, но все обошлось. Сталкер улегся на спину, правой рукой нашарил в кармане разгрузки аптечку и открыл пластиковый футляр. После недолгих усилий он таки умудрился достать один из двух шприцев со стимулятором и, не раздумывая ни секунды, всадил его себе в шею. Позвоночник мгновенно скрутило от боли, и волна жара прокатилась огненной лавиной по венам, взорвавшись цветным хороводом в голове. Сергей почувствовал, как по его телу разливается какая-то нечеловеческая мощь. Сознание прояснилось. Слабость ушла. Боли тоже не было.
«Адская хреновина. – Сталкер злобно улыбнулся нависшему над ним грузовику. – Вот теперь можно встречать гостей».
Он лежал неподвижно, стараясь даже дыханием не выдать своего присутствия, а прояснившийся разум оценивал сложившуюся ситуацию. Судя по рыку, ему на хвост сел оборотень – огромная злобная зверюга, единственным предназначением которой было убивать и жрать. Опасный хищник. Крайне опасный. Полтора центнера слепой ярости, готовой разорвать в клочья любой живой объект в зоне досягаемости. Вот и верь после этого научным докладам, которые с академических высот утверждают, будто ни одна местная тварь и близко не сунется к «вампиру».
«Ну что, козлы яйцеголовые?! Можете свой гребаный доклад засунуть куда-нибудь поглубже! Гроша он ломаного не стоит».
Сталкера колотила яростная дрожь: вляпался он по-крупному, и отделаться легким испугом не удастся. Оставалось только лежать и ждать. Пытаться уйти от такой зверюги, как оборотень, смысла не было. Все равно, сволочь, найдет по следу. Жутко упрямая скотина. Похоже, без драки не получится. Главное – все сделать быстро. Быстро и точно. Стимулятор уже начал действовать, и теперь на счету была каждая секунда. Теоретически «вампир» должен был порядочно ослабить животное, да и граната тоже не прошла…
Размышления сталкера резко оборвало громкое, пронизывающее до костей, стрекочущее шипение. Внутри Сергея все разом обмерло. Каждая деталь ржавого днища, которое он между делом рассматривал, будто впечаталась в сетчатку глаз. В голове мгновенно образовался полный вакуум, посреди которого вспыхнула кроваво-красным огнем и начала бешено пульсировать единственная фраза:
«ЭТО НЕ ОБОРОТЕНЬ!!!»
Сталкер боялся даже вдохнуть. Страх сменился ужасом, а вместе с ужасом пришло понимание. Понимание того, кто на самом деле взял его след. Сердце в груди, казалось, предательски громыхает на всю округу, пытаясь привлечь внимание хищника и побыстрее умереть, чтобы хоть как-то избавиться от давящей волны страха. Ему почудилось, что вокруг стало темнее, словно окружающий туман сгустился, превращаясь в плотную, крепкую стену, отрезая все пути для отступления. Единственное, чего он сейчас хотел – это просто исчезнуть отсюда. Исчезнуть и появиться где угодно, хоть и в самом аду, только бы сбежать с этого проклятого моста и даже не думать о том, что произойдет дальше.
Вопль твари резко стих, и вокруг воцарилась гробовая тишина. Нехорошая, давящая тишина. Казалось, что весь мир застыл в напряженном ожидании. Сергей превратился в каменное изваяние и изо всех сил молил небо, чтобы то, что он слышал, было криком предсмертной агонии. Где-то в глубине себя он понимал, насколько это маловероятно, но тем не менее перепуганный до смерти разум пытался уцепиться даже за неверную, зыбкую соломинку надежды.
Остатки этой самой надежды разнес в мелкие клочья мощный удар по крыше грузовика. Машина резко просела. Скрежет металла резанул по ушам. Ржавое днище рванулось к окаменевшему сталкеру и, застыв в паре сантиметров от его лица, немного приподнялось. На Сергея посыпалась ржавчина и грязь, полились, распространяя неприятную вонь, остатки масла из лопнувшей гидравлики.
«Все… Вот она – смерть во плоти». – Внутри его стало пусто. Страх, боль, сомнения – все это испарилось в одну секунду. Остался лишь холод. Спокойный ледяной холод осознания неизбежной смерти.
На крыше грузовика сидела химера. Сергей спинным мозгом чувствовал, что это именно она и никто другой. Он просто знал это – и все. А самое паскудное заключалось в том, что зверюга, в свою очередь, точно знала, где находится сталкер.
Теперь прикидываться асфальтом не было смысла. Сталкер, ловко извернувшись, сдернул с плеча «Гарпун» и удобней перехватил его левой рукой. Шанс в этой схватке был только один – достать хищника первым же выстрелом и надеяться, что отрава в сверлах если не парализует, то хотя бы замедлит его. На перезарядку и второй выстрел времени не будет.
Сергей ждал. Ждал и молился, чтобы тварь спрыгнула с правой стороны, потому что если спрыгнет с левой – он покойник. Быть левшой – не всегда удобно.
Секунды в сознании сталкера текли до омерзения медленно. Зверь на крыше не подавал признаков жизни, видимо рассчитывая, что человек в панике сам выскочит из-под машины. Вот только Сергей и в мыслях не держал подобного. Страха уже не было. Самое ужасное, что могло случиться, – случилось. Теперь оставалось только одно – шевелить мозгами и действовать. Ему нужен удобный момент. Одна секунда. Один выстрел. Чтобы хоть пара отравленных металлических стрел впилась в тело зверюги, а там – как Бог даст.
Прошло уже около минуты. Тварь не двигалась – Сергей тоже. Его нервы натянулись до всех возможных пределов. Он вдруг подумал, что химера специально медлит, нагнетая в жертве состояние паники. Что ж, может, и так. Среди сталкерской братии ходили слухи о том, что она разумна, но верить в это совсем не хотелось. Если только допустить, что подобное существо может иметь разум, то шансов у Сергея не было вообще никаких.
Время шло, а тишина и бездействие раздирали разум сталкера, как стая бешеных псов. Мир вокруг него безжалостно сжимался и достиг уже размера пространства под грузовиком. Ему стало тесно и душно. Казалось, что машина вот-вот рухнет на него и раздавит своим весом. Сталкер с диким трудом давил новую волну поднимающейся в сознании паники и клял всеми словами медлительность хищника. Очередной приступ истерики был сейчас совсем некстати.
Химера сдалась первой.
Тишину снова разорвал скрежет гнущегося металла. Передние амортизаторы грузовика резко просели. С обеих сторон машины на асфальт посыпались кусочки битого стекла. Они как-то странно поблескивали и казались россыпью светящихся камушков. Сергей приподнял голову, с замиранием сердца ожидая, с какой стороны спрыгнет зверюга, но грузовик так и продолжал стоять, накренившись вперед.
«До фига же эта тварь весит… Да прыгай уже, сволочь!!!»
Амортизаторы машины натужно заскрипели, и передняя часть грузовика резко пошла вверх. В то же мгновение боковым зрением сталкер уловил, как справа от него на асфальт бесшумно опустились четыре мощные лапы, покрытые темно-фиолетовой с металлическим отливом шерстью. Он резко повернул голову и вскинул ствол «Гарпуна». Передние конечности твари, до боли напоминавшие руки человека, начали сгибаться. Сознание автоматически отметило черные когти на пальцах зверя, ушедшие в асфальт, как в масло. Из-за края днища уже почти показалась морда зверюги, и Сергей, не целясь, нажал на спуск.
Грохот «Гарпуна» чуть не разорвал ему барабанные перепонки, но вой химеры с легкостью перекрыл звук выстрела. На мгновение сталкеру показалось, что от этого кошмарного крика у него просто лопнут глаза. Но лишь на мгновение…
Дальше все происходило с молниеносной быстротой. Положившись исключительно на свою интуицию, сталкер впился рукой в лежавший наготове «Тайфун» и начал перекатываться сквозь облако порохового дыма туда, где только что была химера, – вправо. За это время ревущий от боли зверь успел перебраться на другую сторону грузовика и попытался достать жертву. Мощная пятипалая лапа с противным хрустом вспорола ткань бронекостюма на спине сталкера, но он все-таки успел выскочить из-под машины. Низкая посадка просевшего от времени и ржавчины грузовика помешала твари дотянуться до него.
Отскочив от машины, Сергей опустился на колено с «Тайфуном» на изготовку, ожидая, что зверюга выберет самый короткий путь и просто перепрыгнет грузовик. Сталкер вскинул автомат и приготовился всадить в цель все 60 разрывных пуль.
Но хищник оказался умнее. Он не полез через грузовик и не стал его обходить, а просто изо всей силы ударил в борт. Глаза сталкера округлились от удивления: многотонная бронированная машина оторвалась от земли и начала быстро заваливаться набок, грозя похоронить под собой человека. Сергей молнией отскочил назад и сделал единственное, что пришло ему в голову, – из автоматического подствольника в сокращающийся просвет между падающей машиной и асфальтом ушли сразу две осколочные гранаты. Оба взрыва прозвучали почти одновременно, но их грохот был заглушен диким ревом, наполненным болью и яростью. Грузовик рухнул на дорогу, и мост содрогнулся под его тяжестью. На одно короткое мгновение наступила тишина, а потом огромная черная тень метнулась влево от сталкера и, взрывая когтями асфальт, резко замерла метрах в семи от него.
Сергей остолбенел. Автомат в руке безвольно опустился, и сталкер застыл как статуя, глядя на химеру. Он впервые в жизни видел это существо.
Зверюга была крупнее любого оборотня. Когда химера полностью выпрямилась, то Сергей мог чем угодно поклясться, что ее рост значительно превышает два метра. Мощный торс хищника до боли напоминал человеческий. Покрытые узлами мышц передние лапы тоже практически не отличались от человеческих рук, за исключением черных блестящих когтей на пальцах. Нижняя часть туловища хищника скорее принадлежала животному, но мощные ноги химеры были хорошо развиты и явно приспособлены к вертикальной ходьбе. За спиной животного нервно метался длинный хвост. Голова твари напоминала смесь рыси и волка. Невероятная пропорциональность телосложения зверя просто поражала воображение. Плотная темно-фиолетовая шерсть переливалась даже в тумане. Но больше всего сталкера шокировали глаза химеры: глубоко посаженные, правильной каплевидной формы, матово-черные, фасеточные, словно у насекомого. Сергею показалось, что еще секунда, и он утонет в этих двух абсолютно неподвижных безднах.
Выждав паузу, как бы давая человеку прочувствовать всю свою мощь, химера широко открыла пасть и испустила яростный рык. Сергей просто похолодел от вида ее клыков. Но кроме этого взгляд сталкера, изучавший противника, заметил одну деталь: во многих местах на шерсти твари медленно расползались темные, маслянисто блестящие пятна.
«Кровь! Зверь ранен. И раны НЕ ЗАЖИВАЮТ!!!»
По канонической легенде организм химеры регенерировался практически мгновенно, но внутри «вампира», видимо, даже такое чудовище теряло некоторые свои привилегии. Вот это и был тот маленький, но необходимый, как воздух, шанс, который мог спасти жизнь человеку. Осознание этого вытолкнуло Сергея из состояния оцепенения, и он со всей возможной скоростью вскинул ствол «Тайфуна». Химера, заметив его движение, метнулась к человеку.
Сталкер нажал на спуск, не заботясь о том, достаточно ли высоко успел поднять ствол автомата. Зверь черной молнией несся к нему. Мощный удар оторвал Сергея от земли, левый бок пронзила адская боль, и он полетел во тьму. Через несколько долгих мгновений асфальт ударил в спину с такой силой, что даже во мраке, застилавшем глаза, поплыли кровавые круги. Легкие свело диким болезненным спазмом, и сталкер окончательно потерял сознание.
Когда он очнулся, то почувствовал, что лежит на дороге. По всему телу тяжелыми волнами блуждала боль, в нос ударил неприятный запах крови. Сталкер открыл глаза и прислушался. Его сознание упорно отказывалось верить, что он еще жив. Матерясь сквозь зубы от боли, он перевернулся на спину и приподнял голову, пытаясь осмотреться, – вокруг был только туман. Ни грузовика, ни химеры.
Сергей, превозмогая боль, перекатился на правый бок и с третьей попытки, шатаясь, поднялся на ноги. В голову тут же впились миллионы раскаленных игл. К горлу подступил ком тошноты. Он чудом не рухнул обратно на асфальт.
Вялым неуверенным движением сталкер достал из правого набедренного кармана аптечку. Дрожащей рукой вынул из пластикового футляра три пневмошприца: два с анаболиком и последнюю дозу Т10. Остальное содержимое оранжевой коробки полетело на асфальт. С тоской взглянув на янтарную ампулу, сталкер по очереди ввел себе препараты. Волна тошнотворного жара прокатилась по телу. В позвоночник словно всадили раскаленную добела спицу. Сергей упал на колени и, подняв лицо к серому безжалостному небу, заорал от боли.
Из зыбкой сырой мглы на его крик ответил злобный клокочущий вой химеры.
Сталкер опустил голову и вгляделся в туман перед собой. Сквозь серую мглу, заметно шатаясь, к нему двигался огромный темный силуэт.
– Ну вот б…дь! Момент гребаной истины! – Крик резко сорвался на хрип и прокатился спазмом по легким.
Сталкер диким усилием поднялся на ноги. Боль уходила из тела с каждым ударом сердца. В голове хоть и медленно, но прояснялось. Сергей как-то безразлично наблюдал за приближением химеры, одновременно пытаясь просчитать ситуацию, хоть мысли и вязли в приступах боли и дурмане, навеянном анаболиками. Оружия у него практически не осталось, если не считать двух гранат и пары ножей. Швыряться гранатами смысла не было. На расстоянии в десять метров, которые сейчас отделяли его от зверя, он однозначно попадал в зону поражения. Лезть на эту тварь с ножом в руке – еще больший бред. Похоже, он проиграл эту схватку. Оно и понятно: пытаться в одиночку свалить химеру – верх безумной самонадеянности. Но выбора у него не было.
Наконец тварь подошла достаточно близко, чтобы сталкер мог ее разглядеть. Сергей от души рассмеялся, глядя на зверя, и прокричал во все горло:
– Нет в этом мире неуязвимых, сволочь!
Огромный мутант еще крепко держался на ногах, но его раны говорили сами за себя. Вся правая сторона тела монстра зияла огромными рваными дырами. Правая рука химеры болталась на обрывках мышц, сквозь которые торчали белые обломки мощных костей. В груди зверюги красовалась солидная дыра, из которой с четкой периодичностью выплескивалась темная жижа. Правую часть головы монстра разворотило не менее основательно: разрывная пуля выбила твари глаз и порвала осколками щеку, обнажив гигантские, бритвенно острые клыки.
Зверь дышал тяжело, с булькающим хрипом.
Сергей шатался. Ноги так и норовили согнуться под весом налившегося свинцом тела. Мир перед глазами то расплывался в сплошную мутную пелену, то обретал невероятную четкость. Боль в левом боку прорывалась даже сквозь двойную дозу наркоты. Левую руку начала сводить неприятная судорога. Сталкер устал. Смертельно устал, и ему уже было практически наплевать на исход этой драки.
Раненая химера остановилась в четырех метрах от человека и коротко утробно рыкнула. Сергей улыбнулся зверю и спокойно сказал, медленно доставая один из ножей:
– Да без проблем, мразь. В рукопашную так в рукопашную.
Зверюга снова коротко зарычала и, вытягивая оскаленную морду на короткой шее, подалась всем корпусом вперед. Сергей перехватил нож поудобней и пробубнил себе под нос:
– И откуда ж ты, гадина, взялась на мою голову…
Его совершенно не пугала перспектива умереть в ближайшие пару секунд от когтей химеры. Сталкер не строил себе иллюзий по поводу того, что сможет одолеть мутанта с ножом в руках, даже несмотря на раны чудовища. Он жалел лишь о том, что так и не сможет дойти на ту сторону моста. Хотя он и так все узнает на том свете. Говорят, там все тайное становится явным. В аду или в раю, но скорее все-таки в аду…
– Ну что, встала? Давай заканчивай свою работу. – Сергей говорил спокойно, без какой-либо показной бравады. Просто констатировал факт.
Холодный, безжалостный факт. Когда-то в детстве он пытался представить, как должна выглядеть смерть. Юная и бурная фантазия услужливо нарисовала ему множество мрачных образов, но все они почему-то вызывали сомнения. Тогда он пытался угадать, а теперь знал наверняка.
Тварь продолжала стоять неподвижно, никак не отреагировав на слова сталкера, и он повторил:
– Заканчивай работу. Надоело тебя ждать…
– Она УЖЕ закончила.
Мягкий приятный бас прозвучал как гром среди ясного неба. От удивления Сергей чуть не выронил нож. В ответ на этот голос химера злобно зарычала, но так и не изменила позы.
Говоривший находился где-то совсем рядом, за спиной сталкера, и Сергей медленно, очень медленно, развернулся к неожиданному гостю. Единственное, что он успел понять, – это человек, и человек этот пришел с той стороны моста, а потом мир с умопомрачительной скоростью погрузился во тьму. Сталкер даже не успел почувствовать мастерски нанесенный удар. Нож выскользнул из его разжавшихся пальцев и со звоном упал на асфальт. Обмякшее тело рухнуло следом.
Над телом Сергея действительно стоял человек. Его высокая плечистая фигура, упакованная в старый, заляпанный грязью и местами продранный бронекостюм, излучала спокойную силу и уверенность. Поверх брони незваный гость носил жесткий просвинцованный плащ защитной раскраски с просторным капюшоном. Подобной одеждой сталкеры пользовались много лет назад, еще во времена самой первой Зоны. Капюшон бросал густую тень на лицо незнакомца, делая его практически неразличимым. Видны были только глаза. Спокойные темно-карие глаза. Они словно светились изнутри, и взгляд их был тяжел.
Человек утратил всякий интерес к лежащему в отключке сталкеру и глянул на химеру, все это время так и стоявшую без единого движения. В ответ на внимание гостя зверь зарычал, и в этом низком клокочущем звуке не было ни капли дружелюбия. Человек продолжал стоять неподвижно, а вот с химерой творилось нечто странное.
Зверюга попыталась было сделать шаг к новой жертве, но тут же взвыла от боли и схватилась здоровой рукой за голову. Дикий вой медленно перешел в хрип, и химера рухнула на колени. Когти монстра свистнули в воздухе, словно тварь пыталась кого-то отогнать, а потом в порыве бессильной ярости несколько раз вспороли асфальт, осыпая все вокруг каменным крошевом. Одним резким движением мутант вскочил на ноги и начал медленно пятиться, мотая головой. Наконец, отойдя на почтительное расстояние, зверь испустил полный бессильной ярости рык и черной молнией метнулся в туман.
Человек постоял еще пару секунд, глядя вслед ушедшей химере, и склонился над лежащим в отключке сталкером. Он принялся методично обыскивать бронекостюм Сергея, тщательно проверяя каждый карман. Когда дело наконец дошло до последнего кармана на рукаве костюма, человек извлек на свет божий небольшую металлическую пластину, и его тонкие бледные губы тронула тень довольной улыбки.
Незнакомец спрятал ключ в карман плаща и, поднявшись, двинулся туда, откуда и пришел, – в туман на другой стороне моста. Но, отойдя буквально на пару шагов, он резко остановился. Постояв, не оборачиваясь, несколько долгих секунд, он вдруг вернулся к телу сталкера и, резким движением сняв перчатку, попытался нащупать у лежащего на земле пульс.
Наконец, уважительно хмыкнув, человек сказал:
– Занятный экземпляр.
Он окинул внимательным взглядом изувеченный бронекостюм сталкера и равнодушным тоном добавил:
– Может, и выживешь.
Незнакомец ухватил Сергея за ворот бронежилета и, подняв его тело с такой легкостью, словно это был не здоровенный мужик, а тряпичная кукла, спокойным широким шагом двинулся к выходу из аномалии…

Эпилог

Он не помнил, сколько времени пробыл в черной пустоте. Где-то там, на тонкой грани сознания и бреда, мелькали образы израненной химеры, какого-то странного человека, похожего на оживший призрак из прошлого. Сергей смутно помнил крики людей и шум вертолетных винтов, а еще помнил, как он умер. Умер уже второй раз. Потом была тьма. Липкая, мерзкая, как болото, и он тонул в этой тьме, снова и снова захлебываясь ею. Дальше пришла пустота, и через целую вечность ее заполнила нескончаемая череда диких кошмаров. Он спал. Спал и не мог проснуться. Наконец, когда ему показалось, что психика уже не выдержит и разлетится, словно карточный домик в порыве урагана, все прекратилось.
Он проснулся.
Смерть отпустила его.
…Сергей лежал на мягкой удобной постели и смотрел в идеально белый потолок одноместной палаты. Мгновение назад он открыл глаза, очнувшись от долгого беспамятства, и еще не мог понять, где находится. Он знал, что жив, и знал, что не подыхает сейчас там, на том проклятом мосту. Пока этого было достаточно. До его слуха доносился какой-то приятный размеренный шум. Дождь. Да, это был дождь. Он попытался закрыть глаза, отвыкшие от дневного света, но ему помешали.
– Доброе утро, бродяга! Очнулся наконец?
Сергей с трудом повернул голову на голос. Рядом с его кроватью сидел худой долговязый брюнет в идеально чистом медицинском халате. Сталкер не сразу узнал человека, но в конце концов память нашла нужный образ.
– Алекс… – Слова еще давались с трудом.
– Память на месте. Вот и хорошо. – Врач приветливо улыбнулся. – Серж, ты хоть и везучий, но все же придурок. Я уже второй раз собираю тебя по частям.
– Как я сюда попал? – Сергей попытался приподняться на локтях.
– Лежать! – В голосе Алекса проскочили стальные нотки, и пациент послушно хлопнулся на кровать. – Спецназ тебя приволок. Дружки Крига какие-то. Доставили на вертушке прямо к реанимационному корпусу. Они подобрали тебя у моста. Ты валялся на поляне, почти мертвый. Я когда увидел твой броник, то грешным делом решил, что не по адресу ребятки тебя притащили.
– У моста на поляне? – Сергей ошарашенно уставился на Алекса.
– Да. Именно там, дорогуша. Ни оружия, ни снаряжения при тебе не было, а неподалеку валялась куча убитых собак. Ты, между прочим, уже два месяца у нас в гостях.
– Сколько?! – Сергей, забыв о предупреждении доктора, приподнялся на кровати. Голова тут же ответила резкой болью.
– А ну ляг на место, каскадер хренов! Да. Ровно два месяца. А чего ты, собственно, хотел? Сложные переломы шести ребер, поврежденное легкое, вывих плеча с разрывом связок, тяжелое сотрясение мозга, смещение двух позвоночных дисков и хренова куча ушибов и растяжений. Плюс ко всему винегрету полное физическое истощение организма. Ты хоть помнишь, где был-то, ас?
– Э-э-э, нет. Не помню. Драку с псами смутно припоминаю и больше ничего. – Сергей ошалело смотрел в потолок. На самом деле он прекрасно помнил все до мельчайших деталей. Его психика никогда не блокировала воспоминаний, каким бы сильным ни оказался шок. Вот только Алексу об этом знать совсем не обязательно. Единственное, чего он не мог понять, – как выбрался с моста. Неужели тот странный человек из прошлого? Но зачем, в таком случае, он вырубил его? Хрень какая-то полная…
– Ну, и в каком состоянии я сейчас? – Сергей с неприкрытым волнением посмотрел на Алекса.
– Как обычно, в хреновом… Да ладно. Не переживай. Собрали тебя качественно. Будешь жить и притом нормально. Правда, четыре ребра пришлось заменить полимерными протезами. Пластика шрамов на левом боку уже за твои деньги. Косметическая хирургия в страховку наемника не входит. А в остальном – все за счет заведения. Правда, еще четыре месяца придется у нас погостить на курсах восстановительной терапии.
В ответ Сергей тоскливо застонал.
– Не фиг ныть. По крайней мере, еще четыре месяца ты точно проживешь. – Алекс засмеялся.
– Шутник хренов… Спасибо, док. С меня причитается.
– Само собой. Ты моему отделению уже должен, как земля колхозу.
– Кому? Кто такой колхоз?
– Да ну тебя, темень современная. Неважно. Как себя чувствуешь? Разговор не утомляет?
– Нет. Выспался на пару годков вперед.
Оба собеседника дружно рассмеялись.
– Ладно. Может, ты и выспался, но отдыхать все равно надо. Давай отрубайся, иначе усыплю насильно. – Алекс поднялся и двинулся к выходу. У самой двери он оглянулся и, иронически улыбнувшись, бросил:
– Отдыхай, фраер.
Врач ушел, а Сергей честно пытался уснуть. В его голове назойливым комариным роем зудела тьма вопросов.
«Блин, придумали бы, как мозги отключать. Щелкнул кнопочкой – и тишина в черепке. Н-да-а-а-а… Вопросы, вопросы, вопросы… Вся жизнь – сплошные вопросы. Да ну его на хрен. Потом со всем разберемся. Обстоятельно и с надлежащим пристрастием, а пока главное, Серж, что ты жив. Спи давай, фраер!» Сергей закрыл глаза. Комариный рой наконец заткнулся, и он с удовольствием слушал тишину. В конце концов шум дождя принес ему долгожданный сон, в котором больше не было кошмаров…
…Пройдет шесть месяцев, и Сергей снова вернется к своей работе. Слово «фраер» привяжется к нему и станет официальным прозвищем, а еще через год его будут звать Фрай. Он негласно войдет в короткий список сталкерской элиты, и уже практически никто не вспомнит его настоящее имея…
Еще один сталкер. Еще одна жертва на кровавом алтаре Зоны. Хотя кто его знает. Жизнь – это гениальный сценарист, и повороты ее сюжета предугадать крайне сложно.

Категория: Сборник - Чистое небо | Дата: 8, Июль 2009 | Просмотров: 1 059
 
Комментарии к записи “Ваганов Максим (Gunslinger) — «ВАМПИР»”
  1. 1lucky сказал:

    а есть продолжение этого рассказа?