Владислав Дик — ЧАСТЬ ЗОНЫ

СборникЧистое небо

Санитар сидел на земле, привалившись спиной к бетонному блоку с торчащими прутьями ржавой арматуры, и готовился пообедать. Привычный обед, привычный алгоритм действий. Повесить рюкзак на ближайшую ветку, рядом положить винтовку, так, чтобы в случае чего моментально взять в руки. С предохранителя он ее не снимал почти никогда, разве что на базе, где было относительно безопасно. Достав нож, Санитар вскрыл банку с тушенкой и принялся за еду.

Когда он начал выскребать остатки тушенки, запищал детектор движения. Санитар положил банку на землю, взял винтовку и приник к прицелу.

Друг или враг? Пожалуй, этот вопрос возникает первым, когда ты разглядываешь человека через прицел. Логика услужливо подсказывает, что, скорее всего, это если и не друг, то, по крайней мере, не тварь Зоны, а значит, не обязательно враг. Но логика в Зоне штука ненадежная, как старый «калаш», – работает исправно до поры до времени, а в самый неподходящий момент может заклинить. Здесь все не так, как в нормальном, привычном мире, поэтому человек в Зоне необязательно является и другом. К тому же вполне человеческую наружность имеют и сталкеры, и мародеры, которых друзьями Санитар точно назвать не мог.

Еще он не мог понять, почему такие рассуждения лезут ему в голову именно сейчас, когда нужно искать ответы на другие, более важные вопросы: стрелять или нет? Подпустить поближе? Или шмальнуть для верности, а потом разбираться?

Человек приблизился, не замечая присутствия постороннего, и остановился. Вытащил флягу. Санитар оставил рассуждения, медленно выдохнул, положил палец на спуск, решив подпустить незнакомца еще на пару метров. Но человек их не прошел, а упал там, где стоял. Санитар обежал взглядом окрестности, затем посмотрел для верности через бинокль. Звука выстрела слышно не было, но чем Зона не шутит? За свое недолгое время пребывания в ней он успел навидаться всякого. Санитар забросил винтовку за спину, взял в правую руку пистолет и, держа на мушке распростертое на земле тело, направился к нему.

Он подошел к человеку вплотную. Тот, без сомнения, был жив, лишь потерял сознание. «Сталкер? – подумал Санитар. – Вряд ли, молод уж больно. Да и в такой снаряге далеко не уйдешь. Либо новичок, зеленый совсем. Не мародер – это шакалье по одному не ходит. Рюкзак, похоже, набит под завязку – явно не артефактами. Челнок, скорее всего. Таскает товар от барыг за Периметром к местным торгашам, тем и живет».

– Что же мне с тобой делать? – спросил он вслух. Не дождавшись ответа, продолжил: – Ладно, глянем в твой мешок, может, выяснится, кто ты. А там посмотрим.

Санитар осторожно снял с плеча неизвестного автомат и положил рядом с собой – мало ли что. С одной стороны, копаться в вещах, тебе не принадлежащих, нехорошо. Но Зона диктует свои правила поведения. Санитару не раз приходилось обыскивать трупы убитых товарищей и забирать их вещи, которые могли оказаться полезными. Зона – полигон выживания, рассуждал он, поэтому вполне естественно, что мертвецам вещи не нужны, а вот живым пригодятся гораздо больше.

Санитар убрал пистолет в карман и попытался перевернуть тело, чтобы снять рюкзак. После недолгой возни ему это удалось. Он открыл рюкзак и принялся разбирать его содержимое. Он обнаружил три блока сигарет – не дешевой дряни, которая набита смесью табака, сена и еще непонятно чего, а вполне нормальных «Винстон»; пару упаковок крупы, пакет с крахмалом, пачку лапши и две банки с тушенкой – вроде все то, что обычно закупают в барах. Вот только количество продуктов обычно в несколько раз больше. Зона Зоной, но и здесь все хотят нормально питаться, а двумя упаковками каши ораву сталкеров не прокормишь. Поэтому торгаши получают продукты по другим каналам – один челнок много не принесет. Зато он может пройти там, где не пройдет отряд, и принести легкие и ценные вещи – медикаменты, наркоту, электросхемы, запчасти к ПДА и прочему электронному барахлу, от которого зачастую зависит жизнь в Зоне.

Работа Санитара заключалась в том, чтобы избавляться не только от сталкеров, но и от подобного рода крыс, если они появлялись в подведомственном ему секторе. Но, судя по содержимому рюкзака, парень не был и челноком. Санитар вывалил из рюкзака все, что там было, осмотрел и ощупал его изнутри и снаружи. Но рюкзак оказался обычным, без потайных карманов.

Санитар отложил рюкзак в сторону, присел на корточки и пару раз хлопнул лежащего по щекам.

– Подъем! – рявкнул он, затем вытащил фляжку с водой и плеснул парню на лицо. Тот помотал головой и открыл глаза.

– Очухался? – спросил Санитар.

– Пить дай… – прошептал тот.

Санитар приподнял ему голову и дал напиться.

– Спасибо.

– Пока не за что. Ты не сталкер, не челнок и не мародер. Кто?

– Ладно, врать бесполезно, так? Хорошо, скажу правду – я психолог.

– Кто-о? – опешил Санитар.

– Это человек, который…

– Ты меня за идиота держишь? – оборвал его Санитар. – Я знаю, кто такие психологи, поэтому не пудри мне мозги, а отвечай – кто ты такой?

– Я уже ответил. Дело в том, как ты сам воспринимаешь ответ. – Парень оперся на локоть и попытался встать.

Санитар толкнул его в грудь и пресек эту попытку.

– Значит, так. Ты говоришь мне четко, кто ты такой, что здесь забыл, и тогда у тебя будет возможность сохранить свою шкуру относительно целой. Понятно?

– Понял. Только не перебивай, ладно? Как я уже сказал, я психолог, пишу кандидатскую диссертацию на тему «Психологические особенности поведения в экстремальных ситуациях». Вот «корочки», – он вытащил из внутреннего кармана удостоверение.

– Ты мне бумажки свои не суй, – зло сказал Санитар. – Я тебе кучу таких же могу достать. Что ты в Зоне забыл, придурок?

– Я же объясняю, – продолжил парень, – тема моей диссертации напрямую связана с поведением человека в экстремальных ситуациях. Что на сегодняшний день может быть экстремальнее Зоны? Это же непаханое поле! Ты не поверишь – никто не хочет изучать людей, живущих здесь. Я первый, кто додумался до этого.

– Поверю.

Парень недоуменно посмотрел на собеседника.

– Поверю и в то, – продолжил Санитар, – что никто не хочет изучать тех, кто здесь обитает, и в то, что ты действительно первый. Просто таких балбесов еще поискать. Кроме тебя, все сообразили, что Зона – не место для прогулок, тем более что вам, интеллигентам, здесь вообще делать нечего – быстро откидываете копыта.

– Но ведь здесь работают ученые…

– Да, которых обычно охраняет взвод военных сталкеров, а их вокруг тебя я что-то не вижу. Как ты сюда пробрался?

– Деньги решают все.

– Здесь, – Санитар поднялся с земли, – они не решают ничего. Вообще-то я должен тебя пристрелить. – Лицо парня вытянулось. – Но сделаю исключение. Сдохнешь сам.

Санитар подобрал его автомат и пошел к месту недавнего обеда.

– Стой, ты ведь не можешь меня здесь бросить! – Психолог пошел вслед за ним.

– Еще как могу, – ответил Санитар.

– Но ты ведь привел меня в чувство, не оставил, когда я потерял сознание…

Санитар остановился и повернулся к нему.

– Во-первых, мне нужно было узнать, кто ты. Это моя работа. Во-вторых, забудь о сочувствии и прочей ерунде. Это Зона, здесь каждый сам за себя. Ты должен стать ее частью, если хочешь выжить.

– Не хочу я становиться частью Зоны, – со злостью произнес парень. – Если это твой долг, лучше пристрели меня.

– Ты рехнулся?

– Вовсе нет. – Психолог достал сигарету и закурил. – Я слабый и трусливый интеллигентишка, верно? К тому же без оружия мне здесь не выжить. Поэтому лучше трусливо получить пулю в лоб – это быстро и безболезненно. Боюсь я быть разорванным крысами, или собаками, или что тут у вас еще водится?

– Патроны на тебя тратить… – вздохнул Санитар. – Ну да ладно, окажу я тебе эту услугу. – Он вытащил пистолет и взвел его. – Повернись спиной. Нам обоим так проще будет.

Парень послушно повернулся спиной. Санитар приставил к его затылку пистолет, щелкнул предохранителем, а затем размахнулся и от души врезал рукоятью по основанию черепа. Колени психолога подогнулись, и он кулем свалился наземь.

– Пошлют же Хозяева идиота… – произнес Санитар и пошел к своему рюкзаку. Пора было отправляться к следующему пункту наблюдения.

Санитар шел по мертвой траве Зоны и думал о странном «психологе», которого встретил после обеда. «Конечно, никаким психологом он, скорее всего, не является. Но кем тогда? И почему рука не поднялась его грохнуть? Вопросов много, и ни одного ответа. С одной стороны, убивать парня было необязательно – не сталкер, не челнок, опасности не представляет… Стоп! А что в Зоне не представляет опасности? Конечно, нужно было его убрать! Черт! – Санитар со злости ударил себя кулаком по ноге. – А если он подберется к базе и его засекут, с кого потом спросят? С меня! Спрашивается, чем раньше думал? Видимо, не головой. Придется вернуться и разобраться с ним. А причину задержки, учитывая недавний Выброс, найти можно». Санитар развернулся и пошел обратно.

Подходя к месту их недавней встречи, он увидел, что «психолог» сидит на земле и курит. Его окружила стая слепых собак, но тот не обращал на них никакого внимания. Санитар, держа в руке автомат, стал медленно приближаться. «Почему они его не трогают? – думал он. – Может, пока меня не было, он успел стать зомби, и рядом бродит контролер? Бред! Зомби не курят… Хотя он ведь свежий. А новоиспеченные зомби, бывает, даже отстреливаться могут, почему бы….»

Мысли оборвались, когда «психолог» повернулся к нему и прокричал:

– Не бойся, наемник! Они тебя не тронут!

Санитар остановился и вскинул автомат. Собаки синхронно повернулись к нему, вздыбили остатки шерсти на загривке и зарычали.

– Не проявляй агрессию! Они этого не любят. Опусти автомат и подойди.

Санитар помедлил, затем все же выпустил автомат из рук, так, чтобы он повис на ремне в районе бедра. Сделал несколько шагов. Собаки продолжали наблюдать за ним, но рычать перестали. Когда он подошел к ним вплотную, они отошли в сторону, ровно настолько, чтобы дать ему пройти, затем легли на землю.

– Присаживайся, – кивнул парень на землю рядом с собой. – У тебя ведь много вопросов ко мне, верно?

– Кто ты на самом деле? – как можно спокойнее спросил Санитар.

– Я – часть Зоны, в большей степени, чем ты думаешь. Кстати, первое, что обычно спрашивают, это имя. Но поскольку ты не стал этого уточнять, можешь звать меня Психологом. Хотя психолог из меня такой же, как из тебя санитар. Тебя ведь так называют, верно?

– Да верно, верно! – раздраженно произнес Санитар. – Это твое любимое словечко?

– Просто приятно осознавать, что ты все чаще оказываешься прав. Гораздо хуже, когда мир убеждает тебя в обратном. Кстати, верни автомат.

– Держи. – Санитар протянул ему оружие (какой от него толк, когда ты уже окружен тварями Зоны) и спросил:

– Откуда ты меня знаешь?

– Я не знал, кто ты, пока не встретился с тобой. К тому же узнать человека до конца невозможно при всем желании.

– А можно не философствовать, а просто ответить?

– Можно, – пожал плечами Психолог. – Так вот, я узнал только то, что ты наемник и как тебя называют.

– Кто тебе сказал? Ты знаешь кого-нибудь из наших?

– Я же тебе говорил, что ничего о тебе не знал, пока не встретился с тобой. До тебя плохо доходит? Да не дергайся! Если бы я хотел тебе причинить вред, то эти зверушки, – Психолог мотнул головой в сторону собак, – разорвали бы тебя прежде, чем ты опустошил магазин.

– Ты что, их контролируешь? – недоверчиво спросил Санитар.

– Да, и немного читаю мысли.

– Как контролер?

– Да. – Психолог нахмурился. – Почти. Что касается тебя, то мне удалось убрать твое желание ликвидировать потенциальную угрозу и спровоцировать на то, чтобы ты просто оглушил меня, а не убил. Поэтому ты поверил в то, что я богатый психолог, у которого крыша поехала на научной работе, а также в то, что я не представляю опасности. Когда ты вернулся, я уже пришел в себя, перекусил и немного восстановился. Этого хватило на то, чтобы привлечь стаю и заставить ее охранять меня. Эти существа устроены так, что им нужен вожак, желательно сильнее любого из стаи. Их ошибочно называют собаками. Это бывшие волки, а их инстинкт объединения никакая мутация не уберет. Но мутация увеличила их агрессивность, ведь обычные волки нападают на людей лишь тогда, когда их голод настолько силен, что лишает осторожности. Поэтому вожаку нужно быть не только сильнее физически, но и уметь воздействовать на их мозг. Подобными способностями обладают чернобыльские псы, которые часто становятся вожаками.

– И ты, – утвердительно произнес Санитар.

– Да. Мои возможности больше, чем у чернобыльца, но меньше, чем у контролера. Я могу влиять на настроение живого существа, читать некоторые мысли и контролировать примитивных существ, вроде псов. Но я не могу полностью контролировать человека, зомби или излома.

– Ты мутант.

– Теперь уже да, – ответил Психолог и достал новую сигарету. – Я лишь надеюсь, что этот процесс не продолжится. И поэтому мне нужна твоя помощь.

– Что ты имеешь в виду?

– Как ты думаешь, откуда берутся контролеры? – вместо ответа спросил Психолог, прикуривая сигарету.

– Да кто его знает. Мутанты плодятся после Выброса, похожи на людей. Парни рассказывали, даже разговаривать умеют. Может, особый вид зомби. Точно, наверное, известно лишь Хозяевам, – ответил Санитар.

– Да, это результат мутации, но в отличие от зомби они не разлагаются. А после Выброса контролеры не плодятся. Зато плодятся другие существа, которых можно сделать кормом и охраной. Поэтому контролеры выбираются из своих нор, чтобы заполучить как можно больше того и другого. Короче говоря, контролеры – результат эксперимента.

– Какого? – ошарашенно проговорил Санитар. – Ты хочешь сказать, что их создали?

– Именно. – Психолог сделал глубокую затяжку и выдохнул дым. – Я тоже участвовал в этом. В качестве подопытного кролика.

– Но ты выглядишь как…

– Как человек? То есть не приобрел ядерный загар и так далее? – невесело усмехнулся Психолог. – Если бы эксперимент завершился удачно, я бы, скорее всего, был черным, как негр. Но мне удалось сбежать после сбоя системы обеспечения.

– Кто проводит эти эксперименты? Хозяева?

– Ученые. Но, думаю, без Хозяев здесь тоже не обошлось. Я выяснил лишь то, что это отдельная группа. Убежище находится рядом с ЧАЭС, под землей. Но я отметил место входа на карте. Убежище не имеет связи и не снабжается. Возможно, они начали работать незадолго до взрыва. Поэтому эксперименты, наверное, скоро прекратятся. Но сколько еще контролеров они успеют наштамповать? Их необходимо остановить. – Психолог сжал в руке окурок, не чувствуя боли.

– Почему ты обращаешься ко мне? Обратился бы к долговцам, они только и ждут, чтобы всю Зону зачистить.

– И как ты себе это представляешь? Приходит потенциальный контролер и говорит: «Мужики, пошли мир спасать»? Я же, по их меркам, мутант! Они пристрелили бы меня либо сразу, либо после разборки с учеными. Короче, ты сказал, что деньги здесь ничего не решают. Это действительно так?

– Да, это так, – ответил Санитар.

– Но чем тогда рассчитываются с наемниками? – Психолог впервые выглядел растерянно.

– А, вот ты о чем. Да по-разному. Говорят, есть те, что берут деньгами, но наши ребята предпочитают оружие, боеприпасы, экипировку и медикаменты, ну и артефакты, конечно.

– Послушай, у меня с собой нет ничего, кроме денег. Но у научников полно разного оборудования и медикаментов. Оборудование, понятное дело, поизносилось, но пока работает. Мне ничего не нужно, так что можешь все забрать. Тебя устроит такая оплата?

– Не знаю, не я принимаю заказы. Надо связаться со своими. Черт! – выругался Санитар. – Я должен был выйти на связь еще полчаса назад!

Он вытащил ПДА и отправил сообщение на базу. Написал, что все было чисто, лишь нарвался на стаю слепых псов, что было относительной правдой, отсюда и задержка связи. Психолог прикурил новую сигарету и молча наблюдал за его действиями. Незамедлительно пришел ответ. Санитар внимательно прочитал его и нахмурился.

– В чем дело? – спросил Психолог.

– Странно, – ответил Санитар. – Пришел приказ вернуться на базу.

– Так туда нам и надо. Поговорим с твоим начальством.

– Понимаешь, нас могут снять с дежурства лишь в том случае, если случилось что-то серьезное. Но в любом случае идти надо.

– Что ж, пошли. – Психолог поднялся.

Собаки моментально вскочили на ноги и повернулись к нему мордами. Санитар инстинктивно потянулся за винтовкой.

– Нет! – схватил его руку Психолог. – Пока ты со мной, а я в сознании, они тебя не тронут. Пусть лучше сопровождают нас, так безопаснее.

– Хорошо, – недовольно ответил Санитар, – но когда я тебе скажу, ты отправишь их подальше. Если этих тварей увидят с базы, сразу ударят из пулеметов. Понятно?

– Понятно, сделаем, как скажешь. – Психолог вытащил очередную сигарету. – Идем, что ли? Стемнеет скоро. – Он поднял взгляд в небо и тихо произнес: – Слышишь, Зона? Я остался человеком, не стал твоим порождением. И постараюсь, чтобы больше никогда и никто им не стал.

– Молчи. А то и впрямь услышит, – покосился на него Санитар.

Путешествие происходило почти без ненужных приключений. Сектор, вверенный Санитару под наблюдение, периодически зачищался особой командой. Детектор аномалий работал исправно, но на всякий случай впереди шли псы. За ними шел Санитар, Психолог замыкал процессию, непрерывно куря сигареты.

В наступающих сумерках за ними незаметно крался чернобыльский пес, ориентируясь на запах табака и следя за стаей слепых собак, четко выполнявших его указания. Рядом, согнувшись, шел контролер, удивляясь восприимчивости попавшихся ему людей и своей удаче. Никогда раньше не удавалось поговорить с человеком через его же собрата. Через какое-то время и он будет полностью принадлежать Зоне и подчиняться ей, но до этого момента ему удалось передать часть тайны появления контролеров людям. Возможно, они сумеют остановить это безумие.

А за всеми с интересом наблюдал один из Хозяев, который не делал между участниками своей игры особых различий – ведь любой, попавший в Зону, рано или поздно становится ее частью, даже если не осознает этого.

Категория: Сборник - Чистое небо | Дата: 8, Июль 2009 | Просмотров: 823