Глава 17. Вера

Октябрь 2011, Зона, лесничество и другие места.

Перед последним походом на Лиманск мы снова навестили Лесника, чтобы пополнить запасы и сбыть найденный мною артефакт «пустышка». Старик сидел в той же самой каморке с чучелом кровососа на стене.
— Опоздал ты, сынок, — сказал он Лунатику с явной досадой. — Аккурат вчера был такой момент — мост через реку на Лиманск опустили хорошие люди с той стороны. Пройти можно было, да… Потом хорошие люди отошли на север, откуда ни возьмись привалила новая шпана. Мост опять разведен, на ту сторону можно только в бинокль и посмотреть.
Он был прав, подвела нас неспособность выжидать, сидя на месте. В теперешнем положении оставалось только идти к Лиманску на свой страх и риск и с возможностью проникновения в город разбираться самостоятельно.
Через пару часов в лесничество нагрянули люди Захарченко, в том числе и Синус. Он быстро обшарил все углы, после чего я застал парня за попытками разобрать на запчасти тот самый растоптанный ноутбук, который когда-то принадлежал Харту.
— Твой, что ли? — недовольно удивился Синус. — А если твой, зачем технику разбрасываешь?
После этого я переговорил с Синусом и заключил с ним взаимно выгодное соглашение, по которому все запчасти он оставлял себе, а карты Харта и его восстановленные записки перегонял ко мне на коммуникатор. Таким образом, я наконец сумел дочитать «Дело о розыске пропавшего Томаса Бейкера».
— Давай, мне тоже покажи, — попросил мой напарник Лунатик.
Смысла прятать найденное не было, я прямо при нем прочитал:

Можно предполагать, что Бейкер погиб, а Бархан выжил и скрыл гибель клиента, чтобы не повредить профессиональной репутации. Однако обстоятельства указывают на то, что Бархан не является обычным наемником. Он часто совершает длительные походы в труднодоступные части Зоны, легко переносит облучение всех видов и, возможно, способен быстро восстанавливаться после серьезных ран.
Вызваны эти качества носимыми артефактами или являются природными свойствами субъекта, до сих пор не установлено. По сведениям из достоверных источников, Бархан является членом одной из законспирированных группировок внутри Зоны, и Бейкер был им похищен с неизвестной целью или ликвидирован ради предотвращения утечки информации.

— Вот дерьмо… Умеют же эти люди настроение испортить, — только и сказал Лунатик. — Ведь ничего нового не узнал, а все равно неприятно.
Бейкера-снорка убрал вовсе не наемник, а именно мы, однако само превращение в снорка наверняка не обошлось без Бархана. Таким образом, мы, сами того не желая, напакостили и покойному Харту заодно.
Синуса все эти тонкости совершенно не интересовали. Он был техноманьяк и, устроившись на спальнике, разбирал и раскладывал по порядку останки ноутбука.
— Слушай, Моро, ну как ты мог такое выбросить… — возмущался он. — Матица, конечно, в хлам, корпус в хлам, кое-что еще помялось, но память-то цела, процессор вынуть можно, даже батарею только подзарядить…
На этом месте записки Харта не заканчивались, хотя их продолжение и не относилось к Бархану.
Перечень группировок Зоны, продолжение
«О-сознание» — тайная организация ученых, якобы имевшая отношение к возникновению Зоны после неудачного эксперимента. Существование до сих пор не доказано, в отличие от других кланов «О-сознание» крайне мало известно в сталкерских кругах. Идеология группы и источники ее финансирования остаются не ясными, фотоизображения участников отсутствуют. Свидетелей, лично встречавшихся с членами «О-сознания», несмотря на все попытки, разыскать не удалось.
Однако имеются причины, по которым эту организацию нельзя отнести к полностью мифическим.
Например, Барьер, который за счет пси-излучения препятствует проникновению людей в центральные части Зоны, нуждается в крупном источнике энергии. Поддержание такого источника энергии невозможно без постороннего вмешательства, которое может производиться хорошо законспирированной группой. В связи с этим логично предполагать, что этим занимается «О-сознание», обосновавшееся в зоне отчуждения ЧАЭС сразу после катастрофы 1986 года. Не исключено также, что оно как таковое не существует, а под оригинальным названием скрывается организационная верхушка клана «Монолит».
Лидер «Чистого неба» Лебедев мог бы стать полезным информатором в деле, поскольку сам причастен к ноосферным экспериментам. Однако от контактов с моим агентом «Мухой» он решительно отказался, поэтому…
На незаконченной фразе записки Харта обрывались навсегда. Лунатик к этой части истории отнесся довольно прохладно.
— Ничего тут Харт толком не разведал, большие деньги положил в карман просто так, вот и погнал пургу изо всех сил. А что Лебедев их всех в конечном счете послал, тут и удивляться нечему.
Синус историей внезапно заинтересовался, но только сильно выборочно и вовсе не шпионажем Харта.
— Источник энергии — здорово. Надо бы самому туда слазить при случае… Почему бы нет? На запад — к Лиманску, оттуда севернее, в обход Барьера. Если подключиться к постоянному источнику, можно много интересных дел натворить. Махнуть с вами, что ли?
Я был не против, но Лунатик промолчал и явно не обрадовался возможности получить Синуса в попутчики.
— Мы к центру Зоны не пойдем…
— Зря.
— Ты хочешь — ты и иди.
Дмитро тем временем жарил на костре мясо. Еще двое-трое людей Захарченко шатались по двору, поджидая, когда оно поспеет. Идти на Лиманск они в отличие от Синуса не собирались, что делали здесь — непонятно, но сталкеру бродить по Зоне не запретишь.
Фатьян, появившийся через полчаса, выглядел встревоженным.
— Вы чего на позывные не отвечаете? — возмутился он. — Я бегом бежал сюда, так и след потерять можно.
— Так ты, наверное, уже потерял.
— Не потерял, здесь она, я проследил почти до места схрона. Все равно туда вернется.
— Даже если вернется, ее разве так просто остановишь?
— Эй, парни! — окликнул нас Фатьян. — Помочь не хотите? Если что, мы расплатимся.
— В чем помочь?
Фатьян помрачнел, смутился, сообразив, что попросил сгоряча и теперь придется рассказывать подробности.
— Сеструху мою поймать, — помявшись, признался он.
— Ну, поймаем, а дальше что?
— Я ее сам до Кордона дотащу и из Зоны выставлю.
— Выставишь — она снова вернется.
Над Фатьяном подтрунивали, но, если разобраться, ситуация складывалась паршивая. В сухой остаток после его рассказа выпадала версия, по которой сестра Фатьяна, явившись в Зону примерно полгода назад, в скором времени потерялась, по крайней мере на Кордоне ее больше не видели, зато замечали в других местах. Опасности Зоны могли легко прикончить новичка, но девушка отнюдь не умирала, зато нередко упоминалась в связке с историями о темных сталкерах, группировке «Грех» и другими недоказанными легендами. Видели ее и там, где позднее подбирали ограбленных и убитых одиночек.
— Хочу забрать, — упрямо повторял Фатьян.
Лунатик его жалобы встретил скептически.
Мне же ситуация показалась довольно безысходной.
Женщины среди сталкеров попадались нечасто, работали они на правительство и обитали в основном на научных базах. Еще реже решались на «свободное плавание», но если все-таки решались, то легко могли перещеголять мужиков по части безбашенной дури и немотивированной жестокости. В этом не было ничего странного — от хорошей жизни девушка в Зону не пойдет. Инге сюда соваться я в свое время запретил строго-настрого, правда, Костя уверял, что за это она меня и бросила.
— Ну как, поможете? — настаивал Фатьян.
Дмитро и другие участвовать в охоте отказались наотрез. Синус согласился, наверное, из любопытства. Мне же в сомнительное предприятие с ловлей мародерки и психопатки тоже ввязываться не хотелось. Вместе с тем, не пополнив запасы антирада и не прикупив патронов, соваться в Лиманск не следовало. В конечном счете мы заключили с Фатьяном сделку и оговорили плату, которая понравилась Лунатику, но не вполне понравилась мне.
Я бы всему прочему предпочел ответную помощь во время прорыва в заброшенный город.
Лунатик, совсем напротив, категорически возражал против расширения состава группы до четырех человек, пусть даже и временного.
— Когда ты там встретишь Полозова, зачем тебе два лишних свидетеля?
Я возражал ему в том смысле, что Полозова мы, может, в Лиманске и не встретим, а вот ожесточенное вооруженное сопротивление встретим наверняка… Однако побороть упрямство Лунатика не сумел.
— Вдвоем мы малозаметны, — настаивал он. — Не придется везде напролом переться. Вчетвером нас скорее заметят, а толку от еще двух стрелков не намного больше.
Я сильно подозревал у Лунатика скрытые мотивы, которые заставляли его не задерживаться в сталкерских группах более двух-трех дней, но лезть с расспросами было лень.
Таким образом, договор с Фатьяном стал свершившимся фактом, и ранним октябрьским утром мы двинулись под его командой в отдаленное место Рыжего леса, помеченное на карте как схрон…

В то утро стоял туман. Видимость резко упала, мы двигались след в след в мутном киселе, рискуя напороться на малозаметные аномалии. Лунатик в который раз сам вызвался идти первым. Он нес сумку с гайками и через каждые несколько метров кидал одну из них вперед. Сумка понемногу тощала, но ничего не происходило, разве что туман становился все гуще. С северной стороны доносился треск сучьев, казалось, что там орудует еще один псевдогигант, но в нашу сторону он почему-то не сунулся, возможно, тоже плохо видел.
Так мы шли около часа по компасу. Два раза брошенные Лунатиком гайки вызывали треск, шипение, один раз — заметную даже сквозь туман вспышку. Какие это были аномалии — значения не имело, мы просто обходили их дальней стороной. «Велес» время от времени предупреждал о радиации, но в целом переход оказался удачным, даже туман в конце концов поредел и растаял…
Теперь мы находились у подножия крутого холма, в западной части леса. Близость Барьера сказывалась. Сосняк тут от радиации сильно пострадал. Старые деревья иссохли, рухнули и за прошедшие годы превратились в труху. На месте мертвых сосен обильно пророс искривленный и кособокий, но вполне жизнеспособный лиственный подлесок. Летом он наверняка выглядел очень густым, но сейчас листья облетели, обнажая тонкие прутья веток.
— Здесь схрон моей сеструхи, — твердо уверил Фатьян.
Мы, стараясь не оставлять лишних следов, обыскали опушку возле холма и пошарили немного среди подлеска, но никаких внятных примет схрона не нашли.
— Если она его в землю закопала и дерном заложила, то ни черта теперь не заметишь. Так и будет в земле лежать.
— Вы, мужики, не забывайте — мы не клад искать пришли, а мою сестру выручать, — заворчал Фатьян.
— «Выручать» — это ты сильно преувеличил, — насмешливо отозвался Синус. — Девушка нас о помощи не просила.
Они еще перепирались с Фатьяном какое-то время, а мы с Лунатиком не вмешивались. Местность вокруг выглядела даже более диковатой, чем поначалу, даже для Рыжего леса странной. Из земли торчали коряги и пни, заросшие ярусами радиоактивных наверняка поганок. Склон холма осыпался струйками потревоженного песка.
— Долго нам тут ждать? — холодно спросил Лунатик. — Хоть бы знать, кого ловим.
— Вот она, Верка.
Фатьян, покопавшись в коммуникаторе, выкрутил на экран и показал нам фотографию. Я взял коммуникатор из его рук и рассмотрел изображение повнимательнее.
Худощавая неулыбчивая брюнетка лет восемнадцати-двадцати, сидела на опрокинутой бочке, положив автомат на колени и пристально глядя в объектив. Снимали ее, видимо, ранним летом, в кадр попала ветка тополя с молодой листвой и зеленые кочки травы. Закатанный рукав оставлял левую руку девушки открытой. Кожу на внешней стороне запястья украшала татуировка в виде черепа, сквозь глазницы которого проросла роза. «Черная невеста» собственной персоной.
— На, возьми…
Я вернул Фатьяну коммуникатор. Смущала не сама фотография, а кое-что, случайно угодившее в кадр: была тень человека, часть его лица и плечо в тяжелой броне. Это место изображения оказалась не в фокусе, однако размытость не до конца спрятала ярко-синюю эмблему наемника.
— Она с ребятами Хога, случайно, не тусовалась?
— Вроде нет.
— А кто снимал? Ты?
— Нет, она сама мне прислала.
— А по-хорошему ты с нею говорил?
— Пытался и по-хорошему, и по-плохому, все без толку.
— На схрон как вышел?
— Человек один помог, в общем, Моро, не твое дело.
— Моро, иди сюда! — окликнул меня Лунатик, который осматривал кое-что в стороне.
Я подошел, посовещался с Лунатиком и выслушал его внимательно. Потом перебрался к Синусу, который устроился возле пня с поганками, наблюдая за обстановкой и размышляя о чем-то своем.
— Ты ее коммуникатор запеленговать можешь?
— Спроси о чем-нибудь полегче.
— Ромку ведь выследить смог?
— На Ромку данные у меня были заранее, а на девушку — ничего.
Шел одиннадцатый час дня. Операция грозила сорваться в основном из-за плохой подготовки и бестолковости самого Фатьяна.
— Надо сигнал SOS подать, — жестко усмехнувшись, вдруг предложил Синус. — Если дама тут поблизости и любит грабить раненых, то очень быстро объявится. А если нет — будем считать, что обвинения с нее сняты, а ты, Фатьян, платишь команде штраф.
Синус коварно умолчал об еще одном побочном эффекте ложного сигнала — на него могла заявиться обыкновенная сталкерская спасательная группа. Тогда история с «ловлей Верки» легко завершилась бы банальным мордобоем.
— Ладно, — охотно согласился Фатьян. — Давай, Моро, передавай SOS.
— А почему я?
— Так легче, она тебя не узнает.
Насчет последнего у меня никакой уверенности не было, но я согласился — мутная тревога подталкивала меня к любому действию, которое в конечном счете позволило бы убраться подобру-поздорову из этого странного места.

Передав SOS, мы заняли заранее оговоренные позиции, так, чтобы держать под наблюдением большую часть опушки у подножия холма. Я сидел в засаде и слушал тишину. Тень одинокого ворона скользила по склону холма. Я почти что надеялся, что она не придет, и мне не придется решать, как в конечном счете поступить с сообщницей Бархана. В кадр попал именно Бархан — я никогда не видел лицо своего врага иначе, чем в шлеме, но Лунатик его опознал. Уходить было поздно, оставаться — значило что-то решать. Охота четверых мужиков на одну девчонку выглядела паршиво, что бы та девчонка ни натворила.
Через некоторое время облетевшие ветки кустов в отдалении дрогнули.
Девушка шла на сигнал SOS и шла на него в одиночку. Невысокий силуэт приближался, раздвигая голые кусты. Она не носила ни шлема, ни противогаза, а темные волосы лишь небрежно повязала банданой. В бинокль я хорошо видел ее худощавый профиль, шейный платок и швейцарскую штурмовую винтовку.
Учитывая «послужной список» этой мародерки, по заслугам следовало ее сразу на месте пристрелить, если бы не два «но». Первое — мы не собирались нарушать слово, данное Фатьяну, и ликвидировать его сестру. Второе — я не был готов стрелять на поражение по женщине, если она не нападала первой.
А она и не нападала, просто двигалась спокойным, ровным шагом прямо на меня, не опуская ствола.
Оставалось расслабиться, в меру своих актерских способностей изображая раненого; я даже позвал «помогите!», надеясь, что с контрольного выстрела она не начнет. В крайнем случае меня должен был подстраховать Лунатик, и я почему-то не сомневался, что Лунатик комплексами вроде моих не страдает.
Девушка находилась совсем рядом. В этот момент я понял, что реализуется наяву часть сна, виденного когда-то на блокпосту у Харта. «Черная невеста» склонилась надо мной, тряхнула за плечо и для верности потыкала в «умирающего» стволом штурмовой винтовки. Я не шевелился. Возможно, ее встревожило видимое отсутствие крови, или кто-то из ребят дернулся в кустах, потому что в следующий момент она, размахнувшись, врезала мне прикладом.
Удар получился неожиданно резким, но пришелся в бронежилет. Я тут же «ожил», попытался отобрать ствол, но девушка оказалась невероятно сильной для своего худенького сложения и выпустила оружие далеко не сразу. Шальная очередь ушла в пейзаж, отсекая ветви кустов.
— Верка, стой! — басом заорал Фатьян. — Стой, шалава! Ребята, хватайте мою сеструху.
Мародерка, сообразив, что оружие я не отдам, выпустила его и схватилась за нож. Держала она его не совсем правильно — слишком крепко и напрягая пальцы, однако ударила молниеносно, целясь мне в горло сквозь комбез, я же едва успел уклониться, подставив ей ее же собственный ствол. Нож ударил по оружию и соскользнул, распоров еще раз многострадального «Севу». Тогда я уже без скидок врезал Верке прикладом швейцарской винтовки по рукам, нож она уронила и только сейчас в полной мере поняла обстановку, потому что, развернувшись, бросилась бежать к окраине леса.
— Обходите по сторонам! — орал Фатьян.
Компанию к тому времени вовсю охватил азарт охоты. Синус попытался преградить путь, расставив руки, это делать определенно не стоило, так как он мгновенно скрючился, получив нанесенный с разбегу пинок в живот. Лунатик в рукопашной решил не участвовать, он не выпускал винтовку из рук и ждал, как я позже понял, появления новых и более опасных противников. Фатьян же гнался за сестрой старательно, но был он слишком грузен и на пересеченной местности начал отставать.
— Моро, не дай ей уйти!
Я оставил ствол, который только мешал, и ломился сквозь кусты с максимальной доступной мне скоростью. Верку удалось догнать на самой границе Рыжего леса, еще дальше, за обходной тропой и холмами, начинался смертельно опасный Барьер.
Девушка споткнулась и упала, но потом вскочила с кошачьей ловкостью и врезала мне подобранным на земле булыжником, да так удачно, что искры посыпались из глаз, а расстегнувшийся шлем соскочил и полетел в кусты.
— Ненавижу, козлы-ы-ы-ы! Ненавижу вас все-е-е-х! — орала она. — Не прикасайтесь, уроды пога-ные-е-е-е!
Я схватил ее и держал, надеясь на скорое вмешательство Фатьяна, и тогда она, уже не вырываясь, сама вцепилась в меня и прокусила кожу на шее насквозь. Теперь я мародерку уже не держал, а пытался оторвать и отшвырнуть, но это получалось плохо.
— Ну я тебе сейчас покажу, Верка… Сама ты поганка такая… — пригрозил запыхавшийся Фатьян. — Давай ее сюда, Моро…
Разжав зубы, она выпустила меня, но при этом метнулась на брата, пустив в ход сначала ноги, кулаки, а потом и ногти…
— Ну, лютая девка… лютая… — как будто бы даже с некоторой гордостью повторял он, обнимая сестру, пока Верка плевалась, ругалась, царапалась и пыталась изодрать брату лицо.
— Надо бы звукозапись включить, я половину этих слов даже никогда не слышал, — рассмеялся подтянувшийся поближе Синус.
Он уже отдышался после пинка. Лунатик, молчаливый и настороженный, стоял в стороне. Ему было не смешно, я это сразу заметил. Мне тоже было не весело, а искусанная шея не на шутку кровоточила.
— Все, пошли отсюда…
— А схрон? Верка, говори, где схрон? — требовал Фатьян.
— … вам, а не схрон, — отвечала Верка.
— Ну ты мне потом всю правду расскажешь, когда буду колотить как Сидорову козу…

…Имелось в этой разборке что-то унылое и непрестижное, хотя отлов мародерки, без сомнения, спас жизнь не одному раненому сталкеру. Главная наша проблема — Бархан на хвосте — продолжала существовать. Лунатик еще сильнее загрустил. Синус же, напротив, всю обратную дорогу пребывал в отличном настроении, выбрав объектом для насмешек меня. Шутки варьировались от банального «обнимала, а теперь жениться придется» до «укусила — кровососом станешь», и я его в конце концов послал.

В лесничество мы вернулись поздним вечером. Верка притихла и ни с кем больше не разговаривала, не пыталась удрать, не ругалась и не плевалась. Получив плату от Фатьяна, я стащил «Севу», отнес комбез Леснику и заказал у старика полный ремонт всего, что еще можно было отремонтировать.
— Ты думал, Бархан неподалеку и на выручку к ней придет? — спросил я Лунатика, когда мы устроились на отдых.
— Такое могло быть, но в целом едва ли. Бархан новичков охотно берет, но так же легко и просто бросает. Сам понимаешь, мародерством и отстрелом раненых ему заниматься ни к чему, у него заказчики состоятельные.
— Понятно. Но что-то тебя напрягало?
— Да. Девушка работала не одна, а с кем — непонятно. Через несколько часов мы отсюда уберемся, может, никогда правду и не узнаем. Этому, я, если честно, рад. Поганое дело.
Дело было точно поганое, хотя Фатьян остался доволен. Веру он запер на ночь в отгороженном сеткой закутке старого гаража. Она сидела там, курила одну сигарету за другой, игнорируя всех подряд и не поддаваясь ни на уговоры, ни на угрозы. Вероятность того, что девушка сбежит в конце концов, была очень велика, но нас это уже не касалось.
Ночью неподалеку от лесничества шастали звери. Я просыпался и слышал, как тяжелая туша псевдогиганта ворочается в кустах. Блокпост «Долга», теперь уже заброшенный, раньше делал свое дело и распугивал мутантов, сейчас звери обнаглели и подбирались к самой ограде лесничества.
— Ну вот и все, — сказал Лунатик, который тоже не спал. — Завтра мы уйдем. Ты понимаешь, что дороги назад не будет?
Этот разговор удивил меня непонятной безысходностью. Не будет дороги куда? В «Долг»? Однако поиски Полозова как раз должны были возвратить меня туда, хотя я уже не особенно хотел возвращаться. Возможно, Лунатик имел в виду сложности переправы и перспективу надолго застрять в воюющем городе, но «надолго» и «навсегда» это не одно и то же. В этом ночном разговоре с Лунатиком сквозило что-то сугубо прощальное, а я был настроен на победу, и пораженчество меня злило. Смысл путешествия, осложненного многими событиями, уже стоившего нам многих опасностей и трудов, от этих слов внезапно потерялся. В самом деле, ведь не ради удовольствия видеть Ремезова и Шурку я собирался лезть в мясорубку лиманской войны.
Через секунду я вспомнил, что Шура уже мертв. Это было жутковато. Моя короткая забывчивость сделала его живым.
Мрачное состояние Лунатика могло нам сильно повредить, да и вообще поставить под вопрос выполнение очень важной для меня задачи. Я как раз собирался прочистить парню мозги, однако ночную тишину в лесничестве вдруг прорезал громкий крик.
— Тревога! — орали во дворе.
Я выскочил, прихватив с собой «Чейзер». Луна освещала лес и двор. Люди Захарченко столпились возле старого гаража. Я протиснулся поближе, и они расступились, пропуская.
Мертвый Синус сидел спиной к сетке возле распахнутой двери, сорванный висячий замок валялся на земле рядом. Веры по ту сторону сетки уже не было, но крови Синуса на земле не оказалось тоже.
У Фатьяна оцепенело лицо, остальные, кажется, его сторонились. Зачем Синус появился ночью в гараже, зачем он (а больше некому) своротил фомкой замок, так и оставалось загадкой. Фомка, взятая из инструментов в гараже, теперь валялась неподалеку, однако не она стала настоящим орудием преступления.
— Верка его шилом ударила в висок, — глухо сказал Дмитро. — Подозвала поговорить, рассказала, наверное, жалобную историю, а может, схрон обещана сдать, он поверил, дверь открыл, хотел ее выпустить, ну и вот…
У мертвого Синуса до сих пор были теплые ладони.
— Ну, теперь эта ведьма у меня далеко не уйдет, — мрачно пообещал Дмитро. — А тебе, Фатьян, больше доверия нет. Сиди-ка лучше на месте, слишком дорого нам твои родственники обходятся.

Мы выбрались в ночь с фонарями, не считаясь с возможностью сунуться в темноте на аномалии, по нам не стреляли, однако ощущение чужого присутствия все-таки было.
— Мне кажется, она тут не одна, — шепнул Лунатик.
Пару раз в просвете между деревьями мелькнули силуэты в капюшонах и защитных плащах. Нарваться на перестрелку можно было запросто, число людей, затаившихся в зарослях, оставалось непонятным, а нас оказалось не более десяти человек.
— Пришли все же за ней…
— Да, богатый схрон так просто не отдадут… В схроне все дело…
Кем были «они», никто из сталкеров не поинтересовался, хотя мысли появлялись разные. Если у кого и всплыла идея повернуть назад от греха подальше, то только не у Дмитро, этот ломился вперед, собирался взять на себя роль и судьи, и расстрельной команды в одном лице. В целом же погоня за Веркой-мародеркой могла обернуться серьезным ночным столкновением с неизвестным противником, однако враг понемногу отходил, избегая сближаться с нами. В кустах взревело и затрещало. Силуэты метнулись несколько раз и стали проворно удаляться, видимо, запаниковав. Мы медлили, прислушиваясь к ночным шорохам и вою.
— Мутанты тут. Ну, ладно, отходим… — наконец нехотя сказал Дмитро. — Верка все равно далеко не сбежит. Не дальше Зоны… А Зона за все заплатит.

Эти слова оказались пророческими. Убравшись всего на двадцать метров в сторону, мы случайно наткнулись на незамеченную раньше темную измятую груду. Кто-то в поисках спасения пытался вскарабкаться на кучу валунов, но не успел. Сытый псевдогигант смял человека, но жрать не захотел. Среди тряпок, клочьев и сорванных с головы волос я разглядел уцелевшую руку с розой и черепом на запястье.

Категория: Елена Долгова — Отступник | Дата: 7, Сентябрь 2012 | Просмотров: 33