Часть 14 — Дмитрий Силлов — Закон Наёмника

Вагонетка катилась по рельсам. Огромные деревья справа и слева помаленьку сменились на привычный пейзаж: унылое поле с редкими «треугольниками смерти» — знаками радиационной опасности, разрушенные или полуразрушенные строения, ржавые остатки сельхозтехники… и вороны, кружащие над моею больной головой.
Голова и вправду побаливала — все-таки не каждый день в нее вживляют всякую нестерильную хрень. Правда, «Пламя» убивает всех микробов, но мне почему-то казалось, что на этот раз артефакт дал сбой и у меня под волосами ползают несколько выживших и на редкость кусучих бактерий.
Кстати, интерес ворон к моей персоне был неслучаен, потому как я возлежал на куче свежих трупов разной степени комплектации. У кого конечности не хватало, у кого головы, а у некоторых и того и другого. Впрочем, недостающие части кадавров тоже были собраны и аккуратно уложены на вагонетку. Я же лежал на всем этом мертвом мясе эдаким логическим завершением современного «апофеоза войны» и слушал переговоры «монолитовцев», благо позволял спецканал, автоматически настраиваемый в шлеме.
— Объект выехал из леса, движется со скоростью около пятидесяти километров в час. Вижу в бинокль — реально трупы наших. Озари сиянием Твоим, Монолит, души тех, кто отдал жизнь во исполнение воли Твоей.
— Понял, Репей. Вечная память нашим погибшим бойцам. Но почести воздадим потом, и не в эфире, а как положено.
— Мастер, а что, если сталкеры дрезину взрывчаткой начинили? Подъедет — и звездец форпосту.
— Точно, Репей, ты умный, а мы здесь дураки сидим. Метров за триста до станции ежа на шпалы кинем, вот и вся тема.
— А может, раньше кинуть?
— Можно и раньше. Только четыре километра до Красницы переть трупы сам будешь.
— Понял, Мастер, виноват.
— Хорошо, что понял, а я уж не надеялся. Отбой связи.
И хорошо. Как регулировать громкость динамика, я не нашел, видать, девайс был нерегулируемым, чтоб ненароком боец не прослушал ценные указания начальства. От его рева у меня уже неслабо звенело в ушах и под «паутинкой» на черепе беспорядочно метались оглушенные микробы. Во всяком случае, ощущение было именно таким. Приживалась она там, что ли, или реально каких-то мутировавших муравьев туда Шрам напустил, чтоб мне жизнь медом не казалась? С него станется. Но как бы там ни было, по-любому хорошо, что пока все идет согласно моей задумке.
Но радовался я рано. Внезапно динамик ожил снова:
— Мастер, говорит Боря Вист с базы.
— Слушаю.
— Тебе сталкерьё трупы наших заслало на дрезине, так?
— Ну.
— Я в этом районе зарегистрировал сигнал активного экзоскелета, который мы уже удалили из базы данных.
— Не понял…
— Короче, система показывает, что броня Ромки Водилы активна, но внутри не Ромка.
— То есть как не Ромка? А кто?
— Не поверишь. Пашка Нагасаки, убитый в Лиманске в сентябре одиннадцатого года. Труп не стали вытаскивать из аномалии, к нему не подойти было.
— Не понимаю, кто сегодня курил — ты или твоя система?..
Я уже видел станцию Красница — неплохо сохранившуюся, ибо ломаться там было нечему. К врытым в землю бетонным основаниям, формой напоминающим виселицы, в прошлом веке прислонили плиты из того же материала — получились стены. И сверху положили такие же плиты — вот и крыша готова. Сбоку к этому сооружению притулилась будка кассира, тоже бетонная и переоборудованная под огневую точку.
В общем, «монолитовцы» станцию серьезно модернизировали — обложили ее мешками с песком, обмотали колючей проволокой, две вышки наблюдательных сколотили из досок, пулеметы на них поставили. Видно, что группировка фанатиков решила здесь серьезно обосноваться, но пока не успела довести дело до конца.
Невдалеке от Красницы возвышались строения более-менее сохранившегося поселка, на карте в КПК обозначенного как «Товстий лiс», и на первый взгляд в том поселке затевалось что-то серьезное. С платформы было видно, что «монолитовцы» вырубили многие деревья, снесли до основания несколько домов и на получившейся довольно обширной площадке… монтируют что-то типа уменьшенной в десятки раз РЛС. Очень интересно, непременно постараюсь узнать на досуге, что это за фигня творится в Толстом лесу. Если, конечно, доживу до досуга.
Потому что впереди метрах в трехстах от меня два живых танка вот-вот должны были положить на пути дрезины ржавый противотанковый еж. Они уже почти затащили его на насыпь, еще полминуты — и дрезина встанет намертво, напоровшись на непреодолимое препятствие.
Пора…
Двумя движениями бронированной лапы, усиленной механическими мускулами, я разворошил кучу останков и выдернул из-под них АГС-30. Запасливые «монолитовцы» привезли с собой на зачистку леса помимо гранатомета нехилый боезапас — три полных патронных коробки. Что ж, пришло время вернуть фанатикам их добро.
Экзоскелет, конечно, вещь серьезная — даже разорвавшаяся у самых ног РГДэшка порой не причиняет продуманной индивидуальной броне ни малейшего вреда. Но от прямого попадания гранаты ВОГ не спасает даже она.
Я просто срезал носильщиков стального «ежа» очередью из пяти гранат и резко перевел ствол в сторону приближающейся станции. Но выстрелить не успел.
Оба пулемета, установленные на вышках, заработали одновременно. Пулеметчики неплохо знали свое дело, и их выстрелы достигли цели.
Свинцовый ливень отбросил меня назад вместе с гранатометом, и, если бы не гора трупов, скрывшая меня от стрелков, боюсь, что даже «WEAR 2Z» вряд ли б чем мне помог. В сочленениях экзоскелета достаточно уязвимых мест, да и от прямого попадания в забрало пули калибра 7,62 не спасет никакое бронестекло. В общем, я лежал за мертвыми телами, принимал на шлем душ из свернувшейся крови и кусков мертвой плоти, при этом одновременно очень внимательно прислушиваясь к треску приближающийся очередей и стараясь не пропустить спасительную паузу.
И она настала.
Нужно признать — мне в очередной раз повезло, что пулеметы комплектовались лентами на сотню патронов, а не больше, что «монолитовцы» поливали дрезину огнем непрерывно, осознавая, какую опасность представляет для них запакованный в броню гранатометчик, и пытаясь во что бы то ни стало его убить или хотя бы ранить, и что патроны у них кончились одновременно… Но такое часто случается в жизни. Зона часто помогает тем, кто может сам себе помочь, и людям, которым действительно что-то очень нужно в жизни, внутри Периметра обычно сильно везет.
А мне было очень нужно…
Немного надо времени опытному пулеметчику, чтобы сменить ленту, но мне этих секунд хватило с лихвой. Механические мускулы легко перебросили мое тело через кровавое месиво, горой наваленное на платформе, и я, воткнув сошки в мертвое мясо, за пару мгновений превратил обе вышки в облака из огня, щепок и обломков металла.
Конечно, из-за мешков с песком раздавались отдельные выстрелы и короткие автоматные очереди, но стрелки, обороняющие станцию, имели несколько худшую подготовку, чем покойные пулеметчики.
Пуля ударила меня в плечо, рванула назад и слегка сбила прицел, но я быстро наверстал упущенное. Выпущенные мной полдюжины гранат пропахали бруствер из мешков с песком и землей, лишив защиты четырех автоматчиков, а следующая очередь довершила дело. Похоже, на защитниках Красницы были лишь пятнистые камуфляжи да бронежилеты, так как выстрелы смолкли одновременно, а на бетонную стену станции словно из брандспойта щедро плеснуло кровью.
Но на этом дело не закончилось.
За станцией притулилась будка билетера — основательная, как и все, что строилось в восьмидесятые годы прошлого столетия. И сейчас я ясно видел, что из ее окна высовывается что-то тупорылое и крайне неприятное с виду. Стрелку лишь не хватало достаточного угла обзора, для того чтобы открыть прицельный огонь по дрезине, а у меня как на грех закончились гранаты.
Счет шел на секунды, потому я, недолго думая, спрыгнул с движущейся платформы на насыпь.
И вовремя.
Из будки вырвалась безобидная с виду струйка дыма — и дрезина вспыхнула словно факел, продолжая, тем не менее, нестись вперед. В воздухе резко пахнуло паленым мясом. Понятно, «монолитовец» долбанул по платформе из реактивного пехотного огнемета модификации Z — решил выжечь супостата. Правда, «супостат» свалил немного раньше, и фанатик лишь спалил трупы соплеменников. Затаившись за насыпью, я даже слегка заволновался — рванет не рванет? Конечно, никто не был уверен, что план сработает на все сто, но все-таки хотелось отработать задумку по максимуму.
По максимуму, правда, не вышло, и электронный взрыватель, который я сжимал в руке, не понадобился. Закрепленный под днищем дрезины примитивный заряд, изготовленный из гранат, рванул раньше, чем платформа поравнялась с бетонной будкой. Но цель все же была достигнута.
Расшатанная предыдущими взрывами станция медленно завалилась назад, сложившись на будку. И та, не выдержав веса бетонных плит, рухнула по принципу домино, похоронив под собой меткого огнеметчика.
С неба падал дождь из паленого мяса и мусора. Наверно, когда-то давным-давно от станции ходил автобус, потому что завершающим штрихом проведенной акции прямо перед бронестеклом моего шлема вонзился покореженный щиток со следами синей и белой краски, на котором можно было разобрать схематическое изображение старого «шестьсот семьдесят седьмого» «ЛИАЗа» и едва различимую надпись:

Красница
На Припять — 19.40
На Чернобыль — 8.15, 15.30

Категория: Дмитрий Силлов — Закон Наёмника | Дата: 8, Июль 2012 | Просмотров: 49