Часть 5 — Дмитрий Силлов — Закон Наёмника

Мы шли по Болотам. Японец ориентировался здесь как дома — успел освоиться. Небось каждый день на охоту за головами ходил. Моя нога не болела вообще, словно и не была прострелена навылет пару часов назад. Лишь воспоминание осталось, мягко говоря, не слишком приятное.
— Долго еще? — поинтересовался я.
Мой радиометр то и дело попискивал то громче, то тише, и мне решительно не нравилось море мутировавших камышей, по радиоактивному дну которого мы путешествовали. Выскочит из этой колышущейся стены прямо на тебя десяток тех же псевдоплотей — и хана. Ни убежать не успеешь, ни перестрелять. Изначально невыгодная позиция, а я такие с детства не переношу.
— Почти пришли, — сказал Японец. — Правда, место это на редкость гнилое. Радиация зашкаливает и кладбище неподалеку. Постоянно там кто-то плачет, то женщина, то ребенок.
«Так. Пора тему менять», — подумал я.
— Ну ты даешь, Сусанин. И так более гнилого места во всей Зоне не найти, так твой барыга еще хуже что-то здесь откопал. Может, ему…
Закончить мысль я не успел. Впереди, буквально метрах в трехстах, отрывисто простучала пулеметная очередь, вслед за которой над Болотами пронесся жуткий, нечеловеческий вой. Сколько хожу по Зоне — такого не слышал.
— Что там за собака Баскервилей? — спросил я, передергивая ствол РМБ-93.
— Быстрее, — бросил Японец, одним движением выхватывая два меча — длинный и короткий. — Жилу рвут.
«Чего рвут?» — додумывал я уже на бегу.
Хотя Японец был прав, разговоры потом. Когда в Зоне мутант рвет сталкера, долг другого сталкера того мутанта завалить. Это потом можно по обстоятельствам рядом с монстром положить и его потенциальную жертву. Но спасти надо, иначе Зона отомстит и тот же самый мутант рано или поздно прыгнет тебе на спину.
Светло-коричневая стена камышей кончилась внезапно. Перед нами открылся пригорок, на котором, словно нищенка в дырявом рубище, стояла деревянная полуразрушенная церковь.
А во дворе церкви шел бой.
Два человека — высокий сталкер в пыльнике и толстяк в сталкерском комбезе «Заря» — буквально держали на выстрелах огромного мутанта. Тварь сильно смахивала на кровососа, только ростом была метра два с половиной и цветом шкуры напоминала сильно замшелую корягу.
Мутант пытался дотянуться до своих жертв лапами, похожими на ковши экскаватора, но пока ему это не удавалось.
Парень в пыльнике держался молодцом. Пулемет ПКМ в его руках молотил короткими очередями, отбрасывая наседающего мутанта, но, похоже, пули не причиняли тому особого вреда. Болотный кровосос лишь жутко ревел и рвался вперед.
От толстяка же особого толку не было. Он палил одновременно из двух пистолетов ГШ-18. Возможно, что с такого расстояния и попадал. Но и ежу понятно, что применять карманную артиллерию против эдакой твари — все равно что пытаться убить носорога из резинострела.
Японец бежал впереди меня на два шага. Я — за ним, пытаясь на ходу сообразить, что можно сделать холодным оружием с болотным вариантом кровососа, на которого пули калибра 7,62 практически не производят никакого впечатления, только назад отбрасывают. Но Японцу было виднее.
Он длинно прыгнул, занося свои клинки над головой, и в конечной точке своего полета двумя молниеносными движениями крестообразно опустил их на шею кровососа. Причем сделал он это очень вовремя — у обоих сталкеров, обороняющихся возле церкви, как назло одновременно кончились патроны.
Интересно… То, чего не могли сделать пули, сделали два японских меча. Правда, головы монстр не лишился, лезвия лишь шкуру просекли на загривке. Но мне было видно, какой толщины та природная защита, разошедшаяся в центре пересекающихся разрезов… Ох, тысяча снорков! Не шкура — броня в три пальца толщиной!
Продолжая удивляться, я успел всадить в рану две пули из своего РМБ. Третья лишь скользнула по лысому черепу — у твари была отменная реакция.
Она мощно развернулась всем корпусом в нашу сторону, и Японец, продолжавший кромсать чудовище своими чудо-железяками, отлетел на несколько метров. Кровосос лишь чуть задел его лапой, от которой, впрочем, ученик якудзы успел отстричь два пальца. Фрагменты конечности твари упали в лужу и задергались судорожно, словно две агонизирующие гигантские гусеницы.
Кровосос, вылупив на меня свои белые гляделки, заорал дурниной и скакнул вперед. Вот уж не думал, что такая здоровая тварь может так далеко прыгать! Стрелять в него было бесполезно — лишь Зона знает, почему пули не могли пробить шкуру мутанта. Поэтому я бросил ружье, выхватил из ножен «Бритву» и с короткого разбега прыгнул навстречу… в полете разворачиваясь лицом вверх и одновременно перечеркивая жадным до крови клинком темно-зеленую, вонючую массу, падающую на меня сверху.
Расчет оказался верным. Я проехался на спине по грязи как раз между ногами кровососа, успев при этом удачно уйти от черного потока, хлынувшего на то место, где я находился мгновение назад. После чего, оттолкнувшись лопатками от земли, вскочил на ноги, готовый, если возникнет такая необходимость, отпрыгнуть и вертеться как угорь на сковородке, уходя от ударов громадных лап.
Необходимости не возникло. Признаться, я был все еще под впечатлением того, как Японец расправился с главарем шайки, и, возможно, потому чисто рефлекторно скопировал его удар.
Кровосос стоял на месте и сосредоточенно заправлял в распоротую «Бритвой» брюшину выпавшие петли кишечника. Но те были скользкими от крови и постоянно вываливались из щели, смахивающей на жуткий улыбающийся рот.
«Добить… Пока не поздно!»
Но «поздно» уже настало. Поняв бесплодность попыток впихнуть обратно в брюхо свою требуху, кровосос мощным рывком просто выдрал ее из себя и отбросил в сторону. После чего разрез в его животе начал стремительно затягиваться.
«Вот черт! — молнией пронеслось у меня в голове. — А точно ли из морских звезд добывают регенерон, как это было сказано в рекламе, вложенной в желтую аптечку?»
Как бы там ни было, болотный тиранозавр издал торжествующий рев и — я готов поклясться! — каким-то немыслимым образом раздвинул свои ротовые щупальца так, что они сложились в некое подобие жуткой улыбки.
И неторопливо шагнул вперед. Теперь ему было некуда торопиться…
Что человек чувствует перед смертью? Не знаю. Думаю, у всех по-разному. Лично я чувствовал бессильную ярость и мелкую вибрацию рукояти ножа в ладони. То ли меня потряхивало от избытка адреналина, то ли «Бритва» жила своей жизнью, предвкушая знатную трапезу, — без понятия. Не до анализа ощущений, когда на тебя прет абсолютно неуязвимая тварь, собирающаяся полакомиться твоей плотью.
Но даже если ей это удастся, регенерировать болотному тиранозавру придется очень долго…
Я метнулся вперед, намереваясь в прыжке добраться до его морды — а там уж как получится. Или ротовые щупальца клинком смахнуть, или в глаза раз за разом вонзать «Бритву» по рукоять в стиле швейной машинки, или до горла дотянуться, пока монстр будет ломать мои ребра своими граблями…
Но меня опередили.
До морды кровососа оставались считаные метры — тварь уже небрежно протянула вперед лапы, словно чемпион американского футбола, принимающий слишком простой мяч, — как вдруг ее абсолютно белые глазные яблоки превратились в две черных дыры.
Кровосос сделал еще один шаг вперед, как-то странно хрюкнул и провел по морде лапой, размазав вытекающую из черепа слизь. После чего зашатался и медленно опустился на колени. Вряд ли для того, чтобы умереть, — скорее, чтоб разобраться, что ж за странная история с ним приключилась.
Короче говоря, у меня появился шанс выйти живым из этой переделки. В два прыжка покрыв расстояние, отделяющее меня от монстра, я последовательно осуществил все, что собирался сделать хотя бы частично за то время, пока тварь будет меня убивать.
Зайдя сбоку, я одним ударом срубил с морды твари щупальца и тут же отпрыгнул — кровосос принялся слепо шарить лапами вокруг себя, пытаясь отыскать источник боли. Но его отвлекли еще несколько пуль, прилетевших ему в голову со стороны церкви. Самих выстрелов было почти не слышно, из чего я сделал вывод — стрелок бьет из бесшумной снайперской винтовки и неплохо знает свое дело. Пули ложились точно в зияющие раны, минуя неуязвимую для свинца шкуру, и ни одна из них не пропала впустую.
Голова кровососа дернулась несколько раз, но тварь была слишком живуча для того, чтобы я мог положиться только на меткость стрелка.
Я снова приблизился к монстру и несколько раз вонзил в глазницы клинок, расширяя раны и надеясь достать до мозга. Похоже, мне это удалось. Тварь хрюкнула в последний раз и неуклюже завалилась на бок. Я сделал шаг вперед, но тут из камышей, припадая на правую ногу, появился Японец с занесенным над головой мечом, и я доверил завершающую стадию процесса профессионалу — в прошлый раз, когда якудза воевал с кровососом, у него это получилось красиво, прям как в голливудском боевике. Да и в черной кровище мараться лишний раз не хотелось — все-таки японская катана значительно длиннее боевого ножа.
Меч опустился, и огромная изуродованная голова болотного страшилища шлепнулась в грязь.
Японец спокойно стряхнул с меча кровь и вложил его в ножны. Парень держался молодцом, хотя по тому, как он двигался, было ясно — с ногой и ребрами у него далеко не все в порядке.
— Добрые вы, ребята, — раздался голос у меня за спиной.
Я обернулся.
Со времени нашей последней встречи Жила изрядно пополнел. А вот его телохранитель нисколько не изменился. За все время колоритный пулеметчик так и не снял глубокого капюшона своего пыльника, полностью скрывавшего его лицо. Стоя рядом с хозяином, он неторопливо заправлял новую ленту в ПКМ, который народ в Зоне чаще называет РП-74,— смесь барыжного и блатного жаргона плотно прижилась в среде сталкеров, того и гляди, новый язык появится на радость лингвистам с Большой земли.
— Уж какие есть. Далеко же ты забрался, Жила, — сказал я, вытирая «Бритву» о штанину. Камуфляж теперь по-любому на выброс, а если эта черная пакость, вытекшая из кровососа, свернется и присохнет к рукояти ножа, то потом ее, наверно, только наждак и возьмет. Это о клинке можно не беспокоиться, на котором после боя — ни пятнышка.
— Так жизнь-то вокруг какая пошла, — пожаловался торговец, которого заметно трясло после пережитого. — Кстати, спасибо вам, ребята, от души, без вас бы туго нам пришлось. И по случаю победы не отметить ли нам это событие? Угощаю за счет заведения.
Гораздо больше обещанной халявы интересовал меня снайпер, который сейчас сидел на скамеечке возле церкви и осматривал свое оружие. Но с учетом моего волчьего голода, так и не усмиренного двумя килограммами тушенки, предложение Жилы было как нельзя кстати: давно известно, что самый лучший способ знакомства — за столом да под выпивку с закуской.
— Ты как? Дойдешь? — на всякий случай спросил я Японца.
Тот лишь хмыкнул в ответ и пошел рядом со мной почти не хромая. Уважаю таких бойцов — морда бледная, на лбу пот, но виду никогда не покажет, насколько ему хреново…
Место было и вправду жутковатое, хоть ремейк «Вия» снимай. Под мрачным, свинцовым небом Зоны, думаю, получилось бы самое то, что нужно. Но вряд ли когда в этих местах снимут кино. Аппаратура не заглючит, так операторов с режиссером банально съедят или пристрелят.
Снайпер на скамеечке не обратил на нас внимания. Он был сильно занят, осматривая свой «Винторез». Обычный мужик, каких в Зоне встретишь немало в стандартном для этих мест темно-коричневом пыльнике. Крепкий, широкоплечий, грудак бочкой выпирает, лицом на шведского актера-каратиста чем-то похож, правда, ростом поменьше него будет. Где-то я его точно видел. Ага, не иначе в Саркофаге, когда из стеклянного гроба его вытаскивал.
Когда мы подошли ближе, мужик все-таки оторвался от созерцания оружия и хмуро взглянул на нас. Увидев меня, кивнул — тоже узнал, и снова взялся было за винтовку. Но Жила его остановил.
— Слышь, Шрам, хватит чахнуть над своей прелестью как Кощей над златом, — осклабился торговец. — Пошли победу праздновать.
Сталкер по кличке Шрам глубоко вздохнул, провел ладонью по изрядно побитому прикладу — словно погладил — и поднялся со скамьи.
Сразу за церковью обнаружилась изба с практически полностью сгнившей крышей, но сохранившимися потолочными перекрытиями. Не отель «Риц», но хоть дождь на макушку капать не будет, и то ладно.
Печки в доме не было, зато имелся костерок, разведенный прямо на железном листе, положенном на земляной пол. Над костерком жарилась поросячья тушка в завершающей степени готовности. Скорее всего, на запах и пожаловал болотный кровосос. Понятно, что интересовало мутанта не жаркое, а его потребители.
— Я пойду, пожалуй, прилягу, — сказал Японец. По его виду ясно было — не до еды парню.
— Ильюша, устрой гостя в соседней комнате, — кивнул Жила пулеметчику.
Тот, не говоря ни слова, пошел приказ выполнять. Хотя вряд ли он что-то мог сказать, по крайней мере ни разу ни от кого я не слышал, что Изломы умеют говорить по-человечески. Вот нашинковать кого из пулемета или костяной саблей покромсать, которая у них вместо одной руки из локтевого сустава произрастает, — это запросто. А собеседники из них неважные.
Мы сели вокруг костра. Шрам осторожно, словно драгоценность великую, пристроил «Винторез» рядом с собой. Нормальная тема для снайпера, уважаю. Я вообще с глубоким почтением отношусь к коллегам, которые трясутся над своими инструментами, как скрипачи-профессионалы над шедеврами Страдивари, и умеют из этих самых инструментов, практически не целясь, высадить двумя выстрелами оба глаза кровососа с дистанции в сто метров.
Правда, парня этого я почти не знал. Когда год с небольшим назад я вытащил его из автоклава Директора вместе с остальными Легендами Зоны, было не до знакомств. Требовалось максимально быстро пробиться сквозь наседающие ряды «монолитовцев», что мы и сделали четко и оперативно, после чего разбрелись по Зоне кто куда. Вот и все знакомство.
— Да вы угощайтесь, не стесняйтесь, — суетился Жила.
Откуда-то появились одноразовые картонные тарелки, граненые стаканы времен развала СССР, хлеб, пучок лука, банка маринованных огурцов и пара бутылок «Казаков». — Спасибо вам, ребята, вовремя подоспели. И Шрам тоже вовремя проснулся, да хорошо, что с «Винторезом» из избы вышел, а то…
— Мудрено от твоих воплей да эдакой пальбы не проснуться, — перебил его Шрам. — Ты лучше скажи, поросенок-то часом не из той стаи кабанов, что вчера вокруг церкви ошивалась?
— Обижаешь, — оскорбился Жила. — Оно мне надо, чтоб меня раньше времени Зона герцогским титулом наградила?
— То есть? — не понял я.
— Ну как, — улыбнулся торговец, отрезая от жаркого дымящиеся куски и раскладывая их по тарелкам. — По идее, существуют три Зоны: тридцатикилометровая, десятикилометровая и Припять с ЧАЭС. Так в тридцатикилометровой зоне принято обращаться друг к другу с приставкой «фон», в десятикилометровой — «Ваша светлость», а ближе к Саркофагу — «Ваше сиятельство». Не знал, что ли?
Признаться, мне было не до анекдотов. Приняв тарелку с мясом, я встал и прошел в комнату, куда направились Японец с мутантом. Ломаный ты или нет, а есть по-любому надо. К тому же Излом задерживался, и мне это не нравилось. Хрен его знает, говорят, любой мутант от человечинки не откажется. Вдруг и пулеметчик окажется гурманом, любителем после боя закусить беспомощным деликатесом. И нож разделочный опять же у него всегда с собой… Я хорошо помнил, как этот Ильюша одним ударом костяного меча обезглавил четырех «долговцев».
Жила что-то попытался сказать мне вслед, но я не отреагировал…
Японец лежал на драном матрасе и спал сном младенца. А над ним склонился мутант, из-под капюшона которого лился мягкий зеленоватый свет, падая на помятого кровососом сталкера. В полумраке комнаты это зрелище выглядело жутковатым, но я продолжал стоять в дверях, замерев на месте. Каким-то внутренним чутьем бродяги, изрядно потаскавшегося по Зоне, я понял — Излом лечит Японца.
— Правильно понял, — шепнул мне на ухо подошедший Жила. — Пошли. Изломы, они такие — и сломать, и починить могут лучше любого врача. Ильюша, конечно, не Болотный Доктор, но тоже кое-что умеет.
Я вернулся к костру, осознавая — еще многие тайны Зоны нам неизвестны, и вряд ли когда откроются они людям до конца. Взять того же Жилу. С виду вроде человек, а экзотический трехголовый торговец «Свободы» говорил, мол, мутант это, телепат, умеющий общаться с Изломами. Что, впрочем, не мешало ему вполне по-человечески обжуливать клиентов и за определенную сумму сливать информацию о них посторонним лицам. Но я в свое время дал слово, что не буду предъявлять Жиле счет, — а слово в Зоне имеет особый вес, даже если ты дал его только самому себе. Так что торговец был в полной безопасности и знал это — недаром умеет, зараза, мысли читать.
— Ты уж не держи на меня зла, сталкер, за прошлое, — сказал он после того, как мы опрокинули первые сто грамм за победу. — Ильюша в лес пошел за дровами, а Циклоп меня выследил, ствол к башке приставил и говорит — колись какого хрена у тебя Снайпер в трейлере делал. Ну я и…
— Проехали, — сказал я, уминая ароматное мясо за обе щеки. — Лучше скажи — с Японцем это надолго?
Жила повернул голову в сторону дверного проема, словно прислушиваясь, потом сказал:
— Денек парню точно отлежаться придется. В голени трещина и три ребра сломаны. Но Ильюша говорит, мол, за сутки справится, будет твой напарник как новенький. И денег за лечение мы не возьмем, даже не предлагай. Все за счет фирмы.
«Ишь ты, паразит, — подумал я. — Его же шкуру спасали, а он еще о деньгах что-то лопочет».
— Потому и говорю — не надо денег, — оскорбился торговец. — И попрошу не выражаться.
— Думать — это не выражаться, — заявил я. — К тому же, в отличие от некоторых, я ж не знаю, что у тебя под черепушкой варится.
— Это да, — согласился Жила, слегка подобрев. — Тогда тоже проехали.
— Ну, если проехали, то скажи, не видал ли ты поблизости Меченого или кого-то из его группы? — поинтересовался я.
Над костром повисло молчание. Было слышно, как трещат угольки в костре, на которые стекают тяжелые капли свиного жира.
— А зачем тебе Меченый?
Вопрос был задан не Жилой. На меня внимательно смотрел Шрам, до этого отдававший предпочтение еде, а не беседе.
— Нужен сильно, — проникновенно сказал я. Не люблю я, когда на вопросы отвечают те, кому их не задавали. Такая уж у меня вредная натура.
— В НИИЧАЗ он вроде… — начал было Жила, но Шрам его прервал:
— Пошли, поговорим, — сказал он, кивнув головой в сторону выхода, и первым встал со своего места. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
— А как же обед? — начал было Жила, но Шрам решительно оборвал торговца:
— Мы ненадолго…
Обогнув церковь, сталкер направился к кладбищу и остановился возле одного из каменных надгробий, увенчанного облезлой жестяной звездой.
— Почему здесь? — поинтересовался я.
— Потому что место такое, не подслушать. Ни разговора, ни мыслей, — сказал Шрам, присаживаясь на подножие памятника.
Я расположился рядом.
— Так зачем тебе Меченый?
Допросов я тоже не люблю, потому ответил по-прежнему кратко:
— Нужен.
Помолчали. Я уже собрался встать, пожелать разговорчивому собеседнику всего хорошего и вернуться к костру с аппетитной свинятиной, когда сталкер заговорил:
— Два года назад я вел группу ученых к этому самому месту. Но мы не дошли. Прямо посреди Болот нас накрыл Выброс, который по прогнозам должен был быть только через два месяца. Тогда Выбросы случались гораздо реже, чем сейчас.
Я с удивлением посмотрел на сталкера. Впервые я видел человека, который выжил после того, как его на ровном месте настигла неуправляемая волна аномальной энергии.
— Вот именно, — глухо сказал Шрам. — Ни до меня, ни после не было в Зоне человека, который оклемался бы после Выброса.
Все это становилось весьма интересным. Поэтому я, чтобы не терять времени, снял с себя разгрузку, достал иголку с ниткой и принялся нашивать на нее петли. Разговору не мешает, и время с двойной пользой проходит.
— Оказалось, что у меня с организмом что-то, — продолжал Шрам, не обращая внимания на мои манипуляции. — Типа иммунитета. В общем, не сдох я тогда, а только отрубился. Меня подобрали местные бродяги, которые именовали себя группировкой «Чистое небо», за что им спасибо, — после Выброса мутанты обычно голодные и жрут все, что найдут, даже старые кости. Короче, принесли меня на базу этого «Чистого неба», и их главарь по фамилии Лебедев наплел мне, будто я непременно сдохну, если не решу кучу его проблем и не разберусь с парнями, из-за которых Выбросы стали такими частыми и мощными.
— Какие-то парни спровоцировали Выброс? — удивился я. — Похоже на версию насчет того, что пара водолазов стала причиной цунами.
Шрам пожал плечами.
— Это Зона, и черт его разберет, что здесь происходит на самом деле. Других версий у меня не имелось, а у того вояки в кабинете было полно всякой аппаратуры — это среди Болот-то! Да и говорил он убедительно, факты научные приводил, в которых я ни бум-бум. Короче, повелся я на ту лапшу, что дедок вешал мне на уши. Да и обязан я ему был, как-никак, он и его архаровцы меня выходили. В общем, пообещал я ему, что выполню то, о чем он просит, а контракт для наемника — это закон.
— В общем, проблемы ты решил, — сказал я, припоминая давнюю историю, как какой-то наемник в две тысячи одиннадцатом году вынес половину Зоны и сгинул в ее центре.
— Не совсем, — медленно проговорил Шрам. — Я стрелял в Меченого, который проник в центр Зоны, но это не помогло. Наверно, мы сделали что-то не так и старик Лебедев ошибся. Зону тряхнуло как никогда до этого. Я отрубился под Выбросом и пришел в себя лишь в вонючем подвале, опутанный проводами с ног до головы. Над башкой у меня висел экран. По нему показывали какую-то хрень, от которой крыша медленно, но верно сползала со своего места. Если ты пытался хотя бы пошевелиться, тебя немедленно шибали разрядом тока. Плюс несколько раз в день уколы — не иначе чтоб мозги сварились побыстрее, после них череп просто разламывался…
Я невольно зажмурился…
Серебристая паутина в углу, паук на ней, тот самый мерцающий экран и голос Служителя, склонившегося надо мной: «Неплохое зрение. Прям снайпер да и только. И мозги покрепче, чем у остальных. Но это дело времени…»
Тряхнув головой, я загнал воспоминания подальше. Сейчас не до них…
— В общем, потом я плохо помню что было дальше, — продолжал наемник. — В себя я пришел, лишь когда какой-то сталкер сбил крышку автоклава и протянул мне руку. И я думаю, что сегодня я наконец смог отдать ему Долг Жизни.
Я пожал плечами. В Зоне свои законы, и, если местные жители с некоторых пор так серьезно стали носиться с этим Долгом Жизни, значит, оно им точно надо. Раньше вроде с этим попроще было…
— Без проблем, — сказал я. — Только зачем ты мне все это рассказал?
— Дело в том, что я уже больше года ищу Лебедева, чтобы задать ему один вопрос перед тем, как лично сниму скальп с его лысой башки — благо опыт соответствующий у меня имеется. И Меченого тоже ищу.
— А он-то тебе зачем? Решил все же до конца выполнить заказ и дострелить недостреленного? — прищурился я. Насколько мне было известно, для любого наемника незавершенный заказ все равно, что для японца «потерять лицо».
Но Шрам покачал головой.
— Мне плевать на заказ, где меня просто использовали словно пешку. Дело в том, что там, в подвале, Служителям не удалось стереть мне память — похоже, мой мозг оказался устойчивым не только к Выбросам. Когда я вылез из автоклава Директора, то сильно удивился, что Меченый, увидев меня, просто не пристрелил там же, возле Исполнителя желаний. Но он ни черта не помнил! К сожалению, я узнал об этом позже, а тогда, выйдя за пределы Саркофага, просто постарался побыстрее убраться подальше, вместо того чтобы с ним поговорить.
— О чем? — поинтересовался я.
Шрам усмехнулся.
— Как думаешь, зачем нас держали в автоклавах?
Я пожал плечами.
— Директор сказал…
— Серебряная статуя? — хмыкнул наемник. — Ну да, она многое могла тебе наплести. Видишь ли какая петрушка. Каждого из нас периодически доставали из этих гробов и использовали как биоробота для выполнения различных заданий. Совершенного биоробота без эмоций, сомнений и угрызений совести. После чего стирали быструю память и упаковывали обратно. Но с моей памятью, парень, у них вышел облом, только они об этом не знали. Я все помню, абсолютно всё…
Глаза Шрама вновь стали пустыми и мертвыми. Видел я не раз такие глаза у ветеранов, вспоминающих о людях, которых им приходилось убивать. И в зеркале приходилось видеть. Неприятное зрелище. Потому я постарался побыстрее вернуться к разговору:
— Так что с Меченым? Зачем он тебе?
— Был я недавно у Сидоровича, и рассказал он мне такую историю, — продолжил Шрам, перестав прогонять через себя тени убитых, — неблагодарное это занятие для нашего брата. — Как-то заявился к нему сталкер по прозвищу Звездочет и приволок на плече парня, валявшегося рядом с разбитым «грузовиком смерти». Эти «зилки», несущиеся по Зоне на бешеной скорости, многие призраками считали, типа Летучего Голландца. А тут на тебе — реальная машина, разобранная взрывом на составляющие. В грузовик попала аномалия «Огненная комета», и он превратился в кучу обломков. А парень каким-то чудом выжил. Вот эту диковинку и притащил Звездочет к торговцу, и в КПК у этого полутрупа имелось задание — «убить Стрелка».
— Я знаю эту историю, — кивнул я.
— А про парня того, что спас Меченого, тоже знаешь? — поинтересовался Шрам.
— Про парня?
Действительно, про спасителя Меченого история умалчивала. Честно говоря, я в первый раз услышал прозвище Звездочет.
— После того как ты вытащил всех нас из-под Саркофага, Меченый нашел своего спасителя и вместе они провернули несколько нехилых делишек. В частности спасли мир от Зоны, вернув Монолиту артефакт «Чистое небо».
Я уставился на Шрама.
— Ты уверен, что парня звали Звездочет? Вообще-то я сам был в группе Меченого во время того рейда и никакого Звездочета…
— После первого же совместного дела выяснилось, что спаситель Меченого гораздо лучше плавает и рвет зубами тех, кто стоит на его пути, чем считает звезды. Потому Зона в лице его товарищей сменила сталкеру прозвище на Выдру. Случается, знаешь ли, здесь такое. Скажем, был Стрелок — стал Меченый…
…Так. Значит, Выдра спас Меченого. Я мысленно усмехнулся — действительно, как иначе еще можно было попасть в его группу и заслужить доверие? Но что это нам дает?
Вопрос я озвучил. И ответ получил более чем неожиданный:
— А вот что. Недавно я сидел в засаде, и мимо меня прошел большой отряд «Монолита», во главе которого стоял Выдра. Я лишь мельком лицо увидел за забралом экзоскелета последней модели, и то случайно — охраняли его так, словно это сам Монолит на двух ногах по Зоне разгуливал.
— Но… его же убили во время того рейда!
— Выходит, не убили, — жестко сказал Шрам. — И именно об этом я хотел поговорить с Меченым. Похоже, Выдра имеет серьезный зуб на вас. К тому же «монолитовцы» дали ему вторую жизнь, и теперь он у них большая шишка. А кто лучше Легенды Зоны знает все сталкерские тропы? Я уверен — пока у «Монолита» есть такой козырь, как Выдра, война будет продолжаться, причем не в нашу пользу. И я думаю, что только Меченый со своей группой может остановить эту войну — кому как не ему знать способы подобраться к экс-Звездочету.
Я задумался. И вправду, если Выдра выжил, то у него есть все основания думать, будто мы его предали и присвоили его долю хабара. Но не было его тогда под мостом, я своими глазами видел! Небось в воду упал без сознания от болевого шока, но на то ж он и Выдра, что сумел выкарабкаться на берег. А искать его в ту минуту возможности не было, иначе б всю нашу группу с берега «монолитовцы» просто расстреляли как в тире…
Хотя все это вины с нас не снимает, не зря Меченый после рейда так переживал. Будто чувствовал. И вот оно как обернулось…
— Так, значит, насчет того, кто заинтересован в смерти членов группы Меченого, ты теперь знаешь, — прервал мои размышления Шрам. — Теперь ответь, Снайпер, зачем ты в Зону-то вернулся?
— Причины две, — ответил я. — Первая — меня пытались завалить, и я имел веские подозрения, что концы той акции ведут в Зону. Просто не люблю я, когда ко мне проявляют интерес такого рода, и обычно прилагаю все усилия, чтобы интересующийся успокоился навеки.
— Логично, — кивнул Шрам. — И, как мы с тобой уже выяснили, ты оказался абсолютно прав. А вторая причина?
— А про вторую я, пожалуй, помолчу, — ответил я.
— Девчонка… — тихо промолвил Шрам.
— Откуда информация? — прищурился я.
— Нетрудно догадаться, — пожал плечами наемник. — Про то, как Зона вам счастье подарила одно на двоих, во всех барах до сих пор пересуды идут. Только не верю я в такие подарки. И то, что ты один вернулся, тому свидетельство.
— Ты что-то слышал о ней?
— Нет, — ответил Шрам слишком быстро для того, чтобы это могло быть правдой. Странно. Очень странно. Но давить на наемника бесполезно, это по его квадратному подбородку за версту видно. Ладно, со временем разберемся.
— К тому же не очень разумно искать и пытаться вернуть девушку, после того как она от тебя сбежала, — добавил Шрам.
— Может, ты и прав, — сказал я. Бесполезно скрывать то, что, оказывается, все знают и так. — Но мне кажется, что виноват в произошедшем не только я. Просто у нее была очень веская причина вернуться сюда.
— Зов Припяти… — тихо сказал наемник. — Понимаю. Это бывает у всех, кто прирос к Зоне корнями. Но тогда спроси себя, почему твоя девушка сбежала обратно первой, без тебя? Ведь ты тоже слышал Зов по ночам.
— Лучше я спрошу об этом у нее, — отрезал я. — А сейчас скажи, что ты сам здесь делаешь? Сдается мне, Болота не лучшее место для поисков Меченого и того старика, который обвел тебя вокруг пальца.
Шрам пожал плечами.
— Сидорович сказал, что ты на Болота направился. Вот я и решил тебя найти, вдруг ты что о Меченом знаешь. Ты же из его группы. Вчера же случайно на стоянку Жилы набрел, попросился переночевать — а тут вы с товарищем. На ловца и зверь бежит.
— Это точно, причем порой довольно шустро, — сказал я, припоминая болотного кровососа. И уточнил: — То есть ты считаешь, что Меченый сто процентов сейчас не в НИИЧАЗ?
Признаться, я и до этого подозревал, что если нас с Японцем «пригласили» вернуться в Зону, то это касалось и остальных членов группы Меченого.
— Нет, — покачал головой наемник. — Говорят, его видели в Зоне. Значит, ты тоже не в курсах… Ладно. Тогда я, пожалуй, пойду.
— Погоди, — остановил я его.
То, что в Зоне четыре глаза лучше двух, а два ствола лучше одного, и псевдоежу понятно. Но Японец в ближайшее время не боец. Одному же мне тащиться вглубь Зоны, черт-те как изменившейся за время моего годового отсутствия, было не с руки. А этот сталкер, похоже, и не вылезал из нее последние два года. Да и цели у нас совпадали — по крайней мере по первому пункту. Если Меченый мог многое прояснить в сложившейся ситуации, то мне со Шрамом по пути. О чем я ему и сообщил.
— Что ж, по рукам, — сказал наемник, поразмыслив немного. — Слышал я, что Меченого видели возле Агропрома. И хотя информация позавчерашняя, невредно будет ее проверить — все равно другой у нас нет. Только вот проблема — с оружием у нас не ахти.
— Вижу, — сказал я, глядя на его «Винторез». Машинка сама по себе отличная, особенно с магазином от «Вала», но то, что лежало на коленях Шрама, было убито напрочь. Как он еще из него умудрился кровососу башку прострелить?
— Не поверишь — нашел возле железной дороги, когда сюда шел, — сказал наемник. — Я его два года назад обронил на том самом месте во время Выброса, который накрыл меня вместе с учеными. И за все это время никто на него не наткнулся, и в кучу трухи он не превратился. Чудеса да и только.
— Это Зона, здесь и не такое случается, — сказал я. — Только чудеса — штука непостоянная, и стрелять я бы из него больше не стал, потому как для собственного здоровья опасно. Возьми-ка пока вот это.
И протянул ему «Альпийца».
— Слишком дорогой подарок, — покачал головой Шрам. — Благодарю, но не могу принять — отдариться нечем. Сейчас в Зоне у торговцев по случаю войны оружие стоит как чугунный мост.
— Тем более давай без китайских церемоний, — сказал я. — Сам посуди, на кой мне в походе безоружный напарник?
— Логично, — сказал Шрам, принимая пистолет. — Ладно, пошли, что ли, к костру, а то Жила поди, нас дожидаючись, уже всего поросенка догрыз со скуки.

Категория: Дмитрий Силлов — Закон Наёмника | Дата: 8, Июль 2012 | Просмотров: 93