Глава 5-2

Химик быстро продвигался вперед. В предутренней мгле бледно-желтые стены домов казались серыми. По большей части на пути попадались постройки в два или три этажа, но были и пятиэтажки, облицованные потрескавшейся плиткой. Вдоль асфальтовых улиц тянулись газоны с пожухлой травой, росли тополя.
Он остановился на перекрестке, где улицу, по которой вскоре предстояло проехать «Малышу», пересекала другая, поменьше. Туда лучше не поворачивать: мины. Кажется, обе группировки решили, что город является ключевым местом, которое обязательно надо взять под контроль. Это было вполне логично, учитывая близость ЧАЭС и то, что с этой стороны через Лиманск вел единственный путь к станции. Когда в Зоне немного успокоится после сверхвыброса – настолько, насколько в Зоне вообще могло быть спокойно, – многие сталкеры попытаются достигнуть ее центра по этому пути. Контроль над подобной точкой очень важен.
Скрипнув наколенниками защитного костюма, Андрей присел за фонарным столбом, перебежал к дереву, оттуда – через перекресток к выкрашенным синей краской почтовым ящикам на коротком железном столбике. Впереди стоял ржавый грузовик, с борта свисало неподвижное тело. Пока что все шло нормально. Городок небольшой, до центральной площади оставалась пара кварталов… И тут на балконе слева Химик заметил человека, одетого во все черное.
На той стороне двухэтажный дом изгибался буквой «г», углом его являлась трехэтажная башенка под наклонной железной крышей. Балкон с навесом находился на втором этаже; монолитовец стоял на коленях, сложив ладони. «Да он же молится!» – удивился Андрей. Конечно, они – секта безумцев, подчиняющихся хозяевам Зоны, выполняющих их ментальные команды, цепные псы Осознания… Но Химик никогда не думал, что сектанты еще и религиозны в более привычном смысле. Выглядел солдат очень по-христиански, когда стоял вот так, на коленях, склонив голову. Кому направлена молитва? Монолиту? Ноосфере? Какие слова шепчет этот человек, с какими просьбами обращается к своему темному богу?
Химик размышлял над этим, уже сняв с плеча винтовку и разложив приклад. Он встал на одно колено и приник к оптическому прицелу. Расстояние было небольшим, в перекрестье тонких линий отчетливо виднелась фигура на балконе. Из-за действия артефакта казалось, что ночной мир вокруг посверкивает мириадами искр, подрагивает в напряжении, будто пленка в заклинившем киноаппарате, готовая либо разорваться – либо рвануться вперед с утроенной скоростью. Тело переполняла энергия, разум – желание действовать, куда-то бежать, крушить, бить ножом, стрелять… убивать. Молится он там или не молится, и какому из сотен тысяч вымышленных людьми богов или демонов – неважно, конец все равно один!
Андрей поймал в перекрестье голову монолитовца, медленно выдохнул, замер, перестал дышать… и выстрелил.
После нажатия спусковой крючок дернулся, словно сам собой, а в действительности – под действием боевой пружины, и саданул по ударнику, который проколол капсюль-воспламенитель патрона.
Пламегаситель не позволил никому, кто мог бы находиться на этой улице, увидеть выстрел. Глушитель съел грохот вылетевшей из ствола пули, превратив его в негромкий хлопок.
«СВД» – самозарядное оружие, стрелку не надо перезаряжать его. Часть пороховых газов сквозь отверстие в стенке ствола попала в газовую камеру, ударила по поршню и отбросила его назад вместе с рамой. Когда рама стала отходить, затвор открыл канал, выбил гильзу из патронника и ствольной коробки. Тем временем рама, сжав возвратную пружину, взвела курок.
Через мгновение второй патрон попал из магазина в патронник, а курок опять встал на боевой взвод. Затвор «заперся», повернувшись влево. Химик отпустил спусковой крючок, хотя палец с него не убрал, готовый выстрелить еще раз: он помнил, сколько пуль пришлось выпустить напарнику возле Лесного дома, прежде чем монолитовец свалился с колпака машины.
Впрочем, тогда на них напал не рядовой сектант – офицер. Андрей надеялся, что у простых бойцов живучесть куда ниже.
Балкон находился недалеко, а душа добавила твердости руке и улучшила зрение – он попал точно в правый глаз. Увидел, как под бровью монолитовца появилась черная дыра, а потом на самом краю того участка пространства, который виднелся в прицеле, что-то мелькнуло. Андрей дернулся, ствол сместился влево и выше – из дверного проема позади мертвеца на балкон шагнул второй сектант. Сталкер выстрелил, целясь в шею, монолитовец присел – на голове его была каска, и пуля со звоном ударила в нее.

* * *

Никита поднял голову, выпрямился на сиденье. Он чуть не заснул, в чувство его привел едва слышный звук, долетевший со стороны города. Не то звон, не то лязг… Или показалось? Сонная тишина окутывала Лиманск. Сколько сейчас? Глянул на часы – ага, почти пять. Осень, холодно, темно… Он вновь откинулся на спинку. Этот час суток называют «утром», хотя на самом деле утро как таковое еще не наступило: стылая осенняя ночь поглотила Зону. Где-то далеко догорали костры, в круге теплого света сидели сталкеры-одиночки или группы, бродяги спали в брошенных домах, а по лесам бежали слепые псы, ломились сквозь заросли кабаны, и одинокая химера пробиралась вдоль скал, ища очередную жертву. Крысы шмыгали по подвалам развалин, в катакомбах и подземельях бродили таборы угрюмых бюреров, журчали радиоактивные воды ручьев, ветер шевелил заросли жгучего пуха, и аномалии, будто мины разных модификаций, смертельными пятнами покрывали территорию. Шепчущая тысячами голосов, горящая мириадами бледных огней ночная Зона медленно вращалась вокруг Никиты и укачивала его – он уплывал, сознание растекалось по Землям Отчуждения, по всем их лугам и холмам, глухим полянкам в чаще диких лесов, по болотцам и тропинкам, где ни разу не ступала человеческая нога, лишь следы не изученных никем редких мутантов виднелись там…
Он вздрогнул, заморгал, стряхивая наваждение. Достал фляжку, сделал маленький глоток, плеснув на ладонь клюквенной водки, растер лоб. Опять откинулся на спинку, прикрыл глаза. Ведь чуть не уплыл, сознание не потерял! Ему было совсем плохо: кружилась голова, во рту пересохло, озноб сотрясал тело. Как бы не вырубиться. Или сейчас, или позже, в городе, – въедет в какой-нибудь дом и на том все кончится. Может, водки еще выпить? Нет, и так подташнивает, а напарник говорил, пить, когда болеешь, вредно для сердца. И артефакты вредно… Хотя у Никиты сердце здоровое, сильное – такое сердце дай бог всякому. Мощное, как эта вот ЧАЭС, которую и называют сердцем Зоны, ее главной мышцей, той, которая толкает радиоактивную кровь по всему телу…
Он с усилием поднял голову, осознав, что опять начал погружаться в забытье. Поглядел на часы, встал. Нет, так не пойдет, если он сейчас упадет в обморок, все будет кончено.
Никита прошел в салон, покачиваясь, придерживаясь за спинку сиденья, дверную раму, откидную койку… В голове гудело, он часто сглатывал, и за ушами каждый раз неприятно щелкало. В салоне было полутемно, сталкер шумно втянул носом воздух – до сих пор спиртом пахнет. Под стеной стоял Черный Ящик, и Пригоршня не выдержал, сделал то, что давно хотел сделать: пнул его. Ящик скрипнул в ответ – будто огрызнулся. Черная стенка его ухмылялась в полутьме – издевательски, злобно, надменно. Отвернувшись, Никита скинул куртку, расстегнул и снял рубашку. Если напарник рискует, жертвует здоровьем, – значит, и он может. Взял со стола компресс с душой, нацепил на себя, крепко примотал, чтобы она прижалась к груди.
Завязав под мышкой, потянулся к рубахе – и замер, так и не коснувшись ее. Гул в голове стал звоном, он нарастал, пронзительный, надсадный… А потом взорвался. Никита, вздрогнув, запрокинул голову и зажмурился. Звон скатился вниз, через все тело, напитал его собой, нагрел… и стал энергией.
Сталкер открыл глаза. Поднял руку, согнул, глядя на вздувшийся бицепс. Голова больше не кружилась, тошнота прошла. Главное – прошла слабость. Тело переполняла жизненная сила, желание действовать. В салоне будто светлее стало – зрение улучшилось, – а муторные видения, всякие ухмыляющиеся ящики и картины ночной Зоны, исчезли, уступив место обычной реальности, которая теперь была видна очень четко и ясно.
Пригоршня схватил рубашку, взмахнув ею над головой, сунул в рукав правую руку, потом левую… Треск. Он удивленно покосился на плечо: рукав чуть не оторвался по шву. Надо аккуратнее теперь, контролировать себя, особенно поначалу…
Двигаясь осторожно, стараясь не делать резких жестов, он оделся и прошел в кабину. Сел, положив ладони на руль, посмотрел на часы. Осталось меньше пятнадцати минут.

* * *

Пуля со стальным сердечником пробила каску. Донесся лязг, и монолитовец повалился в дверной проем, из которого вышел. Химик вскочил, расставив ноги и прижав приклад к плечу, поворачивая ствол из стороны в сторону, готовый стрелять… Нет, больше поблизости никого не было, никто не заметил произошедшего.
Хотя когда погибли монолитовцы, Андрей ощутил два темных вихря, поднявшихся над балконом. Будто сознания сектантов перед смертью свернулись маленькими смерчами, одновременно злобными – и трепещущими от страха. Мгновение они черными волчками вращались над балконом, а после исчезли, растворившись в небытии – непроглядном мраке, по которому плавали пузыри пространств.
С тех пор как Химик побывал здесь прошлой ночью, расстановка сил не изменилась: сектанты по левую руку, Долг – по правую. Хорошо, по крайней мере расположение группировок ясно. Андрей слегка опустил винтовку, глядя поверх прицела, вслушиваясь. Тишина. Он побежал вперед, двигаясь под стенами домов, ступая неслышно, – серая тень среди других теней. До площади было недалеко.
Миновав квартал, увидел слева между домами канал с водой. Через него когда-то вел мост, теперь сломанный, на другой стороне стоял грузовик, кабина его находилась в воде, торчала лишь верхняя часть. Встав под стеной, Андрей огляделся, никого не увидел и побежал дальше.
Странное впечатление производили эти пустые дома с темными окнами, в большинстве из которых отсутствовали стекла. В полутьме казалось, что он пересекает обычный маленький городок, фабричный поселок, сейчас вдалеке прогудит заводская сирена – и тут же большинство окон озарится светом, за ними возникнут фигуры, сонные работяги станут протирать глаза, жены в халатах потопают на кухню, чтобы приготовить ранний завтрак… Но ничего не происходило: город оставался все так же темен, тих, пуст. Сотни домов, тысячи квартир, улицы, магазины, ларьки, навесы лиманского рынка, ограды, переулки, тупики – и нигде никого. Город призраков.
На улице с двумя монолитовцами он задержался дольше, чем следовало: оставалось меньше двадцати минут до того момента, как Никита заведет двигатель «Малыша». Надо было спешить. Химик миновал стоящий поперек тротуара «уазик» со спущенными шинами, потом белую «Волгу» без колес. Впереди был газетный киоск, пустой, с выбитыми стеклами. Сталкер сделал еще несколько шагов и замер возле витрины продуктового магазина.
В боковом окне киоска Химик увидел неподвижный профиль, а потом сообразил, что темная башенка позади профиля на самом деле – второй долговец. Если бы не артефакт, улучшивший зрение, – пробежал бы мимо, ничего не заметив, а вот они бы уже через пару секунд наверняка обнаружили его. В киоске располагался небольшой наблюдательный пункт, из окошка в сторону проезжей части торчал ствол гранатомета.
Винтовка была на спине; Химик медленно присел; упершись в асфальт ладонями, стал продвигаться вдоль витрины. Сейчас такие сдержанные бесшумные движения давались ему с трудом – хотелось нестись вперед, сметать дома на пути, проламывать кузова машин, хватать их и забрасывать на крыши…
Изнутри не доносилось ни звука. Он крался вдоль стен и вскоре должен был очутиться позади киоска, там, где виднелась дверь, наверняка запертая изнутри. Если бы не торчащий из окна широкий ствол, можно было бы незаметно для этих двоих пробраться дальше, к площади. Но гранатомет… нет, их нельзя оставлять в живых, слишком опасно для «Малыша».
И все же, несмотря на агрессию, свирепость, которыми артефакт напитал сознание, Андрею не хотелось убивать этих двоих. В конце концов, члены Долга – такие же сталкеры, это не монолитовцы, лишенные большей части того, что делает человека человеком.
Хотя и долговцы… Он вспомнил один лагерь свободных сталкеров, где побывали бойцы группировки – кажется, той операцией как раз руководил Полковник. Химик с Пригоршней попали туда случайно через несколько часов после нападения. Некоторые дома еще догорали, на покосившихся фонарных столбах были развешаны трупы, а возле взорванной землянки они нашли тело Кривого, командира лагеря, – долговцы для чего-то срезали кожу с его скул и лба…
Один из бойцов в киоске повернул голову.
Прижатый повязкой к груди артефакт послал внутрь тела поток огня, и Андрей вскочил, накрытый приступом слепой первобытной ярости: враги заметили, убить их, растерзать, разорвать на части, быстрее! Нож уже был в руке, он прыгнул, услышав возглас в киоске, поджал ноги, коснулся подошвами нижнего края окна, на миг замер там, присев, как снорк на ветке дерева, и нырнул внутрь, выставив клинок. Несколько мгновений безумия: он вертелся в узком помещении, вокруг что-то лязгало, ломалось, рвалось, раздался приглушенный крик – ладонь зажала рот человека, в то время как нож чиркал по горлу, а второй, оставшийся за спиной, в это время валился на грязный пол, из колотой раны на груди текла кровь.
Потом все кончилось. Два тела лежали у ног, одно еще подергивалось. Затопивший сознание гнев стекал, будто вода в канализационные люки после сильного ливня, пузырясь и пенясь. Пошатнувшись, Андрей схватился за край окна. Вытер клинок о штаны, сунул в ножны, отвел руку назад и коснулся винтовки за спиной. Все нормально, он ею ни обо что не ударил – снайперским оружием лучше лишний раз не цепляться за всякие углы и оконные рамы.
Стараясь не глядеть под ноги, перешагнул через тело, посмотрел в окно, на ту часть улицы, которая вела к центральной площади Лиманска. Никого. Он убил этих двоих не бесшумно – но тихо.
Химик выбрался наружу, снял винтовку с плеча, но раздвигать приклад пока не стал, поспешил дальше. Глянул на часы – осталось около пятнадцати минут.
Впереди была небольшая баррикада, полукруг из мешков с песком. За нею скверик, рядом стоял древний автобус. Андрей вспомнил старый фильм, который смотрел по телевизору в детстве, «Место встречи изменить нельзя». Там в одной из серий отважный мент со своей командой преследовал преступников на таком же автобусе и лихо стрелял из окна. Миновав раритет, сталкер побежал между кустами, растущими по всему скверу. Деревья, сломанная скамейка, фонтан без воды, опять скамейки… Надо было дать себе больше времени. Сказать Никите, чтобы выезжал не раньше, чем через сорок минут. Поворот, слева – детская площадка. Железный пятнистый жираф – горка, рядом еще одна, в виде ракеты, дальше какая-то птица, похожая на петуха, состоящая из сваренных металлических колец, чтобы дети под присмотром мамаш залезали на них и кувыркались… И посреди площадки – воронка, на дне которой лежит труп. За обугленным конусом была песочница, на краю ее лежало еще одно тело, тут же валялся «АКМ» с треснувшим прикладом. Скорее, вперед, времени мало.
Поворот… и вот она, площадь впереди. Вокруг ни одного кирпичного дома, сплошные блочные пятиэтажки, и между ними большой магазин, наверное, центральный городской универмаг.
Небо стало немного светлее. Андрей приостановился на секунду, окидывая взглядом диспозицию, и нырнул в подъезд дома слева, на «монолитовской» стороне. Двери, лестница, погнутые перила… Стараясь двигаться тихо, но быстро, он поднялся на пятый этаж и тут на площадке перед последним пролетом, ведущим к крыше, увидел монолитовца. Тот стоял перед окном без стекла, положив на подоконник винтовку с оптическим прицелом. Не «СВД», ствол гораздо короче, приклад другой формы. Как ни тихо двигался Химик, сектант услышал, повернулся – но лишь когда тот был уже у него за спиной. Клинок вылетел из ножен, сталкер схватил монолитовца за волосы, дернул на себя, выворачивая голову, полоснул по кадыку. Хрип, кровь на грязном подоконнике… И черный вихрь – густой, ревущий, бьет прямо в лицо. Андрей отпрянул, тело свалилось у его ног. Вихрь крутился еще мгновение, лестничную площадку заполнял беззвучный вопль, крик ужаса, исторгнутый умирающим сознанием, – а потом все это исчезло, растворилось во мраке.
Андрей замер, подняв руку ко лбу. С кончика ножа в другой руке на пол капала кровь. Он не привык к подобным хладнокровным убийствам. Если бы не артефакт, повлиявший не только на мышцы и нервную систему, но и на разум, – не смог бы, наверное, прирезать человека подобным образом.
Или все же смог? И потом – это не человек, уже не человек.
Быстрее. Времени не осталось. Он поглядел на часы – меньше десяти минут.
Сунув нож в кобуру, бегом пересек последний пролет, на ходу снимая винтовку с плеча.
Крыша. Серый бетон, будки вентиляции, низкий парапет вдоль края, на нем – ржавые перильца.
Пригибаясь, добежал до угла и лег, положив винтовку на парапет. Хорошо, высота как раз такая, чтобы удобно было целиться. Приклад, предохранитель… Готово.
Он приподнялся. Взгляду открылась площадь.
Серое асфальтовое озеро между отвесными берегами домов. Оно неправильной формы, изогнутое – дальняя часть с этой точки не простреливается. Рядом большой магазин, потом сплошные пятиэтажки со всех сторон. Темные окна без стекол, сломанные двери подъездов. И дальше, за домами, на краю города – какая-то конструкция. Андрей приник к прицелу, разглядывая ее. Высокая вертикальная рама, в ней решетка, провисшие провода, и параллельными рядами – устройства, напоминающие антенны. Ограда из бетонных плит. Здание рядом. В прицеле он даже смог разобрать надпись над входом: НИИ РАДИОВОЛНА – прочел не с первого раза, потому что там не хватало пары букв.
Странное здание, странная конструкция с антеннами… Наверное, то самое место, где работало большинство горожан, из-за которого Лиманск и был засекречен.
Ладно, сейчас это неважно. Не опуская винтовку, Химик стал шарить взглядом по окрестным домам.
Магазин напротив… Есть: двое на крыше. Снайперы Долга. И больше там, кажется, никого. Соседний дом… В окнах верхних этажей торчат три головы, едва видимые в полутьме. Ладно, понял, ребята. А тут что? Он повернул винтовку в сторону домов на той стороне площади, где находился сам. Нет, монолитовцев не видно. Пока, во всяком случае.
Времени больше не осталось, пора было начинать. Значит, отсюда он видит пятерых. Если повезет, сможет снять всех по очереди так, что остальные ничего не поймут. Но в любом случае тянуть и целиться подолгу нельзя. Выстрел – сначала по одному из тех двух, что на крыше напротив, – винтовку чуть левее – второй, потом наискось вниз – третий – назад, окно сбоку от балкона, четвертый, наконец, длинный поворот к другому дому… пятый. Если на площади все еще будет тихо – спуститься и незаметно перебежать к соседнему зданию. Хотя к тому времени станет светлее, могут засечь. Но, даст Зона, не заметят. С другой крыши наверняка станут видны новые противники, в том числе и на «монолитовской» стороне.
Надо начинать, больше нельзя ждать ни минуты. Он вдохнул холодный воздух, задержал его в груди, медленно выдохнул.
Потом прицелился и открыл огонь.

* * *

Время пришло. Никита уже завел двигатель, а теперь нажал на газ – «Малыш» покатил вперед. Еще днем он проверил все баки, перелил остатки из канистр, но топлива все равно было немного. Хотя в любом случае броневик тяжелый, громоздкий, да к тому же увешан кусками железа, а ехать предстоит по городу с не слишком широкими улицами, полными старых разбитых машин, – в общем, большую скорость не разовьешь.
А хотелось бы, ох как хотелось бы! Рвануть, снося дома… Тело, как туго натянутая струна, вибрирует, требует музыки . Военного марша – агрессивного, победного. Выруливая с края свалки на городскую улицу, Никита даже пожалел, что воспользовался душой. Впрочем, нет, без нее сейчас и рулить тяжело было бы. Сквозь щель виднелась асфальтовая полоса впереди, деревья, кусты, проросшие сквозь трещины. Дома и окна в них – черные прямоугольные провалы.
Дверца возле водителя заварена дополнительным листом железа, а вот вторая защищена лишь подвижным броневым щитом, чтобы можно было покинуть кабину. Все равно даже выстрел из гранатомета не возьмет ее с первого раза. Пулемет вверху работает, хотя патронов немного, да и поворотный механизм едва действует, угол обстрела небольшой. Но если кто-нибудь появится перед кабиной – Никита, взявшись за джойстик, сможет кое-как прицелиться. Он включил фары, и вперед ударил белый свет. В двигателе что-то постукивало, торсионные рессоры иногда принимались дребезжать. Совсем рассыпается «Малыш»… Надо будет капитальный ремонт устроить, когда это дело закончится. Улица плавно поворачивала, он покрепче ухватился за руль. Объехал грузовик, миновал узкий канал с проломленным мостом.
Впереди раздался взрыв, и Никита до предела вдавил педаль газа.

* * *

Выстрел. Фигура в окне отшатнулась, исчезла из вида. И тут же что-то взревело сбоку, вспыхнул яркий свет. Он повернулся, глядя поверх прицела: на углу соседнего дома виднелись силуэты. Двое стояли на коленях за парапетом, у одного гранатомет, у другого – снайперская винтовка…
В него летела граната. Андрей припал к прицелу, они с монолитовцами «нащупали» друг друга одновременно, увидели одинаковые стволы, глушители, оптику… Но на этом симметрия закончилась: усиленные артефактом рефлексы сработали быстрее, сталкер выстрелил первым. Его пуля пробила лицо монолитовца с «СВД» в руках. Андрей вскочил, прыгнул… угол дома, где он только что лежал, взорвался. Волна ударила сзади, он упал на живот, подняв винтовку над головой. Костюм смягчил падение, но в груди екнуло, и Андрей пополз, слыша грохот позади: часть здания обвалилась.
Нырнув в проем, он побежал. Пролет, площадка, второй, третий… Поворачивая, зацепился за выгнутую наружу металлическую балясину, рухнул головой вперед, слетел по последним ступеням, пересчитав их ребрами, вскочил на нижней площадке и рванулся дальше. В голове еще гулял грохот взрыва, ноги подгибались, сильно болела грудь. Если бы не артефакт – он бы не успел, свалился бы на асфальт под домом вместе с кусками бетона и осыпавшейся кладкой. А если бы не костюм – лежал бы сейчас на ступенях с проломленной грудиной.
Но как они заметили его? Химик сообразил это, уже когда выскочил на улицу. Черные вихри, в которые превращались агонизирующие сознания! Сектанты ощущали смерть собрата, если та происходила где-то неподалеку, – значит, его засекли, когда он перерезал горло снайперу на верхнем этаже дома. То есть они не знали, что на них пошел войной конкретно сталкер по имени Андрей Нечаев и по прозвищу Химик, поняли только, что со стороны реки приближается неведомый враг.
Когда он взбегал по лестнице соседнего здания, площадь огласилась канонадой выстрелов.
Здесь лежали два тела. Андрей ожидал, что столкнется с тем монолитовцем, который выстрелил из гранатомета, и заранее достал пистолет – но они оба были мертвы, значит, второго успел застрелить снайпер с противоположной стороны.
Он прыгнул за будку, которой заканчивалась лестница. Невысокая – по грудь. Поставил локти на крышу, повернув ствол к соседнему дому на «монолитовской» стороне. В магазине оставалось два патрона. Приник к прицелу… Вот он, гранатометчик-сектант, – приподнялся над парапетом, направив оружие в сторону зданий напротив. Оптика поймала его голову, перекрестье на виске… Выстрел.
Пуля пошла ниже и левее – в плечо, едва задев его. В чем дело?! Значит, когда упал на крыше после взрыва – или споткнулся на лестнице, – все же ударил винтовкой обо что-то, да так неудачно, что прицел сместился…
Гранатометчик развернулся вместе с оружием, и Химик выстрелил еще раз, двинув стволом вправо.
Пуля попала в грудь, монолитовец исчез за парапетом. Это был десятый выстрел. Андрей выдернул магазин, одновременно вытаскивая из специального кармана на костюме запасной. И тут же бросил его вместе с винтовкой, когда увидел двоих, выбравшихся на крышу – совсем близко, прямо за будкой. В доме была пара подъездов, они прошли через второй… Выхватил «макаров» и, выждав секунду, начал стрелять, а монолитовцы открыли огонь из автоматов.
Но они успели сделать несколько шагов к краю и находились на открытом месте, а он – за будкой, только голова торчит, плечо да рука с пистолетом.
Пули завизжали вокруг, застучали по бетону, один сектант присел, тут же упал, второй покатился назад, Андрей повел за ним стволом, нажимая на курок – пятый, шестой, седьмой раз… Черный остался лежать неподвижно. Обойма в пистолете опустела, Химик кинул его на крышу будки, между магазином и винтовкой, выхватил из кобуры «беретту», прицелился… Нет, больше на крыше никто не появился.
Зарядив и «макаров» и «СВД», он бросился к парапету, упал, выставил ствол. Небо над домами светлело. Отблеск впереди – выстрел – снайпер Долга валится с дыркой в шее. Движение в окне слева – поворот – выстрел – не попал, тут же второй – гранатометчик с криком выпадает из окна, кувыркаясь, летит вдоль стены и рушится на крышу киоска, проламывает ее.
Треск досок и металла не был слышен за звуками пальбы, которая стояла уже по всей площади. Андрей повел стволом далеко в сторону, в прицеле стремительно пронеслись стена, окна… Так, немного выше – вот теперь видна крыша. Он нашел скрючившуюся за парапетом фигурку еще одного гранатометчика, снял его двумя выстрелами – стрелять со смещенным прицелом было тяжелее, но с другой стороны – уже почти рассвело, видно гораздо лучше.
Повернулся, увидел гранатометчика на «своей» стороне. Выстрел, тут же второй. Черный вихрь над крышей, неслышный вопль ужаса… Из семи патронов осталось три. Далеко, на противоположном конце площади, если смотреть по диагонали, из подъезда выскочили трое. Двое с автоматами, у одного гранатомет. На стороне Химика загрохотало. Бойцы рассыпались, один укрылся за мусорными баками, двое побежали, петляя. Он выстрелил – фонтанчик земли поднялся у ног сталкера с автоматом. Мазила! Еще раз – долговец упал, получив пулю в бедро; приподнялся, поворачивая гранатомет куда-то влево, целясь… Куда это он? Выстрел. Висок человека взорвался темным облачком. Затворная рама осталась в заднем положении – закончились патроны. А ведь больше заряженных магазинов нет, теперь надо сначала вставлять патроны в них…
Прямо под домом, на котором он залег, раздался гул. Доставая патроны, Андрей приподнялся над парапетом, глянул вниз.
Гудел двигатель. Обогнув угол магазина, броневик выехал на центральную городскую площадь.

* * *

Его заметили – пули начали щелкать по броне, – но пока еще никто не понял, что это за странная машина появилась на краю площади и теперь медленно пересекает ее. Никита вел броневик осторожно, ерзая на сиденье, постоянно отклоняясь влево или вправо, наваливаясь грудью на руль: обзор сквозь щель был плоховат. Бойцы враждующих группировок то и дело мелькали в окнах домов, на крышах, возле подъездов. Они не оставались на одном месте, перемещались, исчезали и возникали вновь.
Пригоршня попытался увеличить скорость, но тут же отказался от этой мысли: светать только начало, обзор плохой, а впереди стоит несколько легковушек, грузовик, перевернутый набок автобус… Нет, не разогнаться.
Не имея возможности включить камеры или посмотреть в зеркало заднего вида, он больше всего опасался, что кто-то подберется к «Малышу» сзади и всунет пару гранат под неплотно пригнанную дополнительную броню.
Выстрелы звучали со всех сторон – но не взрывы. Ни один гранатометчик еще ни разу не смог воспользоваться своим оружием, с тех пор как броневик появился на площади. Кто-то гасил их одного за другим… впрочем, Пригоршня-то знал, кто это.
И еще он видел: вокруг царит паника. Ни одна из сторон не может понять, что происходит, кто отстреливает их. «Малыш» миновал дом, чей угол обвалился, превратившись в груду колотого бетона на газоне, и поехал мимо следующего здания, на котором, судя по всему, в данный момент сосредоточили огонь большинство тех, кто находился на площади. Распластавшись на руле и нагнув голову, Пригоршня разглядел сквозь боковую щель, как по стене, перечеркивая окна, бегут цепочки разрывов, как над крышей взлетают облачка цементной пыли: сразу несколько автоматчиков с разных сторон палили по этому дому. Там вдруг возникла знакомая фигура – перемещаясь неестественно быстро, пересекла крышу, исчезла из виду, появилась вновь – уже в окне верхнего этажа, вскинув винтовку к плечу… Две автоматные очереди тут же прочертили стену, подобравшись к этому окну с двух сторон, но не успели: выстрелив, напарник отпрянул и пропал из виду.
Поворачивая руль, Никита разглядел, что у края крыши справа маячит фигура с гранатометом на плече. Ствол уставился в сторону броневика… И человек опрокинулся назад, исчез за парапетом. А вот справа на балконе другой… уже не на балконе, уже падает вдоль стены – прямо в крону дерева, – и повисает среди ветвей. Потом совсем рядом, на крыше уличного киоска, во весь рост встал долговец, раньше лежащий плашмя, замахнулся… разинул рот в крике, качнулся вперед и кувыркнулся через край. Через мгновение на киоске взорвалась граната, которую он так и не метнул. Тут же кто-то ударил очередью по броне на лобовом колпаке – грохот наполнил кабину, заставил Никиту вжаться в сиденье. Увеличив скорость, он резко повернул, «Малыш» накренился, очередь ушла в сторону – по месту сварки, по дверце… стихла.
Он преодолел треть площади, теперь машину заметили все, кто находился здесь. Пули били, как град, салон и кабина наполнились дробным стуком, «Малыш» трясся, рокотал двигатель, скрипели рессоры, и что-то пронзительно дребезжало сзади. Сквозь щель Никита увидел легковушку – древний «Запорожец», слева – «Волгу», а справа угол дома. Он не стал объезжать: броневик подмял под себя капот «Запорожца», сплющивая его, кабина слегка приподнялась и тут же опустилась, потом качнулась задняя часть – и превратившаяся в блин машина осталась позади.
Потом на крыше взорвалась граната. Но не запущенная из гранатомета – судя по звуку, кто-то просто швырнул ее. Броневик осел, словно припавший к земле испуганный пес.
Сзади осталась половина площади. Дальше она плавно поворачивала, и Пригоршня налег на руль, подавшись влево, выглядывая сквозь щель в двойной броне на дверце с водительской стороны. Из подъезда вынырнул гранатометчик-монолитовец, поднял оружие, целясь. Сейчас выстрелит… Не успел – осел на асфальт.
Широкий просвет между домами маячил впереди. Напарник говорил, дальше улица круто поворачивает, сбегая со склона холма. Перед «Малышом» на боку лежал автобус, осталось лишь объехать его.
На автобусе возник сталкер с пистолетом в руке. Кажется, это не сектант, боец Долга. Пистолет у него, ха! Идти на броневик с пистолетом – все равно что на медведя с насосом. Никита увеличил скорость. Боец присел и сразу выпрямился, поднимая длинный гранатомет, не такой, как у остальных, а здоровенную противотанковую дуру, которую нормальный человек и удержать-то может с трудом…
Долговец прижал гранатомет к боку, обхватив двумя руками, словно бревно. Никита схватился за джойстик и открыл огонь.
Пули взрыли металл, поднимаясь наискось, подобрались к ногам долговца. А гранатомет с ревом лизнул холодный утренний воздух черно-красным языком огня и дыма. Сталкера снесло с автобуса, он мгновенно пропал из виду. Реактивная граната врезалась в броню на кабине.
Толстый лист противоударного композита смялся, вдавился внутрь, проломив колпак. Посыпались осколки. Щель перед Никитой превратилась в широкий проем, один кусок брони повис, скрежеща углом по асфальту, второй вдавился в кабину так, что треснул пульт возле руля.
Мир сверкнул – и пошел полосами, будто телеэкран испортившегося телевизора. Кто-то отключил звук; контуженый Никита оглох от грохота, но в голове пульсировал пронзительный звон. Пространство – огромное, заполненное гигантскими блеклыми тенями, непонятное, чужое – посверкивало, дрожало, и что-то происходило вокруг, но Никита не мог ничего понять – лишь звон, надсадный и острый, как бритва, пульсировал в голове, кромсая мозг. Почти не соображая, что делает, он повернул руль, объезжая автобус, все еще нажимая на педаль газа, увеличивая скорость, зацепил машину бортом, с душераздирающим скрежетом, которого сам не слышал, проворачивая ее на асфальте, волоча… Автобус опрокинулся, перевернувшись кверху колесами, закачался на покатой крыше. Скорость резко увеличилась, дома и деревья понеслись назад, светлый проем впереди надвинулся, быстро расширяясь, – вот он, конец площади.
Невидимая рука великана повернула регулятор громкости в обратную сторону – до предела. Звон смолк, звуки боя обрушились тяжелой волной. Мир опять вздрогнул, сверкнул – и стал знакомым, привычно-опасным, хищным миром Зоны.
Он вырвался. Край площади был прямо перед ним. Грохот выстрелов теперь звучал сзади.
И, заглушая их, оттуда доносился рев мощного двигателя.
Не отпуская руля, Никита рванул ручку, ногой саданул по двери. Выругался, вспомнив, что снаружи второй металлический лист. Подался в другую сторону, локтем надавив кнопку и опустив правый щит, распахнул соседнюю дверцу. Руль он прижал ногой, выставил голову, почти улегшись на сиденья, оглянулся и наконец увидел: огромный синий джип вылетел на площадь с боковой улицы. Круто повернул, объезжая грузовик, качнулся. В кузове его стояло странное устройство со множеством коротких стволов. Никита захлопнул дверцу, схватившись за баранку, вновь нажал кнопку. Броневой щит начал подниматься, что-то загудело – и он встал, едва прикрыв треть двери.
– Твою мать!! – Никита нажал еще раз, еще, целиком вдавив кнопку в пульт, – каждый раз справа доносилось лишь дребезжание сломавшегося механизма.
Теперь «Малыш» ехал на предельной скорости. По нему уже никто не стрелял, склон холма был прямо впереди. А джип, хоть и двигался куда быстрее, находился в начале площади – и ему предстояло преодолеть простреливаемое со всех сторон открытое пространство, на котором кипело сражение.
– Хрен тебе! – крикнул Никита. – Не проедешь!
Сквозь пролом в кабину задувал ветер, шевелил волосы на голове. Никита вдыхал полной грудью, широко раскрыв глаза, его все еще распирало от действия артефакта, тело купалось в клокочущей энергии жизни, звенело, пело от адреналина.
Возле склона броневик стал поворачивать. Вновь приникнув к щели, Пригоршня увидел место, которое только что пересек. Воронки, искореженные машины, трупы… Джип несся между ними, то и дело огибая препятствия, которые «Малыш» легко переезжал, а выстрелы звучали со всех сторон, и видно было, что джип не прорвется, что для сидящих внутри людей все кончено. Он почти достиг середины площади, когда с одной из крыш выстрелил гранатометчик. Взрыв разворотил асфальт прямо перед машиной, та круто повернула, едва избежав катастрофы.
Из стволов устройства в кузове выстрелили тонкие синие молнии – будто нити света, сияющие трещины в пространстве. Извиваясь, стремительно удлинялись, они пронзили воздух, расходясь веером, – и накрыли площадь. Со всех сторон на крышах, в переулках, на балконах и в окнах с выбитыми стеклами вспыхнули факелы, поднялись столбы дыма.
И сразу грохот выстрелов стих, остался лишь гул двигателя да шипение нитей.
Никита не знал, что это за оружие, но понял: Полковник не жалеет ни своих, ни чужих, сейчас для него главное – прорваться через площадь. Далеко в стороне раздался одиночный выстрел. Потом еще, возле универмага. Конечно, нити убили не всех стрелков… А где напарник? Если он не успел спрятаться…
Нити пропали. Ревя двигателем, джип несся за «Малышом», который уже катил по склону холма, где дорога поворачивала длинной пологой дугой. Площадь уплыла в сторону, сквозь щель ее теперь не было видно, и Пригоршня выпрямился на сиденье, сжимая руль.
Город Лиманск остался позади, впереди распростерся обычный для Зоны ландшафт. Поля и рощи, грунтовые и асфальтовые дороги, покосившиеся столбы… Огромные серые постройки вдали – могучие трубы, конусы и кубы из бетона.
Свет все ярче лился с той стороны: над крышами атомной Чернобыльской электростанции вставало солнце.

Категория: Андрей Левицкий - Сердце зоны | Дата: 15, Октябрь 2009 | Просмотров: 478